Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Богоборец василий искушение стёпы олигарх и трое гномов




страница2/10
Дата15.05.2017
Размер1.75 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Степаша жил один – так уж получилось. Родители развелись в год его совершеннолетия, и в результате юноша оказался проживающим в однокомнатной квартире в спальном районе. Он недавно закончил электротехнический техникум и устроился работать электриком.

Друзья неоднократно приводили девчонок, но все они были страшные и глупые. «Все красивые учатся в институтах, – думал Стёпа. – А мне кто оплатит институт?» В армию его не взяли из-за астмы.

И вот Стёпа решился снять проститутку. Выбрал в ближайшем интернет-кафе симпатичную недорогую индивидуалку по имени Даша и позвонил ей по мобильному телефону. Та обещалась приехать в одиннадцать.

«Если уж лишаться девственности, то с проституткой, – размышлял Степан. – Она всё знает, всё умеет…» Он был наслышан о всяких дурацких историях, которые происходили с его приятелями и их неопытными подружками.

Была уже четверть двенадцатого, а Даша всё не появлялась. Стёпа уже собрался ей звонить, когда услышал с кухни звон разбитого стекла.

Сначала парень подумал, что это теракт. Потом, что землетрясение. Затем, что алкаш дядя Гриша. Но сообразив, что до одиннадцатого этажа дядя Гриша бутылку не добросит, Степаша решился пойти на кухню и посмотреть, что там произошло.

Девушка сидела на табуретке и курила дамскую сигаретку. Её сумочка лежала на столике. Окно было разбито вдребезги.

– Э-э-э… – промычал Степан.

– Извини, немного опоздала, – сказала она. – Я – Даша.

– Э-э-э… – повторил юноша.

– Как я сюда попала? Ну да, через окно. Я – фея.

– Я думал, ты…

– Это прикрытие. Я работаю через Интернет, ищу таких, как ты.

– Да я, в общем-то, электрик…

– Ты владеешь бесценным сокровищем, и я не хочу, чтобы ты его спустил за пять минут… Ой, извини. Дует?

Стёпа, действительно, ёжился от холода. Даша махнула рукой, и стекло собралось из кусочков и вставилось в раму, как будто запись прокрутили в обратную сторону.

– Веришь теперь, что я – фея?

Блин, я уже неделю даже пива не пил. ЛСД последний раз в восьмом классе жрал… Верю!

– Ущипни себя на всякий случай, чтоб потом не убеждать себя, что я тебе привиделась во сне… Ну вот, теперь всё, как надо. Рассказываю всё по порядку. Я своего рода бизнесменша. Делаю инвестиции в человеческие судьбы, а потом получаю прибыль… Нет, это для тебя слишком сложно. Скажу лучше по-другому. Если ты подпишешь со мной контракт сроком на пять лет и сдержишь свои обязательства, то получишь огромные дивиденды. От тебя требуется только одно – сберечь своё сокровище.

– Да какое сокровище?

– Разве я не сказала? Твою девственность. Я прилетаю только к девственникам. Учти, сберечь её будет не так просто, как кажется. Но я буду незримо помогать. Вот контракт. Садись и внимательно изучай. Закуришь?

Фея протянула Степаше такую же сигаретку, как и у неё, и он не стал отказываться, чтобы не обидеть свою гостью. От сигареты всё тело наполнилось дивным ароматом, мозги просветлели, душу заполонила радость. «Вот теперь я точно под кайфом!» – подумал Стёпа и погрузился в чтение контракта.

– А что такое «благодать»? – спросил он спустя пять минут.

– Как бы тебе объяснить… Ну вот от меня исходит благодать, потому что я соткана из света. Но для того, чтобы её почувствовать в полной мере, надо, чтобы в тебе самом было хотя бы немного благодати. А пока её в тебе почти нет. Я вижу твою душу сотканной как бы из чёрных ниток. Или, вернее, из ниток неопределённого серого цвета. Если сдержишь наш договор, получишь энное количество благодати, а она в свою очередь даст тебе возможность получить ещё большее количество, и так далее. Главное – начать.

