Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Человек вне сюжета




страница3/4
Дата05.07.2017
Размер0.54 Mb.
1   2   3   4
ДЖОКОНДА . Что Еву А… Ты успокойся, Митенька, подумай… Зачем Что ты Вот глупенький… Ну совсем… Ты себе найдёшь девушку, правда, Мить. Забудь Еву. Забудь. Нет больше Евы. Из зала входит ЕВА . Она оживлена, улыбается. В руках большой пакет. ЕВА . Ха! Нашли где обниматься! При звуке её голоса ГОРБУШКА отскакивает от ДЖОКОНДЫ и, не оглядываясь, убегает в кухню. ДЖОКОНДА ( почему-то раскланиваясь). А у нас вот… перекур! ЕВА . Ха! Вижу…Уже Шмоныч пришёл. Перекур! ДЖОКОНДА . А что, нормально… ЕВА . Ну, Людмила! Может, две свадьбы сыграем сразу ДЖОКОНДА . Запросто! Только зубы вставлю, а то, как целоваться – сквозняк! ЕВА . Посмотри! (Разворачивает пакет, достаёт платье.) Как ДЖОКОНДА . Почему не белое ЕВА . А! Не хочу! А я всегда именно такое хотела. У Геночки костюм серый, представляешь, как это будет смотреться Нет, ты ничего не понимаешь, Людмила! У Марии Павловны ещё соболя выпрошу…вот так через плечо, а в волосы белый тюльпан приколю, живой… ДЖОКОНДА . Разве бывают белые тюльпаны ЕВА . Но я хочу! Какое мне дело, бывают они или нет! Вместо фаты, раз нельзя. (Порывисто обнимает ДЖОКОНДУ .) Ой, Людмилка, всё это сон. Или даже не сон, нет, сон это давно было. Когда я в школе в нашего физрука влюблена была…Сейчас в тысячу раз лучше! ДЖОКОНДА . А Гена как ЕВА . Гена, Гена, хороший, умный…Что Гена О чём ты ДЖОКОНДА . Ну…интересуюсь, вообще… ЕВА . Я, наверное, дура, Людмилка Я же ничего не вижу! Ты что-то спрашиваешь, а я не понимаю. Я уже какую ночь не сплю, а сил всё прибывает, прибывает, кажется, иногда – я всё могу – я вдруг такую даль увидела. Я так много поняла за эти ночи. Часами стою у твоего трюмо, совсем раздетая, волосы распущу и танцую, представляешь… Я же ведьма! Я своё будущее вижу. Так ясно вижу, там, в трюмо, в зеркале. Там часы такие огромные, до самого потолка, зелёные накидки на мебели и очень большая семья за огромным круглым столом сидит. Я себя вижу, Гену – мы совсем не старые, а рядом с нами наши дети. Мы какой-то забавной игрой увлечены, какие-то шарики разноцветные катаем по столу. А рядом огромная чёрная собака ходит, ластится. Я даже знаю, как её зовут. Лада. Ладушка. ДЖОКОНДА . Ишь, ведьма. А Генка рядом танцует что ли ЕВА . А Гена у себя дома ночует. Мама, говорит, пока привыкнуть не может… Но это даже лучше так…А то я с ума просто сойду! Я на него долго смотреть не могу – у меня сердце останавливается... он… он! Ну тебя к чёрту, Люда! Так смотришь! Смешно… Из подсобки выходит ДИНА . ЕВА . Динка здесь! Дина!.. ЕВА , расправляя на ходу платье, бежит к ДИНЕ и увлекает её за собой в подсобку. ДЖОКОНДА идёт к картине. АНГЕЛ заканчивает писать, обрушивается со своей ниши, бежит к авансцене. АНГЕЛ . Докладная! Настоящим