Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Бухарин против сталина




Скачать 10.97 Mb.
страница62/62
Дата14.05.2018
Размер10.97 Mb.
1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   62

(Устав КПСС, 1966, § 22, 23, 24). Но это только юридически так, а фактически

- съезды, конференции, собрания сделались совещательными форумами, а эти

исполнительные органы

превратились в законодательные органы над партией. Строго говоря, даже

не эти комитеты, а их аппарат поставил себя над партией, а тайные выборы,

как и выборы в Верховные советы, с заранее составленными аппаратам списками,

превратились в пародию на выборы. Такой порядок установил Сталин. Он остался

в полной незыблемости и при его наследниках. Но теперь партия, как это мы

видели выше, и количественно и качественно становится другой.

Та старая партия выдвиженцев от станка и сохи, которую Троцкий называл

"голосующим стадом" Сталина, была умерщвлена самим Сталиным, а новую он

создал из одних политических кастратов. Сейчас положение другое - из около

15 миллионов коммунистов более 2/3 вступили з партию после Сталина, из них

12 300 000 человек имеют высшее, среднее и незаконченное среднее

образование. Да, они все еще голосуют стадно, но у них в руках Устав партии,

в котором записано: "3. Член партии имеет право: а) избирать и быть

избранным в партийные органы; б) свободно обсуждать на партийных собраниях,

конференциях, съездах, на заседаниях партийных комитетов и в партийной

печати вопросы политики и практической деятельности партии... открыто

высказывать и отстаивать свое мнение...; в) критиковать... любого

коммуниста, независимо от занимаемого поста". Пустые вчера, завтра эти слова

могут стать действенными. Мы долго не понимали, например, казавшийся нам

беззубым либерализм демократов в СССР. Постепенно стало ясно, что инициаторы

Демократического движения в СССР были и являются теми гениальными тактиками,

которые нащупали ахиллесову пяту режима - именем советских законов они

клеймили советское беззаконие, оставаясь сами в рамках легальности, что как

раз и бесит кагебистов, загоняющих их в тюрьмы и психотюрьмы. Где же у

партаппаратчиков гарантия, что вскоре и в многомиллионной партии не появятся

партийные инакомыслящие с совершенно легальным лозунгом: "Соблюдайте Устав

партии!", как демократы требуют: "Соблюдайте вашу Конституцию!" Это будет

борьбой легальной, совершенно новой, динамичной партийной оппозиции против

узурпаторов власти партии из партаппарата за тот основной закон партии, о

котором в преамбуле Устава сказано: "КПСС строит свою работу на основе...

всестороннего развития внутрипартийной демократии" (Устав КПСС, 1966, стр.

4).

Эту демократию мы имеем теперь только на самой вершине КПСС - в



Политбюро и очень условно на пленуме ЦК. Мне кажется, что может наступить

время, когда развернется новое оппозиционное движение внутри самой партии за

распространение политбюровской демократии на всю партию, за контроль партии

над своим аппаратом, за возвращение ей суверенитета, узурпированного

партаппаратом. Восстановление такой внутрипартийной демократии явилось бы

прелюдией к относительной демократизации и самого советского государства.

Серьезное значение имеют и внутрипартийные национальные противоречия в

стране, где живет более ста различных народов. Сегодня уже никто не

отрицает, что в ( СССР растет как русский, так и местный национализм. Это

сказывается и внутри партии в виде нарастания противоречий между

центростремительными и центробежными силами, между централистским

абсолютизмом Москвы и автономными стремлениями национальных республик. Если

лицемерие есть непременный атрибут успешного диктатора, то большевики как

раз по национальному вопросу продемонстрировали шедевры лицемерия. Согласно

"Конституции", Советский Союз есть добровольная федерация 15 суверенных

государств, так называемых союзных республик. Какие же права у этих

суверенных республик? В "Конституции СССР" сказано: каждая союзная

республика может свободно выходить из СССР, вступать в дипломатические

сношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры,

обмениваться послами и содержать свою собственную национальную армию (ст.

17, 18а, 18б). Между тем, мало-мальски политически грамотный человек знает,

что право выхода из СССР есть величайшая ложь, введенная в Конституцию, что

же касается суверенитета, то какой-нибудь захудалый городишко на Западе

имеет куда больше внутренней автономии, чем, скажем, вся Украинская

Советская Республика. Национальные армии и дипломатические сношения с

заграницей - тоже сказки.

