Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Бородинское поле: на перекрестке эпох и судеб




Скачать 343.9 Kb.
Дата24.06.2017
Размер343.9 Kb.


Открытая научно-практическая конференция
для учащихся 6-11 классов "Вышгрод-2012"

Бородинское поле: на перекрестке эпох и судеб

Исследовательская работа

ученика 8 класса

ГБОУ СОШ №887 ЗОУДО г. Москвы

Мищенко Степана


Руководитель:

Шевлякова Алла Григорьевна

учитель истории, обществознания,

высшей квалификационной категории

Москва, 2012

Оглавление


Оглавление 2

Введение 3

Глава I 5

Общая оценка Бородинской позиции и назначение Шевардинского редута в 1812 г. 5

Глава II 8

Силы противостоящих армий. Расположение войск 8

Глава III 10

Битва за Шевардинский редут 10

17

Заключение 17



Библиография 20

Приложение 21




Введение


Бородинское поле относится к тем местам, название которых в нашей стране знает каждый. 26 августа 1812г. здесь произошло генеральное сражение российских войск под командованием генерала М.И. Голенищева-Кутузова с Великой армией императора Наполеона Бонапарта.

В 1941 г. Бородинское поле стало передовым рубежом Можайской линии обороны, на котором воины 5-й армии под командованием генералов Д.Д.Лелюшенко и Д.А.Говорова с 12 по 17 октября сдерживали наступление на Москву фашистских дивизий СС «Райх», 10-й танковой и 7-й пехотной.



Тема актуальна, так как в 2011 году исполнилось 70 лет Московской битве, а в 2012 будет отмечаться 200 лет со дня Бородинского сражения. Все огромное Бородинское поле – грандиозный памятник защитникам Отечества, их самопожертвованию и любви к родной земле. Это настоящий храм под открытым небом. Здесь покоится прах более 50 тысяч павших воинов самых разных национальностей – русских, белорусов, украинцев, французов, итальянцев, немцев, поляков… По всему полю возвышаются торжественные обелиски русским воинским формированиям, на нем остались старинные земляные артиллерийские укрепления, и уже более поздние противотанковые рвы, доты и окопы. Когда проходишь по этим печальным местам, встречаешь и знакомые названия деревень. Исторические поселения Семеновское, Шевардино, Горки, Бородино расположены там же, где они находились и в начале XIX века, они до сих пор сохраняют свои границы и планировку улиц с одноэтажными домами. Неизгладимое впечатление производит и Спасо-Бородинский монастырь, основанный в 1820-е годы М.М.Тучковой на месте гибели ее мужа, генерала А.А.Тучкова. В октябре 1941г. на территории монастыря находился военный госпиталь. Вблизи монастыря - остатки Семеновских (Багратионовых) флешей, где в 1812г. русские воины отражали ожесточенные атаки французов, и братские могилы… Не может оставить равнодушными и мемориал на Курганной высоте (Батарея Раевского) с могилой командующего 2-й армией генерала П.И. Багратиона, и остатки Шевардинского редута.

Цель – систематизировать, обобщить и расширить знания об Отечественной войне 1812 г., определить роль и значение Шевардинского сражения, ставшего преддверием Бородинской битвы.

Объект – Отечественная война 1812 года, Великая Отечественная война 1941-1942 гг.

Предмет – Бородинское поле, Шевардино, события, которые там происходили в 1812 г. и 1941 г.

Методы: комплексный анализ источников, систематизация полученной информации, сравнительная характеристика, обобщение.

Гипотеза: Шевардинский бой – это самостоятельное сражение в преддверии Бородинской битвы, оказавшее значительное влияние на ее ход и итоги.

Задачи:

  • поиск, отбор, систематизация материала по избранной тематике; изучение архивных материалов;

  • охарактеризовать события, происходившие на Бородинском поле в 1812 г. и в 1941 г.;

  • выяснить назначение Шевардинского редута и особенности укрепления;

  • проследить хронологию событий битвы за Шевардинский редут;

  • определить итоги Шевардинского сражения;

  • посетить музей «Бородинская панорама»;

  • посетить Бородинское поле и музейный комплекс;

  • изучить художественные произведения, посвящённые данной тематике;

  • создать компьютерную презентацию, используя программу Power Point, для иллюстрирования положений проекта.

Продукт работы. Презентация в Power Point, выступающая в качестве учебно-методического наглядного пособия по истории. Альбом, содержащий краткие биографические справки и портреты полковых командиров, принимавших участие в сражении за Шевардинский редут.

Глава I

Общая оценка Бородинской позиции и назначение Шевардинского редута в 1812 г.


В общей сложности Бородинская позиция занимала восемь километров. по фронту и семь километров в глубину. Ее передний край проходил по линии Маслово, Горки, Семеновское. Правый край фактически примыкал к Москва-реке, левый – к труднопроходимому для кавалерии и артиллерии Утицкому лесу. Центр позиции опирался на высоту Курганную. В тылу позиции находился лес и кустарник, что позволяло скрытно расположить войска и осуществлять маневр резервами. Позиция возвышалась над окружающей местностью и обеспечивала хороший обзор и артиллерийский обстрел. Более того, из 8 км. всего фронта обороны русской армии противник беспрепятственно мог применять все рода войск лишь на узком 2,5 км. участке (на левом фланге), так как остальные 5,5 км. были прикрыты крутым берегом реки Колоча.

Вечером 22 августа началось спешное военно-инженерное оборудование местности: строительство флешей, люнентов, редутов (для артиллерии), рытье окопов для легкой пехоты (егерей), а также улучшение дорог, мостов, подъемов и спусков через овраги. Так, на правом фланге были возведены Масловские укрепления на 26 орудий, на высотах северо-западнее дер. Горки – на 32 орудия, в центре (высота Курганная) – на 18 орудий, на левом фланге – на 36 орудий (у дер. Семеновское, т.н. «Семеновские» или «Багратионовы флеши»). [3, с. 8] Однако число инженерных войск было явно недостаточно. В помощь им направлялись солдаты из всех пехотных полков, активное участие в строительстве принимали и ратники Московского и Смоленского ополчений. Кроме того не хватало орудий труда, специально предназначенных для подобного рода инженерных работ. Кутузов неоднократно обращался к генерал-губернатору Москвы с просьбой прислать в армию лопаты, топоры и другой шанцевый инструмент, но он был доставлен лишь в день Бородинского сражения. Неудивительно, что многие из укреплений, особенно в центре и на левом фланге, так и остались недостроенными, что неминуемо должно было привести к большим людским потерям.

Итак, наиболее уязвимой была позиция русской армии на левом фланге.

