Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Чеченской республики




страница9/15
Дата10.01.2017
Размер3.18 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

ВОСПИТАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ МОЛОДЕЖИ НА ПРИМЕРЕ

ИСКУССТВЕННОГО РОДСТВА У ЧЕЧЕНЦЕВ
Актуальность проблемы толерантности связана с тем, что сегодня на первый план выдвигаются ценности и принципы, необходимые для общего выживания и свободного развития (этика и стратегия ненасилия, идея терпимости к чужим и чуждым позициям, ценностям, культурам, идея диалога и взаимопонимания, поиск взаимоприемлемых компромиссов и т.п.).

Толерантность – это то, что делает возможным достижение мира и ведет от культуры войны к культуре.[1] Понятие толерантность в современной педагогической интерпретации включает в себя несколько значений (аспектов):[2] терпение, терпимость; адаптация человека к чему – либо, к кому – либо; устойчивость (к неопределенности, к стрессу, к этническим проявлениям, к поведенческим отклонениям, к конфликту) допущение, позволение (проявлений других людей – их собственных мнений, ценностей, идеалов, эмоциональных способов реагирования и т.д.); принятие другого человека как данности; стремление человека достичь понимания с другими, согласовывать самые разные установки, мотивы, ориентации, не прибегая к насилию и подавлению человеческого достоинства.

Результатом этого становится взаимопонимание, включая помощь, содействие, сотрудничество, разъяснение и диалог.

Не случайно в современных условиях одной их основных задач воспитания стала проблема воспитания толерантности молодежи. Как отмечает исследователь этой проблемы П.Степанов, «приходится констатировать, что среди молодежи достаточно широко распространились расистские, националистические, профашистские настроения, процветают различные формы дискриминации по групповому, возрастному, половому и другим признакам. [3]

Россия – многонациональная страна, и проблемы межкультурного, межконфессионального взаимопонимания остро нуждаются в научном осмыслении, создании конкретных рекомендаций для различных регионов с учетом социально-культурных, экономических условий, миграции, психологической напряженности в обществе.

Президентом России В.В. Путиным разработана программа «Воспитание молодого поколения в духе толерантности». Программа направлена на формирование толерантного сознания и профилактики национального экстремизма, в том числе, антисемитизма в гражданском обществе. В период социальных преобразований в современном российском обществе особую актуальность приобретает формирование ценностных ориентиров, мировоззренческих основ и обеспечение преемственности между поколениями россиян на основе общественного согласия в духе формирования культуры мира и ненасилия.

Таким образом, проблему толерантности можно отнести к воспитательной проблеме. Решать данную проблему необходимо начинать как можно раньше, пока личность человека наиболее отзывчива к социальным и индивидуальным влияниям. Формирование таких качеств, как признание человеком другого, принятие, понимание облегчило бы решение проблемы воспитания толерантности.

Изучение традиционных норм воспитания детей, всесторонний учет и использование народной педагогики, национальных традиций сегодня, как и вчера, является актуальной проблемой и представляет не только научный, но и практический интерес.

Чеченцы придавали большое значение искусственному родству. Такое родство было известно чеченцам, как и многим соседним народам Кавказа, в самых различных видах.

Так, установление искусственного родства было связано с некоторыми обрядами детского цикла (прием родов, первое кормление грудью, наречение именем, первая стрижка волос); свадебного цикла (помещение невесты в «промежуточный дом», пребывание жениха в «другом» доме).

Повсеместно было распространено молочное родство: оно возникало и как следствие действительного кормления грудью чужого ребенка (при отсутствии молока у матери), и как стремление примирить кровников или обрести покровительство того или иного человека – когда взрослый человек символически касался губами груди женщины. Побратимство (а у некоторых народов и посестримство), оформлявшиеся различными способами (питье из общей чаши, обмен оружием или подарками), – также известно всем северокавказским народам.

Особой формой искусственного родства были присяжные, или клятвенные братства, которые в зависимости от местных условий и конкретных ситуаций оформлялись или как индивидуальное или коллективное усыновление, или как побратимство[4].



Куначество-побратимство.

Исследователь адатов народов Кавказа Ф.И. Леонович отмечал, что куначество почитается наравне с родством [5] .

