Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Царапины дождя. Перевод с болгарского Э. Макаровой. 2007 год Действующие лица




Скачать 441.42 Kb.
страница1/3
Дата15.05.2017
Размер441.42 Kb.
  1   2   3

Яна Добрева



Царапины дождя.
Перевод с болгарского

Э. Макаровой.

2007 год


Действующие лица:

Сеня.


Цвета.

Боян.


Мужчина.

Акт I.
На авансцене сидит Сеня, красивая, элегантно одетая, с безупречным макияжем и прической. Она заметно нервничает….
Сеня. Не могу больше ждать!

Мужской голос. Минуту терпения!

Сеня. Я тороплюсь, у меня много работы.

Мужской голос. Передача пойдет в прямом эфире, возникают непредвиденные обстоятельства.

Сеня. Вы просили меня придти в студию в одиннадцать часов. Сейчас уже пять!

Мужской голос. Произошла ошибка в программе, извините.

Сеня. У меня тысячи проблем. Нужно успеть собрать вещи. В субботу я уезжаю!

Мужской голос. Включаем! Вы готовы?

Сеня. Давно.
Яркий прожектор высвечивает Сеню. На ее лице появляется привычная светская улыбка.
Мужской голос. Мне приятно вам представить писательницу Сеню Александрову, лауреата Большой Международной премии на конкурсе в Амстердаме. Госпожа Александрова, недавно вы получили международное признание, представив на престижный конкурс свой последний роман «Ужин с квартирантами». Поздравляю!

Сеня. Спасибо.

Мужской голос. Все ваши романы – бестселлеры. Ни один из современных писателей не может похвастаться такими тиражами.

Сеня. Пожалуй, да.

Мужской голос. Вас не обременяет такой успех?

Сеня. Такова моя планида – быть всегда на высоте. Когда я была маленькой, я уже знала, что достигну вершин.

Мужской голос. Фантастическая уверенность в себе!

Сеня. Это у меня от мамы. Она всегда верила в меня.

Мужской голос. Вы так преуспеваете во всем?

Сеня. Во всем.

Мужской голос. О чем ваша последняя книга?

Сеня. Купите ее. Прочтите и поймете.

Мужской голос. Говорят, что вы очень сильная и волевая натура. А я вижу, что вы еще и очаровательная женщина. Как это может сочетаться?

Сеня. Не имею представления. Заглянуть в себя – это все равно, что заглянуть в наглухо закрытый колодец.

Мужской голос. Каковы ваши творческие планы?

Сеня (не скрывая иронии к такому банальному вопросу). После передачи могу вам рассказать об этом за чашкой кофе. Если у меня будет время на эти глупости. Еще есть вопросы?

Мужской голос. Вы живете одна?

Сеня. Живу со своей племянницей.

Мужской голос. Как боретесь со злом в сегодняшнем мире?

Сеня. Работаю. Встаю рано, до обеда пишу, потом преподаю в Университете, занимаюсь делами благотворительного фонда, убираю квартиру, разговариваю со своими цветами, не читаю газет, редко смотрю новости – они вызывают депрессию. Возможно, я сохранила свое очарование, о котором вы упоминали, именно потому что не слушаю новости! Делаю зарядку, читаю книги. Не думаю, что зло может найти себе место в таком перегруженном графике!

Мужской голос. Вы замужем?

Сеня. Нет.

Мужской голос. Не вспомните ничего интересного из вашей личной жизни?

Сеня. Я вспоминаю только о цветах.

Мужской голос. И все-таки, заинтригуйте своих будущих читателей, о чем идет речь в вашем получившем награду романе?

Сеня. О любви. Единственное, о чем может всегда идти речь – это о любви. Ничего другого на свете нет.

Мужской голос. Тогда почему мир стремительно падает вниз? Несмотря на то, что вы не слушаете новости и не читаете газет, вероятно, вы могли заметить, что происходит распад современной цивилизации?

