Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Человек нашего времени этого юноши уже нет в живых




страница1/15
Дата13.02.2017
Размер3.01 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


8-1963
ЧЕЛОВЕК НАШЕГО ВРЕМЕНИ
Этого юноши уже нет в живых.

Двадцатичетырехлетний Володя Корнилов после окончания Архитектурного института в Москве поехал в Якутию строить город Мирный. Он полюбил его и мечтал многое сделать для того, чтобы Мирный стал красивым, удобным городом, в котором радостно жить и работать. С увлечением он проектировал промышленные объекты, жилые дома, гостиницы, коммунальные предприятия.

Человек щедрой души, глубоких интеллектуальных интересов, он любил жизнь, людей, природу, много занимался живописью.

Погиб он, спасая на озере плот с гидрологическим оборудованием. Печатаемые здесь письма родным и друзьям, отправленные Володей из Мирного, вместе с его рисунками принесли в редакцию журнала «Юность» его товарищи. Они хотят, чтобы о Володе — молодом талантливом архитекторе и художнике, который только вступал в жизнь,— узнали его сверстники.

Короткие их рассказы о Володе Корнилове мы предпосылаем его письмам.
ВОЛОДЯ КОРНИЛОВ БЫЛ МОИМ ДРУГОМ ЕЩЕ В ШКОЛЕ. Никогда не забуду наших разговоров короткими летними ночами: нам было по семнадцати, мы окончили школу и выбирали себе дорогу в жизнь. Было много сомнений, много вопросов, но я чувствовал, что вместе с Володей мы сможем найти правильные и чистые решения. Мой друг умел мягким юмором или горячими, даже запальчивыми словами, а иногда глубокими размышлениями рассеять сомнения.

Володя окончил школу с медалью и мог относительно спокойно выбирать, где ему учиться. Он выбрал Архитектурный институт. Одновременно с общеобразовательной школой он окончил художественную. И там и тут учился очень хорошо, несмотря на то, что много времени отдавал общественной работе и был постоянным художником-декоратором в нашем школьном драматическом кружке.

Мы продолжали дружить и после школы. У Володи была знакомая девушка. И очень нравилась она мне. Впоследствии она стала моей женой. Но трудный вопрос, который возник перед нами тремя, стало возможно разрешить лишь благодаря большой нашей дружбе и какой-то очень глубокой Володиной душевной тонкости.

Володя остался для меня по-прежнему самым близким и дорогим человеком.

Игорь БОРИСОВ.
МЫ БЫЛИ ТОВАРИЩАМИ ПО ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ШКОЛЕ. Живой, жизнерадостный, полный сил и энергии, постоянно замышляющий что-то новое, фантастически интересное и необыкновенное, мечтающий о стройных, красивых городах будущего и строящий это будущее своими руками на алтайской целине или в Братске,— таким мы, друзья Володи, запомнили его навсегда. Я училась с Володей в художественной школе начиная с 8-го класса. Он с увлечением работал над композицией и натюрмортом, занимался живописью и скульптурой, посещал лекции по истории искусства, успевая одновременно в общеобразовательной школе оформлять вечера и участвовать в драмкружке. Не было таких вещей, которые бы Володю не интересовали. За все он принимался с энтузиазмом и обязательно доводил до конца.

Туризм и альпинизм, яхт-клуб и автоклуб, тренировки в конькобежной секции на стадионе «Динамо» и курсы по обучению игре на семиструнной гитаре — все это сочеталось самым необыкновенным образом и не мешало его основным занятиям в школе, а впоследствии — в Архитектурном институте. Человек нашего времени в полном смысле этого слова, Володя не пропускал новых выставок, бывал в театрах, а абонементы в консерваторию он брал с самого начала сезона.

Каждый раз, появляясь среди друзей, он ошеломлял новыми интересными планами, впечатлениями, с подъемом рассказывал о диспутах, туристских походах, поездках по сибирским городам и Прибалтике, показывал свои рисунки и этюды, привезенные оттуда.

