Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Член ростовского творческого объединения




Скачать 341.12 Kb.
Дата03.07.2017
Размер341.12 Kb.
КНАРИК САРКИСОВНА ХАРТАВАКЯН,

поэт, переводчик, журналист, автор трех поэтических книг,

член ростовского творческого объединения «Созвучие»,

председатель литературной студии имени Рафаэла Патканяна,

сотрудница историко-этнографического музея Мясниковского района
ОБ АВТОРЕ стихов и переводов: КНАРИК САРКИСОВНА ХАРТАВАКЯН

Родилась в 1953 году в селе Чалтырь под Ростовом. Окончила факультет русского языка и литера­туры Ростовского пединститута. Рабо­тала сельским учителем, сотрудником областной научной библиотеки, кор­ректором окружного военного издательства, корреспондентом районной газеты "Заря". Ныне – сотрудник Историко-этнографического музея Мясниковского района. Возглавляет литературную студию донских армян им. Р. Патканяна. Занимается переводами. Сотрудничает в областной прессе, содействует укреплению русско-армянских литературных и культурных связей, содружества народов донских. Ведет общественную деятельность.

Автор трех изданных книг: «Мы из древнего града Ани» (Ростов-на-Дону, 1999 г.), «О, первый снег!.. (Ростов-на-Дону, 1999 г.), «Армянские святые письмена» (Ростов-на-Дону, 2005 г.) Печаталась в периодике Дона и Армении. Дипломант областного литературного конкурса «Все в нем Россия обрела», посвященного 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина.

e-mail: Lira-knarhartavakian@rambler.ru

СОДЕРЖАНИЕ
ДАЙ ВАМ БОГ!

ПОСВЯЩЕНИЕ ДОМУ ДРУЗЕЙ

В ДОМЕ ДРУЗЕЙ МОИХ

СОВРЕМЕННИКУ

ПРЕДВЕСТИЕ СНА ОКСАНЫ

ЭКИПАЖУ АрмянскоГО парусноГО суднА «КИЛИКИЯ»,
КОМИССАРУ ЗОРИЮ БАЛАЯНУ


АРМЯНЕ МЫ!

МЫ ИЗ ДРЕВНЕГО ГРАДА АНИ

ЗОВ НАХИЧЕВАНА

СУРБ ХАЧ

ХРАМУ-МУЗЕЮ «СУРБ ХАЧ»

Месропу Маштоцу

МЕНЯ ПОПРОСИЛИ ПОВЕДАТЬ О СОЛНЦЕ...

МОГУЧА ДУХОМ HАЕВ НАЦИЯ В СЕМ БОЖЬЕМ МИРОЗДАНЬЕ...

Я «ДОБРЫЙ ДЕНЬ И СВЕТ!» ВНОВЬ ГОВОРЮ ТЕБЕ, ДРУГ МОЙ...

СОНЕТ СОНЕТОВ
ВОЛЬНЫЕ ПЕРЕВОДЫ С АРМЯНСКОГО

ЯЗЫК НАРЕКАЦИ, ЯЗЫК МАШТОЦА... ИЗ ХЕВОНДА НАИРЬЯНА

АРМЯНЕ МЫ, СВЯТОЙ АНИ СЫНЫ... ИЗ ХЕВОНДА НАИРЬЯНА

ПЕСНЬ О МАТЕРИНСКОМ ЯЗЫКЕ Из АРТАШЕСА АСЛАНЯНА

Наши песни Из ШОХИК симавонян

АРМЕНИЯ Я! Из СВЕТЛАНЫ СИМАВОНЯН

ДЛИНОЮ В НЕИЗВЕДАННОСТЬ СТРОКИ...

ЧТО РОДИНА - ПОНЯТИЕ СВЯТОЕ...

СИЛЬВЕ КАПУТИКЯН

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ СИЛЬВЫ БАРУНАКОВНЫ КАПУТИКЯН

ДАЙ ВАМ БОГ!


В этом мире большом, в этом мире нещадно-суровом

Дай вам Бог милосердных и любящих чаще встречать,

Дай вам Бог оставаться под отчим надежнейшим кровом,

Дай вам Бог свет любви и добра блеском глаз излучать.


В этом мире большом я желаю вам главного – мира,

Чтобы туч наважденье не скрыло небесную синь!

Я желаю всем сердцем, насколько вольна моя лира,

Чтобы пламень сердечности вам повелел: «Не остынь!»


А еще пожелаю забыть и печаль, и обиды,

Верить в то, что судьба благосклонна к нам будет всегда,

Что не будет тяжка наша участь – слепая планида,

Что взойдет наконец путеводная наша звезда!

Обойдут стороной нас тревоги, невзгоды, напасти,

Коль мы праведны, нам не страшны ни мечи, ни огни!..

Дай вам Бог на весь век и земного, и горнего счастья.

Дай вам БОГ! И спаси вас Господь, сохрани!..


(Из книги «Мы из древнего града Ани», 1999)

ПОСВЯЩЕНИЕ ДОМУ ДРУЗЕЙ
Этому милому дому

я приношу благодарность,

Этого тихого дома

я не нарушу покой.

Этому доброму дому –

с неба сойди светозарность,

Он приютил меня нынче,

сердце согрел добротой.


Этому грустному дому

я пожелаю веселья,

Этому теплому дому –

не остужаться в мороз,

Дому, внимавшему песне

первой весенней капели,

В мае желаю укрыться

венками плетущихся роз!


Этому щедрому дому

я оставляю надежды,

Этому светлому дому –

кротость моя и любовь!

Трепетный лучик рассветный,

ласково тронувший вежды,

В этом я доме оставлю,

чтоб озарился он вновь!..



25 февраля 1997 г.,

г. Ростов-на-Дону – с. Чалтырь.

В ДОМЕ ДРУЗЕЙ МОИХ
В доме друзей моих вряд ли затворены двери,

В доме друзей моих лишен пудовый замок,

К дому друзей моих я подойду, в чудо веря

И заклиная доверчиво льнущий звонок…


В доме друзей моих настежь распахнуты души,

Свет расточают букеты алеющих роз,

В доме друзей моих защищена я от стужи,

От громыханья бушующих полночью гроз.