Сеня. Куда бы ни падал мир, именно в этом мире я выбрала профессию писателя. Что может быть для творчества интереснее, чем этот сумасшедший мир?! В нем масса сюжетов, мое дело их описать. Только так я могу помочь, если это вообще возможно. Кроме того, каждое утро, просыпаясь, я говорю себе: «Сегодня ничего плохого со мной не может случиться!» И зло не настигает меня.

Мужской голос. А злоба, зависть? Ваша биография на редкость успешна: известность, признание, награды… Вряд ли вы верите, что люди вокруг вас по-детски этому радуются?

Сеня. Конечно, не верю.

Мужской голос. Тогда как вы справляетесь с обрушившейся на вас славой?

Сеня. Великолепно! На меня она хорошо действует.

Мужской голос. Вернемся к вашему роману. Что означает «Ужин с квартирантами»?

Сеня. Это значит, что все непостоянно. Жизнь, эти люди, эта любовь, этот город, эта земля – все непостоянно, все временно.

Мужской голос. Тогда и успех непостоянен?

Сеня. Важен настоящий момент. Жизнь – это хождение по канату. Нужно иметь здоровый вестибулярный аппарат и уметь сохранять равновесие.

Мужской голос. Над чем сейчас работаете?

Сеня. Над новым романом. Рабочее название – «Царапины дождя».

Мужской голос. Спасибо, госпожа Александрова.
Прожектор гаснет.
Высвечивается квартира Сени, уютная, обставленная со вкусом. Старинная мебель, на стенах картины. Из соседней комнаты доносятся звуки рояля – бодрая радостная мелодия. Сеня входит в комнату, опускается в свое любимое кресло-качалку…Исчезают улыбка и блеск в глазах… Сеня слушает музыку…

Сеня. Цвета!



Музыка умолкает. Входит Цвета.
Цвета. Тетя! (Подходит к Сене и нежно ее целует.)

Сеня. Здравствуй, дорогая.

Цвета. Здравствуй! Смотрела тебя по телевизору. Ты была великолепна.

Сеня. Не очень толстая?

Цвета. Нет, тетя!

Сеня. Последние дни я не делала зарядку, возможно, поправилась. Нет времени даже взвеситься! Господи, весь этот шум… Интервью, фото, газеты, глупые вопросы… Уже целую неделю!

Цвета. Ты должна быть счастлива. Ведь теперь ты – звезда!

Сеня. Да, я счастлива… Конечно.

Цвета. Телефон не перестает звонить. Кто только тебя не поздравлял – родственники, друзья, сокурсники. (Протягивает ей листок бумаги.)

Сеня (хватает листок и внимательно просматривает). Ты записала всех, кто звонил?

Цвета. Я племянница своей тети. Ничего не пропущу.

Сеня. Уверена?

Цвета. Абсолютно.

Сеня (разочарованно). Хорошо, очень хорошо… (Швырнув листок.) Да, я так счастлива…

Цвета. Что-то не похоже. Я тебе приготовлю чай. Какой хочешь?

Сеня. Все равно.

Цвета. Тетя!

Сеня. Да, милая.

Цвета. Я должна тебе кое-что сказать… Думаю, сказать или нет… Сегодня ты выглядишь немного усталой…

Сеня. Цвета, когда ты пришла ко мне жить, у меня было только одно условие – не лгать и чистить зубы.

Цвета. Стричься и делать прическу у твоего парикмахера.

Сеня. Не выходить из дома без макияжа.

Цвета. Соблюдать тишину, когда ты пишешь.

Сеня. Не морщить нос.

Цвета. И лоб.

Сеня. Никогда не хныкать без причины.

Цвета. И быстро расти!

Сеня. Да, я предпочитаю иметь дело с детьми старше шестнадцати.

Цвета (смеется). Не слишком ли много условий?

Сеня. И самое важное условие, Цвета – говорить только правду!

Цвета. Ну, тогда… скажу прямо.

Сеня. И побыстрее, моя милая. Нужно успеть дописать материал в газету, поспать, собрать вещи – в субботу уезжаю.

Цвета. Куда?

Сеня (быстро). На встречу с читателями.