сообщаю, что на вверенной мне территории, бывшей Благовещенской церкви происходят события, приводящие меня в крайнее возмущение и расстройство, а именно: раба Божья Людмила, впав в ересь, расписывает фрагментарно храм по недозволенным иконописным канонам в изображение святой Богоматери. На мои активные попытки внушить вышеназванной греховнице смысл ея антирелигиозного поступка вступила со мной в пререкания, поставив меня тем самым в крайне неловкое и болезненное положение, в котором я и прибываю по сей час. За сим… Это не ложь! (Разглядывает картину, бормочет.) Хотя в таланте не откажешь. Но довольно. Главное – последовательность действий!.. Уходит за машину. Из зала во время чтения АНГЕЛА , вошёл ГЕННАДИЙ . Останавливается за спиной ДЖОКОНДЫ и смотрит на картину. ГЕННАДИЙ . Добрый вечер, Людмила Владимировна. ДЖОКОНДА . Фу, напугал. За Евой ( ГЕННАДИЙ кивает.) Там она. С Диной. Что-то ты исхудал больно, один нос остался. ГЕННАДИЙ . Простудился. ДЖОКОНДА . Пока проводку чинил что ли Тапочки бы одевал. Пауза. Как она поживает ГЕННАДИЙ . Кто ДЖОКОНДА. Зинка – чем занята ГЕННАДИЙ . Не знаю. ДЖОКОНДА . А чего надулся, как пузырь Лопнешь, до утра никто не уберёт. Пауза. ГЕННАДИЙ . Отлично она поживает. Не скучает. ДЖОКОНДА . Понятно. ГЕННАДИЙ . Вот и хорошо, что понятно, Людмила Владимировна…Странный у нас разговор. ДЖОКОНДА . Да ну, Ген, житейский. Свойский. Ты, смотри, не переусердствуй там, а то на медовый сил не хватит, а, говорят, Лигу Сексуальной Помощи, упразднили. ГЕННАДИЙ . Не напрягайтесь вы так, Людмила Владимировна. Знает всё Ева. Но вы, зачем же вы так.. Она мне хорошую работу ищет. У неё большие связи. Нам сейчас с Евой о многом думать надо, решать. Ребёнок у неё…у нас. ДЖОКОНДА . Ишь ты!.. Молодец… Зинка, молодец… Ну ладно, извини, Гена, если что не так сморозила – придурь бабья это же вечное… ДЖОКОНДА идёт в подсобку. Оттуда на мгновение показывается ЕВА , кричит ГЕННАДИЮ : «Скоро, Ген, сейчас!», скрывается. Из дверей кухни выходят грузчики. ГЕННАДИЙ насторожился, но старается не обращать на них внимания. Грузчики забирают какой-то свёрток с полки, уходят. Из-за машины в это время появился АНГЕЛ – занят тем, что яростно трёт ветошью руки. Затем отбрасывает её в угол и забирается на свою нишу. Достаёт флакончик одеколона и обильно обрызгивает из него свою одежду. Из зала быстро входит ЗИНА . Одновременно с ней из-за машины появляется ПОКОЙНИК . На его плечи наброшено одеяло, в которое он был завёрнут в первом действии. ЗИНА . Где она ГЕННАДИЙ . Уйди, Зина. ЗИНА . Поговорил ГЕННАДИЙ . Нет! ЗИНА . Мне сказать ГЕННАДИЙ . Сам я… Иди, а! ЗИНА . Не тяни. Будь мужиком. Я жду! (Поворачивается и натыкается на стоящего пред ней ПОКОЙНИКА .) ГЕННАДИЙ . Иди, Зина, не хорошо получится. ЗИНА (отступает к ГЕННАДИЮ , берёт его за руку). Сердце сжалось… А