В доме друзей моих речи сменяет безмолвье,

Явится Муза – и я начинаю творить.

В доме друзей моих дышит все истой любовью,

Здесь не научены лгать, лицемерить, хитрить.


В доме друзей моих ценят не злато, а книги,

Горние мысли, витая здесь, внемлющих ждут.

В доме друзей моих счастьем продленные миги

Мной пережиты за промельком быстрых минут.


В доме друзей моих чудятся всюду улыбки,

Манит уставшего гостеприимный диван;

В позднем визите не видя позорной ошибки,

Здесь тебе рады, в глаза не пуская туман.


В доме друзей моих слышится всюду: «Останься!»

В этой обители век бы смогла я прожить.

Дому друзей – вечный мир! Дом друзей моих, славься!

Гимн о тебе подобает давно уж сложить...


В доме друзей моих всуе сверкают бокалы,

В тосты излить свой восторг, выпить на посошок?..

Иль на прощание, слыша созвездий хоралы,

Дому друзей посвятить этот скудный стишок?!


(Из книги «Мы из древнего града Ани», 1999)

СОВРЕМЕННИКУ
В этот вьюжный, непроглядный вечер,

В этот к людям беспощадный век,

Посидим под трепетанье свечек,

Спутник, современник, че-ло-век.


Век исходит злобой и обманом,

Век сулит большие мятежи.

Но над нашим и над вражьим станом

Всходит солнце, под которым жить

Всем нам: потерявшим и обретшим

Торный путь иль верную тропу,

В тупики сознания забредшим,

Остудившим сердца теплоту.


В этот вьюжный, непроглядный вечер,

В этот милосердьем нищий век

Положи ладонь ко мне на плечи,

Заведи беседу, че-ло-век!


Есть нам что сказать сейчас друг другу,

Так тепла, доверчива ладонь.

Сердцем усмирим вражду и вьюгу,

Светел, миротворен наш огонь.


Вечен он и на земле, и в небе,

Дух наш пламенный родился в нем.

Не костру иль свечке свято внемлем –

Душам нашим внемлем мы вдвоем.


В этот вечер обретенья сути,

Приближая новый, добрый век,

Помолчим в канун свершенья судеб,

Современник, спутник, человек!..



1996

(Из книги «О, первый снег!..»)



Из цикла «ПРОВОЗВЕСТЬЕ ЭПОХИ ОГНЯ»*

ПРЕДВЕСТИЕ СНА ОКСАНЫ**
Проступит средь туч звездяная рука,

Раскроет скрижаль Небожитель, –

Созвездия сложатся в просьбу-приказ:

«ПОЖАЛУЙСТА, ЛЮДИ, СПЕШИТЕ!»
Откроется в душах небесный канал,

Наполнясь потоком наитий, –

И ярче означится звездный накал:

«ПОЖАЛУЙСТА, ЛЮДИ, СПЕШИТЕ!»
Горят письмена и набатом зовут,

Тревожа призывом: «Воззритесь!

Не медлите, люди, созвездия ждут, –

Во стане Добра соберитесь!


Спасите планету от мрака и зла,

От распрей и войн – оградите.

Враждебная тьма на умы наползла.

Сквозь тернии – к Свету пройдите!


Спасите очаг свой, стихии не зля,

Небесному Гласу – внемлите.

Иначе, земляне, вам выжить нельзя –

Пожалуйста, люди, поймите!!!


Настигнет вас молний блистающий бич,

И пламень охватит, карая…

Спасутся принявшие огненный клич,

Иные – тьмой станут, сгорая.


К исходу уж близится Армагеддон,

Огонь испытует и чистит;

«Осолит»,*** омоет, как струями Дон,

И к сонмам спасенных причислит.


Сверхновый Завет вам Вселенная шлёт,

И зренье и слух – навострите.

Грядущего времени начат отсчет.

СПЕШИТЕ, О ЛЮДИ, СПЕШИТЕ!»
Декабрь 1991г., июнь 2006 г.

_______________________


* Провозвестием нового века, Эпохи Огня является Учение Агни Йога, принятое в ХХ веке от Высших Учителей русской мыслительницей Еленой Ивановной Рерих, женой и другиней Николая Константиновича Рериха, матерью Юрия (выдающегося ученого-востоковеда) и Святослава (виднейшего живописца) Рерихов.

См. книги Учения, а также публикации А.Н. Дмитриева, А. В. Русанова, в частности книгу «Пришествие Эпохи Огня» (Новосибирск, 2004), труды академиков А.Е Акимова, Г. И. Шипова, исследующих физические основы фундаментальных понятий Учения Агни Йога, и другую литературу.

** Оксана Супрун – ростовский библиотекарь, член ростовского клуба «Живая Этика» (90-е гг.), где изучалась Агни Йога – Учение, данное миру через представителей семьи Рерихов, писатель, чей сон-видение, рассказанный автору в декабре 1991 года, навеял эти стихи, несколько измененные ныне.
*** Христос говорил: «Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится.» (Евангелие от Марка, 1Х, 49).

ЭКИПАЖУ АрмянскоГО парусноГО суднА
«КИЛИКИЯ», КОМИССАРУ ЗОРИЮ БАЛАЯНУ

АКРОСТИХ
Когда покой сменяется движением

И ветер возлелеет паруса,

Ладья начнет по глади вод скольжение,

И вдохновенье разомкнет уста…

Когда корабль, ведомый наирийцами,

И юг, и север, запад обойдет

И над челами моряков, их лицами

Заря победы, торжества взойдет, –

О, сколько вдохновенных слов, «Киликия»,

Рад высказать в тот миг тебе поэт!..

И вижу в ореолах славы лики я.

Юг рукоплещет hаям,* целый свет!

Багратуни** подвигнут, Рубенидами,**

Армянский дух смог Зорий воскресить,

Лжи, клевете отпор дав, над планидами

Армянской чести кодекс – возгласить.