– А если я не подпишу контракт?

– Понятное дело, никто тебя принуждать не станет. Просто будешь жить дальше, потихоньку спиваться, сходить с ума и жалеть о том, что не ухватил свою удачу за хвост. Тебе никогда не казалось, что жизнь большинства людей похожа на вялотекущую шизофрению?

– Представь себе, казалось!

– Мальчик мой! Именно поэтому я здесь! Открою тебе секрет: феи приходят не к каждому девственнику. Ты – от рода нашего!

– Что это значит?

– Потом поймёшь. Видишь ли, большинство людей умирают, так и не став людьми, так и не сделавшись личностями. Они призраками ходят по Земле и призраками покидают Землю. И призрачный ветер несёт их по призрачным пустошам… Только не думай, что оттуда нет выхода! И там есть одна маленькая незаметная дверца… А те, кто от рода нашего, успевают поменять свою природу с тёмной на светлую пока живут на Земле. У тебя есть задатки, но решение – попытаться сделаться личностью или продолжать оставаться призраком – остаётся за тобой. Мой контракт – это шанс получить шанс.

– Я подписываю! – решился Степан.

– Вот, возьми мою ручку… Молодец! Этот экземпляр остаётся у тебя. Спрячь его подальше, чтобы никто из приятелей случайно не прочитал. Теперь подпиши ещё один экземпляр… Этот будет храниться в небесной канцелярии. Если сдержишь условия контракта, увидимся через пять лет. Нет – прощай навсегда! И ещё одно. Тебе придётся учиться думать головой. Без этого никак! Разработай стратегию – как тебе избежать полового акта. Но при этом будь гибким – не стань рабом своей стратегии, вдруг она окажется неудачной. Всегда могут возникнуть какие-нибудь непредвиденные обстоятельства…

– А как насчёт, ну… онанизма?

– Раньше правила были строже. Девственником считался только тот, кто вообще никогда не эякулировал в сознательном состоянии (поллюции были не в счёт). А когда поток контрактников фактически иссяк, пришлось пойти на послабление. Но особо не злоупотребляй, а то понесёт, и сорвёшь контракт. «До свидания, Даша, добро пожаловать на призрачные пустоши!» Повторяю, второго шанса в этой жизни тебе не представится!

Фея встала и взяла сумочку.

– Ты не оставишь мне свои сигареты? – попросил Степаша.

Даша засмеялась.

– Без меня они не будут иметь никакой силы. Обычные «Вог».

– Ты только не бей стекло, я сейчас открою раму!

– Я вообще-то собиралась на лифте спуститься. Но если желаешь глянуть на полёт феи…

У неё за спиной появились огромные полупрозрачные крылья, и едва Стёпа распахнул окно, Даша вскочила на подоконник и унеслась в небо. Юноша думал, что она крикнет ему что-нибудь на прощание, но фея даже не обернулась. На кухонном столе остался лежать экземпляр контракта с водяными знаками в форме букв «ХВ».


Прошло несколько месяцев. Степан как мог боролся с насмешками товарищей. Бросить коллектив и стать затворником он пока не решался – сомневался, сможет ли справиться с одиночеством. Как ему хотелось найти настоящего друга, обрести родственную душу!

Однажды он ехал в метро с работы и стал свидетелем некоего инцидента. Одна девушка уступила место пенсионеру – не сразу, но уступила, – а старикашку понесло, и он долго матерился на весь вагон. Девушку заклинило, она стояла и смущённо улыбалась. Видимо, её остановка была не скоро. Двери в очередной раз открылись, и тут Степаша взял её под локоть и вывел из вагона. Конечно, он сам от себя не ожидал такого поступка. В его нехитрую стратегию такая ситуация не вписывалась.

Девушку звали Викой, и через месяц они уже были закадычными друзьями. Она училась в РГГУ и была на порядок красивее всех тех краль, с которыми Стёпа общался до сего дня. Родители у неё были небедные, она хорошо одевалась, носила туфли на высоких каблуках и жаловалась на множество неудачных романов.