Цвета. Те-е-е-е-тя! Я пригласила Бояна на ужин.

Сеня. Нет!

Цвета. Уже пригласила.

Сеня. Мне не хватало только этого!

Цвета. Я хочу, чтобы ты его увидела! Две недели я прошу тебя его увидеть. Четырнадцать дней! Я их считаю. И, наконец, пригласила его без твоего разрешения.

Сеня. Сколько раз я тебе говорила: не верь мужчинам, а ты все время забываешь об этом.

Цвета. Прошу тебя, тетя! Похоже, что я влюблена в него! Боян потрясающий!

Сеня. Да, да! Всегда так все и начинается!

Цвета (смеется). Ты ведь ничего не имеешь против поужинать с нами? Скажи, что согласна! Я все приготовлю, а ты будешь отдыхать.

Сеня. Значит, ужин с мужчиной?

Цвета. Он не просто мужчина! Он… У него…

Сеня (с иронией). Необыкновенные глаза?

Цвета (целуя ее). Да! Он вообще…

Сеня. Особенный.

Цвета. Да.

Сеня. Красивый?

Цвета. О, да.

Сеня. Единственный?

Цвета. Естественно.

Сеня. Когда ты о нем думаешь, у тебя начинается аритмия?

Цвета. И когда я его вижу, у меня тоже начинается аритмия.

Сеня. Как хорошо, что ты его знаешь только две недели. Когда долго нарушается сердечный ритм – это очень вредно. (Неожиданно обнимает ее и внимательно всматривается в ее лицо.) Как ты, солнышко?

Цвета. Очень хорошо, тетя!

Сеня. У тебя… твои дела… все нормально?

Цвета. Все нормально, тетя!

Сеня. Милая моя девочка… милая девочка.. (Неожиданно быстро меняет тон.) Ну, что же… В этом доме давно не появлялся мужчина!

Цвета. Спасибо, тетя! Спасибо…Я уже спекла пирог с вишнями… Будет курица с пивом… Салат из капусты… Не знаю,

что он пьет… Как это возможно не знать, что он любит пить?!.. (Быстро целует Сеню.) Побегу в магазин! (Выходит.)



Сеня. Боже мой!... Я привыкла заниматься только собой… Не имею понятия, как заботиться о других… (Снова хватает листок бумаги, где записаны имена позвонивших, внимательно водит по нему пальцем.) Нет его… Нет его… Нет его… Не позвонил… (Задумавшись, вертит листок в руках.) Что стало с моим чаем? (Неожиданно резко делает глубоких вдох и медленно выдыхает воздух.) Хорошо, что я научилась правильно дышать… (Снова делает глубокий вдох и медленно выпускает воздух. Комкает лист бумаги.) В таких кризисных ситуациях, как эта… без чая… Спасает… только дыхание!
Затемнение.
Цвета стоит посредине гостиной и не отводит глаз от входной двери… Звонок.
Цвета (в панике). Тетя!
Молчание. Цвета бросается к двери, открывает ее… Входит Боян, красивый молодой человек, очень обаятельный. Цвета не спускает с него глаз.
Боян. Здравствуй!

Цвета. Здравствуй… (Она обнимает его, целует. Боян стоит с букетом цветов и внимательно рассматривает гостиную…)

Цвета (растерянно). Заходи, заходи… Тетя!

Боян. Красивый дом.

Цвета. Тетин.

Боян (беззлобно передразнивает Цвету). Тетя!
Входит Сеня.
Сеня (сонная). Что случилось?

Боян стоит с цветами и внимательно разглядывает Сеню… Сеня, увидев его, останавливается.
Цвета. Тетя, это Боян. Боян – это тетя. (Тишина. Все трое молчат… Опомнившись, Цвета шепчет Сене.) Тетя! Ты в ночной рубашке!

Сеня. О чем ты, моя милая?

Цвета (Бояну). Я ведь тебе говорила, кто моя тетя? Сеня Александрова. Пишет потрясающие романы.

Боян. Говорила тысячу раз. (Сене) Я прочел все ваши книги.