Ясна она: духовными святынями –

Не звоном злата армянин богат.

Устои помнит и могуч твердынями,

Крест осенил его и Арарат!

Надежный чёлн средь волн ведем и судно мы,

А бури злые – не сметут ковчег.

Русь, Айастан*** спасая днями судными

И временами, ныне многотрудными,

К заветной цели мчим из века в век!

17 августа 2006 года, с. Чалтырь – г. Ростов-на-Дону.

______________

* hаи – самоназвание армян, этноним.

** Багратуни (Багратиды), Рубениды – армянские царские династии. Представители первой

в 886 – 1045 правили в Анийском царстве, где жили предки донских армян, а второй – в Киликийском армянском государстве (1080 – 1375), Киликии, давшей название парусному судну.



*** Айастан - Армения, страна hаев-армян.
Посвящается 227-летию основания армянских поселений на Дону,

1045-летию армянской столицы Ани – прародины донских армян,

1645-летию со дня рождения создателя айбубена Месропа Маштоца

Дню армянской письменности и перевода Святого Писания,

130-летию создания первого музея и Матенадарана при церкви Сурб Хач,

Году Армении в России и Ростовской области
Кнарик ХАРТАВАКЯН
Армяне мы! *
Армяне все мы в этом мире, hаи,
Коль помним свой язык и письмена!
В донском привольном, нас позвавшем крае
Звучат призывно наши имена.
Армянами пребудем на просторах
Российской необъятнейшей земли;
Луч солнца не сокрыли мы во взорах,
Святыни предков — в сердце сберегли!
На верность дружбе вечной присягнувши,
Не разрывали братства тесных уз;
Из грозных битв в бессмертие шагнувши,
Отцы оберегали наш союз.
Армяне мы! В семье многоязыкой
Извечно миролюбием гордясь,
Сроднились мы с Россиею великой,
На кровью политой земле трудясь.
Минует время смуты и раздоров —

В стране бурливой воцарится мир;

Не покидавшие ее просторов,
Мы огласим их звоном наших лир.

Зурны армянской звуками взлелеем

Родимый край, где нам творить и жить.
Армяне мы!.. Забыть о том не смеем.
Должны мы честью нашей дорожить!

______________


* На эти стихи Григорием Егияевичем Гонджияном, уроженцем села Чалтырь, бывшим солистом Ереванского государственного театра оперы и балета имени А. Спендиарова, сочинена песня, исполняемая народным ансамблем донских армян «Ани» под руководством Григория Хатламаджияна (хормейстер – Варсеник Баян).

МЫ ИЗ ДРЕВНЕГО ГРАДА АНИ


Мы из древнего града Ани1,

Прародитель и предок наш – пламя!

В нашем сердце бушуют огни,

Не погаснут вовеки они:

Их взлелеяла верная память.
Мы из древнего стольного града,

Величавой столицы армянской,

Вид руин коей боль и отрада,

Как манящая ветвь винограда,

Как журчанье струи ахурянской.
Город-крепость, обвитый рекой,

Сотни храмов тебя освящали,

Возведенные Божьей рукой,

Стерегли они мир и покой

И долины собой украшали…
Барс анийский владенья стерёг,

Вознесённый на герб Багратидов;

От врагов он столицу берёг,

Он – в дозоре, излишен упрёк,

Храмы эти от бед оградит он!
Под защитой Сымбатовых стен 2

Встала церковь Онэнца Тиграна,

К иноверцам не ринувшись в плен

И презрев разрушения, тлен,

Вновь твердыней видна многогранной.

Зрим и тысяча первый твой храм3,

Рвётся ввысь и собор величавый,

Не подвластный ни грозным ветрам,

Ни разрушившим город врагам,

Ни скорбям, ни вселенской печали…


Возвышается он до сих пор

Над руинами древней столицы,

Как небес негневливых укор,

Как незыблемость вечных опор,

Коим – в наших сердцах возродиться!
Мы – из древнего града Ани!

Он церквами взметнулся из праха –

И зажглись над свечами огни,

Не посмеют погаснуть они…

Отсвет их убоится ли мрака?!
__________

1 Средневековая столица армянского царства Багратидов (Багратуни), прародина крымских-донских армян, которую они вынужденно оставили в 1236 году после завоевания города монголо-татарами.

По одной из гипотез, название Ани восходит к «Агни», означающему на санскрите «огонь», «пламя». Армянским языческим богом огня был Ваhагн, возникающий из пламени и дыма из горла тростника. Легенда о Ваhагне сохранена в книге Мовсеса Хоренаци «История Армении», переведена В.Я. Брюсовым.



2 Крепостные сооружения X века (по имени царя Смбата Багратуни, при котором были построены стены и башни города-крепости).
Да хранят его смуглые лица

И горячие вздохи молитв.

О, покинутая с т о л и ц а,

Мы ещё не устали молиться

За столетья скитаний и битв!
К небесам снова руки воздев,

Мы взыскуем тебя, вопрошая:

«О, крестами сиявшая, где,

Где же ты, дева царственных дев?»

В светлых думах тебя воскрешаем.
Зову сердца скитальца внемли,

На чужбине мы – тысячелетье,

Но святыни свои сберегли –

Горсть родимой армянской земли

И хачкары 4 с анийских предместий.

И в душе, видит Бог, не померк

Отблеск пламени свечки анийской,

В тьму безверья его не поверг

Нас по миру развеявший век,

Не задул свечку ветер каспийский 5.


На вершины взойдя Крымских гор,

В окруженье глухом иноверцев

Мы Сурб Хачем 6 святили простор,

Божий храм вновь лелеял наш взор

И надеждой питал наше сердце!
И в привольных придонских степях,

Украшая чужбину садами,

Солнца луч мы несли в лемехах

И молились в армянских церквах,

И Сурб Хач встал твердыней за нами!
Путь скитаний и бедствий пройдя

И мольбы вверив Небу и хлебу,

Потом, кровью, слезой изойдя,

В русских братьях опору найдя,

Мы свершали за мир вечный требу!