Великий писатель Л.Н.Толстой писал, что «живя между чеченцами, кунаки роднились с ними и усвоили себе обычаи, образ жизни, нравы горцев. Еще до сих пор казацкие роды считаются родством с чеченскими». [6]

Так, например, историк Д. А. Милютин писал: «Куначество и побратимство, можно сказать, способствовало в некоторой степени становлению культурно-исторических взаимоотношений между народами Кавказа в большом еще уважении в Чечне: в доме своего кунака гость может считать себя совершенно вне опасности». [7]

«Достойный человек не бывает без друзей» − гласит чеченская пословица. Куначество возводит дружбу до предельной высоты. Чеченцы веками хранят обычай куначества. Из поколения в поколения детям (те в свою очередь – своим детям), передавались этические нормы куначества. Передавались и через устное народное творчество, в сказках и легендах.

Этика куначества в многонациональной Чечне считалась основой взаимоотношений между народами. Куначество почитается у чеченцев наравне с родством, однако, отношение к друзьям еще более ответственное, нежели к родственникам. Невнимательность или неучтивость по отношению к брату простится, но по отношению к другу–никогда.

Каким образом заключались дружеские союзы? Известны три вида братания.

Первый – торжественная клятва в присутствии друзей или старших по возрасту.

Второй − питье молока из одной чаши, в которую, как символ верности, клали золотое кольцо − чтобы дружба никогда «не ржавела».

И, наконец, третий вид заключения дружеского союза – соединение крови, для чего побратимы делали на пальцах порезы и смешивали капельки крови. После совершения одного из этих ритуалов названные братья обменивались шашками, башлыками, бурками и другими вещами, что также символизировало побратимство. О совершенном обряде сообщалось семьям и близким родственникам с обеих сторон.

Великие русские писатели А. Пушкин, М. Лермонтов, Л. Толстой и другие, знавшие быт и нравы горцев, писали о традициях куначества. Л.Н. Толстой дружил со многими горцами, называл их кунаками. Вот как писал он о своем кунаке Садо Мисербиеве: «Много раз он доказывал мне свою преданность, подвергая из-за меня свою жизнь опасности, но это для него ничего не значит, это для него обычай и удовольствие»[8]. Известно, что Садо Мисербиев подарил Л.Толстому шашку в знак верной дружбы, ведь чеченцы дарили оружие только друзьям.

Следует отметить, что чеченцы придавали большое значение искусственному родству. Такое родство было известно чеченцам, как и многим соседним народам Кавказа, в самых различных видах. Наибольшее значение имело аталычество, усыновление, побратимство, молочное родство. Бытовали и другие близкие к ним формы породнения, устанавливающиеся при обрядах первых лет жизни, а также и во время свадьбы [9].



Аталычество детей вне родительской семьи, как вид приводивший к установлению искусственного родства–был известен практически всем народам Северного Кавказа. В стихотворении А.С.Пушкина следующим образом упоминается об этом обычае:

«Из–за горы явились вдруг

Старик седой и отрок стройный.

Дают дорогу пришлецу −

И скорбному старик отцу

Так молвил, важный и спокойный:

«Прошло тому 13 лет,

Как ты в аул чужой пришед,

Вручил мне слабого младенца,

Чтоб воспитаньем из него

Я сделал храброго чеченца…» [10]

Связи воспитанника с семьей аталыка на протяжении всей его жизни были очень тесными, аталык по обычаю считался главным советчиком и руководителем воспитанника.

Аталык (формально–второй отец) нередко был даже ближе воспитаннику, чем родной отец. Жена аталыка считалась приемной матерью воспитанника, дети аталыка–братьями и сестрами. Родственные связи, устанавливавшиеся между аталыком и его семьей, с одной стороны, и воспитанником, с другой, не только приравнивались к кровным, но фактически были сильнее их.

Близкородственный характер аталыческих связей подчеркивался обязательным взаимным участием обеих семей в кровной мести, затрагивавшей одну из этих семей, а также в запрещении браков между членами этих двух семей.



Побратимство, усыновление и другие виды искусственного родства

Усыновление, побратимство и другие формы родства налагали родственные узы не только на отдельных людей и их семьи, но и на кровную родню. Они должны были и обеспечивали взаимную поддержку и помощь, запрещались браки в тех же степенях родства, что и кровное родство. Эти и другие связи по искусственному родству устанавливались в одних случаях между семьями: кто нарек именем, кто первый раз постриг голову и др., и их родней, в других – с теми, у кого остановились жених и невеста и др.

