Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Человек: тело и душа




страница1/13
Дата01.07.2017
Размер2.75 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Часть II. Человек и материя.

ЧЕЛОВЕК: ТЕЛО И ДУША.

Нет ни одного мало-мальски разумного человека, который бы хоть раз в жизни не задумался, а что он – есть, зачем – живет.

«Скандалом в науке» назвал немецкий философ прошлого века К. Дюпрель то, что «человек, этот венец земных существ, еще не познал себя». Сегодня мы, воспитанные на догматическом восприя­тии идей диалектического материализма, еще далее от понимания человеческой сущности, чем древнеиндусские приверженцы локаяты, древнегреческие рапсоды и древнерусские волхвы. Нет, я отнюдь не хочу охаивать сам диалектический материализм. Это – великое учение, внесшее достойный вклад в общечеловеческую копилку фи­лософских ценностей. Оно действительно дает ключ к пониманию многих проблем нашего бытия, основываясь на двух ипостасях: материя – гносеологически первична и все – развивается со спи­рали. Но попытки адептов, а главное, ортодоксальных привержен­цев этого учения возвести его постулаты в абсолют, накладывая «табу» на иные теории и течения, привели к своеобразной инкви­зиции в философии. Мы воспитаны на том, что человек произошел от обезьяны, и что у живого существа – две сигнальные системы, реагирующие на внешние и внутренние раздражители. А что такое душа, подсознание, мистическая вера и даже такие физиологичес­кие состояния как сон, сомнамбулизм, почему-то сводимый лишь к лунатизму, экстаз, такие объективно существующие субъективные свойства личностей как наитие, ясновидение, телепатия и прочая, и прочая, относимые к сфере оккультических наук.

Даже детские сказки, главное предназначение которых – бу­дить в ребенке удивление, все более сводятся к морализаторству либо слепой вере к предначертанности жизни, ее заданности свыше. В зрелости благодаря притупляющей силе привычки мы с головой уходим в практические дела. И все же живет в каждом из нас неу­толенная жажда познать себя как мыслящую особь в человеческой стае. Ибо индивидуальность раскрывается не в безвоздушном прост­ранстве, а лишь в сообществе себе подобных.

Немудрено, что в эпоху социальных катаклизмов человек пы­тается уйти от трудно разрешимых для него проблем общественного бытия, но не может по сути своей оставаться долго наедине с со­бой. И потому стремится либо в сферу физиологического спаривания, а отсюда и взрыв сексуальности; в наркотическую нирвану; либо в религиозную мистику, уповая на Всевышнего и служа ему.

Я далек от мысли дать исчерпывающий ответ на извечный воп­рос «Что есть Человек?», но хочу заострить внимание на необходи­мости в наше смутное время совместно искать этот ответ, не пола­гаясь только на индивидуалистическое сознание человеческой особи, не ведающей своего предназначения в этом мире себе подобных.

Материальное тело – это человеческий остов, биологическая система, зарождающаяся из родительского семени, развивающаяся под воздействием своих генетических установок и окружающей среды и распадающаяся и разлагающаяся, как только жизнь покинет эту систему. Рождение, жизнь, смерть. Мы менее задумываемся о прошлом, откуда мы пришли. Нас больше волнует, куда уйдем.

Мы признаем, что сознание есть продукт высокоорганизован­ной материи. Подобно тому как движущиеся электроны создают вокруг себя электромагнитное поле, способствующее самому этому движению, биологические реакции на межклеточном уровне создают биологические поля, воздействующие на макроклеточные образования – органы.

Не противопоставление духа и материи, на что ушли силы и разум философов, а соединение этих категорий бытия и сознания, двух взаимосвязанных сторон сущего на основе методологии системного подхода – вот задача, которая оправдывает устремления мыслителей и практиков.