Поняв, что новый знакомый не собирается с ней заигрывать, чтобы затащить её в постель, Виктория перешла к решительным действиям. Она мнила себя знатоком человеческих душ, и её удивляло поведение Степана. В то же время ей нравилось, что он не такой, как все. И Вика решила как следует испытать парня.

Она зашла к нему в гости, просидела до вечера, потом сказала, что у неё заболела голова, и попросила разрешения остаться у него на ночь. «Маме я скажу, что переночую у подруги». Уловка была не ахти какая, но Степаша искренне повёлся и побежал за анальгином.

Он уступил Вике свою постель, а сам лёг на диванчике на кухне. Вика никак не могла заснуть и ходила туда-сюда в одном нижнем белье. Наконец ей стало так грустно, что она залезла к Стёпе под одеяло. Он вскочил, накинул куртку и выбежал из квартиры.

Степан стоял на лестничной клетке и прижимал к груди пачку «Вога», которую всё-таки оставила Даша. Жуткие сомнения терзали его душу. «Может быть, Вика – моя судьба? – думал он. – Она красивая, из хорошей семьи, учится в институте… А Даша – обыкновенная проститутка, а никакая не фея?» Но что-то подсказывало ему, что Вика – обычный призрак, фальшивка картонная, и после сегодняшнего случая ему следует порвать с ней отношения навсегда. Но сделать это без объяснений Стёпа не мог.

– Только скажи мне честно, ты – не голубой? Или, может, у тебя проблемы с потенцией? – спросила Вика, когда он изрядно замёрз и вернулся в квартиру. – Обещаю, я не обижусь!

– Да вообще-то, это мне нужно на тебя обижаться!

– В смысле?

– Ты думаешь, что делаешь мне одолжение, пытаясь залезть ко мне в постель? И не понимаешь, что ты – просто грабительница с большой дороги? Кто надоумил тебя меня обокрасть?

– Тебя? Обокрасть? Что ты городишь?

– А то! Я девственник и дорожу своей девственностью!

Вика издала неприличный смешок.

– Вот дурачила! Поеду-ка я домой на такси. Больше мне у тебя делать нечего!
Примерно неделю Степаша сильно переживал, что порвал отношения с Викой, но где-то в глубине его души засела уверенность, что он поступил архиправильно. Потом жизнь вошла в обычное русло, Вика не звонила, и Степан стал её забывать.

Руки у него были золотые, и на Стёпу валилась куча халтуры. Но он выкраивал по вечерам время читать Достоевского, Алексея Толстого и Булгакова, хотя, признаться, мало что понимал из того, о чём они пишут.

Ещё он заметил одну странную особенность своего сознания. Когда Стёпа думал о Даше, работа спорилась, всё удавалось и жизнь наполнялась каким-то тихим обывательским счастьем, счастьем простого человека. Его переставали раздражать предметы быта, домашняя работа, плохая погода, тупость приятелей. А когда он про Дашу забывал, всё становилось скучным и безликим.
Прошёл год. Однажды раздался звонок в дверь. На пороге стояла умопомрачительная женщина лет тридцати.

– Здравствуйте. Меня зовут Светлана. Я – ваша новая соседка по площадке. Я только что купила вон ту трёхкомнатную квартиру.

Светлана была владелицей собственной небольшой фирмы, ездила на «Мерседесе» последней модели и, по её собственным словам, покровительствовала «молодому поколению», в основном представителям противоположного пола. Она стала часто захаживать за Степашей – звала его на чай, на вино, или просто поболтать, всегда, когда была дома одна. Что у неё с личной жизнью, юноша не знал и не хотел знать, а она в отличие от Вики его не информировала на этот счёт. Степану было приятно, что такая мудрая опытная женщина желает с ним общаться, а про стратегию, которую раньше Стёпа тщательно разрабатывал и дополнял, он вообще почему-то позабыл.

