Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Богоборец василий искушение стёпы олигарх и трое гномов




страница9/10
Дата15.05.2017
Размер1.75 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
– Меня зовут Грызлий, – сказал крыс, на котором Пип ехал верхом, как-то по-новому глядя на мышонка. – Похоже, ты спас мне жизнь! – А меня зовут Кусалий, – сказал второй крыс. – Похоже, ты спас жизнь моему старшему брату! Пойдём пообедаем вместе! Крысы могут быть грубыми, противными, невоспитанными и даже глупыми, но никто никогда не видел неблагодарную крысу. Пищипа накормили до отвала. Он и не заметил, что так сильно проголодался. Грызлий рассказал, что они – местные рэкетиры и хотели отнять у него котомку. Но теперь они не только не тронут мыша, но готовы даже взять его к себе в банду, чтобы он выполнял всякие мелкие поручения. – Конечно, жизнь у нас здесь – не сахар, – сказал Кусалий. – Но и жаловаться не приходится. По крайней мере, без куска хлеба не останешься! – А пойдёмте со мной путешествовать по городу! – вдруг сказал Пищип. Он и сам не ожидал, что это скажет. Видно, тут не обошлось без внутреннего голоса. Но крысы только усмехнулись в ответ. – Ты не представляешь, как это опасно! – сказал Грызлий. – Голод, холод, нищета… У вас в деревне совсем другая жизнь! – Зато у меня есть цель, за которую я готов умереть! – сказал Пип, и опять говорил не он, а его внутренний голос. Крысы переглянулись. – А ты – сильная личность! – сказал Кусалий. – Не испорченная цивилизацией! – Я с детства мечтал попутешествовать… – начал Грызлий, но брат дёрнул его за хвост. – Да, мечтал… Но теперь я знаю, что такое – реальная жизнь. Не все мечты сбываются. Оставайся с нами, малыш! Мир огромен, а мы не такие уж крупные существа. К тому же мы – грызуны. Ты ещё не понял, как ужасно быть грызуном (если ты, конечно, не родился капибарой). Тебя может съесть любой – собака, кошка, ястреб, сокол, орёл… Да, да, даже орлы нами не брезгуют… Мы, крысы, достаточно крупны и достаточно вкусны. А во время блокады Ленинграда… – Всё это хорошо, – прервал Грызлия Пищип, – но именно за этим я и отправился в путь. – Чтобы тебя съели – удивился Кусалий. – Чтобы освободить нас всех от рабства! – И он рассказал им о своей миссии. Братья расхохотались. – И ты веришь в эти сказки – спросил Кусалий, держась за живот. – Этого не случится никогда, будь реалистом! – сказал Грызлий. – К тому же в легенде ничего не сказано про крыс! Мы живём, чтобы есть, а едим, чтобы жить – вот девиз всех грызунов! Чем искуснее и ловчее ты будешь, тем дольше ты проживёшь. Так говорил наш дедушка, царство ему небесное! – А что с ним случилось – не удержался от вопроса Пип. – Раздавлен автомобилем «такси» в расцвете лет, – грустно сказал крыс. – Злая судьба! – Значит, он был достаточно ловким, достаточно быстрым, и всё равно погиб – Да. – А может, у него просто не было высокой цели Я и сам лишь недавно это осознал. Если грызун живёт, чтобы есть, то ему незачем жить. Если он живёт ради потомства, его жизнь тоже бессмысленна. Нет, он будет посчастливее, он хоть кого-то любит, кроме себя. Но когда-нибудь он умрёт. И его дети и внуки тоже умрут. Сможет ли он дать им что-нибудь, кроме грязного куска хлеба и затрёпанного девиза: «мы живём, чтобы есть, а едим, чтобы жить» У некоторых великанов, я слышал, и то есть цель – они служат каким-то богам. А уж омерзительнее существа, чем великан, и представить невозможно. Совы, кошки и собаки – просто ангелы по сравнению с ними. Так что же, мы, грызуны, будем глупее и хуже великанов Он замолчал, теребя в передних лапках свой хвост. Два крыса тоже молчали. Кто это говорил – молодой неопытный мышь или его внутренний голос – Я ухожу! – наконец сказал Пищип. – Пусть меня съедят, но я умру, как истинный мышь-воин, а не как блоха! Я лучше поверю в чудо, которого нет, чем всю жизнь буду валяться в грязи и питаться отбросами, упиваясь своим скепсисом! Грызлий догнал его у порога. – Я иду с