Сеня. Да, да, чудесно… Спасибо… (Внимательно смотрит на Бояна, молчит. Боян начинает кашлять).

Цвета. Тетя!
Сеня не слышит ее, подходит к Бояну, разглядывает его лицо, потом улыбается.
Боян. У меня что-то с лицом? Оно в прыщах?

Цвета. У тебя нет прыщей. Тетя, прошу тебя, оденься!

Сеня (стоит напротив Бояна, не отрывая от него глаз, и говорит себе самой). Наверное, я еще не проснулась!

Боян. Если нет прыщей, значит есть шишки, синяки, вши, две головы, четыре уха или еще что-то… такое… необыкновенное?! (Начинает кашлять.)

Цвета. Тетя, хватит!

Сеня (не слушая ее, говорит себе самой). Невозможно… Этого не может быть…

Боян. Поверьте в возможности невозможного, госпожа!

Цвета. Тетя, ты его смущаешь!

Сеня. Я в ночной рубашке, извините… (Смотрит на Бояна.) Я еще сплю… Да… (Поворачивается и уходит.)

Цвета. Она очень устала. Ее измотали все эти интервью, газеты, радио.

Боян. Конечно, нелегко быть великой.

Цвета. Ты прав. Тетя – великая! Садись. Что будешь пить?

Боян. Я не пью.

Цвета. Как?!... А я купила ракию, белое и красное вино, водку, виски. И даже мастику. Правду, я сомневалась, ее не все любят… Я не знала, что ты пьешь, купила и пиво.

Боян. Нет, и пиво не пью.

Цвета. Тогда бокал вина?

Боян. Нет, спасибо.

Цвета. Значит, никакого алкоголя?

Боян. Абсолютно.

Цвета (ужасно смущена). А я ничего не купила безалкогольного… Но я… Сейчас… Быстро добегу до магазина, он напротив, я сейчас же вернусь.

Боян. Нет проблем, я буду пить воду.

Цвета. Да ты что! Я не задержусь, сейчас же вернусь… быстренько… (Выбегает.)
Боян внимательно рассматривает гостиную… Подходит к шкафу, на котором стоят фотографии, берет одну, вглядывается в нее… Входная дверь открывается. Боян быстро ставит фотографию на место.
Цвета. Я кое-что поняла! Мы знакомы уже две недели, а я не имею представления о том, что ты любишь пить!... Целых две недели, а я почти ничего о тебе не знаю! (Умолкает.) Знаю только, что ты много пьешь кофе и что запах хорошего кофе – твой любимый запах. Но вероятно, ты любишь еще много других вещей, а я ничего не знаю…

Боян (с иронией). У нас впереди вся жизнь.

Цвета. Я много болтаю? Когда мы встречаемся, я все говорю, говорю…

Боян. Мне скорее приятно тебя слушать.

Цвета. Боян!

Боян. Да, Цвета?

Цвета. Я попробую помолчать и узнать побольше о тебе.

Боян (начинает нервничать и, чтобы скрыть это, отвешивает низкий поклон). К вашим услугам, мадам! Моя жизнь – это ваша жизнь! (Кашляет.)

Цвета (смеется). И все-таки, что купить?

Боян. То, что пьешь ты.

Цвета. Я… Но… Мне все равно, скажи, что ты хочешь?

Боян (нервно). Видишь ли, я могу ударить по мастике и покончить с этим вопросом! Ничего не надо!

Цвета. Что ты, я сейчас что-нибудь принесу! (Выходит. Боян садится на кресло-качалку… Входит Сеня.)

Сеня. Это мое кресло.

Боян (не поднимаясь). Извините.

Сеня. Я знаю, что вы помогли моей племяннице и таким образом с ней познакомились.

Боян. Мелочи жизни.

Сеня. Она переходила дорогу, и на светофоре ей стало плохо. Вы ее поддержали и оставались рядом до тех пор, пока она не пришла в себя.

Боян. Это бы сделал каждый!