Вечером 23 августа (4 сентября) М.И.Кутузов лично произвел дополнительный осмотр местности. В двух километрах от Семеновского, в верховьях ручья Чубаровского, располагалась деревня Шевардино, в районе которой и предполагалось первоначально разместить «крайнюю позицию» левого фланга, которую надлежало укрепить редутом. Но учитывая особенности местности – за Шевардино находилась низко расположенная узкая долина, неудобная для сообщений, Кутузов принял решение отодвинуть левый фланг из района Шевардино на линию Семеновское – Утицкий курган. Генерал А.П.Ермолов писал в своих «записках»: «Князь Кутузов, осматривая расположение войск, приказал отслонить левое крыло так, чтобы глубокая лощина пролегала перед его фронтом; конечность оного, в новом месте, приказал укрепить несколькими флешами» [4, с.185]. При этом от возведения редута близ Шевардино было решено не отказываться. Поэтому на одном из холмов, возвышавшемся приблизительно в полукилометре юго-восточнее этой деревни, Кутузов приказал продолжить строительство укрепления, которое должно было препятствовать наступлению неприятеля на левый фланг русской позиции. По замыслу Кутузова, Шевардинский передовой опорный пункт должен был принять на себя первый удар наполеоновской армии, своим сопротивлением позволить завершить работы по оборудованию флешей южнее деревни Семеновское и заставить противника преждевременно развернуть свои главные силы. Это укрепление и вошло в историю под названием Шевардинского редута.


Особенности укрепления

Возвести редут предстояло в кратчайшие сроки. Работы непрерывно велись и днем и ночью силами инженерных войск, воинов 26-ой пехотной дивизии и ратников Московского ополчения. Несмотря на огромные усилия, строительство продвигалось медленно. «Грунт кургана до того был тверд и каменист» вспоминал военный инженер, поручик Д.А.Богданов, - что к полуночи при постоянном усилии рабочих ров был углублен не более полуфута. Это обстоятельство вынудило насыпать бруствер пахотной землею из расстояния от 8 до 10 сажен; для равнения внутренностей плоскости этого укрепления тоже требовалась значительная присыпка земли. Энергия работавших и видимое с наступлением утра сближение неприятеля, ускоряли труд». [1, с.94] К середине дня 24 августа основные работы были завершены, о чем Богданов поспешил сообщить П. И. Багратиону. Однако, по свидетельству французских военных писателей, Шевардинский редут не был усилен ни частоколом, ни палисадом из бревен, глубина рва была не везде одинакова, и вообще укрепление не было доделано до конца. [2, с.30]

Шевардинский редут представлял собой земляное замкнутое укрепление для артиллерии и легкой пехоты и предназначался для круговой обороны и обстрела. Он состоял из земляного вала пятиугольной формы (диаметром до 100 м.) с бойницами для 12-ти тяжелых пушек и внешнего рва глубиной до 2,5м., который должен был служить препятствием для конницы противника.

Редут был центром передовой Шевардинской позиции, на нем располагалась артиллерийская рота (батарея) на 12 орудий и до двух рот легкой пехоты – как прикрытие артиллерии. Вся же Шевардинская позиция (около 1,5 х 1,5 км.) включала как редут, так и окопы по р.Колоча (для егерей), группировку русской линейной пехоты (27 пехотная дивизия), кавалерии (2 кирасирская дивизия и казаки Карпова) и группировку артиллерии (кроме 12 орудий на редуте еще 24 орудия слева и справа от редута). К началу сражения Шевардина было развернуто около 8 тыс. пехоты и 4 тыс. конницы. [3, с.12-13] Командование обороной редута было возложено на генерал-лейтенанта Андрея Ивановича Горчакова



Цели, поставленные перед защитниками редута

Придавая большое значение бою за Шевардинский редут, М. И. Кутузов выехал из деревни Татариново, где накануне Бородинского сражения располагался главный штаб русской армии, и прибыл на Семёновские высоты. Оттуда он внимательно следил за событиями, постоянно обмениваясь записками с П.И. Багратионом и отдавая приказы. « Михайла Ларионович, - по словам Ф.Н.Глинки, - сидел на своей скамеечке у огня. Он казался очень спокойным. Все смотрели на него и, так сказать, черпали от него в сердца свои спокойствие». [1, с. 94]

Итак, перед А.И. Горчаковым были поставлена сложная задача: задержать наполеоновские войска у редута для того, чтобы дать возможность подготовить укрепления на левом фланге русской армии, «как позиции слабейшей и наиболее подверженной нападению неприятеля». По свидетельству современников, на 23 августа возведение батарей между деревнями Семеновская и Утица было «только что начато», для чего, в том числе, была разобрана часть деревни Семеновское, но недостаток времени так и «не позволил завершить их». [2, с.19-20] Кроме того, Горчакову предстояло прикрыть отход арьергарда во главе с генерал-лейтенантом Петром Петровичем Коновницыным, который вел ожесточенное сражение с превосходящими силами французов у Колоцкого монастыря, в восьми километрах от расположения главных сил русской армии. Выполняя приказ Кутузова, арьергард Коновницына сдерживал наступление противника, давая возможность русским войскам разместиться на позиции и подготовиться к сражению.

Значение редута тем более возросло, что, по свидетельству А.П.Ермолова, «на левом крыле часть арьергарда отступала так поспешно и о движении своем не предваря армию, что преследующий неприятель появился на высотах прежде, нежели переменена была позиция по указанию князя Кутузова». Здесь стоит отметить, что сам генерал Ермолов, начальник штаба 1-й Западной армии, считал Шевардинский редут «бесполезным», так как основная позиция левого фланга была перенесена. Но в сложившихся тяжелых обстоятельствах, когда французы буквально «наседали» на русскую армию, и «передвижение производилось пред лицом неприятеля, редут надлежало удерживать по необходимости, чтобы войскам дать время занять назначенную им линию, иначе мог неприятель препятствовать и даже привести войско в замешательство». [4, с.185]

Это, по моему мнению, еще раз подтверждает то, что Кутузов предполагал такое неблагоприятное развитие событий и, в том числе, и поэтому решил сохранить Шевардинский редут.

Многие из укреплений, особенно в центре и на левом фланге, так и остались недостроенными, что неминуемо должно было привести к большим людским потерям. Наиболее уязвимой была позиция русской армии на левом фланге.

Шевардинский передовой опорный пункт должен был принять на себя первый удар наполеоновской армии и заставить противника преждевременно развернуть свои главные силы.

Боевые действия на Шевардинском редуте позволили бы более точно определить группировку сил наполеоновской армии и направление ее главного удара.



Глава II

Силы противостоящих армий. Расположение войск

Войска под командованием А.И.Горчакова, в том числе 27 пехотная дивизия генерал-майора Дмитрия Петровича Неверовского, прибыли к Шевардину уже поздно вечером 23 августа (4 сентября) 1812 г.

Непосредственно на редуте расположился 12-ый батарейный расчет подполковника Роберта Антоновича Винспиера (12 артиллерийская бригада 12 пехотной дивизии; по разным источникам от 9 до 12 орудий). Его должен был поддерживать один из батальонов первой бригады Симбирского и Виленского пехотных полков под командованием полковника Александра Яковлевича Княжнина, сына известного русского драматурга Я.Б.Княжнина (27 дивизия). Остальные три батальона первой бригады 27 дивизии разместились за редутом. Им следовало прикрывать дополнительную артиллерию, поставленную правее редута: 6 орудий легкой №23 роты 12-й артиллерийской бригады под командой подполковника Якова Ивановича Саблина и 12 орудий легкой №47 роты 26-й артиллерийской бригады под командованием капитана Гаврилы Тихоновича Жураковского.