тобой! – сказал крыс. – А Кусалий – Он не пойдёт. Я не виню его, он весь пошёл в дедушку – прагматичен и не очень храбр… Уже начало темнеть, и весьма кстати. В лужах плескалась грязная вода. Они двигались перебежками – от столба к столбу, от сумки к сумке, от ноги к ноге. Сколько здесь было великанов! И все носились, как угорелые. «Абсолютно другая порода», – решил мышонок, понаблюдав за их действиями (он не знал, что деревенские великаны, пожив в городе, становятся такими же). Великаны постоянно ели и бросали остатки еды прямо на асфальт. Голуби и воробьи мгновенно накидывались на пищу, их разгоняли бродячие собаки – вялые и обдолбанные. Грызлием и Пищипом никто не интересовался, но надо было держать ухо востро. Внезапно путь им преградила тень какого-то большого существа. «Сейчас я вас съем!» – прошипел голос над самым ухом у мыша. Но Пищип не растерялся, а мгновенно взобрался на фонарный столб на недосягаемую высоту. В тусклом свете он разглядел нелепую тушку Грызлия, пытающегося карабкаться вслед за ним и постоянно съезжающего вниз. Над крысом нависла стройная фигура сиамской кошки. «Да ведь это та самая кошка, которую я видел в корзине, в электричке!» – подумал Пищип. А дальше произошло что-то совсем неожиданное. – Оставь моего друга в покое! – закричал мышь и прыгнул прямо на голову кошке. Почему он так поступил Такое не могло привидеться ему даже в самом страшном сне. Пип вцепился лапками хищнице в загривок и попытался прокусить её короткошёрстную шкуру. Кошка дико взвыла и вдруг… села и заплакала. – Да отпусти ты меня, идиот! – стонала она. – Я есть хочу, я потерялась! – Так пойди и найди себе колбасу! Почему надо обязательно есть моего друга – возмутился Пищип, продолжая сидеть на кошке верхом. – Да я никогда в жизни не ела такую дрянь! Я питаюсь витаминизированными кошачьими консервами и сырой говяжьей печёнкой! – сказала кошка. – Это я – дрянь – спросил Грызлий, начинающий приходить в себя после пережитого ужаса. – Я очень даже вкусный. Любой орёл… – А что же ты на нас напала – спросил мышонок. – Инстинкт, наверно, – попыталась отмазаться агрессорша. – Вы не поможете мне найти хозяев – И после твоего бандитского нападения мы должны ещё тебе помогать! – завопил крыс, наглея на глазах. – Подожди, Грызлий! – сказал Пищип, слезая на землю. – Она не виновата. Если бы она хотела нас съесть, то не стала бы извещать о своём намерении. И вообще, сначала надо представиться. Как тебя зовут, красавица – Пуся, – застенчиво сказала киска. – На нас с хозяином напал ротвейлер. Корзинка раскрылась, и я бросилась на дерево. А хозяина куда-то увели. Я ждала, когда вызовут службу спасения, как в прошлый раз. Но про меня все забыли. Тогда я захотела есть и слезла сама. Какой ужас, я прозевала ужин! Такого никогда не случалось! Я боюсь, что меня украдут. Я дорого стою. Я пошла искать хозяина и увидела вас… – Я – Пищип, он – Грызлий. Нам надо посоветоваться! – сказал мышь в ответ, и они с крысом отошли в сторонку. – Что будем делать Крыс вытаращил свои чёрные глазки. – Смываться, конечно! – Только не бросайте меня одну в этом страшном месте! Я никого здесь не знаю, – жалобно замяукала кошка, услышавшая слова Грызлия. – Этому избалованному существу нужна помощь! – отчеканил Пищип. – Ей выжить будет ещё труднее, чем нам! – Да ты в своём уме! – возмутился крыс. – Где это видано… – Именно ум мне и подсказывает, что мы должны помочь. Во-первых, кошка, даже такая – хороший союзник. Во-вторых, ей действительно требуется помощь. В этом жестоком мире, где правят великаны, звери должны помогать друг другу. Иначе они становятся частью этого мира. Помнишь, как я помог тебе избежать дедушкиной участи, хотя ты собирался меня попросту ограбить – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь… – сказал Грызлий, а про себя подумал: «Этот мир сходит с ума, и я вместе с ним». Мышь решил взять командование на себя. – Так, Пуся, ты идёшь с нами! Будем пробираться в ближайший двор, на ту сторону