Н.О. Лосский в своей «Истории русской философии» (М.: Высщая школа, 1991, понимая попытки Кудрявцева-Платонова найти третий принцип, объединяющий дух и материю, таким принципом объявляет абсолютно совершенное существо – бога, который «сотворил мир так, что материя служит в качестве основания для проявления духа» (с.102)

Соглашаясь с последней фразой, в то же время очевидно, что «бог» тут ни при чем. Ибо саморазвитие материи и усложнение образующих вполне материальных структур приводит к тому, что у системы появляются новые качества, не свойственные ее составляющим. А именно: умножение видов физиологических процессов приводит к появлению биопроцессов особого типа – психофизиологических процессов. В сложных технических системах обмен физическими импульсами между элементами вычислительных процессоров приводит к тому, что материальная основа отходит на второй план, а феноменологический процесс работы машины выглядит как информацион­ный процесс. Если же этот информационный процесс будет основан не на физических носителях-ячейках машины, а на биологических клетках, обладающих большими возможностями, чем действие механи­ческого триггера, то и информационные процессы вкупе с психофи­зиологическими порождают особое пространство, элементы которого – процессы, в свою очередь, порождают психическую структуру лич­ности в виде бессознательного «Оно» (области влечений), созна­тельного «Я», управляющего импульсами «Оно», нравственного «Мы», определяющего и определяемого отношениями с иными субъектами в моральной и социальной сферах.

Эти области в их устойчивом состоянии определяют стационар­ную духовную жизнь, а возникающие по тем или иным причинам явле­ния неустойчивости приводят к бифуркациям, порождающим развития (деградацию) системы. На уровне личности бифуркация психическо­го состояния приводит либо к угнетению сознания, либо, наоборот, к его неожиданному размножению. Галлюцинации и другие неустойчи­вые траектории ветвящихся психических процессов могут закреп­ляться не только в сознании отдельной личности, но и передавать­ся тем или иным способом окружающим. Если личность становится сильным источником психического воздействия, она воспринимается окружающими как трансцендентальный субъект (не от мира сего): шаман, гений и пр.

Трансцендентальность есть естественное качество любой лич­ности. Определяющим для окружающих является степень воздействия этой трансцендентальности (иррациональности) личности на общест­венное поведение. Как правило, к ним, как и ко всему необычному относятся с предубеждением. И только когда эта необычность ста­новится уже общественно значимой, Личность оценивается либо А­танинским, либо божественным проявлением. На самом же деле такая личность – просто мощный генератор неустойчивых социально-психо­логических эффектов, инициируемых нарушениями привычного ритма мышления индивидуума и резонирующих с общественным восприятием, настроенным на эту или иную непривычность.

В книге Дружинина и Конторова «Проблемы системологии» делается попытка показать, как по мере возрастания сложности системы и по мере появления отдельных бифуркаций (это лучше у И.Пригожина) возникают и закрепляются качественно новые состояния технической, биологической и социальной системы. Каждая из этих систем не вы­лезает из своего прежнего платья, а интегрирует эти страты (уров­ни) представления в иерархическую систему.

Резюмируя, можно сказать, что противопоставление духовного и материального некорректно. Материальное формируется духовностью… «В начале было Слово». Духовность же вырастает на материаль­ной основе, но живет и своей самостоятельной жизнью, порождая свои особые поля, пронизывающие ноосферу. Психическая энергия, также как и обычная электромагнитная, гравитационная и другие разновидности неживой материи, есть свойство непокоящихся систем, имеет не только корпускулярный, а и волновой и, может быть, еще какой-то вид, не воспринимаемый органами чувств отдельного чело­века. В этой развивающейся системе, где индивидуум – всего лишь элемент ноосферы, его «глазами» воспринимаема лишь часть жизни, часть мира. Коллективный разум и другие синэнергетические эффек­ты дают более полное представление о ноосфере, расширяя мировос­приятие за счет невидимого трансцендентального.

Человек не есть венец, конечная стадия развития Вселенной. Развитие, понимаемое не как односторонний процесс, а как цикли­ческий, но не повторяющийся процесс зарождения, существования и гибели, – процесс вечный, и это есть не только имманентное свой­ство человеческой особи, это есть свойство запредельное, транс­цендентное по отношению к узко понимаемому миру индивидуума. Но также имманентное человеческому разуму вообще, доступное теоре­тическому познанию настоящего и будущего Человечества. Мир неисчерпаем, но познаваем коллективным разумом и другими высшими субстанциями, рождающимися в процессе развития живого мира и Вселенной в целом.
Жизнь как высшая форма движения материи.