Сеня. Не каждый. Я вам очень обязана. Теперь редко можно встретить хорошего человека… который бы пришел на помощь… чтобы кого-то тронула чужая беда…

Боян. Нет смысла больше говорить об этом.

Сеня. Как-то…ночью… я проснулась от какого-то воя. Казалось, что гонялись друг за другом кошки. Я сплю крепко и просыпаюсь с трудом… Но когда сон рассеялся, я поняла, что это были человеческие крики. Боже мой, как кричала эта женщина! Целый час. И даже больше. Без перерыва. Голос ее постепенно становился хриплым, и уже нельзя было разобрать, мужчина кричит или женщина. Какое-то бесполое существо выло: «Мой ребенок! Мой ребенок!»… И знаете, во всем квартале ни в одном окошке не зажегся свет. Никто не вышел на улицу… Мы стали совершенно бесчеловечными.

Боян. Да.

Сеня. Счастье, что находятся такие люди, как вы!

Боян. Время от времени. (Кашляет.)

Сеня. Плохой кашель!

Боян. Нет, просто… подавился. У меня что-то с горлом… иногда…

Сеня. Что будете пить?

Боян. Я не пью.

Сеня. Может вы идеальный мужчина?

Боян. Может быть. Тестирования не проходил.

Сеня (мягко, но категорично). Это мое кресло. (Боян смотрит на нее, не шевелясь.) В этом кресле никто не сидит, кроме меня.

Боян не двигается.

Сеня (повышая голос). Не знаю, хорошо ли вы меня поняли, но в моем кресле…

Боян резко встает.

Сеня (успокоившись). Значит, вы в нашем городе недавно?

Боян. Около двух недель.

Сеня. С математикой у меня с детства было плоховато, но выходит, что, как только вы сюда приехали, сразу познакомились с Цветой?

Боян. Судьба!

Сеня. А что у вас здесь за работа?

Боян. Скорее я ищу работу. Шум, грязь, суету в столице больше не могу терпеть. Решил изменить свою жизнь.

Сеня. О, я могу вам помочь! У меня всюду связи. Чем занимаетесь?

Боян. Я – судья.

Сеня. Так мы с вами почти коллеги. Вы копаетесь в грязном белье людей, а я ищу то, что кроется за кажущейся миловидностью человеческих лиц. Если вы судья, вы хорошо знаете, что человек на самом деле никогда не является таким, каким он выглядит.

Боян (после короткой паузы). А какой же он тогда?

Сеня. Человек – это…
Входная дверь открывается, входит Цвета и несет сумку, полную бутылок.
Цвета. Теперь все о’ кей. Купила яблочный сок и грейпфрутовый. И лимонад на всякий случай.

Сеня. Я думала, что ты в кухне.

Цвета. Я не в кухне. Еще купила киви. (Бояну.) Что тебе налить? Подумала, не купить ли еще тоник, но он необходим, главным образом, с похмелья, а так как ты ничего не пьешь, он вряд ли понадобится.
На ее шутку никто не реагирует. Все трое молчат.
Боян (встает и протягивает Цвете цветы). Это – тебе. (Сене.) Извините, но я забыл, что она живет с тетей. С моей стороны это очень неучтиво.

Цвета (ставит сумку с бутылками на пол, берет цветы). Они замечательные. Действительно они замечательные, правда, тетя?

Сеня (сдержанно). Да.

Цвета (подходит к Бояну, целует его в щеку). Эй, где ты нашел самые красивые цветы на свете?

Боян. В цветочном магазине около Университета.

Сеня. Видишь, Цвета, он тебе их не с неба достал. Все всегда обстоит более прозаично. Я тебе говорила, что надо уметь владеть собой! Всегда!

Боян (Сене). А вы такая?

Сеня. Какая?

Боян. Умеете владеть собой?

Сеня. Конечно.

Боян. Всегда?