Всегда веселый и неунывающий, постоянно занятый общественными делами, учением и кружками, Володя в любой момент находил время помочь товарищу, друзьям, матери, сестренке. С какой нежностью он относился к своей младшей сестренке Галке! Он учил ее рисовать и даже сделал выставку ее рисунков в одной из аудиторий института.

К отъезду в Мирный Володя готовился давно. Он ехал в Якутию с большими планами и горячим желанием работать. Именно там он решил когда-нибудь осуществить свою мечту о городе из стекла и опастика, об озеленении городов Севера.

Анна ХРАМОВА.


МЫ ВМЕСТЕ УЧИЛИСЬ В АРХИТЕКТУРНОМ. Сблизил нас с Корниловым туризм. Володя решил стать туристом именно потому, что считал себя недостаточно закаленным, выносливым. У этого, немного смешного, неуклюжего парня были свои твердые взгляды на жизнь: он все хотел познать на собственном опыте. Он был упрям, и, если встречалось на его пути дело, которого он не знал, Володя ставил своей целью овладеть им, да не как-нибудь, а по-настоящему. Он отправился в велосипедный поход на Карпаты — трудно было поверить, что в то время он лишь второй раз сел на велосипед. И ничего, не «пищал», не жаловался, закончил поход вместе со всеми. Когда ему было тяжело, он шутил. За пять лет в каких только походах он не побывал: в пеших, водных, лыжных, горных! Такой уж это был характер. Мы его называли «Вперед до упора». И где бы мы ни были: на Карпатах ли, на Печоре, на Кавказе,— Володя всегда рисовал. Он как-то удивительно, по-своему умел передать суть вещей, настроение в пейзаже, особенность характера в портрете.

Володя бывал иногда и резок и слишком прямолинеен— никогда не остановится перед тем, чтобы высказать человеку в лицо все, что он о нем думает, если тот, по его мнению, делает что-нибудь плохое, нечестное.

А как он умел работать! Его дипломом был проект зданий нового текстильного комбината в Херсоне. Другой бы решил его на месте, в Москве, не затрачивая особенных сил. А Володя поехал в Херсон, дотошно осматривал цеха существующего комбината, ознакомился с технологией производства, разузнал все, что ему было нужно, и приехал, помню, измученный, но очень довольный и полный мыслей, соображений.

Владимир СЕРЕБРЯНСКИЙ.


Я С НИМ РАБОТАЛ В МИРНОМ. Приехал я из отпуска в Мирный, и вдруг мне сообщают, что на озере, близ поселка Айхал, погиб мой хороший друг Володя Корнилов. Эх, Володька, всегда ты действовал без оглядки, всегда увлекался, никогда не думал о себе…

Он ведь работал в институте «Якутнипроалмаз», буквально не разгибая спины, все хотел, чтобы поскорее застроился Мирный, чтобы людям лучше жилось в этом суровом краю. Вспоминаются мне первомайские праздники 1961 года: все ребята взяли рюкзаки и отправились в лес отдыхать. А Володя сидел все эти три дня над срочным проектом. Ему это было нужно. Внутренне нужно.

Жили мы с Володей вдвоем в одной комнате. Была у нас коммуна из семи человек — тут и ребята и девушки. Деньги были общие, и все делили на всех. Собрались как-то мы ехать на экскурсию на Вилюйскую ГЭС; путь далекий, холодно. И вот приходит Володя и приносит нам целый ворох теплых вещей… Обо всех позаботился…

Бывало, на улице мороз пятьдесят градусов, погаснет электричество, кино далеко, пойти некуда — и настроение падает, совершенно не знаешь, куда себя деть. А Володя всегда умел подбодрить нас веселой выдумкой, шуткой.