_______________________



3 По преданию, в столице Ани была тысяча и одна церковь.

4 Хачкары (крест-камни) – армянские средневековые памятники, каменные стелы или плиты с резным изображением креста в сложной орнаментальной композиции.

Прошу Вас и примечания 5-6 на сайте переместить на ту страницу, где и текст с этими сносками. См. выше.)

5 Оставив Ани в XIII веке, часть его жителей направилась вначале в каспийские степи, под Астрахань, а в 1330 году – на полуостров Крым. Оттуда в 1778 анийские армяне, как и остальные христиане Тавриды, были выселены Екатериной II в интересах Российской империи и после полуторагодичного пути скитаний, потеряв треть от общего числа лишенных крова, по царицыному указу – «жалованной грамоте» от 14 ноября 1779 г. обрели право обосноваться на Дону, близ крепости Димитрия Ростовского – для экономического и культурного освоения юга России.

6 Сурб Хач (Святой Крест) – армянский монастырский храм на п-ве Крым и одноименный – в семи верстах от города Нор Нахичевана (ныне – Пролетарский район в черте г. Ростова-на-Дону, к которому он был присоединен в 1929 году). Духовный, культурный и просветительский центр донских армян XVIII – XIX веков (первая на юге России типография, епархиальная школа-пансионат, музей, Матенадаран, Норнахичеванская армянская духовная семинария и т. д.). С 1972 г. в церкви Сурб Хач размещается музей русско-армянской дружбы – филиал Ростовского областного музея краеведения.
Не забыли мы крестный свой путь,

Не забыли язык свой и веру.

Пусть таится в очах наших грусть, –

Сохранили мы светлую суть,

Зная истинных ценностей меру.
Чем наполнилась день ото дня,

Чем душа наша вечно богата?..

Не пустым звоном блёклого злата.

Свет небесный, сверканье Огня –

К нам сошедшая горняя плата!
Солнцем полня эскизы картин,

И стихом полыхая, и песнью,

Блики выплеща в строки-струи,

Вился огнь и над пеплом руин

И жар-птицей взмывал к поднебесью!
Нам ли в темени слепо брести?

Возгорится в душе пылкой пламень,

Свет Ани сможем вновь обрести!..

Облик твой сквозь века нам нести.

О, столица, тебя ли оставим?!
Ты – одна из нетленных святынь,

С верой пращуров и письменами

Оградишь от врагов средь пустынь

И душе повелишь «Не остынь!»,

И пребудешь в скитаниях с нами!
Мы – из древнего града А н и,

Прародитель и предок наш – пламя.

В нашем сердце ликуют о г н и,

Не погаснут вовеки они:

Их взлелеяла верная память!..
1995- ? г., 8 апреля 2006 года, с.Чалтырь.

ЗОВ НАХИЧЕВАНА*


Снова приди сюда, голосом пращура зван,

Древних анийцев – скитальцев извечных потомок.

Первый привал и приют тебе – Нахичеван,

Пыль отряхни с ног усталых и тяжких котомок…

Сердцем возрадуйся вольно текущей реке,

Спешно гонцов снаряжая с прошеньем в столицу,

Пусть возвратятся с указом они налегке,

Не попрекнув за медлительность императрицу.**

Божией милостью здесь возведется твой град,

Будут воздвигнуты церкви, крестами сияя,

В поле пшеница взойдет, а в саду виноград,

Щедрую землю взлелеешь ты, благословляя. Будут хранить твои кровы от бедствий Сурб Хач,

Храмы, что станут сердцами окрестных селений,

Радостным смехом младенческим сменится плач,

Род твой умножится в быстрой чреде поколений.

Вечным пристанищем станет вновь Нахичеван

Для вековечных скитальцев, армян горемычных.

Пращур, в степи этой вольной раскинувший стан,

Мудрых привел, и к труду и к боренью привычных.

Вел он с собою осиливших тягостный путь,

Вел из Ани, через Крым, через стужу и ветер.

Не было мочи, желанья назад повернуть,


Не было обетованнее края на свете!..

Вот он, твой первый и долгожеланный привал,

Предок мой древний, что узнан в далеких потомках.

Снова твой город усталых пандухтов призвал,

Тех, кто в пути заплутал с тяжкой ношей в котомках.

Город твой выставил улиц уютных ряды,

К Дону пустил струйки линий, изысканно-ровных,

Всех сыновей своих дальних призвал он: «Приди!»

Всех своих братьев, сестер своих единокровных.

Сколько б ни минуло лет и тягучих веков, –

Слышать мы будем зов старого Нахичевана,

Будут сиять купола его средь облаков,

В небе лазурном, напомнившем воды Севана…
______________

*Нор Нахичеван – город, основанный в 1779-80 гг. на Дону близ крепости Димитрия Ростовского анийскими-крымскими армянами, выселенными вместе с другими христианами с п-ова Крым в 1778 г. указом и рескриптом Екатерины II от 9 марта 1778 года в интересах Российского государства, для ускорения присоединения к империи Крыма и экономического освоения юга России. Новый Нахичеван, основанный, как и пять окрестных армянских сел, по Указу Екатерины II от 14 ноября 1779 года, был присоединен к Ростову в 1929 г. Ныне, лишенный и имени, – Пролетарский район города.

** 12598 армян 18 месяцев, претерпевая голод, холод и лишения, скитались в безлюдных степях в ожидании «жалованной грамоты» царицы о поселении на Дону. Треть их погибла в пути.

Из цикла» ОСЕНЕННЫЕ СВЯТЫМ КРЕСТОМ»
СУРБ ХАЧ
Сурб Хач! Нашей истовой веры твердыня

И предков завет из минувших веков.

Сурб Хач, наша гордость и наша святыня,

Сияй своим куполом средь облаков.


Ты в небо вонзился, внимая лишь Богу,

Ты людям открыл для спасенья врата.

И эту ведущую к храму дорогу

Уже не вольны мы забыть никогда.


