Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Центр изучения творчества в. С. Высоцкого




страница20/40
Дата15.05.2017
Размер4.17 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   40

4. О субъектной сфере


О субъектной сфере Высоцкого написано много. Среди последних публикаций на эту тему выделим статью Л.Г. Кихней «Лирический субъект в поэзии В. Высоцкого», тем более, что в начале работы обобщен опыт исследования интересной нам темы и дан список работ по ней23. А вот собственно о субъектообразовании по линии речевой мелодики в научной литературе сказано заметно меньше. Хотя общим местом уже стало утверждение, что песни Высоцкого, «написанные от лица персонажа, всегда социально или профессионально “паспортизованы”» благодаря «разного рода речевым метам, рассыпанным в тексте»24. И отсутствие речевого «вживления» в героя исследователями уже отмечается как некое отклонение от нормы: реплики «Слона, Жирафа и жирафова зятя интонационно не выпадают из общей ткани повествования, и только слова “Жираф большой — ему видней!” — откровенно передразниваются с раскатом на ключевом слове (большо-о-о-о-й) и как будто даже с усилением хрипатости, переходящей в дребезжание»25.

В названии нашей статьи мы сделали оговорку «некоторые штрихи», избавляющую нас от необходимости исследовать субъектообразующую функцию речевой мелодики у Высоцкого во всей ее (функции) полноте. Тем не менее, мы попробуем выявить, во-первых, некоторые общие закономерности артикуляционного субъектообразования в песенной поэзии Высоцкого, во-вторых, укажем на примечательные субъектные раритеты («уникальные редкости и красоты»26), которые демонстрируют «крайние границы» границы обозначенной в названии нашей статьи проблемы.


5. Об общих закономерностях


Ролевой герой у Высоцкого (да и вообще в песенной поэзии) может не иметь специфического артикуляционного выражения. Иными словами, ролевой герой может быть эксплицирован только поэтическими средствами — без искривления артикуляции. Это происходит, например, в песне Высоцкого «Тот, который не стрелял»: ролевой герой в песне есть, а вот субъектного изменения голоса нет. Возможно, именно из-за такого неизмененного пропевания («Я-пения») поклонники часто отождествляли ролевого героя с первичным автором. Из-за подобного «недоразумения» Высоцкому периодически приходилось дезавуировать свой разрастающийся биографический миф: поэт говорил, что он не плавал, не летал, не сидел, а просто пишет стихи от имени разных людей...

Кроме того, субъект может приобретать ролевой статус за счет антуражной артикуляции: в песне «Как по Волге-матушке» (показательна фонограмма, сделанная Михаилом Шемякиным) присутствует ряд артикуляционных маркеров «народного сказителя» (например, архаизированные окончания прилагательных берега пология, особое произнесение возвратного суффикса пробудилиса). Ролевого героя в его традиционном для литературоведения понимании здесь нет. Но он возникает за счет «артикуляционной надстройки» над поэтическим текстом песни. Получается, что в синтетическом тексте наряду с традиционным поэтическим ролевым героем может образовываться и артикуляционный ролевой герой. Последний выполняет роль либо артистического дополнения к уже имеющемуся поэтическому герою, либо же создает его.

По-разному произносятся и диалоги: в одних случаях Высоцкий за счет изменения речевой мелодики маркирует каждого персонажа («Диалог у телевизора»), в других — реплики героев артикулируются без речевого искривления («Рядовой Борисов»). Кстати, в последней песне речевая мелодика всё-таки гетерогенна, и этот вопрос требует отдельного рассмотрения...

6. О редкостях и красотах


Итак, песня «Рядовой Борисов» (записи Михаила Шемякина). Здесь, как уже отмечено, нет изменения речевой мелодики при переходе от реплики следователя к реплике Борисова. Высоцкому непринципиально, что голоса двух героев не различаются: для этой демаркации достаточно собственно поэтического текста. Важнее — показать переход от диалога («мыслей вслух») к внутреннему монологу рядового Борисова, от коммуницирования к автокоммуницированию. Вот здесь-то Высоцкий и прибегает к речевой мелодике: мы можем констатировать отчетливое изменение интонации начиная со слов «Год назад, а я обид не забываю скоро...».

Еще один примечательный с субъектной точки зрения случай находим в песне «Письмо пациентов Канатчиковой дачи». Несмотря на то, что Высоцкий поет от лица одного из больных, то есть лицедействует, мы безошибочно можем «услышать» за этим лицедейством (субъектным ярусом второго порядка) самого исполнителя — надтреснутый, хрипловатый голос знаменитого «барда» (субъектный ярус первого порядка). Но самое интересное, что подобных накладок здесь и не две, а три! В той же песне пациент цитирует своего «коллегу» по сумасшедшему дому: «Взвился бывший алкоголик, // Матерщинник и крамольник: // “Надо, — говорит, — выпить треугольник! // На троих его — даешь!”» На многих фонограммах слова «матерщинника и крамольника» произносятся несколько иным голосом по сравнению с остальным текстом. Перед нами не синтагматическая субъектная перестройка, а парадигматическая надстройка, некая «матрёшка»: Высоцкий-исполнитель — ролевой герой 1 — ролевой герой 2.

И последнее. В продолжение разговора о естественноприродных образованиях заметим, что субъектообразующими могут становиться не только вербальные, но и паравербальные единицы, например, кашель (вспомним партию короля из «Песни про опального стрелка»). Кроме того, субъектообразующими бывают и звукоимитации. В песне «Як-истребитель» певец материализует то, как самолетный «стабилизатор поет» за счет распева (голос переходит от более высокого звучания к низкому): «Ми-и-и-и-ир вашему дому!». Высоцкий, любивший «перевоплощаться» в самолеты, «пароходы, строчки и в другие долгие дела», таким образом как бы мифологически отождествляется с воспеваемым предметом/явлением. Как писала Цветаева о Пастернаке: он «себя деревом — ощущает. Природа словно превратила его в дерево, сделала его деревом, чтобы его человеческий ствол шумел на ее, природы, лад». Перед нами интенция на то, что не Як-истребитель, а в виде Яка «наш артист В.С. Высоцкий — пролетает над страной...» Здесь очевидна апелляция к субъектному синкретизму, но это уже совсем другой разговор...
УДК 882
©Ю.В. Доманский
(Тверь)

1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   40

  • 5. Об общих закономерностях
  • 6. О редкостях и красотах