В Айхал он поехал в командировку, как главный проектировщик будущего города. Он очень увлекался этой работой. И надо ж было так случиться, что на озере, в шести километрах от поселка Айхал, сбило льдинами плот с гидрологическим оборудованием. Бросился Володя вместе с другим молодым инженером — Михаилом Шакировым — на резиновой лодке спасать дорогостоящие приборы. Умел он без раздумья, щедро отдавать себя людям. Но на этот раз не рассчитал своих сил. Резиновую лодку пробил лед. Второму юноше — Шакирову— все-таки удалось выплыть на мелкое место. А Володя погиб.

Игорь ГУРЬЯНОВ.


ПИСЬМА ВОЛОДИ КОРНИЛОВА из города Мирного
МАТЕРИ
6 октября I960 года.

Добрый день! То есть, по-московскому, доброе утро! Все очень здорово.

…Получил сразу комнату в этом же доме, где работаю. Пока живу здесь один, устроил все, как мне нравится (из других комнат ходят смотреть)…

С сегодняшнего дня уже работаю: проектирую баню.

Познакомился с ребятами. Уже крутим пластинки…. Народ отличный. Все так заботятся, что просто неудобно.

Совсем не чувствуется, что ты оторван от Большой земли. Здесь большое строительство. Я рад, что лопал сюда, а не остался в Москве. Работы по горло, и многое можно делать, как хочешь…


ИГОРЮ БОРИСОВУ
6 октября 1960 года.

…Куда я попал! Ничего особенного. Якутия как Якутия, сверху очень красивая, рыжая, а внизу не так, внизу серая. Самолет «ЛИ-2» — это старая посудина, в которой из пассажиров сбивают сметану и масло. Из меня сбили только сметану, потому что держал себя в руках. Когда почувствовал, что вот-вот будет масло, самолет приземлился…

…Первое впечатление от Мирного — поле и ветер. На горизонте несколько избушек. В противоположность природе — дома яркие, задиристые, будто говорят: «Мы не боимся, не смотри, что мы без канализации и водопровода, зато с центральным отоплением!..»
НАДЕ КОРОЛЕВОЙ
9 октября 1960 года.

Наденька! Слушаю 1-й концерт Рахманинова и думаю, естественно, о тебе. Что же ты не пришла провожать! Но ничего. У меня есть твоя фотография и музыка Рахманинова и Мендельсона. Под музыку готовлю обед на плитке, мою пол, посуду, пишу письма. Живу на северо-восточном углу Мирного, так что дом двумя сторонами смотрит в пустоту.

Работой завалили. Разрешили делать все, как хочу. Я не растерялся и делаю везде росписи.

К себе не приглашаю, потому что замерзнешь. Сегодня из окна рисовал снег.

…Тяжело здесь с озеленением. Очевидно, буду делать обширные газоны почти без деревьев. Большая свобода в применении цвета. Еще очень много значит здесь оформление интерьера. Все делается из дерева — другого материала нет.

…Пиши что-нибудь хорошее. Я смогу это оценить. Все. Звучит «Реквием»…


МАТЕРИ
18 октября 1960 года.

…Боюсь, что погаснет свет и не успею дописать письмо. …Очень доволен работой. Сейчас проектирую кинотеатр. Наверное, буду участвовать в самодеятельности к праздникам. Устраивай быт в общежитии. Буду делать росписи стен.

…Мороз сейчас около 20 градусов. Настоящая зима. Снега мало.

Очень красивые закаты и восходы — солнце, и на снегу голубые тени — как-нибудь нарисую. Но пока сразу после работы темнеет. Зато летом будут белые ночи. В воскресенье ходил с ребятами на водохранилище, что на реке Ирелях. Там на острове еще сохранился живой еловый лес. Мирный расположен в месте, которое было опустошено страшным таежным пожаром. Поэтому вся тайга кругом мертвая: торчат голые стволы и веточки…


ИГОРЮ БОРИСОВУ
26 октября 1960 года.