Пройдя череду непростых испытаний,

Ты вновь возродился и взорам открыт.

Твой зодчий, строитель, в трудах неустанный,

Потомством вовеки не будет забыт.


Сурб Хач! Возрожденная древняя церковь

И русско-армянской дружбы музей!

Здесь помыслы чище, добрей наше сердце,

Светлее улыбки на лицах друзей.


Ты братства оплот, нерушимый и вечный,

Немеркнущих истин негаснущий свет.

Над смутой нещадных времен быстротечных

Воздвигнут, Сурб Хач, твой спасительный крест!

ХРАМУ-МУЗЕЮ «СУРБ ХАЧ»
К 130-летию основания первого музея и

Матенадарана при церкви Сурб Хач

Подобьем храма, что украсил землю Крыма,

В степи придонской смог воскреснуть ты, Сурб Хач.

Туч пелена твой облик светлый не сокрыла,

Твой благовест затмил унылый плач.
В пути, лишений полном, утешала вера –

И встала церковь возле стен монастыря,

И колокольня, школа, и деревья сквера,

И сад, что взрос на месте пустыря…


Взрастали, мудрость обретая здесь, питомцы,

Для них музей открыт был, Матенадаран…

Прошли путь славный наши земляки, знакомцы,

Хоть не лишен невзгод он, бедствий, ран.


Армян история трагична, необъятна.

Свидетель древний, беды помнишь ты, Сурб Хач.

Но истой верой – смуты высветлялись пятна,

Года – в грядущий век стремили вскачь.


Свивались вереницей памятные даты,

Слагали песнь мольбы, стенанья и мечты.

Твоя история, Сурб Хач святой, богата,

О многом помнишь, повествуешь ты.


Пожары и погромы – след ли Божьей кары? –

Сменяясь, грозно проносились над тобой,

Но возвышался, ты, незыблем; и хачкары

В узорах отражали крест святой!..


И вот во тьме ночной пришли опять вандалы –

Сломить армянский дух, главу твою склонить.

И камни полетели, искры, взмыли, алы,

Чтоб сжечь времен связующую нить.


Они огнем вражды тебя объять пытались,

Те, чьи обличья скрыла полутьма кулис,

Но ты лишь горним светом мечен, – просчитались.

Лишь истой веры свечи вновь зажглись!


Истлели в ночь распятья слабых рам оконных,

Но засиял, не плавясь, купол золотой;

Хоть засверкали слезы, с ликов пав иконных,

Но заблистал под солнцем Крест Святой!


И ты, привержен миру, дружбе вечной, братству,

Созвал опять под своды всех своих друзей.

Ты не подвластен козням, распрям, святотатству,

Армянско-русской дружбы храм-музей!


Минуют смуты, заживут на стенах раны,

И, юным снова повествуя о былом,

Хачкары, рукописи Матенадарана,

И лики славных сыновей Нахичевана

Ты явишь взорам, осенив крестом.
3 августа 2006 года, с. Чалтырь.


Месропу Маштоцу*
Посвящается 1645-летию со дня рождения

гениального создателя армянского алфавита
Среди сынов великих Айастана,
Его поэтов, зодчих, мудрецов,
Ты, подвиг свой свершавший неустанно,
Назваться волен первым из творцов.
Ты вверил нам, душой и встарь не нищим,
Наш айбубен, бесценнейший наш клад.
С ним по руинам шли мы, пепелищам,
Превозмогли гоненья, голод, хлад...
Дивится мир весь письменам Месропа:
Он мощь народа в буквы смог облечь!
Мирится Азия и зрит Европа:
В руках армянских явлен щит и меч!
Но не бряцает — песнь творит оружье
И средь народов утверждает мир;
Лик солнца, взятый буквами в окружье,
Лучи простер на струны звучных лир.
Сияющие буквы вечно с нами —
Во взоре каждом, сердце, именах…
Отлиты в злато, за семью замками
Хранятся свято наши письмена.
И в тишине благословеньем льется
Твоя мольба и песнь твоя, Месроп:
«Пусть вязь письмен во взорах ваших вьется
На всех просторах Азий и Европ!..»
________________________________________

* Святой Месроп Маштоц (361–440) – ученый, просветитель, создатель айбубена – армянского алфавита (405) и письменности, Первоучитель, переводчик Святого Писания. 1600-летию создания алфавита Месропа Маштоца посвящена поэтическая книга К.С. Хартавакян «Армянские святые письмена».


* * *
Меня попросили поведать о солнце...

Но как расскажу, зря лишь лучик тщедушный

И гаснущий отблеск на тусклом оконце?

Пейзаж мой покажется блёклым и скучным.
Меня о горах рассказать попросили...

Но я – с их подножий отколотый камень.

Его ураганы скитаний сносили –

И галькой обкатанной стал он с веками.


Тогда о ручьях стих сложить мне велели,

О звоне хрустальных ручьёв Айастана...

Но в руслах равнинных, увы, обмелели

Потоки восторженных виршей пространных.


Поведай тогда об армянской столице,

О древней, оставленной – в сердце носимой.

Поведай, – просили, – и в прозе сгодится,

Склонись над лампадою неугасимой!..


О, тысячу свечек зажгу я во храмах,

Взмолюсь, чтоб явилась Ани* перед взором.

У памяти много местечек сохранных,

Но город смогу ль воскресить разговором?..


– Тогда твой народ пусть беседует с нами,

Иль стал он в речах неискусным, несмелым?..

– Когда-то глаголил он с Богом стихами,

А нынче от горя почти онемел он.


По свету рассеян, язык он теряет,

И лик искажён его лжи зеркалами,

Но, сполох надежд вопросившим вверяя,

Он душу готов распахнуть перед вами.


Меня вы просили поведать о многом –

О родине древней и hайке** великом...

Но как рассказать мне (взмолиться пред Богом?),

Чтоб грустный народ мой вновь стал солнцеликим?


Меня вы просили о солнце поведать!..