С левой стороны редута в батальонных колонах выстроилась вторая бригада 27 дивизии, состоящая из Одесского и Тарнопольского пехотных полков под командованием флигель-адьютанта полковника Максима Федоровича Ставицкого. Еще левее и сзади (уступом) в одну линию встали кирасиры 2-й дивизии генерала-майора Ильи Михайловича Дуки (Екатеринославский, Малороссийский, Глуховский и Новгородский полки). Для наблюдения за дорогами, в рощах и кустарниках близ деревни Доронино, были поставлены 49 и 50 егерские полки 3 бригады 27 дивизии под командованием полковника Алексея Васильевича Воейкова. Для их укрепления позднее были присланы 6-й и 41-й егерские полки (егерская бригада 12-й пехотной дивизии 7-го пехотного корпуса). Общее командование над егерями было возложено на полковника Андрея Саввича Глебова. [2, с.21-22]

После часа дня к Бородино подошел отступивший арьергард Коновницына, одна его часть проследовала на основные позиции, а другая, в первую очередь, полки 4 кавалерийского корпуса генерал-майора Карла Карловича Сиверса, примкнула к защитникам редута. Рядом с кирасирами И.М.Дуки разместились восемь конных орудий под прикрытием двух эскадронов Ахтырского гусарского полка под командованием полковника князя Иллариона Васильевича Васильчикова. Другие полки этого корпуса (Киевский и Новороссийский драгунские под общим командованием полковника Георгия Арсентиевича Эмануэля, Черниговский и Харьковский драгунские под общим командованием генерал-майора Ивана Давыдовича Панчулидзева) заняли позиции по левую и правую сторону от деревни Доронино. Перед ними стояла задача поддержать 49 и 50 егерские полки. Недалеко от деревни Доронино расположились и егеря полковника Федора Григорьевича Гогеля. Шесть казачьих полков генерала Акима Акимовича Карпова 2-го прикрыли Старую Смоленскую дорогу. [2, с. 22-23]

Прибывшая кавалерия Сиверса только-только успела занять место в боевом порядке, как казаки сообщили о том, что приближаются войска неприятеля.

Наполеон шел тремя колоннами. Корпус князя И. Понятовского, составлявший правую колонну шел по Старой Смоленской дороге через Утицкий лес к селу Ельня. Наполеон с главными силами «Великой Армии» двигался в средней колонне по Новой Смоленской дороге к Бородину. Здесь находились кавалерия Мюрата (в авангарде), корпуса Даву, Нея, Жюно, Старая и Молодая гвардия. К Бородину, по проселочным дорогам через деревню Большие сады, шла и левая колонна во главе с Е.Богарне. По свидетельству Ф.Н.Глинки, с вершин Бородинского поля можно было увидеть следующее: «Три огромных клуба пыли, пронзенные лучами склонявшегося солнца, светлели в воздухе, три стальные реки текли почти в ровном между собой расстоянии. На полянах пестрели люди; над перелесками, немного превышавшими рост человека, сверкала железная щетина штыков. Русское солнце играло на гранях иноземной стали. Все это шло скоро, но мерно. Три линии изредка и только слегка изламывались, уступая неровности местоположения. Одна артиллерия, казалось, своевольно разгуливала. Пушки проезжали то вправо, то влево, избирая для себя удобнейшие пути и дороги». [1, с. 97]

Около двух часов дня войска Горчакова увидели, как из леса у деревни Валуево вышла французская кавалерия. Вдруг «ожили овраги и кустарники на правом берегу Колочи, и пули засновали со свистом в уровень человека, ядра и гранаты стали описывать дуги над головами наступающей армии»,- писал Ф.Н. Глинка. [1, с.98] Это русские егеря, занимавшие позицию вдоль Колочи, открыли сильнейший огонь по авангарду неприятеля. Эхом разнеслись выстрелы по Бородинскому полю, возвестив о приближении боя за Шевардинский редут.

Тем временем Наполеону, осматривавшему местность из деревни Валуево, сообщили, что главная группировка русских войск успела перейти к организованной обороне на рубеже деревни Бородино - деревни Семеновское, и путь к основной русской позиции преграждает «весьма возвышенный редут, расположенный перед выходом на равнину», обороняющийся весьма незначительными силами. Редут ограничивал французам возможность непосредственного наблюдения за расположением главных сил русской армии, мешал сближению с ними, а в случае движения на правый фланг русских наполеоновские войска могли быть подвергнуты отсюда нападению. Поэтому решение императора было однозначным: без промедления овладеть этой важной для него позицией, предварительно заняв близлежащие деревни Фомкино, Алексинку, Доронино и Шевардино. Кавалерийские корпуса Нансути и Монбрёна, три пехотные дивизии - Морана, Фриана и Компана - из корпуса Даву получают приказ перебраться на правый берег Колочи, вытеснить оттуда егерей, атаковать и занять редут. Содействовать им должен был 5-ый корпус Понятовского. Всего на Шевардинский редут Наполеон бросил около 40 тыс. человек (30 тыс. пехоты и 10 тыс. конницы) при 186 артиллерийских орудиях. По свидетельству Горчакова, на начало сражения под его командованием находилось «около 11 тысяч человек» (7 тыс. пехоты и 4 тыс. конницы).

Современные исследователи полагают, что в общей сложности при Шевардино было задействовано до 18 тыс. человек при 46 орудиях. [5, с.112] В любом случае, превосходство французских сил было впечатляющим.

«Остальная армия, - писал в своих мемуарах французский офицер Гриуа, - следила со своих позиций за двигавшимися войсками, гордившимися тем, что им на долю выпала честь открыть сражение, она провожала их криками одобрения. Рассуждения о способах атаки и возможных препятствиях пересыпались военными остротами. И все справедливо предполагали, что неприятель отступит перед такими войсками; должно быть, и император был убежден в этом, если попытался в такой поздний час идти на приступ против сильной позиции, которой неприятель дорожил, да и должен был дорожить, так как взятие этого редута открывало его левый фланг». [1, с.98]

Глава III

Битва за Шевардинский редут

В хронологии событий битвы за Шевардинский редут, длившейся с незначительными перерывами с 16 до 24 часов, до сих пор много неясностей, в первую очередь, из-за противоречивости донесений и описаний очевидцев. Это во многом объясняется ожесточенностью сражений, когда атаки следовали одна за другой, укрепление несколько раз переходило из рук в руки, и оборона редута, по словам А.П.Ермолова, превратилась «в дело весьма упорное», заставив «большую часть 2-й армии принять в нем участие». [4, с.185]

Необходимо учитывать и то, что основные события при Шевардине разгорались, когда уже начинало смеркаться, а потом уже и в полной темноте. В XIX в. жили по астрономическому времени, отличающемуся от принятого у нас сейчас приблизительно на 1,5 часа. Полднем считалось время, когда солнце находилось в зените. Поэтому, когда в источнике говорится, что событие началось в 4 часа после полудня, это означает, что на современных часах – 17 час. 30 мин. В начале сентября сумерки заканчиваются уже к 20 часам – то есть, 24 августа 1812 года на Бородинском поле к семи часам после полудня было совершенно темно.