Как и другие формы родства, «присяжное» породнение считалось одним из священных. Такое породнение заключалось так: один из дружащих клал серебро в чашу с каким либо напитком; из чаши поочередно трижды пили дружащие, после чего опущенное в чашу серебро клал себе в рот тот, в чью чашу оно было положено. Обряд заканчивался взаимными угощениями, уверением в искренности и в родстве отношений, проклятием тому, кто им изменит.

Побратимство было установлением союза между двумя молодыми людьми, которые стремились связать себя неразрывными родственными узами. Побратимство достигалось разными обрядами: существовала клятва оружием, смешением крови, а также над чашей, в которую каждый из побратимов бросал монеты, из которой затем пили оба.[11]

Рассматривая формы искусственного родства мы не можем пройти мимо весьма важного на Кавказе в целом, а у чеченцев в особенности, индивидуального породнения по соседству. Люди, живя бок о бок годами, уважали, почитали соседа. Зная о радостях и горестях друг друга, всегда приходили на помощь, взаимно доверяя свои невзгоды.

В разных жизненных ситуациях чеченцы прибегали к усыновлению. Если у матери не было молока при родах, или же она была очень слаба, то ребенка кормила другая женщина, которая имела своего ребенка примерно такого же возраста. И дети, вскормленные грудью одной женщины, становились молочными братьями, или молочными сестрами, вскормившая их женщина становилась молочной матерью.

Женщину, кормившую чужого ребенка грудью, в чеченских семьях настолько уважали и почитали, что ей дарили дойную корову, продукты питания и др. Этническая принадлежность кормилицы у чеченцев не имела принципиального значения.

К обычаю усыновления прибегали также и кровники, у которых не было другой возможности избежать мести. Искали случая, чтобы прикоснуться губами к груди матери своей жертвы, тем самым устанавливалось кровное родство и возможность избежать мести. Иногда такой побратим оставался жить в новой семье как сын, заботясь о членах этой семьи, как о своих родных.

Кроме индивидуального родства, усыновления отдельного ребенка путем кормления его, у чеченцев бытовало и коллективное усыновление целого рода путем совершения обряда приема в род. Заинтересованный в этом род устраивал большое угощение для целого рода.

К истокам нравственного утверждения чеченцев относится красивейший обычай братания, породнения людей ситуативно, стихийно оказавшихся надолго рядом в силу экстремальных ситуаций (наводнения, землетрясения, долгих паводков, сходов лавин, войны, междоусобных распрей). Все взаимоотношения складываются в таком случае на фоне глубокого общения, на глазах детей, и это является основой их нравственного становления, благородства, довольства духовного, сердечного и семьей. Отец рос в глазах сына, мать становилась необъятной в своей красоте.

Отношения взрослых отпечатываются в сознании подрастающего поколения, являются наглядным примером правильного поведения, отношения к человеку не из семьи. Это служило стимулом нравственного взросления, уважения к сообществу. Отголоски рассмотренных нами существовавших традиций искусственного родства у чеченцев продолжали существовать и в недалеком прошлом, в той или иной степени сохраняются и до настоящего времени.

Даже краткий обзор традиций, определявших межэтническое сотрудничество народов Кавказа, свидетельствует об их богатстве и многообразии. Народы этого региона накопили богатейший опыт взаимной терпимости, разумного приспособления, достойных компромиссов, разностороннего сотрудничества.

Такого рода предания, нормы, представления – отражение ценностных ориентаций представителей народов Кавказа, ориентации на толерантность.
ПРИМЕЧАНИЯ
1.Декларации принципов толерантности UNESCO, 1995.

2.Безюлева Г.В., Шеламова Г.М. Толерантность:взгляд,поиск,решение.-М.,2003.

3. Степанов П. Как воспитать толерантность? // Народное образование. 2001 № 9, 2002 № 1.

4/http://www.etnosfera.ru/ecentr.php?onewnd=ecenter&list=projects&prjid=754&id=10

5.Леонтович Ф.И.Адаты кавказских горцев. //Материалы по обычному праву Северо – Восточного и Восточного Кавказа. Вып.1-2,Одесса, 1882.

6.Толстой Л.Н.Собрание соч., Т.9,1948.

7.Милютин Д.А.Материалы по истории Кавказа (заметки о племенах Кавказских). // Чечня,1840.Рукопись ЧИРКМ, фонд НВ,1970,ф.5д.6.л.81.

8.Толстой Л.Н.Собрание соч., Т.9,1948.