_____________________

* Ани – средневековая столица Армении, прародина крымских-донских армян.
**
Архаичная форма собирательного существительного «армянство»,

а также название страны hаев - армян, в частности Армении Великой.

* * *
Могуча духом hаев нация в сем Божьем мирозданье:

Масис, ковчег спасенья, крест святой и Бога образ дан ей,

Язык роскошный, нежный и Маштоцевых письмен блистанье...

В ней вечны Божий дар, талант, дух созиданья, дух исканья!


* * *
Я «Добрый день и свет!» вновь говорю тебе, друг мой,

И посылаю дар сердечный драгоценный свой.

Се – злато, жемчуг букв родных под радужной дугой!

Я не могла сыскать, создать бесценный дар другой...



СОНЕТ СОНЕТОВ
Бог щедр! Судьба – и не скупа, и не жестока.

Мне, песнь-мольбу творящей дочери армян,

Вселенский свет простёрт, зажжён зарёю, рдян.

Смугла и темноглаза, я – лучистоока.


Не омрачат мне душу тьма, вражда и склока:

Зрю Знамя Мира,* стяг Содружества – багрян.**

Льют свет Маштоц мне, Пушкин, Гёте, Туманян,

Льнут строк лучи Чаренца, Брюсова и Блока!..


Лелеем, дорог мне любой Варпет, Поэт,

Рублёв, Сарьян и Рерих дарят кистью свет!

Величье Божье чтя, влекусь в простор Вселенной.
Летит к сиянью мирозданья hаев*** дочь...

Довлей душе и побеждай, Свет вожделенный!

Мрак, одоленный вновь зарёй, с дороги – прочь!

___________________



*Знак «Знамя Мира» создан Николаем Константиновичем Рерихом на основе древнейшего символа, представляет собой три амарантовых круга в кольце на белом фоне, которые олицетворяют собой единство трёх миров, времен и всего сущего. Является символом пакта Рериха о защите памятников, ценностей Культуры. Это своего рода Красный Крест Культуры.

**Имеется в виду Красное Знамя Победы, которому в дни воинской славы отдаются почести наравне с Государственным флагом многонациональной России.

***hаи – самоназвание армян.

ВОЛЬНЫЕ ПЕРЕВОДЫ С АРМЯНСКОГО
Из Хевонда НаирьянА *

* * *
Язык Нарекаци, язык Маштоца,


Как сладок ты, прекрасен и велик!
Неиссякаем чистый твой родник —
Журчащая струя веками льется…
Годами пью, не утоляя жажды
И письменами не насытя взор,
Спешу с потоком, ринувшимся с гор,
В любви к тебе признаться не однажды.
Наречия твои, что сердцу близки,
Впитал я с материнским молоком,
Приник губами, всей душой влеком…
Питомец твой, кладу поклон я низкий.
Склоняюсь вновь к струе твоей хрустальной,
Благословляя вечности родник.
Молитвенным стихом исповедальным
Я говорю с тобой, родной язык!


Вольный перевод с армянского
Кнарик ХАРТАВАКЯН

__________________________

*Хевонд Огасапович Кристостурян (1935–1997), чалтырский поэт, учитель, краевед, селькор, основатель литературной студии имени Рафаэла Патканяна.

Редактором-составителем и основным переводчиком книги переводов из его поэзии «Зурна» является К.С. Хартавакян.


Из Хевонда НаирьянА

* * *

Кто вы, и где вы, и слышно ль меня в эту ночь?..
Где ты, куда ты, сородич, соратник, собрат?..


Сиаманто, перевод В. Топорова
Армяне мы, святой Ани сыны,
И вправе заявить об этом миру.
Мы любим жизнь и труд, зурну и лиру,
Но песни наши древние грустны.
Печальны судьбы: от руин Ани
Мы путь многострадальный начинали.
Рыдал Аракс, Масис мрачнел в печали…
О, наши слезы! В песнь слились они!
Напевы скорбью преисполнил Комитас,
Они звучат от моря и до моря.
Неизмеримо айастанцев горе.
Ах, век жестокий, не щадил ты нас!

Но есть у нас Зограб и Варужан,


Сиаманто стихи гремят поныне,
Не смолк поэт, поверженный в пустыне.
Мы есть, слышны, хоть горстка нас, армян!
Хачкары помнят наши имена,
И родники клокочущие помнят!
Наш взор тоски и горести исполнен,
Но светозарны наши письмена.
Мы есть, и присно будем мы в веках!
Нас мало, но армянами зовемся,
Мы стягом над руинами взовьемся,
Мы есть! Не вправе превратиться в прах!
Мы помним, созиданье — наша суть.
Сыны Ани, скитальцы Айастана,
Мы жизнь творим, в нас воля неустанна.
Мы к новой жизни проторяем путь!
Армяне мы, видны мы и слышны —
В долинах горных и в степных просторах,
Луч солнца приютили мы во взорах,
Хоть песни наши древние грустны…
Вольный перевод с армянского
Кнарик ХАРТАВАКЯН



Из АРТАШЕСА АСЛАНЯНА*
ПЕСНЬ О МАТЕРИНСКОМ ЯЗЫКЕ**
И древен ты, и юн, язык армянский,

Как древа абрикосового цвет,

Журчанье струй немолчных ахурянских,

Месроповых письмен святой завет.

Ты в сердце нашем – пламень,

В руках - и щит, и меч.

Тебя лелеет память,

Звучи, родная речь!

Пребудешь ты вовеки хлебом-солью,

Спасительной молитвой на устах,

Надеждою и вечною любовью

И песнею в тоскующих сердцах.

Вершины Арарата

С тобой сравнятся лишь,

Небесною кантатой

Ты потрясаешь тишь.

Как страстно и светло твое звучанье,

Как сладостная песнь твоя звонка,

Ты словно горных ручейков журчанье,

Мелодия родного языка!

Пленила чистотою

И благозвучьем ты.

Грядущее - с тобою,

Ты - гордые мечты.

Язык армян, язык наш материнский,

Из древности мы вынесли тебя.