проспекта. Я иду во главе, Грызлий за мной и внимательно смотрит по сторонам, Пуся будет прикрывать тыл. Шагом марш! – Можно я буду звать тебя боссом – пробормотал крыс, но Пип промолчал. Автомобили ехали сплошным потоком, но потом встали на светофоре, и отряду удалось добежать до разделительной полосы. Таким же макаром они перебежали и вторую половину дороги. Наконец они шмыгнули в подворотню и оказались во дворе. Здесь было спокойнее, но все чувствовали какое-то странное напряжение. – Местные жители! – догадался Пищип. – Слушай мою команду! Занимаем позицию в кустах, разворачиваемся боевым треугольником и готовимся к обороне! – Я никогда в жизни не дралась! – замяукала Пуся. Крыс презрительно посмотрел на неё и хотел что-то сказать, но Пип скомандовал: – Отставить разговорчики в строю! Ждать пришлось недолго. К ним подлетела большая серая ворона. – Транзитом или как – каркнула она с заговорщицким видом. – Я думал, вороны ночью спят! – прошептал Грызлий. – Нам надо немного отдохнуть, – сказал мышь. – Тогда платите пошлину, или выметайтесь! – заявила ворона. – А кто, собственно, начальник двора – спросил Пищип. Глазки у вороны забегали, и она ответила, глядя в сторону: – Я – его официальная представительница! – Понятно! – сказал мышь. – А что будет, если мы не заплатим и останемся Ворона нагло посмотрела на них. – Во-первых, вы познакомитесь с мистером Мохнатым. А что будет во-вторых, после встречи с мистером Мохнатым вас вряд ли будет волновать! – У них во дворе анархия, – сказал Пип друзьям и снова обратился к вороне: – А мистеру Мохнатому не может понадобиться наша помощь – От вас, шмакодявки – У вас во дворе всё решает физическая сила – задушевно сказал мышонок. – Закон «ты – мне, я – тебе»… О дружбе, сплочённости, милости и жертве вы, наверное, даже не слышали – Да никак, ты – пророк – усмехнулась ворона. – Видали мы таких! – Нет, я – практик, – ответил Пищип. – У тебя плохо видят глаза в темноте Я – обычный мышонок, а рядом со мной вокзальный бандит и сиамская кошка! Самая жестокая порода, выведенная когда-либо! И они готовы умереть за меня! Конечно, насчёт «умереть» наш мышь несколько преувеличил (у него открылся ораторский дар), но на ворону это произвело сильное впечатление. Чтобы подыграть «боссу» Грызлий окрысился, а Пуся тихонько зашипела. – Мне надо… доложить обстановку, – промямлила ворона и улетела, тревожно озираясь. – Спасибо! – сказал Пип своим подопечным. – Сохраняем боевой порядок! Минут через пять к ним приковылял мистер Мохнатый собственной персоной. Это был огромный длинношёрстный дворовый пёс с разорванным ухом. Увидев его, Пуся задрожала и напряглась, крыс вжался в землю, но мышь не сдвинулся с места. – Я вижу, вы – не из трусливых, – сказал мистер Мохнатый, склонив голову набок, – и не боитесь, что вас могут укусить… Он показал свои острые белые зубы. – Выживает сильнейший – спросил его Пищип. – Эволюция, естественный отбор Я в эти бредни не верю! У Мохнатого даже челюсть отвисла от удивления. – Тогда кто же – спросил он. – Я верю в предназначение, верю в чудеса! – сказал мышонок. – Космические законы не дадут умереть тому, кто не исполнил своё предназначение. Умирают только бесполезные существа, пусть даже и очень сильные. В схватке побеждает тот, у кого есть высокая цель, кто думает не только о себе! – Значит, по твоей теории, ты, недомерок, можешь победить меня, если у тебя есть высокая цель – спросил пёс. – Миром правят материальные законы, а ты мне – на один укус. Как же ты со мной справишься Мышь устало махнул хвостом. Он уже перестал различать, когда говорил он сам, а когда – его внутренний голос. – Судьба не даст в обиду того, у кого есть высокая цель. Откуда я знаю, как это будет выглядеть У тебя случится инфаркт, появятся великаны или незнакомые злобные псы, землетрясение случится… В этот момент у Мохнатого и правда кольнуло в сердце. «Странно, – подумал он, – чуднó он говорит, но что-то в его словах есть». А вслух сказал: – Псы, действительно, в любой момент могут появиться. Меня хотят выжить из этого двора. Но до утра можете считать, что вы под моим покровительством, и я буду защищать вас, как своих гостей. А сейчас прошу к столу! Я только что распотрошил пакет с мусором из квартиры, где живут богатые привередливые великаны! Они ужинали впятером. Ворона Дарья уплетала головы от креветок, мистер Мохнатый – «докторскую» колбасу второй свежести, Грызлий обнаружил шкурки от сала, Пуся – куриные потрошка, которые показались ей гораздо вкуснее витаминизированных консервов, а Пищип отказался от подсохшего голландского сыра и довольствовался коркой чёрного хлеба. «Я буду поститься, пока не выполню свою миссию!» – пояснил он своим друзьям. – Ты ничего не слышал о золотой мыши – спросил Пип мистера Мохнатого. – Я не особо интересовался мышами до сего дня, – ответил пёс. – С тех пор, как меня выгнали из дома, жизнь у меня – не сахар… – Я знаю, где её найти! – вдруг сказала Дарья. – На юго-западе отсюда есть высокое здание, похожее на замок. Говорят, где-то в лабиринтах этого здания она и живёт. В том районе очень опасно: на крыше замка живут соколы! Даже я их побаиваюсь, а вам, грызунам… – Далеко туда добираться – спросил Пип. – Мне – десять минут лёта, а вам, наверное, очень долго, – сказала ворона. – Я буду вас сопровождать и указывать направление. – Ты – удивился мистер Мохнатый. – Ты, плутовка, будешь работать задаром – Что-то в них такое есть, – сказала ворона вполголоса, обращаясь будто к самой себе. – Вряд ли я ещё когда-нибудь в жизни встречу столь любопытные экземпляры… – Ты поедешь на мне! – заявила мышу расхрабрившаяся Пуся. – Всё равно я не знаю, как попасть домой. – А я подвезу этого крыса, – задумчиво сказал пёс. – Всё равно меня скоро выпрут из этого двора. Они сидели в уютном закутке рядом с мусорным баком. Массивная фигура пса закрывала проход, из-за неё слышались писк, карканье и низкий голос мистера Мохнатого. Вдруг какое-то существо подкралось сзади и набросилось на кобеля. В его лапе, как шпага, блестело что-то металлическое и острое. Пёс взвыл от боли. – Оставь в покое моего брата, злодей! – кричал нападающий, коля булавкой и размахивая хвостом. – Да я его и не трогаю! – отбрёхивался мистер Мохнатый, вертясь волчком. Наконец он огрел лапой нападавшего, булавка отлетела в сторону, и все увидели Кусалия, растянувшегося на асфальте. – А ещё сало осталось – спросил Кусалий, когда ему растолковали, что к чему. Странная процессия отправилась в путь посреди ночи. У Отряда Спасения Грызунов во главе с полковником Пищипом ещё оставалось несколько часов, прежде чем город проснётся. Мистеру Мохнатому пришлось везти двух крысов вместо одного. Пуся с главнокомандующим на загривке перемещалась осторожными зигзагами из тени в тень. Ворона летала туда-сюда, разведывая направление и предупреждая об опасностях. Часов в шесть утра они решили взять штурмом какой-нибудь подвал и переждать там день. Они проходили мимо железобетонной девятиэтажки, когда Пуся воскликнула: – Ой, это же мой дом! – Стой, раз-два! – скомандовал командир майору Мохнатому. – Вы уверены, лейтенант – Я два раза сбегала из дома! – возмутилась Пуся. – К тому же у меня инстинкт! За кого вы меня принимаете – Ну что ж, – грустно сказал мышь, – моё слово незыблемо. Мы доставим вас по адресу и продолжим боевую операцию. – Но как мне попасть в квартиру – заволновалась Пуся. – Она на третьем этаже. Раньше меня выходили искать, а теперь никто не знает, что я здесь! – Где ваши окна, лейтенант Пуся показала. – Вон за тем окном комната моего хозяина, а другие два – комната его родителей и кухня. Тут как раз прилетела сержант Дарья, и они стали совещаться. Хозяин сиамской кошки по выходе из травмпункта долго и безуспешно искал свою питомицу. Он оплакивал её потерю всю ночь, а утром собирался опять отправляться к вокзалу на поиски. Около шести утра он был разбужен громким стуком в окно. Стук производился вороньим клювом. «Кыш