9.Хасбулатова З.И. Воспитание детей у чеченцев: обычаи и традиции. М., 2007.

10.Пушкин А.С. «Тазит». Собр.Соч. Т.4М.,1969.

11.Ковалевский М.М.Закон и обычай на Кавказе. Т.1.М.1890.

С.А. Гайтамирова


ПРЕДПОСЫЛКИ, ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ

В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД
Промышленное предпринимательство в городах, позже вошедших в Терскую область, зародилось еще в XVIII в. На первых порах оно неизбежно было весьма примитивно и связано, прежде всего, с переработкой сельскохозяйственной продукции.

Первыми промышленными предприятиями были: винокуренные, кожевенные, пивные, маслобойные, мыловаренные, свечные и др. Издавна существовали водяные мукомольные мельницы.

Наиболее старым городом и долгое время самым крупным центром промышленного предпринимательства края был Кизляр. Он был основан в 1735 г. и долго оставался единственным городом во всем Предкавказье. В 1861 г. занятиям горожан давалась такая характеристика: «Садоводство, виноделие, шелководство, оружейничество, скорнячество и другие рукоделия и ремесла, кроме торговли и рыболовства, сделались привычными занятиями поселенцев».1 Особенно развиты в городе были виноделие и шелководство.

Виноделие было одной из старинных отраслей товарного производства у терских и гребенских казаков. В начале XIX в. Кизляр вывозил до трех тысяч бочек виноградной водки, которая сбывалась на Макарьевской и Ирбитской ярмарке, в Москве, Петербурге, Риге и других городах.2

В 1820 г. людям всех сословий было разрешено создавать на Кавказе водочные заводы, на водку был установлен акциз (в том числе и для терских казаков). Производство «виноградной водки» стало расти.

В начале 1850-х гг. Кизляр оставался крупнейшим населенным пунктом будущей Терской области. В 1852 г. в городе было 12 винокуренных заводов, 11 салотопенных, 4 кирпичных и 2 кожевенных предприятия.3 Кроме того, в городе было довольно много ремесленников – кузнецов, слесарей, медников, оружейников, кинжальщиков, сапожников и т.д.

До середины 1860-х гг. на Северном Кавказе действовали лишь примитивные винокуренные заведения огневого типа, без ректификаторов и иных приспособлений. В 1866 – 1867 гг. в г. Кизляр и его окрестностях стали возникать новые виноградно-водочные предприятия, паровые, на перегонных кубах которых устанавливались ректификаторы, тарелки, предварительные нагреватели. Новые заводы позволяли получать виноградный спирт дешевле и лучшего качества. К 1875 г. в Кизляре уже не было ни одного действующего «огневого завода».4

В 1888 г. в Кизляре впервые в России началось коньячное производство на заводе Д.З. Сараджева (одновременно с началом коньячного производства в Тифлисе, на заводе, принадлежавшем этому же предпринимателю).5

На Всемирной выставке в Чикаго в 1893 г. кизлярская «виноградная водка» была удостоена Бронзовой медали и Почетного диплома.6 Винокуренное производство в пореформенный период развивалось и в других городах Терской области. Кизляр оставался крупнейшим центром производства «виноградной водки», но «хлебное вино» (или «хлебную водку») стали производить в новых центрах, прежде всего – во Владикавказе.

В 1860-х гг. во Владикавказе был построен довольно крупный Свято-Троицкий винокуренный завод компании Каргапова и Кейтрудова, где работало свыше 80 рабочих. Основным сырьем для завода была кукуруза. К 1883 г. на заводе, перешедшем в собственность Царакова, было уже 200 рабочих.7

В 1885 г. во Владикавказе открылся новый крупный хлебно-винокуренный завод – Д.З. Сараджева, производивший водку из кукурузы и ячменя.8

Другой важной отраслью, занятой переработкой сельскохозяйственного сырья, в Терском крае издавна была шелковая промышленность.