До нашего селенья путь неблизкий,

Но сквозь века мы шли, тебя любя.

Ты светишь маяками,

Поёшь, как звучный тар,

На всём пути ты с нами,
Ты древен, но не стар!..

Вольный перевод с армянского
Кнарик ХАРТАВАКЯН

________________________

* А.Г. Асланян (1926–2002). Краснокрымский поэт, работник культуры, был членом литературной студии имени
Р. Патканяна.

**На слова этого перевода есть песня лауреата областного конкурса авторской песни и фестивалей народного творчества Арутюна Хатламаджияна.

Из Шохик симавонян*

Наши песни


(Акростих)

Народному ансамблю донских армян «Ани»

и его руководителю Крикору Хурдаяну
Канун весны, грядущее цветенье,

Ручьев звенящих радостную весть

И ветерков прохладных дуновенье

Ко мне доносит наших предков песнь.

Она звучит так сладостно-знакомо,

Роднит людей, соединив сердца.

Узнай ее, мелодией влекомый,

Храни ее, армян донских потомок,

Уверуй: древним песням нет конца!

Российскими армянами зовемся,

Донскими хлебопашцами слывем,

Анийскими святынями клянемся

И в мире, дружбе с русскими живем.

Я снова слышу голоса родные,

Нежна и вдохновенна песнь армян.

Узнает пусть ее весь мир отныне

И подпоют певцы далеких стран!





Вольный перевод с армянского
Кнарик ХАРТАВАКЯН

_______________________



* Ростовская учительница и поэтесса, преподаватель армянского языка школы-гимназии № 14, член литературной студии имени Р. Патканяна.

Из Светланы СИМАВОНЯН*


АРМЕНИЯ Я!
Армянка, армянка, Армения я!..

С гористой земли отколовшийся камень,

С ручья отлетевшая капля, струя,

Из уст тростника в небо рвущийся пламень!

Армянка, армянка, Армения я!..

Кто жил в Айастане, вдыхал его воздух,

Кто в воды Севана гляделся, любя,

Кто в церкви входил, отражённые в водах

Озёр, где владыка – царица-форель;

Кто пил, исцелялся водою арзнийской,

Альпийских лугов озирал акварель,

Чей взор достигал и до храмов анийских,

Кто видел Гехард, величавый Гарни,

Кто духом вознёсся к святыне-Масису

(Он, кажется, рядом, лишь только шагни),

Кто взглядом прильнул и к сверкнувшему Сису,

Пленён светозарною горной красой,

Роскошным убором лугов Арагаца,

Цветов, что взлелеял весной Цахкадзор;

Кто мига свиданья не смог бы дождаться,

Помыслив о встрече с тобой, Ереван;

Кто в Эчмиадзин шёл покаяться Богу,

Поклон клал Маштоцу, придя в Ошакан, -

И снова собрался назавтра в дорогу,

Бродил по долинам, ущельям, лесам,

И воды Джермука горячие отпил,

И взором прикован был к снежным горам, -

Тот, знаю, в мечтах вновь отправился, отбыл

В Страну Наири, древний наш Айастан,

Тот всё, что увидел, вовек не забудет,

Тот пленником вечным Армении стал

И пламень любви к ней – и в камне разбудит!

...Армянка, армянка, Армения я,

С гористой земли не отколотый камень,

Ручья безумолчного капля, струя,

Из пылких сердец в небо рвущийся пламень!


Вольный перевод с армянского
Кнарик ХАРТАВАКЯН


Из цикла «ШАГИ ПО POдине»
* * *

Длиною в неизведанность строки,

Былинки трав, сквозь камни восходящих,

Шаги мои по родине робки –

Нет бережнее землю-мать щадящих...
Шаги мои ласкающе-нежны:

Лелеять я должна святое лоно!..

Шажком младенца, поступью княжны

Легко пройду я, как во время оно.


Когдa иду землей родной, она

Поверит шепотком свoи преданья.

Не ими ли трава, шурша, полна,

Тропа, ведущая в глубь мирозданья?


…Мои шаги и быстры, широки,

Ведь родина раскинулась вселенной.

И взлетом предвосхитившей строки

Достигну я земли благословенной.


Мои шаги... Певучи и тихи,

И трепетны они, и сокровенны...

Не их ли порождение - стихи,

Что, даст Господь, окажутся нетленны?!


1999
* * *
Что Родина - понятие святое,

Мы постигаем в зрелые года,

Оглядывая все пережитое,

Что тяготило сердце иногда.


Что - родина? Пожалуй, пядь землицы,

Где родила в мучениях нас мать,

Чьей святости должны мы поклонитьcя,

Чьи горести – душою понимать...


Что родина? Заветное местечко,

Где безмятежно детство прoтекло,

И низенькое шaткoе крылечко,

Откуда столько тропок пролегло!


Чтo родина? Крестьянское подворье,

Где ждет c рассвета стoлько нужных дел.

Не сказочные дали – синегорье,

Изнеженных принцесс и фей предел.


Чтo Родина? Великая Держава!..

И домик на окраине сельца,

Где и кoльцо замка дверногo ржaво,

A щелкнeт ключ - раскроются сердца.


Что Родина? Лесистый край Россия

И край гористый - древний Айастан!

Как истово у Бога ни проси я, -

Родимей нет среди далеких стран.


Две сердцем обретенные Отчизны,

Где нам трудиться, песни распевать,

Где нам живать c рождения до тризны,

Где вереницы лет в века свивать.


Где, силясь оглянуть пережитoе,

Истоков зорким взглядом не достичь...

Что Родинa - понятие святое,

Лишь прaведным сердцам дано постичь!


1999

СИЛЬВЕ КАПУТИКЯН


О Женщина, о Поэтесса, о Сильва!

Всесилен в тебе обжигающий дар.

Любовь к Айастану и к миру всесильна.

Опять я в плену твоих истовых чар.

В поэзии царствуя, ты и всевластна.