Сеня (смотрит на него и какое-то время молчит). Запомните, мой мальчик, если не умеешь владеть собой, скрывать эмоции, ничего не добьешься! Видишь, куда катится мир? Падает в бездну. Почему? А потому что каждый занимается только собой. Кричит, ругается, протестует, ворует и лжет. Делает наколки на теле, качает мускулы. Слушает попсу. Пьет и трясется на дискотеках. Алчность, лицемерие. Зависть, злоба и глупость – все это выплескивается наружу! Время от времени слушаю об этом в новостях. Я думаю, жизнь была бы совсем иной, если бы мы могли сдерживать свои страсти! Хоть немного мы стали бы благороднее!
Молчание.
Боян. Что для вас жизнь?

Сеня. В каком смысле?

Боян. Насколько я понял, вы, госпожа, ухватили Господа Бога за бороду. У вас большой двухэтажный дом…

Сеня. Это дом моих родителей. Мой дед учился архитектуре в…

Боян (не слушая ее). Пишите романы, их не только все читают, но за них вы еще получаете награды.

Сеня. Это чертовский труд, мой мальчик! Я работаю по двадцать четыре часа в сутки, даже когда сплю, мой мозг…

Боян (не слушая ее, продолжает). У вас есть деньги, дом, племянница, которую вы, видимо, любите…

Сеня. Больше всего на свете.

Боян (все более яростно). У вас есть собственное кресло-качалка, еда и питье! Некоторые всю жизнь мечтают, чтобы его хоть один раз показали по телевизору, чтобы почувствовать, что он жив, что он есть на свете такой, каким его видят по телевизору, и тогда он может сказать себе – да, это я что-то там говорю, значит, я существую, и кто-то интересуется мной, моими мыслями, моими словами, если меня показывают по телевизору… Вот такие сны снятся большинству обыкновенных, серых, замученных, усталых людей, а вас все телевизионные каналы заставляют улыбаться уже много лет подряд!
Молчание.
Сеня. Откуда вы знаете?

Боян. Что?

Сеня. Обо мне… О телевидении. О…

Боян (быстро). Смотрю телевизор, госпожа. Вы известная личность.
Молчание.
Цвета. Давайте сядем за стол.
Молчание. Сеня не отрывает глаз от Бояна…
Боян (нервно потирает лицо). Надеюсь, я не подхватил какую-нибудь оспу?

Сеня (усмехаясь). Нет…

Цвета. Что с тобой, тетя?

Сеня (тихо). Ничего…

Цвета. Тогда прошу за стол!

Сеня (глубоко дышит). Совершенно верно… Давайте ужинать.
Затемнение.
Сеня сидит в своем кресле… Дремлет. В руках – рукопись нового романа, часть страниц – на полу… Неожиданно она вздрагивает и бежит к телефону. Снимает трубку.
Сеня. Алло!.. Алло!.. (Вешает трубку и спрашивает себя.) Телефон звонил?
Сеня смотрит на телефон, минуту колеблется, потом, приняв решение, снимает трубку и набирает номер. Входит Боян.
Сеня. Алло! Добрый день. Опять я, Сеня Александрова. Он не появлялся в редакции… Ничего не знаете? Не звонил?.. (Боян кашляет. Сеня вздрагивает и быстро вешает трубку.) Господи!.. Что вы тут делаете?

Боян. Я у Цветы. Этот кашель…

Сеня. Как это у Цветы? Цвета в кино!

Боян. Мы с Цветой были в кино, потом вернулись домой.

Сеня. Ах вот оно что! И где же была я, когда вы пришли, между прочим, в мой дом!

Боян (спокойно). Спали.

Сеня. Серьезно?!

Боян. Цвета хотела вас позвать к чаю, но вы крепко спали.

Сеня. Не может быть!

Боян. А когда вы говорили по телефону, не хотел мешать. Мне кажется, вы кого-то разыскиваете.

Сеня. Человек думает, что может быть спокоен хотя бы в своем собственном доме!

Боян. Человек вообще думает о своем доме разные вещи. И часто это оказывается ложью и изменой.

Сеня. Ты чем-то огорчен?

Боян. Я выгляжу таким?

Сеня. Выглядишь очень красивым мужчиной. Но не очень… понятным.