В 1740 г. в Кизляре возникла первая фабрика по переработке шелка-сырца, а вскоре из Кизляра в Петербург были отправлены образцы шелка-сырца. В 1763 г. был издан сенатский указ «о размножении в Кизляре «шелковичных заводов», вследствие просьбы подпоручика Грузинского Гусарского полка князя Саакадзе, который в своем прошении на Высочайшее имя писал: «Я нашел несколько армян, имеющих охоту к разведению шелковых заводов, но местное начальство удовлетворения в том не делает и земли не отводит».9 В конце XVIII – начале XIX в. правительство в приказном порядке требовало, чтобы в районе Кизляра разводились тутовые деревья, их было выращено более 1 млн.10

В самом начале XIX в. из Кизляра вывозилось ежегодно до 200 пудов шелка-сырца, в 1820-х гг. – уже до 600 пудов.11

В 1840-х гг. в Кизляре было 24 крупных шелкозаводчика,12 шелководством в Кизляре и его окрестностях занимались 8 – 10 тыс. человек – казаков, горцев и горожан.13

Помимо Кизляра, шелководство в относительно небольших масштабах существовало в ряде станиц, прежде всего Шелковской и Прохладной. В станице Шелковской в 1830 – 1840-х гг. был шелковичный завод, принадлежавший помещице Хостатовой, но в конце 1840-х гг. завод сгорел и более не восстанавливался.14 В станице Прохладной шелководством жители занимались с момента основания станицы, занятие считалось женским. На примитивных шелкомотальных станках, находящихся в сараях, получали шелк-сырец. В 1889 г. в станице получали шелка-сырца около 6 пудов.15

Большое значение для Кизляра всегда имела рыбная ловля. Довольно рано там началась промышленная переработка рыбы. Кизлярские предприниматели одними из первых в России стали выпускать рыбные консервы. Рыбные консервы из Кизляра в 1893 г. получили бронзовую медаль с почетным дипломом на Всемирной выставке в Чикаго.16

В 1856 г. на территории будущей Терской области было 4 города: Кизляр, Моздок, Пятигорск и Георгиевск. Численность населения в них составляла: Кизляр – 10 075 чел., Моздок – 9 953 чел., Пятигорск – 6 858 чел., Георгиевск – 5 595 чел.17

Население крепости Владикавказ приближалось тогда к 6 тысячам жителей, встал вопрос о преобразовании крепости в город.

Долгое время вторым по численности жителей и значению городом был Моздок. Наиболее значительной отраслью моздокской промышленности в середине XIX в. была выделка сафьяна. Это производство носило товарный характер, продукция поступала на всероссийский рынок.

Переработка сельскохозяйственной продукции развивалась и в других городах. В 1873 г. отставным есаулом Прокоповым близ Георгиевска была устроена сыроварня. Тогда же в Баксанском ущелье, в местечке Хаюка открыл сыроваренный завод Х. Урусбиев. В 1874 г. этот завод выработал до 400 пудов швейцарского сыра. На Кавказской сельскохозяйственной и промышленной выставке 1889 г. экспонировались сыры завода Урусбиева и завод Аглинцева из Пятигорского отдела. И тот, и другой были удостоены малых серебряных медалей. Газета «Терские ведомости» писала: «… изготовление сыров, в том числе швейцарских, имеет будущность и при более благоприятных условиях может иметь важное экономическое значение в крае».18

До Терской области, разумеется, доходили отголоски промышленной революции, технического перевооружения целых отраслей. Так, в Хасав-Юрте в 1860-х гг. была открыта швейная мастерская, где применялись швейные машины и работало приблизительно 15 человек наемного персонала.19

Тем не менее, в целом промышленное предпринимательство в Терской области к началу пореформенного периода было развито весьма слабо.

В ноябре 1859 г. Наместник на Кавказе в своем отношении в Санкт-Петербург писал о необходимости привлечь « из внутренних губерний разными привилегиями промышленные капиталы, которые бы могли силою своей возбудить деятельность и оживить страну».20

Через 10 лет, в конце 1860-х гг. начальник Кабардинского округа докладывал вышестоящему начальству: «Частных фабрик и заводов во вверенном мне округе не существует. Ремесленная же промышленность в Большой и Малой Кабарде, в небольшом размере, выражается в переработке лесных материалов на колеса, седла, оси и тому подобные мелкие изделия, в выделке кож на ремни; из бараньей шерсти приготовляются бурки и сукно, а также в самом небольшом количестве делаются пистолеты, кинжалы, шашки и винтовки. Размер успеха производства определить трудно, так как эти ремесленные изделия сбываются частью за деньги, частью на другие необходимые в хозяйстве предметы».21

В первые три десятилетия пореформенного периода в Терской области промышленное предпринимательство наивысшими темпами развивалось во Владикавказе.