Не зря тебе вверен был голос Нвард.*

О, ты величава, щедра и прекрасна,

И Розой Любови цветёшь ты, Сирвард!**

Глубок твой лирический голос и звонок,

Не тонок – высок он и, страсть не тая,

Взывает: «Библейского Гайка потомок,

Месропа Святого обитель – твоя!»


Ты помнишь всегда: hайуhи ты, армянка,

Должна речь, язык свой беречь, письмена...

К величию духа ведёт их стремянка,

Бессмертье душе даст на все времена!


И зримых высот словом вещим достигнув,

Зовёшь всё армянство ты верным пребыть,

Заветную истину предков постигнув,

Язык драгоценный, вязь букв не забыть!


Исторгла навек Слово-заповедь сыну

Ты из огнедышащих сердца глубин.

Пронзивши гор глыбы, леса и пустыню,

Вселилось оно в души тех, кто любим!


Бессмертен в веках твой завет материнский:

Хранит Айастан его, мир целый – спюрк,***

Все те, кто покинул свой край наирийский,

Над кем заносил ятаган изверг-тюрк...


Но нас вновь доспехи письмен защищали,

Могучих созвучий, сердец пламень-жар.

И пращуры нам их беречь завещали,

Влив заповедь в твой опаляющий дар!


25 сентября 2005 года.
(Из книги «Армянские святые письмена»)


_________________________

* Нвард – жена легендарного армянского царя Ара Прекрасного.

** Спюрк – общины армянской диаспоры.
Светлой памяти Сильвы Барунаковны Капутикян
И когда, уподобившись мачехе злобной,

Смерть захочет, чтоб сгинула я без следа,

Я по камешкам-песням, тем братьям подобно,

Возвращусь и останусь средь вас навсегда.

С. Капутикян, перевод Е. Николаевской
Тот сентябрьский денек был столь добр, безмятежен,

Ночь, обильная звездами, – кротко-светла,

Поднебесный простор вдаль манил, был безбрежен,

А мечта в край наирский, за горы вела…


Из порталов, магических недр Интернета

Воздымались Масис, и Гарни, и Гегард…

Воссияв, возникали и строки Поэта

С возлелеянным именем нежным Сирвард.*


И пурпурно цвели строфы Розы Любови,

И кровавые росы роняли они –

На развалины кровов и поросли нови,

На руины прародины – Вана, Ани…**


Из глубин вековых путь ведя, поэтесса

Поверяла армянскую боль и печаль.

И плыла величаво и горестно месса,

Но велела и радости звонкой: «Причаль!»


И рекла она внемлющим, жаждущим встречи,

И юнцу, что беспечно отправился в путь:

«Не забудь материнской завещанной речи,

Материнский наказ и язык не забудь!»


И вверяла поэт – через версты и мили –

Соплеменникам дальним, чужбинным, своим

Свет надежд и тревог, что, хоть жгли и томили, –

Озаряли огнем, что был неугасим.


Одаряя всей мерой пылавшей любови,

Стихотворец давала и волю слезам,

Но всходила улыбка под лунные брови

И могла отворить неприступный Сезам.

Сквозь руины, чащобы, торосы и вьюгу

Шла она к не отринувшим пламень души,

К чужеземцу далекому, русскому другу,

Повелевши вражде: «Свой костер потуши!»


Нипочем и смешна ей была тщетность розни,

Россыпь слов добрых – камешков белых в пути

Одолеть помогала злорадство и козни,

Вслед идущих – спасти и от лиха – уйти.


И сверкали слова, и взвивались, как искры;

Драгоценность каменьев превысила Речь!..

И шаги, и сполохи словес были быстры, –

Каждый миг, каждый блик, каждый клик бы сберечь!


Нить надежды связующей не истончалась,

Высверк букв вереницей являл монитор…

Но в конце: «В Ереване… Сильва… скончалась…»

Помутился мой разум, померкнул мой взор…


Всю осеннюю ночь на стезе Интернета

Находила я камешки-строчки родной,

Всем армянством возлюбленной Сильвы – Поэта,

Коих мало на свете, на тверди земной!


Вопрошала, искала – сквозь даль обретала

Письмена драгоценные, словно письмо

От самой поэтессы великой читала…

Но пленен ее лик черной рамкой-тесьмой.

Не приемлю! Не верю – глазам, Интернету:

Вот стихи, биография, вот – интервью…

Юбилейная тема, второй даты – нету…

И поэт к нам спешит сквозь дожди, стужу вьюг.


Вновь кручу я колесико, слита с курсором:

Помоги! Возврати! Возверни! Воскреси!

Промельк букв – мириады их вновь перед взором.

Но вонзиться в последние – Бог упаси!..


Возвращаюсь по камешкам светлым обратно –

И Любови цветок всходит, словно звезда.

Он – меж ними, под сенью Креста, Арарата,

Свил сиянья лучи с ними он многократно,

Ведь Сирвард по своим светозарным следам,

Опровергнув уход свой, кончину с утратой,

К нам вернулась – и с нами пребудет всегда!
18 сентября 2006 г., с Чалтырь.

________________



* Настоящее имя поэта: Сирвард – Роза Любви. Звук «р» в армянском языке, как и в английском, – произносится более мягко и звонко. Сильва Барунаковна Капутикян – лауреат Государственной премии СССР, академик Национальной Академии наук Армении, заслуженный деятель культуры Армении, крупнейший современный поэт, известна за рубежом.

** Ван – прародина С. Б. Капутикян, беженцем оттуда является ее отец. Ван – город в Западной Армении. В 9 – 6 вв. до нашей эры на месте Вана была столица древнейшего армянского государства Урарту – Тушпа. В последующие века Ван был крупным городом, но захватывался врагами. В Османской империи в 1895 – 96 гг. его население подверглось жестокому погрому и резне; в 1914 – 18 гг. во время геноцида армяне Вана были выселены и истреблены турками.

Ани – прародина крымских-донских армян. С 961 года – столица средневекового армянского царства Багратидов-Багратуни, крупный административно-политический, торгово-ремесленный и культурный центр.