может.. ГЕННАДИЙ вырывает руку, отходит в сторону. ГЕННАДИЙ . Да иди же! Ну! На улице меня подожди, Зина! ЗИНА . Не суетись. Чего дрожишь так, Геночка ГЕННАДИЙ . Сам я должен, понимаешь, сам. ЗИНА . Давай – давай, лапочка моя, не становись козлёночком, не пей из их лужицы … (Направляется на выход. ПОКОЙНИК следует неотступно за ней.) Господи, чем так несёт (Выходит в зал, но тут же снова показывается в проёме и прислоняется к косяку.) Я для тебя, любимый мой, всё-всё сделаю, ты верь мне. Ты мне веришь, Гена ГЕННАДИЙ . Да. Иди. Всё. ЗИНА уходит. ПОКОЙНИК за ней. ГЕННАДИЙ решительно направляется к подсобке. ГЕННАДИЙ . Ева! Выходят ЕВА , ДЖОКОНДА и ДИНА . ЕВА в новом длинном платье. Женщины рассматривают её, обмениваются замечаниями. ЕВА стоит, словно манекенщица, застыв в привлекательной, по её мнению позе, ждёт оценки ГЕННАДИЯ . Тот угрюмо молчит. Пауза. ДИНА (Джоконде). Идём, проводишь меня. Анекдот расскажу с картинками… МОЙЩИЦЫ уходят через зал. ЕВА . Тебе нравится, Генушка ГЕННАДИЙ . Ничё… ЕВА . Здесь ещё соболь, а здесь белый тюльпан… ГЕННАДИЙ . Ева, поговорить надо. ЕВА . Дома поговорим, ага…Я мигом! ГЕННАДИЙ . Нет, сейчас. Я к Джоконде не пойду… ЕВА . Что-нибудь случилось ГЕННАДИЙ . Ничего не случилось! Я тут подумал… понимаешь, надо бы свадьбу…ну…отложить пока. Ну, на время! Нет, ты не думай, Евушка, я…мы только подождём. Ну что мы гоним куда-то Нам даже жить негде. Я с мамой не хочу, ты знаешь, она…ну, в общем, она не в восторге, понимаешь…Мне работу обещали классную найти, скоро. Я бы на квартиру…ну и остальное… ЕВА . Но я люблю тебя. ГЕННАДИЙ . Так куда это денется Я не о том… Нам подумать надо крепко. ЕВА . О чём, Генушка О чём ты говоришь ГЕННАДИЙ . О нас! Ну, сколько угорать можно Ты хоть…оглянись вокруг. Мы что, так и будем здесь гнить с тобой С Витьками – Митьками дружить, да Ты этого хочешь А, Евушка ЕВА . Ха! Так что…у нас свадьбы не будет ГЕННАДИЙ . Кто тебе сказал Ещё какая будет! В «Центральном» кабаке, с фейерверком. Только подождать надо… ЕВА . Я не хочу! Не хочу ждать, Ген! ГЕННАДИЙ . Помолчи, послушай! Мне помочь обещают – башлёвая работа. Я хочу нормально жить! Меня достало уже всё! У меня никогда в детстве игрушки дорогой не было, – мама одна работала. Честно вкалывала! И меня учила! А я велосипеды крал! Потому, что у вех мотоциклы были, а у меня… Ну, не смотри ты так! Забрал я заявление… У Джоконды оставил в прихожей… Пауза. ЕВА . Ген, а ты не знаешь, – белые тюльпаны бывают ГЕННАДИЙ . Не знаю. О чем ты! ЕВА . Ха! И я не знаю. Но вообще-то должны быть. Обязательно. А помнишь, Генушка, ты меня о луче спрашивал Так он всё время надо мной – я чувствую. С той самой ночи. ГЕННАДИЙ . Ладно, кончай. Глупости это…Не было луча. Так лампа бывает, перед тем, как перегореть, очень ярко вспыхивает, – воздух попадает… ЕВА . Воздух Вот