отсюда!» – закричал хозяин, подбегая к окну. Из окна он увидел ужасную картину: большой бродячий пёс загнал на дерево сиамскую кошку и громко лаял. Кошка издавала отчаянные крики о помощи. Приглядевшись, хозяин понял, что случилось чудо: это была ЕГО кошка! Каким-то образом она преодолела расстояние в несколько километров и нашла дорогу домой. Хозяин схватил веник и бросился на помощь. Едва завидев его, пёс кинулся наутёк. Кошка сидела на нижней ветке, а хозяин хорошо лазил по деревьям. Через несколько секунд он залез на ветку и увидел странную вещь: на спине у кошки сидел мышонок и смотрел на него внимательными чёрными глазками… – Значит, это твой друг Чудеса! – восклицал молодой великан. Пуся и Пищип уплетали кошачьи консервы из одной и той же миски. – И ты не собираешься его есть Вместо ответа Пуся ласково лизнула мышонка в спину. – А не он ли помог тебе добраться домой – вдруг догадался хозяин. В знак согласия Пуся запрыгнула ему на колени и стала лапами делать массаж ноги. – Чудеса! Никогда бы не подумал! Как будто в сказку попал! Тут хозяин принюхался и сказал: – Пуся, почему от тебя пахнет псиной Как будто ты всю ночь спала бок о бок с немытым барбосом Надо сказать, что примерно так оно и было. Пусю искупали, а вместе с ней искупали и Пищипа. К вечеру полковник стал собираться в дорогу. Он хорошо выспался и отъелся (Пуся уговорила-таки его нарушить пост). Несколько раз прилетала сержант Дарья и докладывала обстановку. У сержанта нашлись родственники в этом дворе, и ей удалось на день разместить отряд в подвале. Наконец Пищип попрощался с лейтенантом Пусей, закрепив за ней воинское звание, и пообещал в случае необходимости опять вызвать её на фронт. Для того, чтобы ускорить выполнение операции, сержант с большой неохотой согласилась посадить главнокомандующего себе на спину и доставить его до места. Хотя Дарья могла летать ночью в городе из-за хорошей освещённости, она наотрез отказалась везти полковника после того, как окончательно стемнеет. – Нельзя создавать аварийные ситуации! – сказала она. – Когда я чего-нибудь несу, у меня нарушается координация, а плохая видимость увеличивает риск! Но у них ещё оставалась пара часов в запасе, и мышь надеялся успеть. Пуся подсадила его на форточку, он спрыгнул на спину к сержанту, и они полетели. Сзади послышался грустный прощальный мяв. – Зачем тебе эти балбесы – спросила ворона. – Я бы мигом доставила тебя, командир, до места! – Дорогая Дарья! – ответил Пищип. – Ты так ничего и не поняла! По отдельности мы – ничто. Когда мы собираемся вместе и готовы жертвовать собой за друзей, некая космическая сила начинает сопутствовать нам. Мы становимся сильны, мы становимся неуязвимы. Мы решаем любые задачи с помощью мозгового шторма. И пусть не все из нас ставят перед собой высокую цель. Главное, что я иду к ней, а они верят в меня. Слава того, кого избрала судьба, передаётся и тем, кто избирает его! – Внимание! Опасная зона! Ожидайте нападения с воздуха! – каркнула Дарья майору Мохнатому и двум рядовым крысам специального назначения, которые немедленно зарылись поглубже в шерсть майора. – Мы на подступах к замку! – сказала она полковнику. – И не спрашивай меня, летают ли соколы в сумерки! У нас в городе все сумасшедшие! Началось открытое пространство. Сокол Самсон сидел на парапете крыши дворца и оглядывал окрестности. В поле зрения не наблюдалось ни одного залётного голубя, даже самого захудалого. В желудке урчало. Вдруг его глаза-телескопы засекли какое-то движение. Собака и ворона. Самсон из любопытства стал увеличивать изображение. Его шея вытянулась, а пёрышки на ней распушились. Так! Шпионы-грызуны! Заручились поддержкой Подкупили Сокол сглотнул слюну и ринулся вниз. – Нас атакуют! – закричала Дарья и попыталась увернуться от удара. Первым её импульсом было – скинуть командира на землю, но она почувствовала в себе движение той самой силы, о которой говорил мышь минуту назад. Крылатый камень пронёсся в нескольких