Эти общеизвестные вещи я привожу вот почему: легальные рамки советской

Конституции уже сегодня используются национальными инакомыслящими в их

борьбе за национальную автономию (Черновол, Мороз, Светличный, Мустафа

Джемилев и др.)

Процесс этот начался сейчас же после XXII съезда. Хрущев был первым,

кто увидел в настроениях национальной интеллигенции опасность для единства

коммунистической империи и поэтому начал форсировать политику

коммунистической русификации. Он даже учредил в Туркестане и на Кавказе

нечто вроде военных генерал-губернаторств периода их завоевания Россией в

XIX веке. Так были созданы Среднеазиатское бюро ЦК КПСС, Закавказское бюро

ЦК КПСС, намечалось создание Прибалтийского бюро ЦК КПСС. Во главе них были

поставлены московские партаппаратчики, которые не были ни членами, ни

кандидатами ЦК, а давали приказы членам ЦК КПСС, первым секретарям

центральных комитетов национальных республик.

После свержения Хрущева эти институции, не без давления низов, были

ликвидированы, но не ликвидирована сама проблема. Поэтому во всех

неславянских союзных республиках действует неписаный закон: к национальным

первым секретарям ЦК нацкомпартий обязательно и без исключения приставлены в

качестве "нянек" вторые секретари из Москвы, которые и являются хозяевами и

над первыми секретарями, и над самими национальными республиками. И это тоже

усиливает автономистское движение. У этого партийно-автономистского движения

были и свои жертвы - первые секретари ЦК: в Туркмении - Бабаев, в

Узбекистане - Камалов, в Киргизии - Раззаков, в Азербайджане - Мустафаев, в

Дагестане - Даниялов, на Украине - Шелест - обвинялись либо в национализме,

либо в покровительстве ему.

Уязвимым местом установившейся расстановки сил на вершине

"троевластия", с точки зрения внутренних противоречий, конечно, надо

признать военный угол "треугольника". Как мы это видели, "треугольник"

скорее временная, чем устойчивая комбинация. Конечные интересы партии и

полиции, при всех столкновениях их текущих интересов, вполне тождественны,

ибо ни одна из этих сил не может самостоятельно существовать без другой, в

то время, когда и текущие и конечные интересы армии не обязательно связаны с

существованием партийно-полицейского режима. Самое важное и решающее -

первые две силы могут существовать только при данном режиме и не имеют

никаких шансов уцелеть при другом строе, тогда как ни один будущий строй не

может существовать без данной армии и ее офицерского корпуса. Армия, которая

в критической ситуации национальной нужды поставит интересы страны выше

интересов партии, осознает, что она не только единственная реальная сила при

коммунистической диктатуре, но также важнейшая опора и любого

будущего свободного государства, может без развязки гражданской войны

ликвидировать "треугольник" и установить свое переходное единовластие. Не

надо бояться страшных слов и жупелов, доставшихся нам от исторических

предрассудков или навеянных западной либеральной философией права. "Военная

революция" против идеократической тирании явилась бы наиболее безболезненной

формой величайшей освободительной революции. Вот почему не исключена

возможность, что ключи от цейхгаузов Советской Армии в руках капитанов,

майоров и полковников могут оказаться ключами к грядущей свободе народов

СССР*.


5. Заключение

Каково же общее заключение? Образно выражаясь, на могильной плите

приближающейся к своему концу эры Брежнева история должна была бы

выгравировать эпитафию: "Сей режим прозябал в тени Сталина, стяжая себе

славу бесславием!" Будучи в идеологическом плане синтезом между Сталиным и

Хрущевым, брежневщина есть последняя историческая попытка наследников

Сталина спасти сталинизм как доктрину управления диктатурой. В основе этой

попытки лежит поставленный самим партаппаратом негласный диагноз: продлить

жизнь существующей системы возможно, лишь опираясь на его генерального

конструктора, не пугая его именем, но модернизируя его мастерство. В этом и

причины десятилетнего бесплодия брежневского режима во внутренней политике -

чтобы быть успешным, ему не хватает политического дерзания и гражданского

мужества для радикальных реформ, чтобы быть чисто сталинским - ему не

достает криминальной фантазии былого учителя. Но ностальгия по Сталину

партийных идеологов, психологически вполне естественная, политически вредит

самой же партии. Создалось положение, когда жить по Сталину не хочет народ,

а жить против Сталина не решается партия. Это противоречие всех противоречий

сегодняш-

Примечание автора (1976): Назначение партаппаратчика Устинова министром

обороны, в обход заслуженных военачальников, и производство его и Брежнева в

маршалы, а Андропова - в генерала армии - еще новое доказательство того,

какое глубокое недоверие питает партаппарат к офицерскому корпусу и как он

смертельно боится именно военной революции.