Еще в середине 1840-х гг. во Владикавказе существовали всего лишь 3 небольших кожевенных предприятия, по два крошечных свечечных и мыловаренных заводика, пивоваренное заведение.22

В 1851 г. во Владикавказе было 21 предприятие с суммой производства 22 050 руб.23

В 1867 г. вступили в строй Владикавказские винокуренно-пивоваренный и кожевенный заводы Корганова, к 1870 г. работали маслобойный завод Федорова, канатно-веревочный Максимовой с сыновьями, хлопчатобумажные фабрики Петрова и Карелина, воскобойный и медоспускательный завод Токарева, воскобелительный и свечный Алехина, мыльно-свечный Егунова, водочный – Шаура, 3 небольших известковых завода и 80 кирпично-черепичных.24

В 1874 г. во Владикавказе было 194 промышленных предприятия, в том числе 11 салотопенных, 3 скотобойных, 2 вытапливающих воск, 10 свечных, 4 мыловаренных, 6 кожевенных, 64 кирпичных, 37 черепичных, 3 канатных, 2 известковых, 5 водочных, 2 табачных, 4 маслобойных, 5 хлопчатобумажных. На них было занято 448 рабочих.25

В 1879 г. в городе был основан гончарный завод А.Буракова, который имел некоторые технические приспособления и при шести постоянно занятых рабочих, выпускал в год продукции на 12 тыс.руб.26

1 июля 1879 г. мещанином Шуваловым З.И. во Владикавказе была открыта первая частная типография.27

В 1880 г. из промышленных заведений Владикавказа всероссийский справочник отмечал: 3 кожевенных завода, 2 свечных, 2 мыловаренных, пивоваренный.28

С 1851 по 1867 гг. стоимость продукции, произведенной промышленными предприятиями Владикавказа, возросла почти в 5 раз, а к 1885 г. – еще почти в 5 раз, составив 487 410 руб.29

Приблизительно таким же был характер промышленных заведений других городов Терской области. Так, в Георгиевске существовали: 3 кожевенно-дубильных завода, 3 свечных, 2 мыловаренных. Из г.Кизляра в Россию тогда, согласно тому же справочнику, вывозили: фрукты, виноград, вино, кожи и шерсть.

В 1876 г. в Терской области существовало 459 небольших промышленных предприятий (без мельниц), которые в статистических отчетах того времени именовали «заводами». На всех этих «заводах» было 2188 человек рабочих – чуть больше пяти на один «завод».30 На самом крупном промышленном предприятии по переработке серебро-свинца было 116 рабочих. Правда, на самом Садонскомсеребро-свинцовом руднике было 180 человек на горнозаводских работах и 200 человек – на вспомогательных.31Из отраслей самой многолюдной по числу рабочих была винокуренная (водочное производство) – 437 чел., за ней шли кирпичная (352 чел.), черепичная (247 чел.), известковая (174 чел.), маслобойная (157 чел.), кожевенная (147 чел.). В нефтяной промышленности было занято всего 60 человек.32 Стоимость выпущенной продукции была максимальной также в винокуренной промышленности – 135 477 руб. – 16% от всей промышленной продукции области.33

Кроме этих «заводов» в Терской области в 1876 г. было 1452 мельницы, из них лишь 2 паровые, а 1445 – водяные.34 Что же касается нефти, то ее добывали из 111 колодцев, на единственном нефтеперегонном предприятии – «заводе Мирзоева» - работали 4 человека.35

Как сообщал «Кавказский календарь» на 1886 г. в Терской области в 1884 г. было 1703 «фабрик и заводов» с общим числом рабочих – 3897 чел. (без добывающей промышленности). Правда, в это число включалось 1293 мельницы с 1558 рабочими. Без мельниц промышленных предприятий остается 410, а общее число рабочих – 2339. Средняя численность занятых на одном «заводе» приближалась к 6 человекам. По-прежнему наибольшая стоимость произведенной продукции была на винокуренных заводах, за ней следовали производства: кирпичное, мыловаренное и салотопное. Важно отметить, что появилась первая чугунно-литейная мастерская, где было всего 7 рабочих.36

Промышленные предприятия, которые имелись в 1880-х гг. во Владикавказе, можно объединить в две группы: по переработке сельскохозяйственного сырья и строительного профиля. Такое же положение было и во всей Терской области. Исключение составляли горнорудные предприятия Осетии, небольшая нефтяная промышленность Грозного, железнодорожные мастерские, небольшие предприятия по добыче и выварке соли.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15

  • ПРЕДПОСЫЛКИ, ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД