Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Центр образования №1437




Скачать 314.98 Kb.
Дата28.06.2017
Размер314.98 Kb.
Государственное образовательное учреждение

Центр образования № 1437

Герои - партизаны Отечественной войны 1812 года Д. Давыдов, А. Сеславин, А. Фигнер их роль в победе России и отражение их имён в названиях улиц Москвы.
Авторы проекта:
Учащиеся 6 «А» класса

Дегтярёва Анастасия

Грищенко Валерия

Маркосова Карина


Руководители проекта:

Неткачёва Ольга Ильинична учитель истории

Спектор Евгений Андреевич учитель истории

Мирошенкова Лада Вадимовна к.и.н. зав. научно-информационным отделом ГУК «Музей-панорама «Бородинская битва»»


Москва

2009

Оглавление



Оглавление

стр. 2

Введение

стр. 3-5

Глава 1 Герои -партизаны Д. Давыдов, А. Сеславин, А. Фигнер

Стр.6

    1. Основные понятия используемые в работе

Стр.6

1.2 Герой - партизан Д. Давыдов

Стр.8

1.3 Герой - партизан А. Сеславин

Стр.11

1.4 Герой - партизан А. Фигнер

Стр.16

Глава 2 Благодарность потомков героям Отечественной войны 1812 года в Москве

Стр.27

2.1 Отечественная война 1812 года в названиях московских улиц

Стр.27

2.2 Памятники Отечественной войны 1812 года в Москве

Срт.30

Заключение

Стр.35

Список литературы

Стр.36

Приложения











Введение

Отечественная война 1812 года - одно из самых ярких событий в истории России. Как писал известный публицист и литературный критик XIX в. В. Г. Белинский: «У всякого народа своя история, а в истории свои критические моменты по которым, можно судить о силе и величии его духа…».[Зайченко[ В 1812 году Россия показала всему миру силу и величие своего духа и доказала, что победить её невозможно, даже поразив в самое сердце, захватив Москву. C первых дней войны народ поднялся на войну с захватчиками, все сословия русского общества были едины: дворяне, крестьяне, разночинцы, священнослужители.

Посетив Музей – панораму «Бородинская битва» мы захотели больше узнать о героях-партизанах Отечественной войны 1812 года. От экскурсовода мы узнали, что впервые партизанское движение возникло в Отечественную войну 1812 года. Партизанскую борьбу Кутузов соединил с действиями регулярной армии, большую роль в этом сыграли Д. Давыдов, А. Сеславин, А. Фигнер.

Поэтому выбор темы нашего проекта не случаен. Мы обратились к заведующей научно-информационным отделом Мирошенкова Л. В. к.и.н. ГУК «Музей-панорама» Бородинская битва»» с просьбой рассказать нам о героях партизанах и предоставить нам материалы о деятельности партизанских отрядов.



Целью нашего исследования – показать, необходимость создания партизанских отрядов, деятельность их лидеров Д. Давыдова, А. Сеславина, А. Фигнера, отметить их личные качества и полностью оценить их вклад в победу в Отечественной войне 1812г.

В 2012 году мы будем отмечать 200-летие Отечественной войны 1812 года. Нам стало интересно, как потомки отдали дань памяти и чести, мужеству героев спасших Россию в ту грозную пору.

Отсюда тема нашего проекта «Герои - партизаны Отечественной войны 1812 года Д. Давыдов, А. Сеславин, А. Фигнер их роль в победе России и отражение их имён в названиях улиц Москвы».

Объектом исследования являются деятельность партизан в Отечественной воине.

Предметом исследования являются личности Д. Давыдова, А. Сеславина, А. Фигнера и их деятельность в Отечественной войне 1812г.

Мы предполагаем, что без действия партизан, без их мужества, героизма и самоотдачи не возможен разгром наполеоновской армии, изгнание её из России.



Изучив литературу, дневники, воспоминания, письма и стихи по данной теме мы разработали стратегию исследования, определили задачи исследования.

Задачи

  1. Проанализировать литературу (очерки, стихи, рассказы, воспоминания) и выяснить каким образом партизанские отряды приобретали массовость и получили большое распространение.

  2. Изучить какими путями и средствами действовали партизаны для достижения своих целей и побед в войне 1812г.

  3. Изучить биографию и деятельность Д. Давыдова, А. Сеславина, А. Фигнера.

  4. Назвать качества характера героев-партизан (Д. Давыдова, А. Сеславина, А. Фигнера) предоставить к обсуждению облик партизан, партизанских отрядов, показать насколько необходимым, нелегким и героическим был их труд.

  5. Изучить и посетить памятные места Москвы связанные с войной 1812 года.

  6. Собрать материал для школьного - военного музея и выступить перед учениками центра образования.

Для решения поставленных задач мы использовали следующие методы: определение понятий, теоретические - анализ, синтез, обобщение, свободное интервьюирование, применение топонимических знаний в поиске памятных мест Москвы.

Работа проводилась в несколько этапов:

Первый этап, организационный, посещение Музея – панорамы «Бородинская битва». Планирование исследования. Нахождение источников информации (интервью, чтение печатных источников, просмотр карты, нахождение ресурсов интернета) для изучения. Определение в какой форме можно представить результат работы. Распределение обязанностей между членами команды.

Второй этап, констатирующий, отбор необходимого материала. Интервьюирование Мирошенковой Л. В. (заведующей научно-информационным отделом к.и.н. ГУК «Музей-панорама» Бородинская битва»»). Изучение карты Москвы. Чтение и анализ источников информации.

Третий этап, формирующий, отбор необходимого материала, нахождение памятных мест в Москве связанных с Отечественной войной 1812 года.

Четвёртый этап, контрольный, отчёт каждого члена команды о проделанной работе.

Пятый этап, внедренческий, создание презентации, сбор материала для школьного - военного музея и выступление перед учениками центра образования


Глава 1


    1. Основные понятия используемые в работе.

Что такое Партизанская война? Чем она отличается от обычной войны? Когда и где появилась? Каковы цели и значение Партизанской войны? В чём отличие Партизанской войны от Малой войны и от Народной войны? Эти вопросы появились у нас при изучении литературы. Для того чтобы правильно понимать и использовать эти термины нам необходимо дать их понятия. Воспользовавшись энциклопедией «Отечественная война 1812 года»: Энциклопедия. М., 2004., мы узнали что:

Партизанская война
В XVIII-XIX вв. под партизанской войной понимали самостоятельные действия небольших мобильных армейских отрядов на флангах, в тылу и на коммуникациях противника. Целью Партизанской войны являлось нарушение связи войск противника между собой и с тылом, с обозами, уничтожение запасов (магазинов) и тыловых военных учреждений, транспортов, подкреплений, а также нападения на этапные посты, освобождение своих пленных, перехват курьеров. На партизанские отряды возлагалось установление связи между разделенными частями своей армии, возбуждение народной войны в тылу неприятеля, добывание сведений о движении и численности армии противника, а также постоянное беспокойство неприятеля, чтобы лишить его необходимого отдыха и тем привести «в изнурение и расстройство». Партизанская война рассматривалась как часть малой войны, поскольку действия партизан не вели к разгрому противника, но лишь способствовали достижению этой цели.

В XVIII-XIX вв. понятие Малая война обозначало действия войск малыми отрядами в противоположность действиям крупных частей и соединений. К Малой войне относили охранение собственных войск (службу на аванпостах, караулы, патрули, пикеты, разъезды и пр.) и действия отрядами (простые и усиленные рекогносцировки, засады, нападения). Партизанская война осуществлялась в форме кратковременных набегов сравнительно сильных «летучих корпусов» или в виде длительных «поисков» мелких партизанских партий в тылу противника.

Партизанские действия впервые применил главнокомандующий 3-й Западной армией генерал А.П. Тормасов. По разрешению М.И. Кутузова 25 августа (6 сентября) была выслана в «поиск» партия подполковника Д.В. Давыдова.

Партизанская война активизировалась осенью 1812 года, когда армия стояла под Тарутино. 9 (21) сентября в рейд на Можайскую дорогу был выслан «летучий корпус» И.С. Дорохова. 16 (28) сентября в тыл неприятелю направлена партия полковника И.М. Вадбольского. 23 сентября (5 октября) – партия капитана А.С. Фигнера. 26 сентября (8 окт.) – партия полковника Н.Д. Кудашева, 30 сентября (12 окт.) – партия капитана А.Н. Сеславина.

Временные армейские мобильные отряды, создавались российским командованием для кратких рейдов («набегов», «экспедиций»), именовались также «малыми корпусами», «отрядами легкий войск». «Легкие корпуса» состояли из регулярных (легкая кавалерия, драгуны, егеря, конная артиллерия) и иррегулярных (казаки, башкиры, калмыки) войск. Средняя численность: 2-3 тыс. человек. Действия «легких корпусов» являлись одной из форм партизанской войны.[8,с.]

Мы узнали, что под Партизанской войной понимаются самостоятельные действия небольших мобильных армейских отрядов на флангах, в тылу и на коммуникациях противника. Узнали цели и Партизанской войны, что Партизанская война является частью малой войны, что «летучие корпуса» это временные мобильные отряды.




    1. Биография Дениса Васильевича Давыдова (1784 – 1839)

Денис Давыдов родился 17 июля 1784 года в Москве. С 17 лет он начал военную службу эстандарт-юнкером в Кавалергардском полку, через год был произведен в первый офицерский чин, а еще через два года за сочинение «возмутительных стихов» отчислен из гвардии в армейский Белорусский гусарский полк. Давыдов быстро освоился в новой для него среде и продолжал писать стихи, в которых воспевал прелести бесшабашной гусарской жизни. В 1806 году его вернули в гвардию. Он стал адъютантом Багратиона. Вместе с ним молодой офицер проделал кампанию 1807 года, участвовал во всех сражениях и получил пять боевых наград, в их числе золотую саблю с надписью «За храбрость».

Громкую военную славу Денис Давыдов снискал в Отечественную войну. В начале кампании он в чине подполковника командовал батальоном Ахтырского гусарского полка в армии Багратиона, к которому и обратился незадолго до Бородинского сражения с проектом партизанской войны. Кутузов одобрил представление Багратиона, и 25 августа, накануне Бородинской битвы, Давыдов, получив в свое распоряжение 50 гусар и 80 казаков, двинулся в тыл врага. В первый же свой «поиск», 1 сентября, когда французы готовились вступить в Москву, Давыдов разгромил на Смоленской дороге, у Царева Займища, две шайки мародеров, прикрывших обозы с «ограбленными у жителей пожитками», и транспорт с хлебом и патронами, взяв в плен более 200 человек*. Успех Давыдова был полный. Почти каждый день его отряд захватывал пленных, обозы с продовольствием и боеприпасами. По примеру отряда Давыдова (численность его возросла до 300 человек) были созданы и другие партизанские отряды из регулярных и казачьих войск.

Успех Давыдова в большей степени объяснялся его тесной связью с населением – крестьяне служили ему лазутчиками, проводниками, сами принимали участие в истреблении шаек фуражиров. Так как форма русских и французских гусар была очень схожа и крестьяне нередко принимали Давыдова за француза, он облачился в казачий кафтан, отрастил бороду и в таком виде изображен на нескольких гравюрах того времени.

Особенно широкий размах действия войсковых партизанских отрядов приняли во время отступления французов из России. Днем и ночью партизаны не давали врагу ни минуты покоя, уничтожая или забирая в плен небольшие группы и объединялись для удара по крупным колоннам. Так, 28 сентября партизанские отряды Давыдова, Сеславина, Фигнера и Орлова-Денисова окружили в селе Ляхове, атаковали и взяли в плен двухтысячную колонну французов во главе с генералом Ожеро. О деле под Ляховым Кутузов сказал: «Победа сия тем более знаменита, что в первый раз в продолжении нынешней кампании неприятельский корпус положил перед нами оружие».

Денис Давыдов со своим отрядом «проводил» французов до самой границы. За отличие в кампании 1812 года он был награжден Георгиевским крестом и произведен в полковники. В 1823 году Давыдов ушел в отставку, но в 1826 году вернулся на службу. Участвовал в русско-персидской войне 1826–1828 годов. 21 сентября 1826 года разбил 4-тысячный персидский отряд. Командовал отрядом при подавлении Польского восстания 1830-1831 году и лишь затем окончательно «распоясался и повесил шапку свою на стену».

Имя Давыдова как «поэта-партизана» овеяло громкой романтической славой. Он был связан тесной дружбой с Пушкиным, Языковым, Вяземским, Баратынским и другими поэтами, воспевавшими его в своих стихах; немалым успехом пользовались и его собственные лирические и сатирические стихи. Еще в 1821 году он издал «Опыт теории партизанского действия», а уйдя в отставку, «пустился в военные записки», создав ряд очерков о событиях, свидетелем и участником которых являлся. Написанные, по отзыву Пушкина «неподражаемым слогом», эти яркие и живые очерки представляют исключительный исторический и литературный интерес. (См.Приложение №)

В 1839 году, когда в связи с 25-летием победы над Наполеоном готовилось торжественное открытие памятника на Бородинском поле, Денис Давыдов подал мысль о перенесении туда же праха Багратиона. Предложение Давыдова было принято и он должен был сопровождать гроб Багратиона, перед памятью которого благоговел, но 23 апреля, за несколько месяцев до Бородинских торжеств, скоропостижно скончался в деревне Верхняя Маза, Сызранского уезда, Симбирской губернии.

Денис Давыдов был замечательным человеком, героем-партизаном, поэтом, прославленным военноначальником. Отличался храбростью отвагой, организаторским талантом. В дни войны он всегда был впереди, всегда там, где необходима была особая смекалка, удаль и доблесть. Человек широкой души, исключительной честности и отваги. Денис Васильевич имел множество друзей. Друзьями были А. С. Пушкин, Н. М. Языков, П. М.Вяземский, Баратынский.

*В своем "Дневнике партизанских действий", который Давыдов начал писать в 1814 г. в Париже, он ошибочно датирует этот первый свой набег 2 сентября.

Невстpуев, 1998
Шмурздюк, 1998


    1. Герой партизан- А. Сеславин

Наряду с Денисом Давыдовым А.Н. Сеславин принадлежит к числу наиболее прославленных партизан 1812 года. Его имя неразрывно связано с событиями, непосредственно предшествующими переходу русских войск в наступление, которое привело к гибели наполеоновскую армию.

Лишь незадолго до Отечественной войны Сеславина произвели в капитаны. Такое скромное продвижение по «лестнице чинов» было следствием двукратного перерыва в военной службе. Окончив в 1798 году Артиллерийский и инженерный кадетский корпус, лучшее военно-учебное заведение того времени, Сеславин был выпущен подпоручиком в гвардейскую артиллерию, в которой и прослужил 7 лет, будучи за это произведен в следующий чин, а в начале 1805 года «по прошению уволился от службы». Осенью того же года, после объявления войны с наполеоновской Францией, Сеславин вернулся на службу и был назначен в конную артиллерию.

Впервые он принял участие в военных действиях в кампанию 1807 года в Восточной Пруссии. В бою при Гейльсберге был тяжело ранен и награжден за храбрость золотым оружием. Вскоре по окончании войны он вторично оставил службу и 3 года провел в отставке, лечась от последствий ранения.

В 1810 году Сеславин вновь возвращается в армию и сражается против турок на Дунае. При штурме Рущука он шел в голове одной из колонн и, уже взойдя на земляной вал, был тяжело ранен в правую руку. За отличия в сражениях с турками Сеславин был произведен в штабс-капитаны и вскоре затем – в капитаны.

В начале Отечественной войны Сеславин состоял адъютантом Барклая де Толли. Обладая хорошей теоретической подготовкой, широким военным кругозором и боевым опытом, он исполнял в штабе Барклая де Толли обязанности по «квартирмейстерской части», то есть офицера генерального штаба. С частями 1-й армии Сеславин принимал участие почти во всех сражениях первого периода войны – под Островною, Смоленском, Валутиной горой и в других. В бою под Шевардино был ранен, но остался в строю, участвовал в Бородинском сражении и в числе наиболее отличившихся офицеров был награжден Георгиевским крестом 4-й степени.

Вскоре после оставления Москвы Сеславин получил «летучий отряд» и начал партизанские поиски, в которых полностью проявил свои блестящие военные дарования. Его отряд, как и другие партизанские отряды, нападал на неприятельские транспорты, уничтожал или захватывал в плен партии фуражиров и мародеров. Но основной своей задачей Сеславин считал неустанное наблюдение за движением крупных соединений неприятельской армии, полагая, что эта разведывательная деятельность больше всего может способствовать успеху операций главных сил русской армии. Именно эти действия и прославили его имя.

Приняв в Тарутине решение развязать «малую войну» и окружить наполеоновскую армию кольцом армейских партизанских отрядов, Кутузов четко организовал их действия, отведя каждому отряду определенный район. Так, Денису Давыдову было предписано действовать между Можайском и Вязьмой, Дорохову – в районе Верея – Гжатск, Ефремову – на Рязанской дороге, Кудашеву – на Тульской, Сеславину и Фонвизину (будущему декабристу) – между Смоленской и Калужской дорогами.

7 октября, на следующий день после сражения корпуса Мюрата под Тарутином Наполеон отдал приказ об оставлении Москвы, намереваясь идти на Смоленск через Калугу и Ельню. Однако, стремясь сохранить боевой дух своей армии и одновременно ввести в заблуждение Кутузова, Наполеон выступил из Москвы по старой Калужской дороге в направлении Тарутина, придав, таким образом, своему движению «наступательный характер». На полпути к Тарутину он неожиданно для своей армии приказал свернуть у Красной Пахры вправо, вышел проселками на Новую Калужскую дорогу и двинулся по ней к югу, на Малоярославец, стремясь обойти главные силы русской армии. Корпус Нея первое время продолжал движение по Старой Калужской дороге на Тарутино и соединился с войсками Мюрата. По расчету Наполеона это должно было дезориентировать Кутузова и создать у него впечатление, что вся наполеоновская армия идет к Тарутину с намерением навязать русской армии генеральное сражение.

10 октября Сеславин обнаружил главные силы французской армии у села Фоминское и, известив об этом командование, дал возможность русским войскам упредить противника у Малоярославца и преградить ему путь на Калугу. Сам Сеславин так описывал этот важнейший эпизод его боевой деятельности: «Я стоял на дереве, когда открыл движение французской армии, которая тянулась у ног моих, где находился сам Наполеон в карете. Несколько человек (французов) отделились от опушки леса и дороги, были захвачены и доставлены светлейшему, в удостоверение в таком важном для России открытии, решающем судьбу Отечества, Европы и самого Наполеона... Я нашел генерала Дохтурова в Аристове случайно, вовсе не зная о пребывании его там; я мчался к Кутузову в Тарутино. Сдавши пленных для представления светлейшему, я отправился снова к отряду, чтобы понаблюдать ближе за движением Наполеона».

В ночь на 11 октября посланный Дохтуровым майор Болговской известил Кутузова об «открытии» Сеславина. Всем памятна по «Войне и Миру» встреча Кутузова и посланного Дохтуровым вестника (в романе Болховитинов), описанная Толстым на основе воспоминаний Болговского.

Последующие полтора месяца Сеславин действовал со своим отрядом с исключительной смелостью и энергией, всецело оправдывая характеристику, данную ему одним из участников Отечественной войны, как офицеру «испытанной храбрости и усердия, предприимчивости необычайной». Так, 22 октября под Вязьмою Сеславин, проскакав между неприятельскими колоннами, обнаружил начало их отступления и дал знать об этом русским отрядам, а сам с Перновским полков ворвался в город. 28 октября под Ляховом вместе с Денисом Давыдовым и Орловым-Денисовым он взял в плен бригаду генерала Ожеро, за что был произведен в полковники; совместно с другим знаменитым партизаном, Фигнером, он отбил у французов транспорт с ценностями, награбленными в Москве. 16 ноября Сеславин ворвался со своим отрядом в Борисов, захватил 3000 пленных, установил связь между войсками Витгенштейна и Чичагова. Наконец, 27 ноября он первым атаковал французские войска в Вильне и был при этом тяжело ранен.

В декабре 1812 года Сеславин был назначен командиром Сумского гусарского полка. Осенью 1813 и в 1814 году он командовал передовыми отрядами армии союзников, участвовал в сражениях под Лейпцигом и Фершампенуазом; за боевые отличия произведен в генерал-майоры.

Сеславин, по его словам, принимал участие «в 74 боевых сражениях» и был 9 раз ранен. Напряженная боевая служба и тяжелые ранения сказались на его здоровье и душевном равновесии. По окончании военных действий он получил длительный отпуск для лечения за границей, побывал во Франции, Италии, Швейцарии, где прошел пешком по пути Суворова – через Сен-Готард и Чортов мост, лечился на водах, но здоровье его не улучшилось. В 1820 году он оставил службу и удалился в свое небольшое тверское имение Есемово, где и прожил в одиночестве, не встречаясь ни с кем из соседних помещиков, более 30 лет.

Сеславин отличался исключительной смелостью и энергией, храбростью всецело оправдывая характеристику, данную ему одним из участников Отечественной войны, как офицеру "испытанной храбрости и усердия, предприимчивости необычайной"..{}Александр Никитич был глубоко образованным человеком, интересовался разными науками. Выйдя в отставку писал воспоминания от которых сохранились лишь фрагменты. Этот человек был незаслуженно забыт своими современниками, но заслуживает памяти и изучения потомками.



Невстpуев, 1998
Шмурздюк, 1998


    1. Герой партизан – А. Фигнер



Фигнер Александр Самойлович — знаменитый партизан Отечественной войны, потомок древней немецкой фамилии, выехавшей в Россию при Петре I, род. в 1787 г., умер 1 октября 1813 г. Дед Фигнера, барон Фигнер фон Рутмерсбах, проживал в Ливонии, а отец, Самуил Самуилович, начав службу с рядового звания, достиг штаб-офицерского чина, был определен директором казенного хрустального завода близ Петербурга и вскоре за тем, переименованный в статские советники, назначен в 1809 г. вице-губернатором в Псковскую губернию (умер 8 июля 1811 г.). Александр Фигнер, успешно окончив курс во 2-м кадетском корпусе, 13 апреля 1805 г. был выпущен подпоручиком в 6-й артиллерийский полк и в том же году отправлен в англо-русскую экспедицию на Средиземном море. Здесь он нашел случай быть в Италии и прожил несколько месяцев в Милане, усердно изучая итальянский язык, основательным знанием которого ему удалось оказать впоследствии столько услуг отечеству. По возвращении в Россию, 17 января 1807 г., Фигнер был произведен в поручики, а 16 марта переведен в 13 артиллерийскую бригаду. С началом турецкого похода 1810 г., он поступил в молдавскую армию, участвовал с отрядом генерала Засса в деле 19 мая при взятии крепости Туртукая и с 14 июня по 15 сентября — в блокаде и взятии на капитуляцию крепости Рущука войсками гр. Каменского. В целом ряде дел под Рущуком Фигнер успел выказать отличное мужество и храбрость. Командуя, при обложении крепости, в ближайшем к ней летучем сапе 8 орудиями, он, во время отбития одной из вылазок неприятеля, был тяжело ранен в грудь, но строя не покинул, а вызвался вскоре на новый подвиг. Когда гр. Каменский решил предпринять штурм Рущука, Фигнер вызвался измерить глубину крепостного рва и сделал это со смелостью, изумившею самих турок. Штурм 22 июля не удался, но блистательно участвовавший в нем Фигнер был награжден орденом св. Георгия, снятым главнокомандующим с убитого на гласисе крепости артиллерийского генерала Сиверса, а 8 декабря 1810 г. удостоился получить именной Всемилостивейший рескрипт. В 1811 г. Фигнер возвратился на родину для свидания с отцом и здесь женился на дочери псковского помещика, отставного статского советника Бибикова, Ольге Михайловне Бибиковой. 29 декабря 1811 г. он был произведен в штабс-капитаны, с переводом в 11 артиллерийскую бригаду, и вскоре получил в командование той же бригады легкую роту. Отечественная война снова вызвала Фигнер на боевое поприще. Первым подвигом его в этой войне явилась мужественная защита огнем орудий левого фланга русских войск в деле при р. Страгани; здесь же, остановив опрокинутых французами стрелков, он, во главе их, отбил у неприятеля одно из орудий своей роты, за что главнокомандующий лично поздравил Фигнер чином капитана. С отступлением русских войск через Москву к Тарутину, боевая деятельность Фигнер изменилась: он сдал командование ротою старшему в ней офицеру, выступив незадолго перед тем на поприще партизанских действий. По секретному предписанию Кутузова, переодевшись крестьянином, Фигнер , в сопровождении нескольких казаков, отправился в Москву, занятую уже французами. Привести в исполнение свое тайное намерение — добраться как-нибудь до Наполеона и убить его — Фигнер не удалось, но тем не менее пребывание его в Москве было истинным ужасом для французов. Образовав из оставшихся в городе обывателей вооруженную партию, он делал с нею засады, истреблял одиноких неприятелей, и после ночных его нападений находили каждое утро множество трупов убитых французов. Действия его наводили на неприятеля панический страх. Напрасно старались французы отыскать отважного и скрытного мстителя: Фигнер был неуловим. Зная в совершенстве языки французский, немецкий, итальянский и польский, он во всевозможных костюмах бродил днем между разноплеменными солдатами Наполеоновской армии и вслушивался в их разговоры, а с наступлением ночи распоряжался своими удальцами на гибель ненавистного ему неприятеля. Вместе с тем, Фигнер разузнавал все необходимое о намерениях французов и с собранными важными сведениями, 20 сентября благополучно выбравшись из Москвы, прибыл к главной квартире русской армии, в Тарутино. Отважная предприимчивость и сметливость Фигнер обратили на себя внимание главнокомандующего, и ему было поручено, вместе с другими партизанами, Давыдовым и Сеславиным, развить партизанские действия на сообщениях противника. Собрав две сотни удальцов из охотников и отсталых, посадив пеших на крестьянских лошадей, Фигнер вывел этот сборный отряд на можайскую дорогу и начал производить здесь свои губительные набеги в тылу неприятельской армии. Днем он прятал отряд где-либо в ближайшем лесу, а сам, переодеваясь французом, итальянцем или поляком, иногда сопровождаемый трубачом, разъезжал по неприятельским форпостам, высматривал расположение их и, с наступлением темноты, налетал на французов со своими партизанами и каждый день присылал в главную квартиру сотни пленных. Пользуясь оплошностью неприятеля, Фигнер бил его, где только было возможно; в особенности же действия его усилились, когда к отряду примкнули вооружившиеся подмосковные крестьяне. В 10-ти верстах от Москвы он настигнул неприятельский транспорт, отнял и заклепал шесть 12-фунт. пушек, взорвал несколько зарядных фур, уложил на месте до 400 чел. и около 200 чел., вместе с ганноверским полковником Тинком, взял в плен. Наполеон назначил премию за голову Фигнера, но последний не прекратил своей отважной деятельности; желая привести свой разнородный отряд в большее устройство, он начал вводить в нем порядок и дисциплину, что, однако, не понравилось его охотникам, и они разбежались. Тогда Кутузов дал в распоряжение Фигнера 600 чел. регулярной кавалерии и казаков, с офицерами по его выбору. С этим вполне устроенным отрядом Фигнер стал еще ужаснее для французов, здесь еще более развились его выдающиеся способности партизана, и его предприимчивость, доходившая до безумной дерзости, проявилась в полном блеске. Обманывая бдительность противника искусными маневрами и скрытностью переходов и имея хороших проводников, он неожиданно налетал на неприятеля, разбивал партии фуражиров, сжигал обозы, перехватывал курьеров и день и ночь тревожил французов, появляясь на разных пунктах и всюду разнося за собою смерть и плен. Наполеон вынужден был отрядить на можайскую дорогу пехоту и кавалерийскую дивизию Орнано против Фигнер и других партизан, но все поиски неприятеля были тщетны. Несколько раз французы настигали отряд Фигнер, окружали его превосходными силами, казалось, гибель отважного партизана являлась неизбежною, но ему всегда удавалось хитрыми маневрами обмануть противника. Отвага Фигнер доходила до того, что однажды, под самою Москвою, он напал на гвардейских кирасир Наполеона, ранил их полковника и взял в плен, вместе с 50 солдатами. Перед Тарутинским сражением он прошел "через все французские заставы", удостоверился в изолированности французского авангарда, донес о том главнокомандующему и тем оказал немалую пользу в последовавшем на другой день совершенном поражении войск Мюрата. С началом отступления Наполеона из Москвы, возгорелась народная война; пользуясь этим, благоприятным для партизана, обстоятельством, Фигнер действовал неутомимо. Вместе с Сеславиным он отбил целый транспорт с драгоценностями, награбленными французами в Москве; вскоре за тем, встретясь с отрядом неприятеля у с. Каменного, разбил его, положил на месте до 350 чел. и взял около того же числа нижних чинов при 5 офицерах в плен, и, наконец, 27 ноября, в деле при с. Ляхове, соединившись с партизанскими отрядами графа Орлова-Денисова, Сеславина и Дениса Давыдова, содействовал поражению французского генерала Ожеро, положившего к концу боя оружие. Восхищенный подвигами Фигнера, Император Александр произвел его в подполковники, с переводом в гвардейскую артиллерию, наградил 7000 руб. и, вместе с тем, по ходатайству главнокомандующего и английского агента при главной квартире, Р. Вильсона, бывшего свидетелем многих подвигов Фигнер, освободил от суда и взыскания тестя его, бывшего псковского вице-губернатора Бибикова. По возвращении из Петербурга, Фигнер настиг нашу армию уже в северной Германии, под осажденным Данцигом. Здесь он вызвался исполнить отважное поручение гр. Витгенштейна — пробраться в крепость, собрать все необходимые сведения о силе и расположении крепостных верков, о численности гарнизона, количестве боевых и продовольственных запасов, а также тайком подстрекать обывателей Данцига к восстанию против французов. Только при необыкновенном присутствии духа и отличном знании иностранных языков Фигнер мог отважиться на выполнение столь опасного поручения. Под видом несчастного итальянца, ограбленного казаками, проник он в город; здесь, однако, не сразу поверили его рассказам и посадили его в тюрьму. Два месяца томился в ней Фигнер , мучимый беспрестанными допросами; от него требовали доказательств действительного происхождения из Италии, каждую минуту он мог быть узнан как шпион и расстрелян. Сам суровый комендант Данцига, генерал Рапп, допрашивал его, но необычайная сметливость и изворотливость спасли и на этот раз отважного смельчака. Вспомнив долгое пребывание свое в Милане, он назвался сыном одной хорошо знакомой итальянской семьи, рассказал, при очной ставке с уроженцем Милана, случайно находившимся в Данциге, все мельчайшие подробности о том, каких лет отец и мать, какого состояния, на какой улице стоит их дом и даже какого цвета крыша и ставни, и не только успел оправдаться, но, прикрывшись горячею преданностью к императору французов, вкрался даже в доверие Раппа настолько, что тот отправил его с важными депешами к Наполеону. Конечно, Фигнер, выбравшись из Данцига, доставил депеши, вместе с добытыми им сведениями, в нашу главную квартиру. За совершенный подвиг он был произведен в полковники и временно оставлен при главной квартире. Следуя, однако, своему призванию, он снова отдался деятельности партизана. По его предложению был сформирован отряд из разных дезертиров Наполеоновской армии, преимущественно испанцев, насильственно в нее завербованных, а также из немецких волонтеров, и назван "легионом мести"; в обеспечение надежности партизанских действий, к отряду была придана сборная команда из разных гусарских и казачьих полков, которая и составила ядро отряда. С этим то отрядом Фигнер снова открыл свои губительные набеги на неприятеля на новом театре войны. 22 августа 1813 г. он разбил неприятельский отряд, встреченный им у м. Ниске, три дня спустя появился уже в окрестностях Баутцена, 26 августа у Кенигсбрюка прошел в 800 шагах мимо озадаченного противника, не сделавшего даже ни одного выстрела, и 29 августа атаковал французского генерала Мортье у Шпейрсвейлера и взял несколько сот человек в плен. Продолжая дальнейшее движение впереди силезской армии, освещая местность, партизанский отряд Фигнер 26 сентября встретился при Эйленбурге с корпусом генерала Сакена, но в тот же день, отделившись от него, взял направление к Эльбе. Два раза отряд сталкивался затем с неприятельскими отрядами, столь немногочисленными, что истребление их могло быть верным, но Фигнер уклонялся от нападений и даже не позволял казакам гоняться за отстававшими. Смелый партизан, очевидно, сберегал людей и лошадей для какого-то более важного предприятия. Видя из движений воюющих сторон, что между Эльбой и Салой решится участь Германии, Фигнер предполагал, что в начале октября Наполеон, ввиду решительного сражения, удалит свои войска от левого берега Эльбы, и потому, в ожидании этого движения, он хотел, продержавшись несколько дней вблизи от Дессау, вторгнуться затем в Вестфалию, сохранившую преданность прусскому правительству, и поднять ее население против французов. Но его предположения — не оправдались. Наполеон, вследствие изменившихся обстоятельств, принял намерение перейти на правый берег Эльбы, и, согласно отданным им распоряжениям, маршалы Ренье и Ней двинулись к Виттенбергу и Дессау для овладения переправами. 30 сентября один из разъездов известил Фигнер о показавшихся на дороге от Лейпцига к Дессау нескольких эскадронах неприятельской кавалерии, но он, уверенный, что французские войска начали уже отступательное движение к Сале, объяснил появление эскадронов посланными от неприятеля фуражирами. Вскоре на отряд наехала партия прусских черных гусар, объяснившая, что неприятельские эскадроны принадлежат к сильному авангарду, следом за которым наступает вся армия Наполеона. Сознавая опасность, Фигнер тотчас же повернул отряд в промежуток больших дорог, шедших в Верлиц и Дессау, и форсированным маршем к вечеру приблизился к Эльбе. Здесь было получено известие от начальника прусских войск, стоявших у Дессау, что ввиду неожиданного наступления французской армии к этому городу, корпус Тауэнцина отступит на правый берег реки, не оставив на левом ни одного отряда. Но люди и лошади отряда Фигнера были утомлены усиленным переходом в опустошенных французами и союзниками окрестностях Дессау; к тому же Фигнер был уверен, что движение французов является лишь демонстрацией, для отвлечения внимания Бернадотта и Блюхера, и что Тауэнцин, убедясь в этом, отменит предположенное отступление на правый берег Эльбы. Фигнер решил остаться на левом берегу. Он предполагал на другой день скрыть свой отряд в густых кустарниках небольшого острова близ Верлица и затем, пропустив французов, броситься, смотря по обстоятельствам, или в Вестфалию, или же на лейпцигскую дорогу для поисков за неприятельскими обозами и парками. На основании всех этих соображений, Фигнер расположил свой отряд верстах в семи выше Дессау; левый фланг отряда примыкал к береговой дороге в этот город, правый к лесу, тянувшемуся на версту вдоль реки, впереди, саженях в семидесяти, лежала небольшая деревня; в ней, как и в лесу, расположены были испанцы, а два взвода Мариупольских и Белорусских гусар стали между деревней и лесом, Донские казаки — на левом фланге. Посланные во все стороны разъезды донесли, что на расстоянии 5-ти верст нигде не видно неприятеля, и успокоенный Фигнер разрешил отряду развести огонь и предаться отдыху. Ho ,почти для всего отряда отдых этот оказался последним. Перед рассветом 1 октября партизаны встрепенулись при протяжной команде: "к коням!". В деревне раздавались ружейные выстрелы и крики сражающихся. Оказалось, что два — три взвода неприятельской кавалерии, воспользовавшись ночью и беспечностью испанцев, сорвали их пикет и понеслись по улицам, но, встреченные гусарами, повернули назад и, преследуемые выстрелами, рассеялись по полю. Несколько захваченных польских улан показали, что они принадлежат к авангарду корпуса Нея, наступающего по дессауской дороге. Между тем начался рассвет, и не более как в ста саженях от деревни обнаружился строй неприятельской конницы. Положение становилось критическим, к тому же, с восходом солнца, присутствие неприятеля было обнаружено не на одной, а на всех сторонах. Очевидно, отряд храбрецов был обойден и прижат к Эльбе. Фигнер собрал офицеров отряда. "Господа, — сказал он, —мы окружены; надобно пробиться; если неприятель разорвет наши ряды, то уж больше не думайте обо мне, спасайтесь врассыпную; про это я вам толковал много раз. Сборное место — деревня [Фигнер назвал ее], она на торгауской дороге, верстах в десяти отсюда…" Отряд вошел в промежуток между деревней, занятой взводом испанцев, и лесом и приготовился к дружной атаке. В тумане раздались командные слова неприятельских офицеров. "Ахтырцы, александрийцы, пики наперевес, марш — марш!" скомандовал Фигнер, и отряд врубился в неприятеля, пролагая себе дорогу штыками и пиками. Воодушевляемая примером своего предводителя, горсть храбрецов совершала чудеса отваги, но, подавленная несоразмерно превосходными силами, была оттеснена к самому берегу Эльбы. Партизаны бились на смерть: ряды их были прорваны, фланги охвачены, большая часть офицеров и нижних чинов была перебита. Наконец, отряд не выдержал и бросился в реку, ища спасения вплавь. Ослабевшие и израненные люди и лошади были относимы течением и погибали в волнах или от сыпавшихся на них с берега неприятельских пуль. В числе погибших был и Фигнер; на берегу нашли только его саблю, отнятую им в 1812 г. у одного французского генерала. Так кончил дни знаменитый партизан. Имя его перешло лучшим достоянием в историю подвигов русских войск, увеличению славы которых, казалось, он посвятил все свои силы.

Пренебрегая жизнью, он вызывался на выполнение самых опасных поручений, руководил самыми рискованными предприятиями, беззаветно любя родину, он как бы искал случая к жестокому отмщению Наполеону и его полчищам. О подвигах его знала вся русская армия и высоко ценила их. Еще в 1812 г. Кутузов, отправляя с Фигнером письмо к своей жене, наказывал ей: "Погляди на него пристально: это — человек необыкновенный; я этакой высокой души еще не видал; он фанатик в храбрости и в патриотизме, и Бог знает, чего он не предпримет". Только Денис Давыдов, товарищ Фигнера. по роду деятельности, решился набросить тень на славного партизана, объяснив, в письме своем к М. Н. Загоскину, все геройство Фигнер лишь жаждою к удовлетворению своих безмерных чувств честолюбия и самолюбия. В иных красках рисуется Фигнер по показаниям других его товарищей и современников, ценивших в знаменитом партизане его истинное геройство, светлый ум, увлекающее красноречие и выдающуюся силу воли.

Несмотря на разные мнения о личных качествах Фигнера этот человек был смелым, отважным, дерзким, бесстрашным. Знал несколько иностранных языков. За поимку А. С. Фигнера французы назначили крупную сумму, называли его «ужасным разбойником», который неуловим, как дьявол».[9, с.64].Этот человек заслуживает внимания и памяти потомков.

Вывод

В период подготовки контрнаступления соединенные силы армии, ополчений и партизан сковывали действия наполеоновских войск, наносили урон живой силе врага, уничтожали военное имущество. Войска Тарутинского лагеря прочно прикрыли пути в южные не разоренные войной районы. Во время пребывания французов в Мос­кве их армия, не ведя открытых военных действий, в то же время ежедневно несла значительные потери. Наполео­ну из Москвы все труднее стало осуществлять связь с тыловыми войсками, посылать срочные депеши во Фран­цию и в другие западноевропейские страны. Смоленская дорога, которая оставалась единственной охраняемой поч­товой трассой, ведшей из Москвы на запад, беспрестанно подвергалась налетам партизан. Они перехватывали французскую корреспонденцию, особенно ценную достав­ляли в Главную квартиру русской армии.

Действия партизан заставили Наполеона бросить на охрану дорог крупные силы. Так, для обеспечения безо­пасности Смоленской дороги Наполеон выдвинул к Можайску часть корпуса маршала Виктора Маршалам Жюно и Мюрату предписывалось усилить охрану Боров­ской и Подольской дорог.

Героическая борьба армии, партизан, народного опол­чения, руководимых Кутузовым и его штабом, подвиг народа в тылу создавали благоприятные условия для перехода русской армии в контрнаступление. Война всту­пала в новую полосу.

Анализируя действия войсковых партизан и подводя итоги их деятельности во время пребывания армии в Тарутинском лагере, Кутузов писал: «В течение шести­недельного отдыха Главной армии при Тарутине парти­заны мои наводили страх и ужас неприятелю, отняв все способы продовольствия». Так закладывался фундамент близившейся победы. Имена Давыдова, Сесла­вина, Фигнера и других отважных командиров стали из­вестны всей России.

Денис Давыдов — один из первых теоретиков парти­занской войны в 1812 г. обоснованно считал, что в период отступления наполеоновской армии партизаны участвова­ли вместе с основными частями русской армии во всех важнейших боевых операциях, наносили врагу огромный урон. Он подчеркивал, что «партизанская война имеет влияние и на главные операции неприятельской армии» и что партизанские отряды «способствуют преследующей армии теснить отступающую и пользоваться местными выгодами для окончательного ее разрушения» 55. Более трети пленных, огромное число ружей, даже пушки, раз­личные повозки были взяты партизанами. В период от­ступления наполеоновской армии число пленных увели­чивалось так быстро, что командование наступавших рус­ских войск не успевало выделять отряды для их конвоирования и оставляло значительную часть пленных в деревнях под охрану вооруженных поселян.

Кутузов имел все основания сообщать царю, что « партизаны мои наводили страх и ужас на неприятеля, отняв все способы продовольствия».

Глава 2 Благодарность потомков героям Отечественной войны 1812 года в Москве
2.1 Отечественная война 1812 года в названиях московских улиц Многие архитектурные ансамбли и памятники Моск­вы напоминают сегодня о подвиге народном в 1812 г. У Поклонной горы на Кутузовском проспекте возвыша­ется Триумфальная арка. Недалеко от Триумфальной арки расположены музей-панорама «Бородинская битва», памятник героям этой битвы и знаменитая «Кутузовская изба». Памятник М. И. Кутузову установлен на площади Победы.

Отсюда дорога к центру Москвы ведет через памят­ник героям Бородина — Бородинский мост. А там неда­леко до Кропоткинской улицы, где находится дом парти­зана 1812 г. Д. В. Давыдова и до Хамовнических казарм (на Комсомольском проспекте), где формировалось в 1812 г. Московское ополчение. Недалеко отсюда и до расположенного рядом с Кремлем Манежа — тоже па­мятника героям Отечественной войны 1812 г., построен­ного к 5-летию победы в этой войне.

Каждое место, каждый дом или другой памятник, связанные с временем Отечественной войны 1812 г.,

рождает чувство гордости: за героическое прошлое наше­го народа

О войне 1812 г. напоминают также названия улиц. Так, в Москве ряд улиц назван именами героев 1812 г.: Кутузовский проспект, Багратио­новский, Платовский, Барклая проезды, улицы генерала Ермолова, Д. Давыдова, Сеславина, Василисы Кожиной, Герасима Курина,ул.Большая Филевская,ул. Тучковская и многих других.

Станции Метро Багратионовская, Кутузовская, Фили, Филевский парк тоже напоминают о войне.





Рис.1 Улица Сеславинская




  • Сеславинская улица (17 июля 1963 года) Названа в честь А Н Сеславина (1780-1858)-генерал-лейтенанта героя Отечественной войны 1812 года




  • Дениса Давыдова улица (9 мая 1961 года) Названа в честь Д В Давыдова (1784-1839)-поэта одного из организаторов партизанского движения в 1812 году


Рис.2 Улица Дениса Давыдова



  • Тысяча восемьсот двенадцатого года (1812 года) улица (12 мая 1959 года) Названа в честь подвига совершенного народами России в 1812 году по защите своего Отечества

  • Кутузовский проспект ( 13 декабря 1957г.). Назван в честь М.И.Голенищева-Кутузова (1745-1813)

- генерал-фельдмаршала,главнокомандующего русской армией во время

Рис. 3 Дом Дениса Давыдова на ул. Пречистенка 17

2.2 Памятники Отечественной войны 1812года в Москве


  • Мемориал 1812 года у Поклонной горы включает несколько объектов.

Триумфальная арка

Кутузовская изба

Храм Архангела Михаила близ Кутузовской избы

Музей-панорама « Бородинская битва»

Памятник М.И.Кутузову и славным сынам русского народа

Рис.4 Триумфальная арка




Рис.5 Музей-панорама « Бородинская битва»



Рис.5 Памятник М.И.Кутузову и славным сынам русского народа


Рис.6 Кутузовская изба

Рис. 7 Храм Архангела Михаила близ Кутузовской избы



  • Памятники Отечественной войны 1812года в Москве

Храм Христа Спасителя

Кремлевский арсенал

Московский Манеж

Александровский сад

Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца

Бородинский мост

Рис.8 Храм Христа Спасителя

Рис.9 Кремлевский арсенал

Рис. 10 Московский Манеж

Рис.11Александровский сад


Рис.12 Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца

Рис.13 Бородинский мост


Заключение
В процессе работы над проектом нами было изучено много материала о партизанах и их деятельности в период Отечественной войны 1812года.

Еще с уроков литературы нам известно имя Дениса Давыдова, но он был известен как поэт. Посетив Музей – панораму « Бородинская битва» мы узнали Дениса Давыдова с другой стороны- отважный, храбрый партизан, грамотный командир. Читая более подробно его биографию, нам стали известны имена Александра Сеславина,

Александра Фигнера, которые также были руководителями партизанских отрядов.

Партизаны совершали дерзские налёты на врага , добывали важную информацию о деятельности противника. М.И.Кутузов высоко ценил деятельность войсковых партизан за их мужество, безудержную храбрость,

героизм.

Денис Давыдов после Отечественной войны 1812года обобщил и систематизировал

военные результаты действий войсковых партизан в двух работах 1821 года: « Опыт теории партизанских действий» и « Дневник партизанских

действий 1812г.», где справедливо подчеркнул значительный эффект новой

для XIX в. формы войны для поражения неприятеля. [ 12 c.181]

Собранный материал пополнил информационный фонд школьного музея.



СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. 1812 год в русской поэзии и воспоминаниях современников. М., 1987.

  2. Володин П.М. Партизан Александр Фигнер. М.: Московский рабочий, 1971.

  3. Герои 1812 года: Сборник. М.: Молодая гвардия, 1987.

  4. В. М. Глинка, А. В. Померанцев. Военная Галерея Зимнего Дворца. Л.: Изд-во «Аврора», 1974.

  5. Давыдов Денис. Военные записки. М.: Госполитиздат, 1940.

  6. Москва. Большая иллюстрированная энциклопедия. Москвоведение от А до Я. М. Алгоритм. Эксмо, 2007

  7. Московский журнал. История государства Российского. 2001. № 1. стр.64

  8. Москва современная. Атлас. М. ООО «Атлас Принт», 2005.

  9. Орлик О.В. «Гроза двенадцатого года…» М. «Наука»1987 стр.192

  10. Отечественная война 1812 года: Энциклопедия. М., 2004.

  11. Попов М.Я. Денис Давыдов. М.: Просвещение, 1971.

  12. Сироткин В. Г. Отечественная война 1812 года: Кн. Для учащихся ст.классов сред.шк.-М.: Просвещение, 1988.- 255 с.: ил.

  13. Хатаевич Н.Л. Партизан А.Н. Сеславин. М.: Московский рабочий, 1973.

  14. Фигнер Послужн. список, хран. в архиве СПб. артиллер. музея. — И. Р.: "Походные записки артиллериста с 1812 по 1816 г.", Москва, 1835 г. — "Сев. Почта", 1813 г., № 49. — "Рус. Инв.", 1838 г., №№ 91—99. — "Воен. Сборн.", 1870 г., № 8. — "Всем. Иллюстр.", 1848 г., № 35. — "Русск. Стар.", 1887 г., т. 55, стр. 321—338. — "Воен. энцикл. лексикон", СПб., 1857. Д. С — в. [Половцов]

  • Москва 2009 Оглавление
  • Глава 1
  • Стр.6 1.2
  • Стр.16 Глава 2 Благодарность потомков героям Отечественной войны 1812 года в Москве
  • 2.2 Памятники Отечественной войны 1812 года в Москве Срт.30 Заключение
  • Целью нашего исследования
  • Объектом исследования
  • Работа проводилась в несколько этапов: Первый этап
  • Третий этап
  • Пятый этап
  • Основные понятия используемые в работе.
  • Биография Дениса Васильевича Давыдова (1784 – 1839)
  • Герой партизан- А. Сеславин
  • Герой партизан – А. Фигнер Фигнер Александр Самойлович
  • Глава 2 Благодарность потомков героям Отечественной войны 1812 года в Москве 2.1 Отечественная война 1812 года в названиях московских улиц
  • Рис. 3 Дом Дениса Давыдова на ул. Пречистенка 17 2.2 Памятники Отечественной войны 1812года в Москве