ней советской действительности. Выход из него партия и полиция ищут на

путях бюрократических комбинаций, идеологического шаманства, политических

репрессий. Между тем ни одной политической партии история не давала столько

времени доказать жизнеспособность своего эксперимента, как советским

коммунистам.

Результат? Несмотря на богатейшую страну, талантливые народы и

абсолютную власть, коммунисты доказали за эти почти 60 лет только одну вещь:

коммунизм как бесклассовое общежитие изобилия материальных благ, духовных

ценностей и творческих свобод - полнейшая утопия. Этот режим держится столь

продолжительное время не только научно организованным физическим и духовным

террором, но и всю систему пронизывающей сакраментальной ложью, торжественно

возведенной в государственно-партийную программу. Примеры? Чтобы собрать все

примеры, пришлось бы написать многотомную историю. Я ограничусь только двумя

примерами партийной лжи, так сказать, всемирно-исторического значения:

1. В "Программе партии", написанной Лениным и принятой VIII съездом

(1919 г.), было сказано: "Лишение политических прав и какие бы то ни было

ограничения свободы необходимы исключительно в качестве временных мер... По

мере того, как будет исчезать объективная возможность эксплуатации человека

человеком, будет исчезать и необходимость в этих временных мерах, и партия

будет стремиться к их сужению и к полной их отмене" ("КПСС в резолюциях",

1953, ч. 1,стр. 414).

Эти "временные меры" существуют уже 56 лет!

2. В 1961 году на XXII съезде была принята новая "Программа партии", в

составлении которой участвовали все члены нынешнего Политбюро ЦК во главе с

Сусловым, Брежневым, Косыгиным, Подгорным, Кириленко и др. После Хрущева, в

отличие от Устава, ее не подвергли никаким изменениям. Значит, она считается

и до сих пор действующей Программой. В ней обещалось:

"В ближайшее десятилетие (1961 -1970) СССР превзойдет по производству

продукции на душу населения США... всем будет обеспечен материальный

достаток; все колхозы и совхозы превратятся в высокопроизводительные и

высокодоходные хозяйства; в основном будут удовлетворены потребности

советских людей в благоустроенных жилищах; исчезнет тяжелый физический труд.

В итоге второго десятилетия (1971 -1980) будет создана

материально-техническая база коммунизма, обеспечивающая изобилие

материальных и культурных благ для всего населения... Таким образом, в СССР

будет в основном построено' коммунистическое общество" (последние слова

выделены в оригинале.- А. А.) ("XXII съезд КПСС. Стенографический отчет",

М., 1962, т. III, стр. 276).

Тут удивляет не столько щедрость во лжи, сколько беззаботность

властителей Кремля, что время может уличить их в этом. И время уличило: 1)

СССР не превзошел США и никогда не превзойдет при существующей системе; 2)

материальный достаток людей в СССР минимум в три раза ниже, чем в США; 3)

"все колхозы и совхозы" не превратились в "высокопроизводительные и

высокодоходные хозяйства" (СССР все еще покупает хлеб в США, Канаде,

Аргентине и даже в Австралии); 4) благоустроенные жилища все еще мечта

десятков миллионов советских людей; 5) тяжелый физический труд не исчез, а

прибавился,- таковы итоги обещаний первого прошедшего десятилетия (1961

-1970). Для подведения итогов второго десятилетия осталось еще пять лет

(1976-1980). Зато за эти пять лет в СССР должна быть создана

материально-техническая база коммунизма с "изобилием материальных и

культурных благ" и "в основном построено коммунистическое общество", то есть

через пять лет каждый советский гражданин, согласно основному принципу

коммунизма, может "в основном" работать по способности и получать по

потребности!