здорово!.. Из дверей кухни выходят грузчики. ГОРБУШКА несёт за хвост дохлую кошку. АНГЕЛ затихает. ВИТЯ . Агдам! Ты Муську задушил Что за дела Мою любимую кошку. Смотри, Агдам, если это ты, узнаю, ремня всыплю. Ты Чего – пробку вставили – молчишь ГОРБУШКА . За что кошенку-то, Агдам-Агдамыч Не любишь ты животных ВИТЯ . Ну да – не любит! Он тут одной знакомой рыжего котяру с ручек кормит…О! Сейчас красненьким станет… Мир слухами жив. Куда, куда, Агдам! Чужих кошечек, значит, обожаешь, а наших кокаешь Ну, ты деловой… ЕВА . Надоело уже! Оставьте его в покое! ГОРБУШКА . Ни-фа себе! Он будет наших кошечек истязать, а мы молчи Садист! Пауза. ГЕННАДИЙ . Что вам от меня надо ВИТЯ . Ничё, братан. Свободен. Кстати, тебя там ждут-не дождутся, извилися уже ожидаючи, на Шмоныча бросаются – если б не мы с Митьком, то валяться бы ему уже в контузии, едва отбили. ГОРБУШКА . Беги, садюга, беги, кошек мучаешь – ладно, человека пожалей, пожалей… ГЕННАДИЙ направляется к выходу. ЕВА . Куда ты, Гена А как же я ГЕННАДИЙ . Иди домой… Я приду… После… ГОРБУШКА . Евунь, его там дама ждёт, а ты тут путаешься… да ещё в длинном платье. ГЕННАДИЙ . Какое ваше дело, вы!.. ВИТЯ . Уж больно ты грозен, братан… Митёк, а не дать ли ему в морду ЕВА . Я тебя убью! Только попробуй! ВИТЯ . За что, Ева За этого фраера Ладно, пусть живёт. Живи, Агдам! ГОРБУШКА . Стой, стой! А это куда (Показывает труп кошки.) Держи-ка! (Бросает труп ГЕННАДИЮ .) Брезгуешь Он брезгует! ЕВА (наскакивая на ГОРБУШКУ ). Ты!.. Ты!.. Хватит, сказала! ГОРБУШКА (увёртываясь, смеётся). А чё он брезгует Вдовой не брезгует, а тут брезгует! ЕВА . Гады! Хватит измываться, гады! Из зала входят ЗИНА , ДИНА , ДЖОКОНДА и СТОРОЖ . Последним ПОКОЙНИК . ВИТЯ . Чего, Шмоныч, прорвали фронт СТОРОЖ . С ума все посходили! ДИНА . Кончай, Зинка! Не дури! ЗИНА . Так я и знала… Я как эти рожи увидала …(Вите.) Ты, убогонький мой, будешь к нему лезть, – тебе руки живо пообломают, запомни! И не скалься! А то нечем будет! ВИТЯ . Прости, Агдамыч! Не буду больше! ЗИНА . Не бойся никого! Я эти морды, знаешь, где видела Плюнь, разотри и пошли! ДИНА . Эх, Зинка…Что ж ты делаешь ЗИНА . Тебя вот, Диночка, не спросила, что делать. Я его вытяну из этого болота! Ишь, сосватали ему здесь подарочек! ГЕННАДИЙ . Замолчи! Дура! ЗИНА . А ты слепой ВИТЯ неестественно смеётся. ГОРБУШКА ему вторит. ДАЛЕЕ ВСЕ ГОВОРЯТ ПОЧТИ ОДНОВРЕМЕННО. ЗИНА . Над тобой потешаются! Гена! Пошли отсюда! ВИТЯ . Валите к чёртовой матери! ДИНА . О, Господи! Какая ж ты…Ноги моей больше не будет у тебя! ЗИНА . Воздух чище в доме будет. ЕВА (тихо). Не надо кричать, не надо… ДЖОКОНДА ( ГЕННАДИЮ ). Ты мужик или тряпка половая Ничего не понимаю! ГОРБУШКА . Кошчонку не забудь, нельзя после себя трупы оставлять. ДИНА . Сказала б я тебе, подруга, кто ты есть, но и так все видят. ЗИНА . Пошла ты… Разговаривать