Материя – та объективная реальность, которую мы наблюдаем и изучаем, находится в постоянном движении. «Движение как форма бытия материи обнимает собою все происходящие во Вселенной изменения и процессы, начиная от простого перемещения и кончая мышлением». (Энгельс, Диалектика природы,)

Различные формы организации материи, образовавшиеся в результате эволюции, характеризуются своими специфическими формами движения. Эволюционный процесс постоянно наблюдается в окружающем нас мире и направлен к возникновению все более и более высоких форм материи.

При возникновении новых качеств прежние формы движения материи не исчезают, например, химические процессы, помимо своих специфических видов движения, включают в себя и механическое перемещение отдельных частей, и тепловое движение.

Вполне очевидно, что развитие материи не может осуществляться одинаково во всем мире. В беспредельных пространствах Вселенной существует множество весьма разнообразных форм движения (даже весьма совершенных), о которых мы и не подозреваем.

Для нашего земного мира академик А. Опарин выделяет 3 основных стадии развития и соответственно 3 качественно отличных формы движения материи: неорганическую (т.н. абиогенную), биологическую и социальную.

Против механицистов и виталистов: «Только тогда можно понять сущность вещей, когда знаешь их происхождение и развитие.

7 – 8 млрд. лет назад образовалась Земля. В процессе абиогенного развития – образование углеводородов. Для этого нужен водород – сейчас известно, что он имелся. Атмосфера безжизненной среды состояла, в основном, из водородных соединений.

Опыт Миллера и др. подтвердили, что в условиях первичной атмосферы с углеводородами (смесь паров воды, аммиака , метана и воздуха – не было кислорода) под воздействием электрических разрядов (60 кВ) – у Миллера, ультрафиолетовых лучей – у Павловской и Пасынского образовывались аминокислоты.

Работы других ученых показали, что существовавшие условия давали возможность полимеризации аминокислот и случайного образования высокомолекульных веществ типа белков или нуклеиновых кислот.

На основе этих данных у ряда, правда, зарубежных ученых, возникла так называемая теория «живой молекулы», т.е. возможности жизни на молекулярном уровне (моргановская школа генетиков). Они выдвигали гипотезу о том, что происхождение жизни сводится к неорганическому синтезу ДНК. Роль этих ДНК весьма велика в передаче наследственной информации.

Теория «живой молекулы» означает, что в абиогенной стадии случайно, а некоторые буржуазные ученые (француз Довийе) утверждают, что «благодаря руке своеобразного создателя» возникли все составляющие клетки: различные ферменты, нуклеиновые кислоты и др. сложные соединения, каждое из которых весьма специализировано для выполнения определенных биологических функций, а затем на молекулярном уровне происходит размножение молекул и естественный отбор. Это напоминает другого греческого философа Эмпедокла, по гипотезе которого отдельно образовались руки, ноги, голова, а потом все смешалось и получились люди.

Вред теории «живой молекулы»: она сводит жизнь к физико-химическим свойствам молекул, т.е. сведение высшей формы к низшим (это характерно для некоторых журналистов и лиц, именующих себя архикибернетиками) – об этом ниже.

Научные возражения против гипотезы «живой молекулы»:

1. Последние достижения (Чаргафф, Жуков – Вережников) показали, что схема передачи информации ДНК – РНК – Белок обратима.

2. Советские ученые Опарин, Сисакян, Энгельгардт показали, что большой ряд признаков жизни (например, размножение, образование своеобразных катализаторов – ферментов и т.п.) невозможно объяснить на молекулярном уровне.

Интересная, но в общем неверная гипотеза была высказана американским биофизиком Сент-Дьердни, утверждавшим, что биологические явления невозможно объяснить методами классической химии, но могут – на языке квантовой механики.

Это – тоже сведение высших форм к низшим. Против этого возражал Н.Бор. «Целостность и целеустремленность биологических объектов нельзя объяснить свойствами индивидуальности атомных процессов, обнаруженных благодаря открытию квантового действия». Он выдвинул термин «дополнительность» биологических законов, т.е. несводимость.

Ученые диалектического материализма (Опарин, Дж.Бернал и др.) связывают происхождение жизни с усложнением органического вещества и целостных систем, выделившихся из внешней среды и способных с ней взаимодействовать.

Теория Опарина о коацерватных каплях – как неравномерности «первичного бульона».

Смешение молекул – в кучи, когда куча достигает определенной величины – появляется граница, и коацерватная капля как целостная система взаимодействует со средой, возникает примитивный обмен веществ.

Эти коацерватные капли – открытые системы – способны за счет веществ и энергии этой среды увеличивать свою массу и совершенствование системы, т.е. синтез коферментов, ускоряющих реакции.

Наличие ферментативных реакций – решающая переходная ступень от белковоподобных веществ к живым системам.

Процесс перехода от более низших уровней организации к высшим несет и философский аспект.

Атом состоит из совокупности элементарных частиц. Но свойства атома невозможно вывести из свойств элементарных частиц.

Атомы объединяются в молекулы, совокупность молекул дает условия для органической эволюции, способствует превращению, бесклеточных организаций в клеточную, затем многоклеточные, их колонии и т.д., вплоть до человека и общества.

В природе сложно организованная система при переходе к высшему уровню становится элементарной составной часть клетки и организма.

Довольно много споров и гипотез было в вопросе о переходе от неживой природы к живой. Многие ученые (Ж.Браше и др.) считают, что этот переход носит чисто количественный характер. Некоторые наши ученые по сути дела сводят биологическую форму (жизнь) к совокупности более низших физико-химических форм движения.

В связи с бурным развитием кибернетики эти споры обострились.

Дело в том, что раньше определяли жизнь через, казалось бы, только ей присущие функции: приспособляемость и самопроизводство. Теоретически эти функции присущи не только живым системам, но и некоторым кибернетическим.

Для воспроизводства достаточно 1500 бит информации, мозг человека - 1020 бит. Рост кристаллов - своего рода информационный процесс. Отсюда появились стремления создать искусственный мозг, думающую машину и т.п. Спорили на эту тему и т.д.

Существующие машины выполняют и много других функций, которые мы относим к умственной деятельности человека. Существующие споры ведутся из-за того, что по-разному подходят к определению «полноценных живых существ». В определении академика Колмогорова под такими живыми существами понимаются любые устройства (в том числе и мозг, и технические устройства), которые способны решать логические задачи, или вероятностные машины с беспорядочным статистическим подбором требуемого результата.

Тогда можно говорить о создании искусственных систем на их высшей стадии, т.н. думающих машин. Но единство целого ряда функций человека и единство уравнений, описывающих поведение машины – это не тождественность. «Сознание как высшая форма отображения объективной реальности, является продуктом не только естественной эволюции, но и трудовой общественной деятельности» (Ленин).

Академик Артоболевский и д.т.н. Кобринский: «Мы согласны признать живым и полноценным такое искусственное существо, которое будучи включенным в общество себе подобных естественных полноценных живых существ, на протяжении всей жизни от рождения до смерти сумеет существовать и действовать в соответствии с законами этого общества».

Академик Берг: «Нельзя не признавать существенной разницы между живым и неживым».

Т.о., не поддаваясь на соблазн виталистов, идеалистически трактующих сущность жизни, начиная с Фомы Аквинского, следует помнить, что жизнь есть особая специфическая форма существования материи, возникающая на определенном этапе.

В заключение еще одна мысль:

Когда возникают новые формы движения материи, темпы их развития резко возрастают, но ускорение сосредотачивается на более организованной области существования материи.

Например, биосфера – малая часть нашей планеты, человечество – ничтожная часть совокупности живых существ. Поразительно, как человек за короткий срок приобрел такое могущество над поразившей его природой. Это – благодаря обществу.

Биологические законы сохраняют власть над человеком, но жизнь человека к ним не сводится. Поэтому будущее человека не в его необычном биологическом совершенствовании (обилие органов чувств и т.д.), а широкая столбовая дорога человеческого прогресса проходит сейчас через совершенствование его общественной жизни, через прогресс социальной формы движения материи, которая также не сводится к более низшим.


ЖИЗНЬ КАК НЕГЭНТРОПИЯ.

Утверждают, что нельзя понять систему, находясь только внутри ее. Но это справедливо, если понятие «находясь» рассматривать чисто физически как месторасположение в пространстве заданного вида. Однако каждый объект, а тем более субъект своим собственным полем (полями) взаимодействует со множеством полевых проявлений объектов (субъектов), как входящих в данную систему, так и находящихся телесно далеко за ее пределами.