Каков же общий итог соревнования социализма с капитализмом за эти 14

лет? Известный американский журнал "U.S.News and World Report" приводит

сравнительные цифры: в 1975 году социальная продукция США составила 1516

млн. долларов, а в СССР - 750 млн. долларов; США произвели в том же году 6,7

млн. автомобилей, а СССР - 1,2 млн. (в США на двух человек приходится один

автомобиль, а в СССР - на 1000 человек); американцы произвели в последнем

году 2 биллиона киловатт-часов электроэнергии, а СССР - в два раза меньше;

американцы имеют в восемь раз больше холодильников, в два раз больше

телевизоров и в два с половиной раза больше жилплощади, чем советские

граждане; в США только четыре процента работающего населения занято в

сельском хозяйстве, а в СССР - 25%, но каждый колхозник кормит только 7,5

человек, а каждый американский фермер - 48,5 человек; США произвели в 1975

году 23,2 млн. тонн мяса, а СССР - 16,7 млн.; США произвели а 1975 году 273

млн. тонн зерна, а СССР - 154 млн. Чтобы купить 12 шт. яиц, американец

должен работать 12 минут, русский-116 минут; за пару нейлоновых носков

американец должен работать 16 минут, а русский - 144 минуты; за один

автомобиль американец работает 6,9 месяца, а русский - 37,5 месяца; за литр

молока американец работает 7 минут, а русский - 21 минуту; за один костюм

американец работает 25 часов, а русский - 106 часов. (Эти сведения я привожу

по "Welt am Sonntag", 26.9.1976.)

Фантаст Томас Мор свой коммунизм предусмотрительно назвал утопией, а

реалисты из КПСС свою утопию называют коммунизмом. Вся разница только в

этом. Только политическая партия, абсолютно безответственная перед народом и

историей, может так изолгаться.

Здесь надо сказать и несколько слов о внешнем влиянии на

внутриполитические процессы Советского Союза. Сегодня уже нельзя

анализировать советскую политику, абстрагируясь от мировой политики.

Десятилетиями СССР был герметически изолирован от внешнего мира. В этом была

его сила как полицейского государства, но в этом была и его слабость -

Советский Союз оказался в стороне от мировой цивилизации. Автаркическая

экономика социализма с ее экстенсивной индустриализацией при помощи

принудительного труда, исчерпав все свои внутренние возможности, очутилась в

тупике как раз в те годы, когда на Западе уже началась другая эпоха - эпоха

второй научно-технической индустриальной революции. Ее основами были ничем

не ограниченная свобода творческого гения ученых и организаторский талант

свободного предпринимательства. "Косыгинские реформы" и так называемая

"аграрная политика" Брежнева явились запоздалой попыткой включиться в эту

новую индустриальную революцию, чтобы заодно решить проблему рентабельности

как промышленности, так и сельского хозяйства. Но порочная система

полицейского социализма оказалась противопоказанной для разворота новой

интенсивной индустриальной революции, основанной не на принуждении, а на

творческой свободе ума и воображения. Попытка провалилась. Теперь на наших

глазах предпринимается вторая попытка - вывести советскую экономику из

тупика при помощи Запада. Отсюда и знаменитая отныне разрядка - приглашающая

западную технологию в СССР и отдающая взамен Западу советскую технологию

коммунистической революции.

Оставленная в нынешних условиях наедине с народом, партия безусловно

рискует развязкой кризиса своей власти. Но этой партии, как всегда в ее

критические периоды, приходят на помощь извне. Иногда невольно создается

впечатление, что западная буржуазия не дает гибнуть советскому коммунизму,

чтобы этим коммунизмом вечно пугать собственные народы. Во всяком случае

Запад не дает созреть и обостриться внутренним проблемам и противоречиям в

СССР до общенационального кризиса. Два наглядных примера: 1) если бы не

западные кредиты, техника и технология, то сейчас Кремль был бы вынужден

либо ввести радикальные экономические реформы типа нэпа, либо значительную

часть тех гигантских сумм, которые расходуются на стратегическое вооружение,

на субсидирование мирового коммунизма, для его войн и революций, или

бросаются в космос, направить на народные нужды; 2) если бы не периодическая

продажа по дешевке американского хлеба советскому правительству, то оно было

бы поставлено в нынешнее несталинское время перед дилеммой: либо

ликвидировать новокрепостническую колхозную систему, как абсолютно

нерентабельную, либо считаться с серьезной опасностью возникновения хлебных

бунтов в городах, с чего собственно и началась революция 1917 года.