ещё с тобой! ВИТЯ . Агдам! Чем тебе наша Ева не по сердцу Что спала со мной в подсобке Так это давно было. ЗИНА . Во, послушай! ВИТЯ . Ага! Она неопытная только дурочка, эта тётка-то поопытнее. Жаль, проморгали. ГОРБУШКА . Так исправить надо! Пошли, Зинка, там матрасик у нас! ДЖОКОНДА . Гена, так это всё, правда Отвечай! ЕВА (тихо). Замолчите все, замолчите, пожалуйста… ЗИНА . Да что я тут как дура стою Пошли, Гена, не перед кем здесь оправдываться… ДЖОКОНДА . Никуда он не пойдёт! Отвечай! Слышишь! ЕВА замечает на стене картину. Продолжая тихо говорить «замолчите все, замолчите…» медленно двигается к ней. ПОКОЙНИК ходит среди людей, потирая руки, как бы в предвкушении приятного зрелища. Спрыгнул со своей ниши и АНГЕЛ . Он также ходит между скандалящими людьми, с изумлением заглядывая в их лица. Только СТОРОЖ не принимает участия в скандале, – он не понимает, что происходит. ВИТЯ . Отвали, Жаконя! Чего тебе ещё не понятно ДЖОКОНДА . А тебе что понятно Чего ты козлом вокруг прыгаешь Гена!.. ЗИНА . Смотри, – вцепились! Не будет этого… Мой он! ДИНА . Ты совесть свою со Славиком похоронила Ты, сумасшедшая! ЗИНА . Не тебе знать, алкашка чёртова, что я похоронила! Отлепись, ты! ГОРБУШКА . Не трогай мальчишку, Людка, обревётся счас! ДЖОКОНДА . Ты что же, поиграться с девчонкой думал А, отвечай! ВИТЯ . У него ж на лице написано презрение к нам. Мы ж замарашки! Ты – Ева – куда ты, посмотри! ДИНА . Тварь ты, змея! Каким местом думаешь, стерва! ЗИНА . Да уж каким думается! ГОРБУШКА . Я ж говорил, – куда она на фиг денется! Наша Ева! ДЖОКОНДА . Так ты, тля такая, у этой куклы околачивался Правду сказали. ЗИНА . Психи! Ты в душу мою заглядывала Орёшь! ДИНА . Он ведь удавится, когда поймёт, с кем связался! И тебя удавит! ГОРБУШКА . Теперь кто к ней сунется, – в бачок закатаю! ДЖОКОНДА . Значит, правда…А я-то безмозглая, в конуре тут… Что же ты наделал, парень ЗИНА . Если бы он с вами связался – вся жизнь коту под хвост! ЕВА закрывает уши ладонями и, не отрывая взгляда от картины, двигается к кухне, повторяя «замолчите, замолчите!..» ВИТЯ . Давай, греби отсюда, братан! И тёлку свою прихвати! ДИНА . Откуда ты такая шустрая взялась Не успела постель после того ещё остыть… ГОРБУШКА . И кошечку, кошечку не забудь, Геночка! СТОРОЖ , расстёгивая ворот, садится за стол на авансцене, опускает голову на руки. ДЖОКОНДА . А девочка думала… Светилась… Что же это творится такое! ЗИНА . Не дёргайтесь! Не боюсь! Шваль бездомная! Ещё мораль мне тут втолковывать! Идём, Гена! ВИТЯ . Ну и какие ещё вопросы, дитятко На километр к Еве подойдёшь – прибью, – вбей в башку свою это! ДИНА . Я тебя везде опозорю, Зинка, ты мне под сердце ударила! ГОРБУШКА . Оставь, Витька, не тревожь, – завоняет! ЕВА скрывается за дверями кухни. К этому моменту скандалящие совсем переместились к выходу в