Преддверие сражения

В первом натиске (в два часа дня), который можно назвать преддверием Шевардинского сражения, французы действовали разрозненно. Сначала в атаку пошли войска князя Понятовского, преследовавшие арьергард Коновницына. Получив приказ обойти укрепление с юга и зайти в тыл к его защитникам, они свернули со Старой Смоленской дороги и стали продвигаться ближе к основному расположению своих войск. Вслед за корпусом Понятовского справа по направлению к редуту выдвинулась пехотная дивизия Ж.-Л. Компана (корпус Даву), которого Наполеон называл «мастером по взятию редутов». [1, с.99] Свернув с Новой Смоленской дороги войска Компана, поддерживаемые кавалерией Мюрата, переправились через реку Колоча и, оттеснив русских егерей, взяли деревню Фомкино. Компан сразу распорядился установить восточнее деревни сильную артиллерийскую батарею, которая начала вести огонь по русским позициям. Тем временем, приближавшиеся по Ельнинской дороге к Доронино войска Понятовского явно обнаруживали свое намерение атаковать левый фланг русской позиции. Егеря 49 полка под командованием В.А. Воейкова прилагали отчаянные усилия, чтобы удержаться. На помощь егерям пришли драгуны Киевского полка полковника Г.А.Эмануэля, дважды атаковавшие передовые части Понятовского. По данным французов, поляки в этих столкновениях потеряли 150 человек пленными. [2, с.26] Значительные усилия неприятеля были направлены на то, чтобы уничтожить русскую конную батарею из 8 орудий, наносившую своими меткими выстрелами чувствительный урон польским войскам. С этой целью одна из прорвавшихся польских пехотных колонн начала ее атаковать. Но в бой вступили ахтырские гусары под командованием ротмистра Александровича и заставили поляков отступить. Таким образом, корпус Понятовского, встретив сильное сопротивление, продвигался крайне медленно, хотя ему удалось отвлечь значительные силы русских защитников и облегчить дальнейшее наступление французской армии. В те часы на правый берег Колочи перешли французские пехотные дивизии генералов Л.-Ш. Морана и Л.Фриана, захватившие деревню Алексинку. Недалеко от Алексинки переправилась через реку и конница Мюрата. Кольцо вокруг Шевардино сужалось. До решающих схваток оставалось совсем немного времени.



Первая атака (16-17 часов)

Около 4 часов дня началась первая атака на редут. Теперь французы действовали согласованно и стремились нанести удар одновременно с трех сторон. Со стороны Алексинки должны были наступать дивизии Морана и Фриана при поддержке частей кавалерии Мюрата, от деревни Фомкино – дивизия Компана, а со стороны Утицкого леса – корпус Понятовского.

Компан, во главе 1 бригады (57 и 61 полки), атаковал самую близкую к Шевардино деревню Доронино и примыкающие к ней рощи. После отчаянной схватки русские егеря были вынуждены начать отход. Заметив это, К. К. Сиверс приказал Новороссийскому драгунскому полку во главе с майором Терениным поспешить им на помощь. Полк дрался «с отличною храбростью», он «опрокинул, преследовал и истреблял», рапортовал позднее Сиверс. [1, с.99] Только когда стало ясно, что частям Понятовского удалось обойти егерей с левого фланга, драгуны получили приказ отойти на прежние позиции, прикрыв при этом отход егерей и вывоз легких орудий с ближайших высот.

Войска Компана заняли деревню Доронино и расположенный всего в 250 шагах от Шевардинского редута Доронинский курган, на котором установили 8 артиллерийских орудий. На склоне, обращенном к Доронино, укрылся 61-й линейный полк Компана, «построенный побатальонно в густые дивизионные колонны, а рощу возле деревни занял 57-й полк». [3, 29] С противоположной стороны кургана расположились защитники редута.

В это время на левом фланге русской позиции 5-й и 50-й егерские полки под командованием полковника Гогеля с трудом сдерживали наступавшие части корпуса Понятовского. На помощь егерям Горчаков направил Тарнопольский пехотный гренадерский полк. Жестокий кровопролитный бой возобновился с новой силой. Один из очевидцев схватки писал: « Нашей дивизии Тарнопольский полк пошел колонной в атаку с музыкой и песнями, что я в первый и последний раз видел. Он после бросился в штыки в глазах моих. Резня недолго была, и полкового их командира [полковника Титова] ранили в заднюю часть тела на вылет пулею. Его понесли, и полк начал колебаться. Его место заступили, полк остановили, и он опять бросился в штыки и славно работал. После остановились, прогнав неприятеля, и нас сменили. [5, с.123]

Враг продолжал рваться к редуту. Пользуясь артиллерийской поддержкой с Доронинского кургана, дивизия Компана одновременно справа и слева атаковала войска 27 дивизии. Численный перевес был явно на стороне противника. Около 5 часов вечера французский «61 полк, построившись в полковую колонну к атаке, решительно бросился на приступ» и после жестокой рукопашной схватки ворвался на редут. Но долго удержаться на занятых позициях неприятель не смог. Батальоны Виленского и Симбирского полков под командованием А.И.Княжнина, находившиеся у прикрытия этого укрепления, «в свою очередь, атаковали французов в штыки, вытеснили их и снова заняли редут». Во время боя А.И.Княжнин получил сильные ранения в обе ноги. Смертельно был ранен командир Виленского пехотного полка полковник Александр Яковлевич Губерти, скончавшийся на следующий день. [3, с. 30]



Подготовка и новая атака 18-19 часов

Видя критическое положение у редута, А.И.Горчаков распорядился подвести к редуту 2 кирасирскую дивизию, которая около шести часов вечера «выстроилась в полковых эскадронных колоннах шагах в 300-х позади редута и влево от него». Генерал Компан вновь выстроил свои 57 и 61 полки под прикрытием Доронинского кургана. Вскоре между ними и батальонами Одесского и Тарнопольского пехотного полков под командованием М.Ф. Ставицкого, а также Симбирского полка под командованием полковника П.С. Лошкарева, завязался ожесточенный бой. Русские батальоны, выстроившись развернутым фронтом, вели сильнейший ружейный и картечный огонь, сдерживая наступление противника. Между сторонами было не более 60 шагов, «войска, стоявшие на двух противных скатах небольшого возвышения, были прикрыты по грудь. Таким образом, эта убийственная перестрелка продолжалась более трех четвертей часа; беспрерывность и треск пальбы препятствовали французам слышать приказание генерала Компана ударить в штыки, от чего потеря в людях была бы гораздо менее. Русские шесть батальонов, сражавшиеся против французских десяти, также не решались атаковать их в штыки, довольствуясь тем, что могли удерживать свою позицию». [3, с.31-32] Начало смеркаться, и Компан предпринял вторую попытку овладеть редутом. Его войскам удалось ворваться на укрепление, но солдатам Одесского и Симбирского полка смогли быстро отбросить неприятеля на исходные позиции. Контратаку возглавил полковник Лошкарев, который вскоре был тяжело ранен в голову, отчего навсегда потерял зрение. [3, c.33]