Сейчас уже бесцельно спорить о плюсах и минусах Хельсинки, но

невозможно мириться с самовольным правом Кремля выбирать для себя только те

из соглашений в Хельсинки, которые навязаны им самим, отбрасывая все те

соглашения о правах человека, о циркуляции идей, людей и информации, под

которыми он также поставил свою подпись. Не менее настойчиво надо возражать

и против того, чтобы за согласие на разрядку Кремля платили

материально-техническую контрибуцию за счет жизненных интересов свободы

народов СССР. Кремлю нужна разрядка больше, чем Западу, поэтому нелогично,

даже глупо платить ему за нее особую "дань", словно победителю в "холодной

войне", которую он фактически продолжает, переименовав ее только в

"идеологическую борьбу". Не помощи западного пролетариата, а вот этой "дани"

жаждущей прибыли западной буржуазии и ее правительств обязан Кремль сейчас

своим спасением из обозначившегося внутреннего кризиса.

В 1920 году Ленин сказал слова, которые могут стать вещими: "Умнейшие

люди буржуазии запутались к не могут не делать непоправимых глупостей. На

этом буржуазия и погибнет. А наши люди могут даже делать глупости и тем не

менее окажутся в конце концов победителями" (Ленин, 3-е изд., т. XXV, стр.

221). До сих лор "умнейшие люди" делали "непоправимые глупости" за счет

чужих народов. Теперь они их делают за свой собственный счет. Это приблизит

час исторической развязки.

1975-1976 гг.

СОД ЕРЖАНИЕ

Часть первая БУХАРИН ПРОТИВ СТАЛИНА

I. Начало конца 4

П. "Теоретический штаб" ЦК ВКП(б) 16

Кадры правых 20

Сибирский план Сталина 37

V. Первые аресты в ИКП 48

VI. "Теоретическая бригада" ЦК 55

VII. Партия в партии 62

VIII. Разгром Московского комитета 76

IX. На допросе в ЦК 83

X. Рекогносцировка в стане бухаринцев 91

XI. Сталин создает "правых" 100

XII. Бухарин ищет "союзников" 108

Политические комиссары над правыми 113

Бухарин и Томский 119

XV. Нелегальный "Кабинет Сталина" 128

XVI. Сталин встречает Новый год 137

XVII. Бухарин переходит в наступление 143

XVIII. Сталин как "политик нового типа" 158

XIX. Сталина объявляют "великим" 165

XX. Подольское совещание 176

XXI. Коминтерн - сектор "Кабинета Сталина" 186

XXII. Капитуляция правой оппозиции 194

Случайности и закономерности в карьере Сталина 201

Мое выступление в "Правде" по национальному

вопросу 217

Часть вторая. ТРИУМФ СТАЛИНА

I. Пропагандная лаборатория ЦК партии 234

II. От партии Ленина к партии Сталина 257

III. Группа Сырцова 262

IV. Группа Смирнова 266

V. "Национальная оппозиция" в партии 271

VI. Генеральная чистка 1933 года и XVII съезд 279

VII. Великая чистка 289

VIII. Ежовщина 302

IX. Л. Берия 314

X. Процесс Бухарина 319

XI. Итоги "Великой чистки" партии 330

XII. Социальное лицо партии Сталина 339

XIII. Сталин на войне и после нее 346

Часть третья. ПАДЕНИЕ СТАЛИНА

I. Подготовка новой чистки и загадка смерти Сталина 368

II. Хрущев против Сталина 388

Сталин и Макиавелли 419

Разоблачение исторических легенд о Сталине 428

V. Развенчание Сталина как классика марксизма 434

VI. Возврат к Сталину?

VII. "Просвещенный сталинизм" 449

VIII. Силуэты портретов "коллективного руководства" 458

Эпилог. Революция в Кремле 510

Часть четвертая (дополнительная)

ОТ ХРУЩЕВА К БРЕЖНЕВУ

I. Свержение Хрущева 550

П. Режим в движении 560

От Хрущева к Брежневу: проблемы и трудности коллектив

ного руководства 569

Проблемы смены и преемственности в кремлевском руко- 584

водстве


V. Единство и противоречия в треугольнике диктатуры (партия,

полиция, армия) 602

Авторханов А.

А22 Технология власти. М., СП "Слово" - Центр

"Новый мир", 1991.- 638 с., ил.

ISBN 5-85050-012-4

"Технология власти" - одна из наиболее известных и популярных в мире

книг видного политолога русского зарубежья. Автор исследует



функционирование механизмов советской партократической машины власти.
1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   62