зал. ДЖОКОНДА . Пусть убираются – оба! Тише! Уходи, Гена. Эх, купились мы на твои глаза, а они… кобелиные. ЗИНА . Сами-то вы кто тут Не удалось шалашовку свою с выблядком пристроить, – всполошились! ДИНА . Заткни пасть свою! ЗИНА. Сама заткнись! Не боюсь! Сообразили, что молодой он! (Вите.) Подстилку свою подсунул, видно надоела… ВИТЯ . Я не посмотрю, что ты баба, от всей советской души счас въеду! ЗИНА. Замри, дистрофик! Въехал такой… Кажется, еще секунда и начнется драка . Двери кухни распахиваются, и оттуда выбегает НЮСЬКА с круглыми от ужаса глазами. НЮСЬКА (визжит). Ой! Ой! Ой! Ой! Ой! (Подбегает к Джоконде и изо всех сил вцепляется в руку.) Там! Там! Это! Я полотенца это… кипятить поставила…Так это… Евочка ведро на себя опрокинула… ДЖОКОНДА отбрасывает НЮСЬКУ в сторону и бежит на кухню. Через секунду туда бегут и остальные, кроме ЗИНЫ , ПОКОЙНИКА и АНГЕЛА , да безучастно ко всему сидящего СТОРОЖ А. ЗИНА (держит ГЕННАДИЯ ). Куда Не ходи! Не ходи! ГЕННАДИЙ (вырываясь). Пусти! Что ты… (С силой отталкивает её от себя.) Ева там… ГЕННАДИЙ убегает на кухню. ПОКОЙНИК смотрит на ЗИНУ и посмеивается. ЗИНА. Ничего… Ничего… Не уйдёт… Теперь не уйдёт… ЗИНА выходит в двери зала. ПОКОЙНИК провожает её до дверей, затем возвращается и садится напротив СТОРОЖ А. Тот, словно почувствовав на себе взгляд, поднимает голову. Возле машины большими плавными движениями танцует АНГЕЛ . ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ Машина мертва. В мойке всё готово к ремонту: стоят бочки с краской, ящики кафеля, лестницы, «козлы». Насос для краскораспылителя. Возле мёртвой машины расхаживает АНГЕЛ . Его вид и сама фигура стали настолько безобразными, что его трудно узнать – теперь он беспрерывно потирает руки, словно пытаясь с них что-то отчистить. К тому же у него появилась дурная привычка что-то постоянно бормотать себе под нос. Он всё время как бы спорит сам с собой, о чём можно понять через его мимику. За столом на авансцене сидят четверо: НЮСЬКА , ГЕОДЕЗИСТ , ДЖОКОНДА и ПОКОЙНИК . ПОКОЙНИКА никто, естественно, не видит, но ощущает как некое давящее поле. Сам ПОКОЙНИК в свою очередь превосходно видит всё, но так как он всё-таки лицо, будем считать, не физическое, то ни чем особенным он не может себя проявить. Так, мелкие пакости и шутки – типа кражи со стола ложки, кусочка сахара и т.п. НЮСЬКА точно такая же, как и в первом действии, всё с тем же узелком. ГЕОДЕЗИСТ несколько преобразился: на нём новый костюм, но старая шляпа. ДЖОКОНДА полулежит на столе, глаза закрыты. НЮСЬКА и ГЕОДЕЗИСТ пьют чай. НЮСЬКА в прикуску. С удовольствием хрустит. ГЕОДЕЗИСТ . Не шмыгай! Ширк да ширк! НЮСЬКА . У меня…это…природа такая. ГЕОДЕЗИСТ . Приро-ода у неё…Гляжу на тебя и никак не угадаю – какая ты по молодости была – симпатичная или…не очень НЮСЬКА . Хы! Такая и была… А у меня