Тем временем, по приказу Компана, 111-й полк обходил Шевардинский редут справа. Заметно активизировалась кавалерия Понятовского. К деревне Шевардино выходила дивизия Морана. Около деревни завязался упорный бой. «Здесь мне представилась ужаснейшая картина обоюдного ожесточения, которой впоследствии нигде не встречал, - писал ординарец Багратиона князь Н.Б.Голицын. – Сражавшиеся батальоны, русские и французские, с растянутым фронтом, разделенные только крутым, но узким оврагом, который не позволял им действовать холодным оружием, подходили на самое близкое расстояние, открывали один по другому беглый огонь, и продолжали эту убийственную перестрелку до тех пор, пока смерть не разметала рядов с обеих сторон. Еще разительнее стало зрелище под вечер, когда ружейные выстрелы сверкали в темноте как молнии, сначала очень густо, потом реже и реже, покуда все не утихло по недостатку сражавшихся». [5, с.134]

Третья атака французов, 20 часов.

Генерал Компан, понимая, что приближается ночь, а бой еще не решен, приказал своим войскам вновь атаковать редут. 61 полк опять бросился на приступ и овладел русскими укреплениями. Изнуренные продолжительным боем, понеся огромные потери, пехотные полки дивизии Неверовского были вынуждены отступить. Сил на то, чтобы контратаковать и отбить редут, у обескровленной дивизии уже не было. О том, что происходило на редуте, впечатляюще описано в новелле «Взятие редута» французского писателя Проспера Мериме: «Мы вошли в редут, сам не знаю как. Там мы дрались врукопашную среди такого густого дыма, что не видели противника… Наконец, я услышал крик «Победа!» - и, когда дым рассеялся, разглядел кровь и мертвые тела, устилавшие землю в редуте. Пушки были завалены грудами тел. Человек двести солдат во французских мундирах толпились в беспорядке: одни заряжали ружья, другие обтирали штыки. Тут же было одиннадцать русских пленных…». [6, с. 375] Картина боя потрясает своей ужасной достоверностью, хотя сведения о русских пленных все же являются плодом авторского воображения. Когда Наполеону поздно вечером донесли о взятии редута, он спросил: «Сколько взято пленных?». Императору ответили, что пленных нет, что русские канониры, находившиеся на редуте, не бежали и не сдавались в плен, хотя и имели эту возможность, а упорно сражались и были переколоты на месте. [7, с.268]

Получив сведения о крайне тяжелой ситуации на редуте, П.И.Багратион направил на помощь его защитникам 2-ю гренадерскую дивизию генерал-майора К.Мекленбургского и 2-ю сводногренадерскую дивизию генерал-майора М.С.Воронцова, которые до этого не планировали вводить в бой, чтобы поберечь для решающего сражения. Прибывшие гренадерские полки в бой повел сам А.И.Горчаков. Вместе с пехотинцами Неверовского и егерями они бросились в бой и освободили редут. Этот эпизод боя так описывает поручик Симбирского пехотного полка Д.В.Душенкович: «Чрезмерное превосходство сил неприятельских заставило двинуть навстречу им гренадерские полки, за нами находившиеся… Гренадеры, пред полками коих священники в облачении, с крестом в руках, шли истинно в страх врагам – геройски, у каждого в глазах сверкала слеза чистой веры, а на лице готовность сразить и умереть. Едва поравнялись они с батареею, как у всех нас настал штыковой бой; то опрокидывали мы штыками, то артиллерия и кавалерия французские атаковали нас. Это не сражение, но сущее побоище тут происходило…». [5, с. 127-128]. При взятии редута «штыками был истреблен» целый батальон французского 61-го линейного полка. «На другой день, когда император производил смотр этому полку, - пишет Сегюр, - он спросил о том, где 3-й батальон». «Он на редуте!» - был ответ. [1, с.101]

Дальнейшее сражение. Действие русской кавалерии. 20-22 часа

Наступила ночь. Пользуясь темнотой, французы решают «восстановить дело, во что бы ни стало» и нанести неожиданный удар по атакующей русской пехоте с тыла и с фронта. Генерал Компан послал один батальон 57-го полка на помощь к редуту, а сам, лично приняв команду над еще одним из батальонов того же полка, «разобрал изгородь на своем правом фланге, вывел оттуда сей батальон в густой дивизионной колонне, прикрывая четыре орудия, заряженные картечью, которые шли вслед за батальоном», и направился в промежуток между укреплением и деревней Шевардино. «Подступив на 150 шагов к левому флангу русской пехоты, он открыл свою батарею, которая своею картечью привела русских в расстройство и принудила их несколько податься назад». [2, с. 34] Но эта попытка не осталась безнаказанной. С русской стороны вступили в бой кирасирские полки: Малоросийский и Глуховский под командованием полковника Михаила Ивановича Толбузина 1-го, которые должны были ударить по колоннам противника. В биографии начальника 2-кирасирской дивизии генерал-майора И.М.Дуки говорится: «Русские кирасиры опрокинули первую линию французской пехоты правого крыла на вторую и произвели в ней такое замешательство, что Мюрат поспешил лично с отрядом своей кавалерии на помощь для восстановления порядка. [1, с.101] Французы были вынуждены отступить и оставить Доронинский курган вместе с орудиями. Кирасиры увезли с собой пять орудий, и три, «совершенно подбитые» оставили на месте. [2, с. 35] Возглавлявший атаку кирасир М.И.Толбузин был смертельно ранен при Шевардино.

На помощь расстроенным французам был направлен 111-й линейный полк, который выступил двумя колоннами от Фомкино к Доронино. Заметив это, К.К.Сиверс послал на помощь кирасирам эскадроны Харьковского и Черниговского драгунских полков под командованием майоров Жбаковского и Мусина-Пушкина. Руководил атакой И.Д. Панчулидзев. Драгуны и кирасиры так стремительно налетели на 111-й полк, что он не успел сделать ни одного выстрела. Этот эпизод боя описал в своем дневнике французский офицер Фоссен из 111-го полка: «Наш полковник скомандовал: «Полк, стройся в каре!», но уже было поздно, и когда полковник скомандовал отступление, то кирасиры обрушились на передовых из первого батальона, пробились сквозь каре, построенное второпях, и изрубили саблями всех, кого смогли только достать. Прочие батальоны начали отступать в большом беспорядке. Солдатам кричали: «111-го сюда!»... Когда мы таким образом понемногу собрались, то какой-то стоящий вблизи французский пехотный полк бросился к оружию, ошибочно полагая, что мы русские, и стал стрелять в нас. Тогда храбрый адъютант майор Ристон получил приказание спешно отправиться туда с объяснением, что стоящие у деревни войска – французы. В этой злополучной стычке наш полк потерял около 300 убитыми, между ними батальонного командира с его адъютантом, майором и 12 субалтерн-офицеров. Вся полковая артиллерия с людьми и обозом погибла, только немного пехоты с трудом спаслось». [1, с.102] Не смогли оказать помощь 111-полку и спешившие ему на помощь части дивизии Фриана, так и не отважившиеся вступить в бой.