Боян. Вот и сюжет для романа! Непонятный мужчина в доме известной писательницы!

Сеня. Твоя идея может и неплоха. Вероятно, нужно кое-что изменить в новом романе! А то топчусь на одном месте. Нет на свете более несчастного писателя, у которого работа застопорилась и дальше не идет.

Боян. Мои соболезнования!

Сеня. Благодарю. (Собирает с пола страницы рукописи и аккуратно их складывает.)

Боян. О чем пишите?

Сеня. Об этом городе. О городе, где я выросла. Хочу написать о людях, которых уже нет. О моих родных.

Боян. А о себе?

Сеня. Не пишу автобиографических романов, а для мемуаров я еще не так стара.

Боян. Ну, а все-таки, чтобы вы написали о себе?

Сеня (с улыбкой). Только хорошее.

Боян. Как вам это удается?! Быть такой… уверенной в себе и плевать на то, что о вас думают другие?

Сеня. Я так выгляжу? Такой уверенной?

Боян. Без всяких колебаний. Без сомнений. Как… танк.

Сеня. Мой мальчик… Что знаешь ты…

Боян. Я много чего знаю.

Сеня. А-а, сплетни из желтой прессы!

Боян. Будем так считать.

Сеня. Я могу научить тебя правильно дышать. Правильное дыхание – основа внутреннего равновесия. Это необходимо, чтобы быть всегда в форме.

Боян. А если ваше внутреннее равновесие ранит других людей? Например, не случалось ли вам сбить кого-нибудь с ног, при этом сохранив свое равновесие?

Сеня (задумавшись, потом резко). Знаешь ли, Боян… Ненавижу задавать себе вопросы… Нужно работать и поступать по совести.

Боян. Все просто, как божий день!

Сеня. Люди, которые много спрашивают, тонут в трясине. Я предпочитаю гладкие поверхности. И твердую почву под ногами.

Боян. У вас есть любовник?

Сеня (вздрогнув от неожиданности). Я… у меня… нет… Что за вопрос? Я хочу сказать, что я… (Звонит телефон. Сеня снова роняет рукопись и бросается к телефону.) Алло?.. (Разочарованно.) Да? Здравствуйте, господин мэр. Спасибо, большое спасибо… Да, награда действительно очень большая… Открываете выставку?.. А потом коктейль? Чудесно… В субботу? О, сожалею. Спасибо, что вы позвонили и лично меня пригласили, но в субботу я уезжаю. С большим удовольствием посмотрю выставку, когда вернусь. Зайду к вам в кабинет, и немного посплетничаем за чашкой чая. До свидания, до скорой встречи! (Вешает трубку.)

Боян (внимательно наблюдает за ней в течение всего телефонного разговора). Между прочим, я бросил взгляд на начало вашего нового романа.

Сеня (смутившись). Не спросив меня?

Боян. Но рукопись валялась на …

Сеня. Никогда не смей прикасаться к моим личным вещам!

Боян. Не знал, что ваши романы сродни вашей зубной щетке или…

Сеня. Не будем обсуждать мою зубную щетку!

Боян. Оченю сожалею.

Сеня. Совать нос в мои рукописи гораздо хуже, чем пользоваться моей зубной щеткой.

Боян. Не имел представления, что…

Сеня (очень зло). Мир был бы более цельным и гармоничным без мужчин! Конечно, Цвете это еще рано знать. И, пока она это не поймет, я прошу быть осторожнее! Я разрешила тебе приходить в мой дом, потому что просила Цвета, а я ни в чем ей не могу отказать. Но не злоупотребляй этим! И запомни, что…
Входит Цвета.
Цвета. Те-е-е-тя-я! Ты проснулась? (Подходит к ней, целует ее.)

Боян. Я хотел только сказать, что в начале все может случиться.

Цвета (прыгает на спину Бояна, обнимает его). В начале чего?

Боян. Всякой любовной истории.

Цвета. И нашей?

Боян (глядя на Сеню). Прежде всего нашей.

Цвета. Тетя, мы опять уходим. На День рождения к Вере.