карточка…это…хочешь, покажу ГЕОДЕЗИСТ . Ну, давай, оценим. НЮСЬКА достаёт из своего узелка фотографию, ГЕОДЕЗИСТ - очки. Берёт двумя руками фото, щурится, смотрит поверх очков на НЮСЬКУ , потом внимательно на фото. ПОКОЙНИК проделывает тоже самое. ГЕОДЕЗИСТ . Не-е…не ты! НЮСЬКА . Дай!.. Дай!.. Не я… ГЕОДЕЗИСТ . Это какая-то киноартистка. НЮСЬКА . Хы! (Смеётся.) Кыно! Хы! ДЖОКОНДА (не открывая глаз, протягивает руку). Ну-ка! (Разглядывает фото.) А дом такой чей, Нюся Богатый дом… НЮСЬКА . Так…это…родительской…Кыно! ГЕОДЕЗИСТ . Вот те и кино! Чёрно-белое…Тяжело стало, до утра едва досиживаю… НЮСЬКА . Филимоныч…это…сторожил, а днём ещё на польтах сидел. ГЕОДЕЗИСТ . Так ему что – он контуженный был, вот и сидел… Вчера опять кошку под плитой нашёл. Уже твёрдая, как железка. Пятая кошка за неделю. ДЖОКОНДА . Травятся что ли чем (Уронила голову на стол.) ГЕОДЕЗИСТ . Как же! Шеи словно в тисках побывали – головы так и болтаются. НЮСЬКА . У! У! (Машет рукой, не желает слушать.) ГЕОДЕЗИСТ . Да ладно тебе, артистка, без твоей вентиляции обойдёмся. (Людмиле.) Иди в подсобку, поспи малость. Маляры всё одно раньше девяти не придут. ДЖОКОНДА . А! Не уснуть. Плесни чайку… ГЕОДЕЗИСТ . Воевать будешь ДЖОКОНДА . Повоюем. НЮСЬКА . Я им в бак…это…клею сыпанула, как ты сказала… ДЖОКОНДА . Вот видишь, выходит уже война . (Оглядывается на свою картину.) ГЕОДЕЗИСТ (смотрит на неё). Что говорить – красиво… жалко, если закрасят. ДЖОКОНДА . Закрасят, – подожгу эту забегаловку. ГЕОДЕЗИСТ . Ну-ну, Людмилка, ты это брось. Дурные мысли. И так не тронут. ДЖОКОНДА . Пусть дурные. (Бьёт себя в грудь.) Пепел там был, понимаешь, пепел… И вдруг росток проклюнулся – зелёный, свежий… Это даже не надеждабольше – это в груди билось, дышало – душа очищалась. ГЕОДЕЗИСТ . Так, так…Душа она только две вещи и понимает: красиво живёт, расправляется, а уродливо – болит, сжимается… НЮСЬКА . Хы! ГЕОДЕЗИСТ . Чего хыкаешь НЮСЬКА . Болит… Тогда… это… она у меня знаешь где (Наклоняется к уху ДЖОКОНДЫ , шепчет.) Хы! ДЖОКОНДА (с силой отталкивает от себя НЮСЬКУ , которая едва усидела на стуле). Фу, идиотка! НЮСЬКА (испуганно). Так это…болит! Быстро входит ДИНА . На ней осеннее пальто. Плечо и рукав вымазаны известью. ДИНА ( ГЕОДЕЗИСТ у). Из тебя сторож, как с меня прокурор. Сидишь, а двери нараспашку… ГЕОДЕЗИСТ . Специально открыл, – рабочие скоро придут. ДИНА . А вот дулю на ходулях не хочешь! (Жест.) Сейчас такое скажу – без всякой химии облезете! НЮСЬКА замечает известь на пальто ДИНЫ , встаёт, принимается усердно чистить. Вот, Нюська, давай, посуетись напоследок. Скоро кончится твоя жирная жизнь – пойдёшь вон соседнюю «Блинную» трясти… Закрывают нас, Людка. ГЕОДЕЗИСТ . Почему Кто По какому праву ДИНА . Да уж тебя не спросили, дед! Выходное пособие в зубы и катись! ДЖОКОНДА . Кто сказал ДИНА . Какая разница, кто