…Вчера исполнился месяц с тех пор, как я выехал из Москвы. В ознаменование этого торжественного события вчера было проведено оригинальнейшее северное сияние. На черном небе зеленые полосы фосфорического света, как у Куинджи луна; причем меняется каждую секунду, переходит от зеленого к розовому, а звезды становятся красными.

И все это течет, то усиливается, то затухает, то занимает все небо и скручивается в спираль. Куда я попал!

Мой первый проект — праздничная трибуна для горсовета — уже осуществлен. Завтра пойду расписывать.

Сегодня, опять же в торжественной обстановке, были посажены первые в Мирном луковицы тюльпанов — белые и красные. Всего 5 штук. К Новому году у нас в рабочей комнате будут цветы…
МАТЕРИ И СЕСТРЕ ГАЛЕ
26 октября 1960 года.

…Напрасно ты беспокоишься, живу я здесь очень хорошо, счастлив, что сюда попал, не знаю, что бы я делал в Москве.

…Сердце лечи, чего бы это ни стоило. Лучше все остальное забросить, а надо вырвать время на лечение. Если можно поехать в санаторий, доставай путевку и пиши, сколько прислать денег.

Теперь Галке.

Галя! Мне мама на тебя жалуется, что ты мало читаешь. Это меня очень огорчает. Надо обязательно каждый день хотя бы час читать. Причем не только то, что задают в школе, а брать в библиотеке интересные книжки. А то что же это получается: ведь ты уже в третьем классе, а читаешь по складам. Разве не стыдно!..
ГАЛЕ ГУЗОВОЙ
9 ноября 1960 года.

…Живем вовсю. Праздники провел на высоте: начертил план нового клуба в городе Мирном на 500 мест. Первая стенгазета: «Проектировщик». Принимал участие в оформлении к праздникам.

Мне тут ОЧЕНЬ нравится. Особенно хорошо, что все время некогда. Нескучно настолько, что нет времени почитать. Работа все время очень интересная. Если так будет дальше, то я не захочу возвращаться в Москву.

Очень нужны архитекторы, особенно планировщики. Я один не справляюсь. Поговори в институте с ребятами с нашего выпуска и со следующего, скажи, что работа есть на любой вкус, сколько угодно, на черновую работу времени не остается, решаются самые крупные задачи.


НАДЕ КОРОЛЕВОЙ
11 ноября 1960 года.

Наденька, родная!

Можешь, конечно, себе представить, что я сегодня был счастлив, как ребенок. Захожу в комнату, и лежит на столе письмо…

…По Москве не скучаю или убеждаю себя в этом. Живу только работой, которой бешеное количество.

Пришлите ради бога АРХИТЕКТОРОВ, задыхаюсь от избытка творческих возможностей. Могу делать все, что хочу, но не уверен, что это самое лучшее.

…Присылайте подходящие проекты, будем сразу строить. Особенно остро стоит проблема цвета. Хочу все, что касается самого нового и интересного по планировке, благоустройству и общественным зданиям. Развертывается здесь производство железобетонного керамзита и древесно-стружечных плит. Скоро для этого будет командировка в Москву. Послали телеграмму в Челябинск, чтобы выписали проекты экспериментальных общественных зданий. Мне, вероятно, скоро придется туда слетать. Собираются послать меня в Магадан для знакомства с тамошним строительством. В общем, я тут «ворочаю» делами (шучу, конечно). Ворочает мой дорогой непосредственный начальник, главный архитектор Нина Михайловна Бант, наша «мамаша». Нас с Ниной Михайловной зовут «Али-Баба и 40 разбойников». Али-Баба — это Нина Михайловна. Недавно мы под ее руководством сделали образцовое общежитие из нашей хибары; навесили шикарные шторы на двери и на окно, из раскладушек сделали модерн-диваны, но тут же приехали с Полярного круга, с Далдына, наши коллеги-геологи и устроили у нас все вверх ногами…

Единственное, во что здесь никто не верит,— это цветы и дере-вы:. В городе ничего не растет со времен последнего пожара. Первые тюльпаны, нарциссы и гиацинты стоят в нашей «архитектурной мастерской». К Новому году они будут подарены ведущим людям города Мирного.

…Наденька, приезжай, а! Ей-богу, не пожалеешь. У меня совесть не спокойна от того, что я делаю твою работу. Я мог бы спокойно (почти спокойно) заняться промышленностью, которая здесь тоже очень важная и уникальная.

А чтобы ты не замерзла, я тебе унты куплю собачьи. Ну!

Мы бы тут с тобой такие города хорошие настроили, просто чудо. И цветы у нас будут расти, и северное сияние, и белые ночи…


МАТЕРИ И СЕСТРЕ ГАЛЕ
2 декабря 1960 года.

…Пишу редко и мало, потому что свет бывает мало и редко. Пока свет, нужно работать.

Насчет денег: я сверхурочно работаю или не сверхурочно — это на зарплате не отражается, и если я работаю сверхурочно, то это не для денег, а для работы.
ВОЛОДЕ СЕРЕБРЯНСКОМУ
2 декабря 1960 года.

Самолеты не принимают из-за морозов и тумана. Прохладно — в тени до 58 градусов. Полярная ночь… Полярная ночь — это только одно название: просто позже рассветает и быстрее темнеет, а днем почти совсем светло. Ночь нормальная, со звездами. Работы так же много, как всегда. Заканчиваю проект кинотеатра. Потом фабрика… и конца не видно. Пишу при свечке. Экзотика! Здесь весело, жизнерадостно. В архитектурном отделе растут тюльпаны и нарциссы и проведено люминесцентное освещение. Участвую в самодеятельности, играю мимические сцены, разрисовываю все, что попадается под руку в масштабах города, учусь играть на гитаре, в пинг-понг |ха, ха, ха — при свече]


ГАЛЕ ГУЗОВОЙ
21 декабря I960 года.

…Катаюсь на лыжах. Сразу из института попадаешь в тайгу; она здесь такая обглоданная, обгорелая, но по мере удаления от города становится лучше. Конечно, это не Рио-де-Жанейро, но какое небо! Нет, это не Рио-де-Жанейро! Такие закаты я видел только в Дзинтари, на Рижском взморье.

…Спрашиваешь, с какими людьми работаю! С обормотами Лешкой и Валькой. Только что вместе с ними над твоим письмом смеялись, над тем местом, где ты пишешь: «А чтобы быть человеком, надо очень много знать».

Чтобы быть человеком, достаточно, чтобы тебя родили человеком, а не черепахой…

…В комнате у нас лозунг: «Кылаабыкайа тэрий-ии — Айхал»!,— что означает по-якутски: «Основная задача — «Слава»! «Слава» — это новая алмазная трубка, которую мы сейчас проектируем.
САШЕ ТРЕНИНУ
1 января 1961 года.

Сашка, привет! Очень рад твоим письмам. Получил вчера, под самый Новый год. Встретили очень хорошо: огромную елку нарядили и даже лампочки цветные повесили, потолок затянули серпантином и всякой блестящей ерундой, стены залепили сплошь яркими рисунками. Пели песни, и наши и много новых, которые знают ребята из Вилюйгэсстроя, окончившие МИСИ 1. Вчера начал расцветать первый тюльпан в Мирном. Сейчас на него смотрю: такой нежно-розовый и покрыт сверху листиком…

Но это все не так важно. Важно то, что нам позарез необходимы архитекторы, причем немедленно. Сейчас на мне висит штук 9 объектов и целый город Айхал (то самое новое месторождение, о котором ты читал в газете). Разумеется, в результате я ничего не могу толком сделать, хотя работаю часто ночами.

…Самое трудное — это сейчас. Есть небольшая надежда, что сюда распределят кого-нибудь с шестого курса, и тогда будет значительно легче. Но я не уверен, что кто-нибудь согласится, хотя я ни на что бы это место не променял…

…Могу сообщить тебе первые соображения по «Айхалу»… Первую очередь строительства уже спроектировали в жутком темпе и, конечно, на скорую руку, не очень качественно.

Ветры здесь сильнее, чем в Мирном… Галереи будут защищены от ветра.


1 Московский инженерно строи тельный институт.
Вот какие дела. Жду ваших соображений по этому поводу, свежих мыслей. Самому думать стало совершенно невозможно. Отупел от объема.

Занимались немного реконструкцией фабрики. Потом занимался оборудованием гостиницы (обстановка, мебель, портьеры, цвет); Кроме этого, много времени уходит на общественную работу.

…Еще редколлегия. Надоела ужасно такая петрушка. Меня уже раз прорабатывали на комсомольском бюро за холодное отношение к новогодней газете. Такое впечатление, что газета для них важнее работы: могут освободить от работы — делать газету, но не могут освободить от газеты — делать работу…
МАТЕРИ
20 января 1961 года.

Мама, здравствуй! Вот уже и февраль. Скоро весна. Сегодня и г мера очень тепло, всего 15 градусов…

Ой, ради бога, очень прошу, не присылай мне гречневой крупы, я ею сыт по горло. Я ужаснулся, когда прочел, что ты хочешь послать килограммов 10. Здесь ее полно…

Мы тут организовали коммуну. В столовую не хожу, на всех готовят дежурные. Обед варят девушки, а мы не готовим, носим воду, колем дрова, моем посуду…


УЧИТЕЛЬНИЦЕ А. В. КАСЮЛАЙТИС
1 февраля 1961 года.

Дорогая Александра Владимировна! Не мог вам ответить сразу. Сначала был в командировке, а теперь, вот уже вторую неделю, света нет. Пишу при свечке, которые, впрочем, тоже редкость. Так что темно у нас. Очень ясно представил себе вечер в школе 4 декабря. Значит, наших было много!..

…Театр глухонемых — это здорово! Это что-то вроде американского фильма «Человек с тысячью лиц». Вы смотрели! Там описывается жизнь знаменитого американского мимиста, который был из семьи глухонемых. Между прочим, в мирненском драмкружке в катаевской пьесе «Квадратура круга» буду играть роль первого любовника. Правда, поразил!..

К сожалению, свечка кончилась.

Прощайте. Ничего не видно.
МАТЕРИ
2 февраля 1961 года.

…Что нового у меня! …Ездил позавчера выбирать площадку для пионерского лагеря в 20 километрах от Мирного, в хорошем лесу, на берегу реки… Занимаюсь благоустройством кварталов в Мирном. Проектирую поселок строителей на Айхале…


ИГОРЮ БОРИСОВУ
6 февраля 1961 года.

Здорово!


Живу хорошо. Работа интересная, ребята хорошие. Вместе работаем, вместе на лыжах ходим, песни поем к т. д. Недавно был в командировке, на новом месторождении алмазов у Полярного круга. Называется «Айхал», что значит по-якутски «Слава», Пока стоит всего несколько палаток геологов, но к лету собираются пустить фабрику и выдать первые алмазы. А город будет такой же, как Мирный, если не больше. Ходили с начальницей выбирать площадку для города. Место отличное: сопки, заросшие сплошь лесом. В Мирном такого леса с огнем не сыщешь. Куропаток белых полно. Я пробовал побродить с ружьем и даже стрелял в самом центре поселка. Но они, черти, такие белые — совсем их на снегу не видно.

А добирались туда на самолете «АН-2» : с лыжами. Такой маленький двукрылый самолетик, садится прямо на снег. Другого сообщения с Айхалом пока нет. Сейчас вот уже второй месяц туда идет через тайгу героический санко-тракторный поезд, и им там сурово приходится: часто попадаются каменные гряды и летит ходовая часть. По этому случаю они иногда не могут пройти больше трех километров в день.