Последняя атака французов

Около 10 часов вечера французы предприняли еще одну попытку занять редут. По всей видимости, на какой-то короткий промежуток времени им удалось это сделать, но вскоре они были вновь откинуты. Поручик Симбирского пехотного полка Д.В.Душенкович писал, что французы «нам сделали встречу жесточайшую, но мы в несколько минут свое доказали – отняли редут обратно…». Однако, свет, падавший от догорающих стогов сена, позволил защитникам редута увидеть еще одну колонну французов, направлявшуюся, в очередной раз, в обход укрепления. «Неверовский, - рассказывает Душенкович, - поворотив свои полки вправо, приведя мгновенно их в порядок, приказал Симбирскому, открыв полки, порох с оных долой, идти без выстрела и шума опять на ту колонну. Полк наш, с мертвой тишиною приближаясь к оной, напав внезапно и решительно во фланг, жестокое нанес поражение. Французы, оставив свое предприятие, в величайшем беспорядке, бросились назад, мы смешались с ними, перекололи множество… Усталый..., беспрерывно в бою жарком находящийся, наш полк кричал дать в помощь кавалерию; орденский кирасирский полк уже мчался по следам нашим; мы продолжали свое дело, не внимая шуму и гулу колонны кирасирской, пока голос начальства не пронесся: «Ребята, место кавалерии, раздайсь, раздайсь!» Пропустив кавалерию, остановились, и на сем кончились действия наши…». Далее поручик приводит страшные сведения о потерях Симбирского полка за часы обороны редута: «Бригадный наш командир полковник Княжнин; шеф полка Лошкарев и прочие все штаб-офицеры в нашем полку переранены жестоко, из обер-офицеров только три осталось невредимых, прочие кто убит, кто ранен; я также в сем последнем действии, благодаря Всевышнего! на земле родной удостоен пролить кровь. Нас всех повели, некоторых понесли в руки медикам, и ночью же отправлены транспорты раненых в Москву». [5, с.148]

«После сего поражения, - докладывал Горчаков, - неприятельский огонь совершенно прекратился, и мы остались на своих местах до полуночи; тогда я получил повеление оставить сии места и идти на позицию, где готовились принять баталию, и где оная была 26 августа». [5, с.155]

Отход с Шевардинской позиции. 24 часа

Надо отметить, что к этому времени задача, поставленная перед отрядом Горчакова, была выполнена, да и сам полуразрушенный редут уже мало напоминал сильное оборонительное сооружение. Получив сообщение, о том, что на правый берег реки Колочи вновь переправилось большое количество французской пехоты и кавалерии, а на Старой Смоленской дороге заметно большое скопление неприятельских сил, Кутузов отдает приказ об отводе войск с Шевардинского редута с дальнейшим их расположением на главных позициях русской армии. О приказе стало известно уже поздно вечером, но Багратион медлил с его исполнением до наступления глубокой ночи, опасаясь, что французы начнут преследовать отходящие силы, используя резервную кавалерию, и беспрепятственно ворвутся на позиции 2-й армии у деревни Семеновское. А.И.Горчаков получил приказ около 12 часов ночи и под покровом темноты начал организованный отход с укрепления. Вскоре Шевардинский редут, уже безо всякого сопротивления, заняли французы.

Горчаков покидал редут последним вместе с батальоном Одесского пехотного полка, в составе которого было не более 250 человек. Однако, надежды русского командования на спокойный отход не оправдались. Конница Мюрата сделала попытку отрезать батальон. «В этой крайности Горчакову пришла мысль остановить французов хитростью, - писал в своих «Записках» князь Н.Голицын, - Пользуясь темнотой ночи, он приказывает батальону Одесского пехотного полка ударить поход и кричать «ура», не трогаясь с места, и ни под каким предлогом не завязывать дела. Вместе с сим он посылает приказание, чтобы кирасиры [уже отошедшие к Семеновскому] неслись на рысях. Французы, изумленные внезапно раздавшимися криками «ура», сопровождаемыми неумолкаемым боем барабана, приостанавливаются, не зная, откуда эти крики, этот шум и откуда нападает этот невидимый неприятель, которого скрывает темнота ночная. Колебание неприятеля еще более продолжается от неподвижности батальона, которому воспрещено трогаться с места. Горчаков только того и желал: он остановил неприятеля сколько нужно, чтобы дать время кирасирам подоспеть!...» [8]. Возвратившаяся кирасирская дивизия сразу же пошла в атаку и опрокинула неприятеля.

Так закончилось Шевардинское сражение, ставшее преддверием Бородинской битвы 25 августа М.И. Кутузов доносил императору Александру I: «С двух часов пополудни и даже в ночи сражение происходило жаркое весьма, и войски Вашего Императорского Величества в сей день оказали ту твердость, какую заметил я с самого приезда моего к армиям. 2-я же кирасирская дивизия, должна будучи даже в темноте сделать последнюю из своих атак, особенно отличилась, и вообще все войска не только не уступили ни одного шага неприятелю, но везде поражали его с уроном с его стороны». [9, с. 86]

Итоги и значение Шевардинского сражения.

По-моему, самым страшным итогом Шевардинского сражения стало огромное количество людских потерь. У редута навеки остались лежать около 12 тысяч русских и французских солдат и офицеров – до 6 тысяч с каждой стороны. Если представить себе тот совсем небольшой участок земли, где разворачивались основные бои и находились Доронинский и Шевардинский курганы, то цифра просто потрясает воображение. «Страшный и жестокий был огонь, - писал Д.П.Неверовский. – несколько раз брали у меня батарею, но я отбирал ее обратно… В сем то сражении потерял я почти всех своих бригадных шефов, штаб и обер-офицеров; и под Максимовым моим [адъютант] лошадь убита. Накануне сего сражения дали мне 4000 рекрут для наполнения дивизии; я имел во фронте 6000, а вышел с тремя…». [5, с.125] Французский полковник, артиллерист Л.Гриуа с ужасом вспоминал о том, что он увидел утром 25 августа на Шевардинском редуте: «С утра я отправился на захваченный накануне редут. Множество лежавших кучами трупов свидетельствовало об энергичном сопротивлении и об усилиях наших солдат. Парапеты были во многих местах разрушены нашими пушками; русские орудия сзади были сброшены с лафетов и опрокинуты; артиллеристы, обслуживавшие их, лежали тут же мертвые. Особенно много убитых было во рвах и на внутренней стороне валов…». [1, с.104]

Если же говорить об итогах Шевардинского сражения с военной точки зрения и его значения для хода Бородинского сражения, то здесь нужно выделить несколько моментов.


  • Шевардинский бой, как и предполагал М.И.Кутузов, дал русским войскам возможность выиграть время, чтобы завершить оборонительные работы на основных позициях, позволил более точно определить группировку сил противника и направление его главного удара.

  • На основе данных, полученных в ходе боя за Шевардинскую позицию, Кутузов решил усилить свой левый фланг. Так он приказал скрытно перевести в резерв 2-й армии 3-й пехотный корпус Тучкова и расположить его приблизительно в километре от деревни Семеновское. В распоряжение Багратиона был выделен и артиллерийский резерв (168 орудий).