Поэтому любую частицу мира всегда можно рассматривать как центр мироздания, взирая на мир только своими сенсорными чувственными органами. Но мысль есть продукт взаимодействия данного субъекта не только с ближайшим окружающим его миром, но и с ноосферными густотами, образуемыми всечеловеческими и всемировыми процессами, в т.ч. информационными полями.

Поэтому прав Парменид, утверждая, что «все мыслимое возможно». Это означает, что с помощью мысли человек проникает за пределы системы своего физического существования, воспринимая себя не как единственный «пуп земли», «центр Вселенной», а как один из сгустков мирового процесса полевых взаимодействий.

Став на эту точку зрения, можно по-иному рассматривать жизнь как процесс формирования, развития и отмирания некоей структурно-функциональной системы.

И это абстрактно-формализованный подход к богатой красками идее жизни не обедняет и не обесцвечивает эту идею, а, наоборот, делает ее еще более многоликой и многообразной. Отказавшись от ограниченной идеи антропоцентризма в пользу идеи «я есть одно из проявлений, одна из разновидностей жизни», мы возвысим Человека над окружающей его действительностью, сделаем его Субъектом Мира.

Информация есть мера упорядоченности системы и характеризует ее структурное состояние.

В то же время неравновесные состояния системы могут стать причиной возникновения в ней порядка, т.е. реформирования ее структуры и даже возникновения структуры из хаоса под влиянием внешних полевых (физических, информационных и др.) воздействий. А т.к. любая система принципиально является открытой, то такие воздействия не только являются возможными, но и постоянно осуществляются. Важно лишь, чтобы в самой хаотичной системе существовали условия для ее бифуркационного неустойчивого состояния. При этом информационная неустойчивость может иметь место при «абсолютной» физической устойчивости материальной системы и нао­борот. Но т.к. любая система является многостратной (может рас­сматриваться в различных ипостасях), то вполне возможно сближе­ние и даже сопересечение этих страт, что может означать переход вещества в энергию, в информацию и наоборот.

Возвращаясь к мысли Г. Югая о том, что «негэнтропия (отрицательная энтропия) обеспечивается путем роста информации, получаемой в процессе взаимодействия со средой, как меры органи­зованности живой системы» (цит. – по М.Карпенко. Вселенная Разумная. – М.: «Мир географии», 1992. - с.74), следует признать, что выдвинутый И.Пригожиным и Г.Хакеном принцип самоорганизации, уменьшения структурной энтропии, роста отрицатель­ной энтропии –негэнтропии – в открытых неравновесных системах есть исходное условие для понимания сущности жизни.

Взаимодействие со средой может быть либо пассивным, подобно тому, как мать насильно кормит свой плод во чреве своими соками жизни, так и активным. Абсолютизируя этот процесс физического об­мена веществом человека со средой, выражающимся в поглощении че­ловеком средств пропитания извне, Д.Блохинцев в качестве отличи­тельной формы живого понимает «жизнь как агрессивную форму мате­рии, стремящуюся превратить в саму себя окружающую среду» (по М.Карпенко, стр.75). Но это – лишь одна из разновидностей обмена. Черпая из окружающей среды не только продукты для своей биологи­ческой жизнедеятельности, а и информацию – впечатления об окру­жающей гармонии – структурном порядке – человек фотографирует, репродуцирует в своем внутреннем обустройстве эту структуру внеш­него мира, не нанося ему существенного урона.

Казалось бы, есть противоречие. Если информация может порож­даться энергетическим и даже материальным взаимодействием, то у донора должно уменьшаться количество этого вещества (энергии) вследствие закона сохранения материи. Но это противоречие лишь кажущееся. Ибо человек, вбирая из среды энергию и вещество, в результате своей деятельности наполняет окружающий мир порождаемой им энергией, веществом, информацией, в результате чего общий ба­ланс материи (в широком смысле слова) сохраняется.

Поэтому, когда т.н. экологи призывают к гармонии человека с окружающей средой, то эту гармонию не следует понимать как сохранение неизменной эту среду. Гармония есть процесс взаимного перехода окружающей среды в специфическую для жизни форму, и наоборот, Жизнь гармонизирует среду. Важно только знать (чувствовать, прогнозировать), является ли данная гармония устойчивым процессом, сохраняющим статус-кво в окружающем мире, или этот процесс взаимного общения приведет к нарушению функциональной и даже структурной устойчивости Системы, и в силу нелинейности метасистемы приведет к бифуркационному развитию нового состояния системы.

Поэтому жизнь, по Пригожину, можно рассматривать как гигант­скую флуктуацию, порожденную и стабилизированную потоками энер­гии, вещества и информации.

Очень важным условием жизни является корпоративность (кооперативность) субъектов в системе. Жизнь есть биосоциальное явление.

Только в стае может существовать особь. И хотя толпа нивели­рует индивидуум, но само существование человека возможно только среди ему подобных.

Корпоративность, внутренне присущая живому существу, порож­дает способность живых систем к образованию коалиций. Именно в коалиции проявляется важнейшее свойство принципиально нелинейных систем, означающее, что «функция целого больше, чем сумма функций его частей». Именно в коалиционной системе проявляется важнейшее свойство живой материи – адаптивность.

Принимая эти три отличительных свойства живых систем, можно согласиться с расширительным толкованием жизни не просто как «способ существования белковых тел», а тем, которое приводит М.Карпенко (стр. 75): «живой может считаться способная эволюционно самоорганизовываться, адаптивно и агрессивно взаимодействующая с окружающей средой и повышающая свою структурную негэнтропию система, внутренние процессы в которой протекают кооперативно, а сочетание элементов подчиняется правилу сверхаддитивного нелинейного сложения».

Это синтезированное определение сущности жизни допускает возможность существование жизни во Вселенной и в иных, чем земная белковая форма.

Так, американский биохимик и писатель-фантаст А.Азимов вместо земной формы жизни как существование нуклеиновых кислот и бел­ка на фоне воды, дает 5 дополнительных возможностей химических структур с различными «исполнителями главной роли»: фторсиликонов, фторуглеродов, липидов на фоне жидкого метана, жидкого водо­рода, жидкой серы и аммиака. Тем самым подтверждается возможность существования химически живых субстанций в, условиях, имеющих место на других планетах нашей солнечной системы.

Мышление как высшее проявление жизни осуществляется не путем следствия физико-химических реакций, а в особой кодово-информационной системе, принципиально отличной от любого национального языка – средства общения. Вот почему некоторые высокие йоги сво­бодно общаются между собой, несмотря на незнание языка друг дру­га. Человеческий мозг как высокоорганизованная информационная система использует всего 3÷4 процента своих возможностей. А остальное – как возможное средство общения не только путем сенсор­ных контактов. На сознательном уровне перерабатывается 10² бит информации в секунду, а на бессознательном – 109 бит. Не есть ли это возможность общения с другими живыми существами на информа­ционном уровне?

Ведь если от химических понятий жизни перейти к более общим энергоинформационным, то однозначно следует признать, что мы не одни в этом мире. И не надо только ожидать проявления разум­ных живых существ в нашем традиционном представлении о двух но­гах и двух глазах. Двоичность не есть признак живого. К.Циолковский писал: «Неужели вы думаете, что я так недалек, что не до­пускаю эволюцию человечества и оставляю его в таком внешнем ви­де, в каком человек пребывает теперь: с двумя руками, двумя но­гами и т.д. Нет, это было бы глупо. Эволюция есть движение впе­ред. Человечество как единый объект эволюции тоже изменяется и, наконец, через миллиарды лет превращается в единый вид лучистой энергии» (цит. по М.Карпенко, стр.88).

Следует добавить, что аннигиляция человечества в виде лучис­той энергии, наверняка, будет сопровождаться и процессами зарож­дения новых структур под влиянием взаимовлияния иных, в т.ч. и неэнергетических процессов.


ПОНЯТЬ СЕБЯ

Истина есть единение духовного и материального начал, про­шедших не только сквозь одного индивидуального человека, но и сделавшихся типическими для основной массы человечества.

Величайшей потребностью человека является стремление понять себя, «проникнуть в собственную экзистенцию» (Шпенглер), ощутить себя ядром непрерывно обновляющегося мира, состоящего из перемещающихся в историческом процессе других субъектов, связанных с «эго» множеством изменяющихся бытовых в духовных нитей.
«ФИЛОСОФИЯ ПРОЦЕССА»

«Новое мышление явилось более важный событием, чем даже новая наука или техника»

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13