Сеня. Приятного вечера, моя милая.

Цвета. Мерси, тетя. (Подходит к Сене и целует ее.)

Сеня. Сладкая моя девочка!

Цвета. Что ты будешь делать?

Сеня. Я еще не уложила вещи. Только достала чемодан с…

Цвета (не слушая ее). Хорошо, тетя. Чао!
Цвета хватает Бояна за руку, и оба убегают. Сеня стоит и смотрит им вслед… потом глубоко дышит… выглядит усталой. Берет рукопись и начинает читать…
Сеня. … «Царапины дождя»… (Делает глубокий вдох, потом медленно выдыхает воздух, читает.) «… Дом напротив уже много лет был пустой. Хозяева умерли. Балкон покосился. Разбитые окна, ободранные стены, заросший бурьяном двор. Когда дом долго стоит пустой, он становится ничьим. Вокруг него бродят только кошки. Они обходят пустые комнаты, лазают по крыше. Иногда падают сверху. Мы думаем, что, когда кошки падают с крыш, они не умирают. Но некоторые умирают. Правил нет. Существует что-то, от чего одни умирают, а другие нет. Есть крыши, падая с которых, можно уцелеть, а есть крыши, с которых…» (Сеня прекращает читать, смотрит на телефон. Смотрит долго, будто заставляя его зазвонить. Телефон молчит.)
Затемнение.
Яркий прожектор освещает Сеню. Входит Мужчина, который брал у нее интервью. Сеня его не видит, так как он, как и в первой сцене, не реален.
Мужчина. Мне приятно представить вам писательницу Сеню Александрову.

Сеня. Уберите камеру, я не хочу, чтобы вы меня снимали!

Мужчина. Как вы, госпожа Александрова?

Сеня. Сегодня не даю интервью.

Мужчина. Почему?

Сеня. Ни на какие вопросы отвечать не буду.

Мужчина. Вы напуганы? Кто-то влез к вам в душу?

Сеня. Нахальные журналисты! Уже много лет подряд вы вертитесь вокруг меня, принюхиваетесь ко мне. Что вам нужно?

Мужчина. Вы что-то скрываете? Вас что-то тревожит?

Сеня. Вечером я зажгла свечу… пока работала. И заснула, не погасив ее. Я могла спалить дом! Забываю, куда положила свои вещи… В моей всегда убранной комнате страшный беспорядок… Меня захлестывают какие-то волны тревоги. Просыпаюсь среди ночи и не могу сомкнуть глаз… Как будто происходит что-то ужасное… Не пью чай… Не работаю… Не могу сосредоточиться… Что произошло? (Обращается к Мужчине. Оба смотрят друг на друга…) Что случилось?

Мужчина. Не имею представления, госпожа Александрова.

Сеня. Да… Мне нужна хоть одна живая душа! Никого нет.

Мужчина. Я здесь. Вы же знаете, что я всегда рядом с вами.

Сеня. Я хочу сказать… что, когда я, с дрожью просыпаюсь по ночам… я думаю, что поступала правильно… Я верю в это. А сейчас я себя спрашиваю – это «правильное» всегда ли было правильным?

Мужчина. Жизнь, госпожа Александрова, похожа на передачу в прямом эфире. Даже если напишешь сценарий, всегда возникают непредвиденные обстоятельства. Нельзя отрепетировать свою жизнь или сделать черновой эскиз. Нельзя ничего зачеркнуть и ничего добавить. Иногда передачи бывают успешные, иногда – полный провал. Жизнь – это и то, и другое.

Сеня (приближаясь к Мужчине). Я хочу вас поцеловать.

Мужчина. Зачем?

Сеня. Просто хочу вас поцеловать.

Мужчина. Целуйте. (Целуются. Мужчина гладит ее волосы.) С вами я могу говорить. Могу и молчать… Даже если мы вместе долго молчим, я всегда знаю, что вы мне говорите…

Сеня. Давайте помолчим. (Оба долго смотрят друг на друга…)

Затемнение.
  1   2   3