  • Шевардинский бой позволил русским военачальникам уточнить тактические приемы французских войск и особенности их боевого порядка. Более того, он показал, что французские войска не выдерживают штыкового удара русской пехоты, особенно во время ее контратак, поддерживаемых кавалерией.

  • Бой за Шевардинский редут показал, сколь упорным станет следующее, генеральное сражение.

На следующий день, 25 августа, в русской армии был проведен молебен перед иконой Смоленской Божией Матери, вывезенной нашими войсками из Смоленска. «…Тогда уже каждый сознал, что он стал на месте для встречи врага, - вспоминал военный писатель, полковник И.П.Липранди. - По окончании священной процессии все мечтания, все страсти потухли, всем сделалось легче; все перестали почитать себя земными, отбросили мирские заботы и стали как отшельники, готовые к бою на смерть. Душевное спокойствие водворилось в каждом. Раз обрекли себя на гибель: никто уже не думал о следующем дне» [5, с.174.]

Заключение


Когда я только начинал готовиться к работе над исследованием, то думал, что в истории Бородинского сражения уже все давно известно, и нет никаких белых пятен. Честно говоря, я плохо представлял себе, что такое Шевардинский бой, и не планировал заниматься именно этой темой. Не знал я и том, какие события разворачивались на Бородинском поле в 1941 году.

Сначала я обратился к Интернету, потом стал читать книги и к своему большому удивлению понял, что споры об обороне Шевардинского редута ведутся до сих пор. Конечно, это объясняется противоречиями в воспоминаниях его участников, да и тем, что события 24 августа «заслонила» куда более масштабная и по историческому значению и по потерям Бородинская битва. Первая книга с описанием боя за Шевардинский редут, составленная генерал-лейтенантом А.И. Хатовым, вышла только в 1839 году, и уже в ней нет четкой хронологии событий. Отличной от мнения многих военных историков является и точка зрения Л.Н. Толстого, который досконально изучил ход Бородинского сражения и, опираясь, в том числе, на донесения Кутузова, считал Шевардинский редут краем левого фланга русской армии. Л.Н.Толстой был уверен, что потеря редута привела к тому, что дальнейшее сражение «произошло на совершенно неожиданном и почти неукрепленном месте». На меня большое впечатление произвел отрывок из «Войны и мира», несколько отличающийся от того, что я проходил на уроках истории: «Бородинское сражение произошло совсем не так, как (стараясь скрыть ошибки наших военачальников и вследствие того умаляя славу русского войска и народа) описывают его. Бородинское сражение не произошло на избранной и укрепленной позиции с несколько только слабейшими со стороны русских силами, а Бородинское сражение, вследствие потери Шевардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов…»[10, с.215].

Итак, мне предстояло хоть как-то попытаться разобраться в вопросах, на которые до настоящего времени нет однозначных ответов. Более того, в подтверждение совершенно разных мнений приводятся одни и те же высказывания участников событий. Историки продолжают спорить по следующим вопросам.


  • Что из себя представлял Шевардинский редут – отдельное укрепление или все-таки край левого фланга русской армии?

  • Сколько на нем было орудий (называются разные цифры – от 3 до 12)

  • Каково было назначение редута, и нужно ли было его вообще отстаивать?

  • Хотел ли М.И.Кутузов благодаря атаке придать направление главному удару французской армии

  • Когда началось (14 или 16 ч.) и закончилось сражение (22 или 24 ч.)

  • Сколько раз укрепление переходило из рук в руки?

  • Как развивались события, когда в бой вступили кирасиры, а когда гренадеры?

  • Когда был дан приказ об отходе? Если был дан рано, то кто ему не подчинился – П.И.Багратион или А.И.Горчаков?

  • Как закончилось сражение – поражением или организованным отходом?

  • Чем был Шевардинский бой? Самостоятельным сражением в преддверии Бородинской битвы или неудачным началом генерального сражения?

М.И.Кутузов хотел «придать Шевардинскому сражению значение генерального, с тем, чтобы иметь основание отступить затем с Бородинской позиции, принеся, таким образом, наименьшую жертву во спасение Москвы». Но этого не произошло из-за осторожности Наполеона, не «позволившего себе в этот день действий, способных спугнуть Кутузова с позиции». [5, с. 140]

Единственное, что не вызывает ни у кого сомнений, это та самоотверженность, с которой сражались русские солдаты и офицеры, одержавшие уже 24 августа нравственную победу над противником и сумевшие посеять в его рядах сомнение в грядущей победе. А о настроениях, царивших в Великой армии, говорят слова одного из французских офицеров: «Русские упорно защищались при нашем нападении. Дело было очень жаркое, и редут переходил из рук в руки. Ружейный и пушечный огонь продолжался до позднего вечера. Кавалерийская атака Русских, с содействием пехоты, нанесла нам вред. Потеря наша не столько была бы для нас чувствительна, но она родила в войсках мысль, что если неприятель так сильно защищал свой отдельный пост, то чего ж должно было ожидать от него в генеральном сражении?» [2, с.41]

Без сомнения, нравственную победу одержала над фашистами и 32-я дивизия в октябре 1941 г. Конечно, в сражениях 1812 и 1941 годов можно найти много общего. В первую очередь, это справедливый характер войн 1812 и 1941-1945 годов, недаром их называют Отечественными. Кроме того, и в том и в другом случае, превосходящие силы противника были остановлены упорной обороной, несмотря на слабость укреплений, вражеские войска понесли большие потери, были созданы предпосылки для дальнейшей победы. Но это сходство – внешнее. Если в 1812 г. французская и русская армии столкнулись на Бородинском поле на фронте 8 км., насчитывая вместе 255 тыс. человек и около 1200 орудий, то боевые действия немецко-фашистских и советских войск развернулись на огромном пространстве (от Баренцева до Черного моря) протяженностью в несколько тысяч километров при этом численность войск превышала 10 млн. человек и насчитывалось более 800 тыс. орудий. Кроме того, на советско-германском фронте в октябре 1941 г. с обеих сторон приняла участие многочисленная боевая техника: свыше 5 тыс. танков, свыше 7 тыс. самолетов, большое количество бронетранспортеров, автомашин и т.д. К тому же войска были вооружены более совершенным скорострельным огнестрельным оружием [3, с. 29] Абсолютно другими стали пространственный размах и временные рамки боевых действий. Бородинское сражение, в котором на решающий поединок сошлись две сильнейшие армии Европы, длилось один день. Оборона 32-й стрелковой дивизии в октябре 1941г. составляла лишь незначительную часть огромного советско-германского фронта, а продолжительность боя (6 дней) незначительную часть почти четырехлетней войны. Ушли в прошлое и плотные боевые порядки, когда на одном поле сосредотачивались армии в сотни тысяч человек. «Да, не та война, не тот характер действий. – писал Д.Д.Лелюшенко, - И если тогда на этом куске русской земли — 8 км по фронту и 2,5 в глубину — сражались в сомкнутом строю, решая судьбы истории, 120 тыс. русских солдат и 130 — 135 тыс. французов, то теперь тут было сравнительно немного войск. И исход войны определялся не на Бородинском поле, точнее, не только здесь, а на всем огромном фронте, где шли ожесточенные бои. Конечно, сражения были абсолютно разными: и по протяженности линий обороны, и по технике и по количеству войск. Но было и общее – беспредельный героизм русских и советских солдат и офицеров. И именно в стойкости войск, решительности действий и массовом героизме в таких условиях, в которых, следуя словам Л.Н.Толстого, «не только немыслимо было драться.., но немыслимо было удержать… армию от совершенного разгрома и бегства» [10, с.215], проявилась преемственность двух Бородинских сражений.

Судьба Бородинского поля символизирует величие и трагизм российской истории, заставляет задуматься о нравственности и безнравственности, как отдельных людей, так и целого государства. Бородинское сражение 1812 года считается одним из самых кровопролитных в Новой истории. По оценкам современных исследователей, общее количество павших на Бородинском поле воинов составило более 50 тысяч человек. В Бородинской земле остались навечно 19,7 тыс. русских солдат и офицеров, из них 13, 746 раненных солдат были оставлены умирать без медицинской помощи на поле битвы [17, с.34-35] Огромное количество раненых оставила и Великая армия. По свидетельствам очевидцев, в течение нескольких дней после сражения окрестности наполнялись ужасающими стонами. Последние тела павших солдат были убраны и погребены в братских могилах лишь в апреле 1813 года. До сих пор нет точных данных о том, сколько советских воинов пало на Бородинском поле. Бои шли ожесточенные, а с 18 октября 1941 до 21 января 1942г. этот район находился в зоне фашистской оккупации. Первые братские могилы красноармейцев появились здесь в 1942-1944 годах. И в наши дни в районе Бородинского поля и близлежащих деревень работают поисковые отряды. На меня произвел огромное впечатление Зал Памяти со списками погибших в боях за Бородино в 1941-1942гг., которые продолжают пополняться все новыми и новыми фамилиями. И поэтому я никак не могу понять, как на этой земле с десятками тысяч погребенных можно строить дачные поселки. Когда об этом слышишь, это одно, а когда видишь своими глазами – другое. Коттеджи на костях русских воинов с видом на обелиски, например, недалеко от Шевардинского редута, заставляют задуматься о нравственном состоянии нашего общества и властей, которые это допускают. В октябре 1812 года М.И. Кутузов писал Анне Нарышкиной, владелице села Тарутино, призывая сохранить исторические укрепления, оказавшиеся в ее собственности: «Пускай время, а не рука человеческая их уничтожит…; пускай земледелец, обрабатывая вокруг их мирное свое поле, не трогает их своим плугом; пускай и в позднее время будут они для россиян священными памятниками их мужества; пускай наши потомки, смотря на них, будут воспламеняться огнем соревнования и с восхищением говорить: «Вот место, на котором гордость хищников пала перед неустрашимостью сынов Отечества». Сейчас эти слова кажутся особо своевременными.


Библиография


1. Великий день Бородина // Бородино, 1812 / Б.С.Абалихин, Л.П.Богданов, В.П.Бучнев и др.; П.А.Жилин (отв. ред.). – М., 1987. – С.82-219.

2. Хатов А. Бой при Шевардинском редуте, 24 августа 1812 года – СПб., 1839. – 51с.

3. Апрелев О.Т. Бородинское сражение 1812 года и бои 32-й стрелковой дивизии на Бородинском поле в 1941г. – М., 1977. – 48 с.

4. Ермолов А.П. Записки А.П.Ермолова. 1798 – 1826 гг. – М., 1991. – 463с.

5. Хлесткин В.М. Канун Бородина. Военно-исторический очерк с картами того времени. – М., 2008. – 262 с.

6. Мериме П. Взятие редута // Мериме П. Собрание сочинений в шести томах. Т.1. – М., 1963. – С. 370-375.

7. Тарле Е.В. Наполеон. – М., 1991. – 462 с.

8. Электронный ресурс. Военно-историческое поселение Доронино. Сражение при деревне Доронино и деревне Шевардино 24 августа (5 сентября) 1812 года.

http://www.doronino.memorandum.ru/d1812.html

9. Донесение М.И.Кутузова Александру I о бое при Шевардине // Бородино. Документы, письма, воспоминания. – М., 1962. – 416с.

10. Толстой Л.Н. Война и мир. Собрание сочинений. Т.6. – М., 1962. – 446 с.

11. Вахрушев А.М. Зори Бородина. – Военно-патриотическое литературное объединение «Отечество». – М., 1992. – 335с.

12. Бородинское поле в дни Великой Отечественной войны // Бородино, 1812 / Б.С.Абалихин, Л.П.Богданов, В.П.Бучнев и др.; П.А.Жилин (отв. ред.). – М., 1987. – с.348-363.

13. Электронный ресурс. Военные мемуары. Лелюшенко Д.Д. Заря победы.



http://militera.lib.ru/memo/russian/lelyushenko_dd/02.html

14. Нечаев Н.П. На поле русской славы. Документальная повесть о героях битвы за Москву 1941-1942 года. – М., 1965.

15. Электронный ресурс. http://gnevnaroda.ucoz.ru/blog/v_1941_godu_russkie_snova_soshlis_s_francuzami_na_borodinskom_pole/2011-07-17-14

16.Электронный ресурс. Эренбург И.Г. Второй день Бородина. «Красная звезда» 24 января 1942г. http://militera.lib.ru/prose/russian/erenburg_ig3/070.html

17. Целорунго Д.Г. К вопросу о потерях русской армии в Бородинском сражении // Бородино и наполеоновские войны. Битвы, поля сражений, мемориалы. М., 2003. – С.33-

Приложение



Бой при Шевардинском редуте, август 1812 года

Бой при Шевардино, 24 августа (5 сентября) 1812 года


Герои Отечественной войны 1812 года




М. И. Кутузов


П. И. Багратион


А. И. Горчаков



А. Я. Княжнин


М.Ф. Ставицкий


И. М. Дука



А. В. Воейков


А. С. Глебов


И. В. Васильчиков



К. К. Сиверс


Г. А. Эмануель




Д. П. Неверовский



Шевардинский редут

Бои на Бородинском поле в октябре 1941 года




Каталог: files -> vyshgorod -> conference -> workshop44
files -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
files -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
files -> Обзор электронных образовательных ресурсов
files -> Внеклассное мероприятие Иван Константинович Айвазовский – выдающийся художник – маринист Цель
conference -> Исследование Репрессии против верующих во второй половине 30-ых гг. Приказ №00447
workshop44 -> Маркеловские чтения русь и великая степь в период правления владимира мономаха
conference -> Древней греции и рима
conference -> О чем спорят историки (вместо вступления) глава что скрывается за цифрами

  • Глава I Общая оценка Бородинской позиции и назначение Шевардинского редута в 1812 г.
  • Глава II Силы противостоящих армий. Расположение войск
  • Глава III Битва за Шевардинский редут
  • Заключение
  • Библиография