сантиметрах от них и задел их кончиком крыла. «Буду сражаться до последнего!» – решила ворона. Самсон стал заходить на новый атакующий вираж. Его план был прост: либо схватить мышь прямо со спины, либо вынудить ворону скинуть ездока, а потом заняться собакой и крысами. Он думал разделаться с ними играючи и веселился от души. Деваться им было некуда. После второй атаки ворона полетела кувырком, но выровнялась, а Пищип умудрился удержаться «в седле». Тут они увидели под собой дерево. – Высади меня рядом со стволом! Это приказ! – заорал полковник в ухо сержанту. Самсон не видел ничего, кроме мыши, а эта противная мышь карабкалась по стволу осины. Он бросился на неё, промазал, скользнул по коре когтями, задел крылом ветку и растянулся у подножия дерева. Но не успел он вскочить, как что-то схватило его за перья на заду, а на крыльях как будто повисли две тяжёлые гири. Но у него ещё оставался страшный изогнутый клюв. Он раскрыл его, пытаясь дотянуться до гирьки на крыле, но что-то сероватое подлетело с боку и набросило на клюв лассо из бечёвки. – Мы поймали его, босс! – сказал Грызлий командиру, пока сержант Дарья обвязывала противника со всех сторон бечёвкой. – Что будем делать с этим агрессором – спросил майор Мохнатый, заканчивая отплёвывать перья изо рта. – Я проведу с ним воспитательную беседу, – заявил главнокомандующий. – Развяжите ему клюв и отойдите в сторонку. – Дорогой сокол… – начал Пищип. – Самсон… – буркнул хищник и отвернулся. Выслушивать наставления от жалкого мышонка, которым даже не наешься досыта! – Дорогой сокол Самсон! Я не сержусь на тебя за агрессию и не хочу отомстить тебе. Мы с тобой абсолютно разные. Но есть у нас кое-что общее, и оно намного важнее различий. Это – наша смерть. Мы оба с тобой умрём. Взгляни на свою смерть! Если бы мы были бессмертны, мы могли бы делать всё, что угодно. Но перед лицом нашей смерти все наши поступки имеют огромное значение. Поступали мы по велению своего сердца или нет Думали мы перед тем, как что-то сделать, или действовали бездумно Что принесёт она нам Муки совести или успокоение Может, вот это самое мгновение судьбоносно, и ты навсегда упускаешь шанс приобщиться к чему-то великому и прекрасному Я могу дать команду майору загрызть тебя, а могу развязать и отпустить, если ты поклянёшься никогда больше не причинять вреда нашему отряду и его миссии. Я знаю, о чём ты думаешь – обмануть и отомстить. Но это у тебя не получится. Моя высокая цель наделяет меня способностью читать в сердцах. Смирись! Прими милость тех, кто благороднее тебя! Вспомни своих благородных родственников – орлов… При слове «орлы» Грызлий навострил уши и пододвинулся поближе. Налитые кровью, гневные глаза Самсона на секунду затуманились, а потом просветлели. Что-то изменилось внутри него. Может быть, он почувствовал дыхание смерти на своём хвосте – Хорошо, я клянусь! – сказал сокол торжественным голосом. Пищип позвал свой отряд, и Самсон повторил: – Я клянусь никогда впредь не причинять вреда вашему отряду и вашей миссии! – Не верьте ему, командир! – зарычал мистер Мохнатый. – Он не сдержит слова! – Нет, майор, – ответил полковник. – Сила коснулась его и обожгла его сердце любовью. Отныне он – не враг, а друг! Сокол сдержал слово и даже проследил за тем, чтобы никто из его родственников не тронул отряда. Уже совсем стемнело, когда они наконец добрались до замка. Дарья куда-то отправилась спать, мистер Мохнатый обнаружил мусорный бак, подзакусил и занял пост на улице, а крысы в качестве телохранителей отправились с Пищипом бродить по лабиринтам дворца. Вскоре им встретились три молоденькие мышки. Пищип обнаружил, что они его абсолютно не интересуют в качестве невест. Природа отступила. Мышки поклонились, испуганно косясь на Грызлия и Кусалия, и объяснили, как попасть в Священные Покои. Они называли Пищипа «Искателем». – Босс, такое впечатление, что они никогда не видели крысов! – сказал Грызлий.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10