Светлана уговорила его поступить на юрфак одного из коммерческих вузов, на вечернее отделение.


Прошёл ещё год. Оставалось два с половиной года до окончания срока действия контракта. Как-то вечером Света позвала Стёпу на глинтвейн, а после глинтвейна заперла входную дверь на ключ и отнесла его в спальню.

– Я пойду, ладно? – стал умолять её Степаша, заподозривший неладное.

– Ключ в спальне, под кроватью.

Как только Степан вошёл в спальню, Светлана скинула одежду и набросилась на него.

– Давай, возьми меня! Я же знаю, у тебя никого нет, что ты ломаешься! Не надоело мастурбировать?

Стёпа не помнил, как отбился от озверевшей самки и попал домой. Эти полчаса вспоминались ему, как страшный сон. Он был весь в синяках и ссадинах. Светлана не терпела, чтобы кто-то противился её воле. Но настоящий кошмар начался после.

Бизнесвумен преследовала его повсюду. Она поставила себе цель – изнасиловать Степашу – и добивалась её с непреклонностью, достойной самых испорченных мужчин. Светлана пускала про него сплетни в подъезде, заявлялась на работу, в институт и разыгрывала самые небывалые шоу. То прикидывалась, что они уже давно состоят в интимных отношениях и она пришла «мириться после ссоры», то делала вид, что он её бросил ради «какой-то вертихвостки», то, что он должен ей деньги. Репутация Степаши была вконец испорчена.

– Всего один разок! – говорила она, подкарауливая его на лестничной клетке. – Обещаю, получив то, что хочу, я отстану от тебя раз и навсегда!

«Даша, Даша, Даша, помоги!» – как заклинание, твердил про себя Стёпа. И в один прекрасный день всё закончилось – Светлану арестовали за финансовые махинации.
Шёл уже пятый год контракта, когда Степашу накрыло третье, самое страшное искушение – настоящая любовь.

Александра была полной противоположностью Вики и Светы. Она была не наглая, а кроткая. Одевалась и красилась не ярко, а скромно. Хотела не переспать, а создать семью. Степашина стратегия с ней не работала.

Месяцы шли, время Дашиного визита приближалось, а Сашенька становилась всё грустнее и всячески намекала, чтобы Стёпа сделал ей предложение. Она не раз оставалась у него на ночь, но вела себя очень прилично. Дома её изводил деспот-отец.

Вскоре Саша призналась, что она – девственница, а когда и после этого ей не сделали предложения, тяжело заболела от горя. Она грезила о милых детишках и семейном очаге и клялась, что всю жизнь будет ходить за Степашей, как собачка, и никуда ему от неё не деться.

Вика была призраком шлюшки, Света – призраком тиранши, Сашенька – призраком ангела. Но всё-таки призраком. В конце концов, помолившись Даше, Стёпа пришёл к выводу, что он принял за настоящую любовь чувство сострадания и жалости, которое вызывала в нём Саша. И он предложил девушке дружбу сразу, как только она выписалась из больницы.

На той же неделе Александра забеременела. Её папаша напал на Степашу на улице, тряс у него перед носом тестом с двумя полосками и требовал немедленно ехать с его дочерью в ЗАГС. «Ты будешь мне лапшу на уши вешать? – кричал Алексей Владимирович. – Ты думаешь, я не знаю, сколько раз моя дочурка оставалась у тебя ночевать?!»

Через несколько дней разгневанный отец опять атаковал Степана и разбил ему нос. Молодому человеку пришлось обратиться в милицию, и через две недели выяснилось, что Саша не беременная и никогда таковой не являлась.

Прощения у Стёпы так никто и не попросил, но, к его великому облегчению, Александра вслед за Викторией и Светланой навсегда ушла из его жизни. Потом он узнал, что через три месяца после истории с беременностью Сашенька всё-таки вышла замуж за какого-то немолодого кавказца.