Главное, что сказали, а сказали, девушка моя, частное кафе здесь будет. ДЖОКОНДА . Тараторишь… Даже не знаю, что подумать… ДИНА . Думай – не думай – нам теперь дорожка одна… (Жест.) Новые хозяева держать не станут, у них свой штат. ГЕОДЕЗИСТ . А… А может сторожа им нужны А, Дина ДИНА . «Старый замок»! ГЕОДЕЗИСТ . Чего ДИНА . Название, говорю, у кафе будет!!! ГЕОДЕЗИСТ . Ты не кричи…Чего Я слышу… ДИНА . Плохо слышишь, дед! Им не сторожа нужны будут, а вышибалы. Пойдёшь в вышибалы Пауза. ДИНА . Ну…Что молчите ДЖОКОНДА . Так тут сказать нечего… Входят грузчики. Проходят молча к столу, садятся. Внезапно, ГОРБУШКА «гавкает» на НЮСЬКУ . Та пугается. ГОРБУШКА . Чё, девки Новость пережёвываете ДИНА . Уже выплюнули. ВИТЯ . Не рано ДЖОКОНДА . Так жевать-то нечем… ГОРБУШКА . Мы – зубастые. Пауза. ДЖОКОНДА . Как себя Ева чувствует ВИТЯ . Вчера хорошо. Всё чувствовала. Я себя – хреново. Она – хорошо. ДЖОКОНДА . А малыш как Поправился ВИТЯ (жест рукой). Отвяжись. ГОРБУШКА . Два раза вчера неотложку вызывали. А к ночи мы ушли. Витька не каменный…Я и то озверел с ней! Слово не скажи! ВИТЯ . Ладно ты…Мы с ним тяпнули по капле…ну она психовать давай… Ну и ушли…Да не об этом сейчас надо. ДЖОКОНДА . Ребёнок же болен, а ты её одну оставил… ВИТЯ . Да кой ей толк от меня Говорит, патцан меня не переносит, мол, из-за меня болеет…Бредни…Ну вот…к чёрту!.. Жаконя, ты человек теперь трезвый, скажи, что делать будем Я, к примеру, здесь привык. ГОРБУШКА . И я одиннадцать лет, как с куста. Дом родной. Тут же всё моими рученьками всхолено. Узнал вчера про этих частников, – сердце первый раз заныло. Сидим с Витьком и хоть волком. ДИНА . Понимаешь, Людмила, дело-то вроде как уже решённое. ГОРБУШКА . Да нет ещё! Чего! ДИНА . Говорю: решённое! Мария Павловна уж врать-то не будет. А мы по желанию, в новую заводскую столовку – на ДОЗ. Вперёд и с песней! ВИТЯ . Опилки нюхать. Твою мать…Голова опухла!.. Пауза. АНГЕЛ (подзывает к себе ПОКОЙНИКА ). Всё! Всё! Всё! (Роется в одежде.) Глянь-ко, что получил… (Достаёт бумагу.) Утром принесли…Читай! На, читай! ( ПОКОЙНИК забирает бумагу, читает.) Услышали мои молитвы! Кончается моё дежурство к чёртовой ма… Ой! Прости, Господи! (Грубо отбирает у ПОКОЙНИКА бумагу.) Дай! Ещё помнёшь! Ты-то собираешься со мной ( ПОКОЙНИК отрицательно качает головой.) Дурачок! Там – покой, тишина, ясность, а здесь ты что забыл ( ПОКОЙНИК отрицательно качает головой, улыбается.) Не понимаю! Не по-ни-ма-ю! Из дверей зала в мойку входят ЗИНА и ГЛАГОЛЕВ . Оба они сильно изменились. Оба хорошо одеты. ЗИНА выглядит моложе, увереннее. ГЛАГОЛЕВ . Эй, народ, начальство где ВИТЯ . Мы за них. ГЛАГОЛЕВ . Ладно…У нас времени нет. Где эта…как её ЗИНА . Мария Павловна. ГОРБУШКА . Мы её не пасём. ПОКОЙНИК подходит к ЗИНЕ и ГЛАГОЛЕВУ , касаясь их руками – как бы ощупывает их.
1   2   3   4