…Печатаю при свечке… Кстати, о свечках вообще: пока печатал последнюю фразу, вдруг зажегся свет, который погаснет, я думаю, не раньше, чем через 15 минут. И так все время — живем во тьме. Зато, говорят, в 1963, или 1964, или в 1965 году мы будем иметь море электричества — Вилюйскую ГЭС. А пока шлите свечи. Привет жене и детям. Как живете, как здоровье…
АНЕ ХРАМОВОЙ
4 марта 1961 года.

…Хочешь, рассмешу! На втором смотре самодеятельности города Мирного сотрудник «Цветметпроекта» Корнилов занял первое место за исполнение танцевального номера. Бывает ли еще что-нибудь подобное на свете! Наверное, в Мирном живут одни медведи, моржи и слоны, среди которых я самый изящный. Но ты не верь, потому что танец был шуточный, финский, и я отличился как раз по той причине, что не умел танцевать.

…Представляю, как сейчас в Москве. Солнце жарит. Температура градусов 6 пекла. Тротуары все высохли. Девчонки прыгают через скакалочки, а мальчишки лазят по заборам и катаются на трехколесных велосипедах. А здесь — 20 градусов и жуткий ветер. И когда в Москве 2 мая появятся первые листики, здесь еще будет зима…
СЕСТРЕ ГАЛЕ…
29 марта 1961 года.

…Извините, что не успел вас с мамой поздравить с праздником С Марта, поэтому поздравляю сейчас. Спасибо за посылку, которую вы с тетей Нюрой послали вместе. Только, кроме яблок и грибов, все остальное есть и у нас в магазинах.

Очень доволен, что ты играешь на пианино, но не очень доволен, что нашел в твоем письме двенадцать ошибок. Правда, вы еще не все правила проходили по русскому языку, но хотя бы половину из этих ошибок ты могла бы не делать.

У нас тут все хорошо. Черчу проекты для города Мирного, чтобы он стал красивым и чтобы людям было жить приятней. Еще очень много работаю над проектом нового города. Там недавно нашли очень много алмазов, и правительство приказало как можно быстрее их добыть. Уже этим летом там должна работать первая фабрика по получению алмазов. А алмазы очень нужны — и не потому, что они красивы, а потому, что необходимы для промышленности.

Голосовал я в нашем клубе «Алмаз» рано утром. Сразу после голосования мы на автобусе поехали в поселок Чернышевский, который находится на большой реке Вилюй. Там сейчас строят крупную гидроэлектростанцию, чтобы дать электроэнергию городу Мирному. Ехали очень долго — четыре часа. Когда приехали, то в клубе показали свою самодеятельность местным жителям. Потом ходили и смотрели, какие там красивые места — заросшие густыми лесами крутые горы, которые будут взрывать, чтобы они упали в реку и перегородили ее. Тогда можно будет построить электростанцию* Обратно ехали еще дольше — 6 часов. Было очень холодно, и машина все время останавливалась. Но мы пели песни и не горевали…
НАДЕ КОРОЛЕВОЙ
29 марта 1961 гида.

…Архитектура должна быть рождена землей, должна быть единственно возможным решением для этой местности.

Теперь, что у меня. Город-дом на 5 тысяч человек с закрытой галереей к предприятию. Связан с комплексом обслуживания (или включает в себя этот комплеке), который представляет из себя торговый центр, клуб, спортивный зал, школу, детские учреждения, гостиницу, зимний сад, также ресторан, административные учреждения и общественные организации — все в одном. Максимальная компактность — требования климата. Сокращение путей движения. Ориентация жилых комнат только на юг. С севера защищен галереей (если дом гале-рейного типа). Природа Полярного круга — 50 градусов.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15