И вот настал день окончания контракта. Стёпа не знал, в какое время суток ему ожидать Дашу, поэтому весь день просидел дома, одетый в свой единственный костюм-тройку.

Даша явилась, как и в прошлый раз, в четверть двенадцатого, но окно разбивать не стала – просто позвонила в дверь. Она была одета, как настоящая фея, но описать её одеяние невозможно.

Даша прошла на кухню, закурила свои волшебные «Вог», и, улыбнувшись, сказала:

– Ну вот, самое лёгкое позади!

– Самое лёгкое! – возмутился Стёпа. – Да ты знаешь, что я вынес?

– Конечно, но хвалить тебя не буду, чтобы ты не возгордился. Это было что-то вроде вступительного экзамена. Кое-кому пришлось изрядно попотеть, чтобы натравить на тебя всех этих стерв! Надеюсь, ты всё ещё хочешь перестать быть призраком?

– Больше жизни!

– Тогда тебе придётся учиться в поте ума. Учти, у нас – не коммерческий университет. Знаешь, сколько бюджетников вылетает с первого курса?

– Представляю.

– Понимаешь, что если споткнёшься на первом курсе, полетишь кувырком?

– Понимаю.

– Ты зачислен!

И тут Степашу накрыло облако Дашиного дыма, и он воочию увидел все корпуса и здания своего нового университета.

– Господи Боже мой! – возопил Степан. – Неужели это оно?

– А ты думал, мы с тобой полетим на другую планету?

– Быть того не может!

– Я так рада, что ты наконец вкусил благодати!

– Аллилуия!

– Аллилуия!
Теперь Степаша учится в двух вузах одновременно. Он заканчивает обучение на юриста и начинает обучение на воина Христова. Не волнуйтесь, он не споткнётся! Тому, кто выдержал нападки таких злобных монстров, как Вика, Света и Саша, больше никакие экзамены не страшны!
Конец
ОЛИГАРХ И ТРОЕ ГНОМОВ
Берлинские гномы похитили у Славика душу, и он из Святослава сделался Тьмаславом.

Многие полагали, что подземные карлики Германии действовали совместно с заокеанскими, но, скорее всего, это – пустые слухи. В Европе своих специалистов навалом – незачем импортировать карликов из США.

Кстати, недавно открылась правда о том, как гномы размножаются: лепят скульптуру лилипутки из глины, обжигают, вступают с ней в соитие, предварительно совершив специальный магический обряд, и скульптура зачинает и рожает ребёнка мужеского пола, а после родов раскалывается на части. Вот поэтому у карликов и нет женщин – ни с бородами, ни без бород.

Но вернёмся к бедному Славе. Случилось большое несчастье – Слава родился евреем. Ну, по крайней мере, на три четверти евреем.

Родиться евреем – что-то вроде родовой травмы: человек наделяется потрясающей религиозностью и при этом сверхнеспособностью принять Христа.

Назвали Славика не Пимхусом, не Залманом, и даже не Ефимом и не Борисом. Назвали его именем, которое предназначало его к святой славе.

Как это получилось? Его папаня, махровый рыжий иудей по имени Иуда Моисеевич, водил дружбу с директором завода резиновых изделий Василием Ивановичем Шустровым. Сидели они как-то в бане, а Иуда Моисеич и говорит:

– Супружница моя на сносях. Родит девочку, назовём Ириной Иудовной, пристроим как-нибудь, а ежели мальчик будет, как назвать?

– Иудовичем не называй, – говорит Василий Иванович, – хлопот не оберёшься. Назови лучше Юдовичем!

– Так чудой-юдой в школе дразнить будут!

– Пусть лучше чудой-юдою дразнят, чем жидёнком-поросёнком!

– А с первой частию имени как быть?

– Сотрудник у меня был чудесный – вместо меня под суд за растрату пошёл. Святой человек! Так его и звали – Святославом. Назови-ка ты сыночка Святославом Юдовичем, чтоб никто не догадался!

Послушался Иуда Моисеич Василия Ивановича, да не совсем. Дал взятку начальнику ЗАГСа и справил сыночка Святославом Фёдоровичем, но фамилию оставил семейную.

Олигархом Слава сделался очень быстро, фактически он уже являлся таковым в тридцать лет. Время было весёлое, заводы раздавали бесплатно… Если, конечно, подходящие гены и вовремя подсуетиться.

Фамилия Коган сначала, конечно, мешала, но потом стала помогать.

И всё-таки душа у Славика была добрая: как-никак одна бабушка – русская. Он каждый раз морщился от стыда, перешагивая через очередного конкурента. В общем, душа у него была. До тех пор, пока Слава не связался с берлинскими гномами.

Карлики прилетели в Москву договариваться о поставках цветных металлов. Слава лично встречал их в Шереметьево 2. Гномы выделялись из толпы яркими туниками, подпоясанными богатыми кушаками. Они оглаживали свои метровые бороды, заткнутые за расшитые золотом и отделанные драгоценными каменьями кушаки, и противно ухмылялись. В одном подземелье в известном швейцарском банке у них томилось уже две сотни похищенных душ (причём не только еврейских), а их законные правообладатели продолжали жить бездушными болванками и ничего не замечали. Конечно, это никак не сказывалось на бизнесе обездушенных людей, а если и сказывалось, то положительно.

Вот и Славик не заметил, как его обокрали карлики. Зато это заметила Лидочка, его невеста. Как два таких разных существа стали женихом и невестой, абсолютно непонятно – подробности их романа никто не знает. Повторяю, душа у Славы была добрая, и, видимо, Лидочка сумела разглядеть эту доброту.

За Славой бегало несколько известных на всю Россию поп-шлюх (кое-кто из них даже ездил на Евровидение, и все без исключения снялись для «Плейбоя»). А Лидочка обладала достаточно посредственной внешностью и хрипловатым голосом, да ещё принципиально отказывалась сводить яркие заметные веснушки.

Познакомились они на ужине, где собирались средства на восстановление одного известного храма, причём Лидочка вместе с парой священников представляла Русскую Православную Церковь.

На первый взгляд девушка казалась неуверенной в себе, неумеющей себя правильно держать и неразбирающейся в людях, но это было обманчивое впечатление. На самом деле Лидия была скала, и за маской неуверенности скрывались железные принципы, смягчённые любовью к людям.

Да, все три «дивы», мечтавшие выйти замуж за Славика, ей в подмётки не годились. Но они не собирались сдавать свои позиции, тем более, что олигарх имел неосторожность с каждой из них переспать. Нравственно разложившиеся, насквозь прогнившие поп-звёздочки отлично понимали, что таких бабок, которыми владеет Слава, им не заработать за всю свою жизнь, сколько бы ещё известных продюсеров они не затащили к себе в постель.

Как это ни странно, но Слава не любил, когда его облизывали, а тем паче, когда им манипулировали нули без палочки. И очень скоро после встречи с Лидочкой он отшил всех несостоявшихся невест. Звёздочки ненавидели Лидию всей душой и неоднократно обращались к чёрным и белым магам, чтобы те извели конкурентку, но магия на девушку почему-то не действовала. Впрочем, она не действовала и на самих «див» – друг на друга они наслали порчу уже давным-давно, хотя в СМИ их называли подругами.

И вот, когда все смирились с тем, что один из самых завидных женихов России женится на какой-то верующей страхолюдине, гномы украли Славину душу.

Как только Лидочка заметила, что её жениха обокрали, она сразу же отправилась в Псково-Печёрскую лавру к своему духовному отцу. Вместе с отцом Николаем она всю ночь молилась о спасении Славы, но результата ночное бдение не принесло. А Славик всю ночь просидел перед телевизором, даже не заметив, что его возлюбленной невесты нет рядом.

Тогда Лида и отец Николай приехали в Москву, поймали Славу на пути к лимузину между двумя встречами, и священник задал олигарху несколько вопросов.

– Отчитка не поможет, – сказал духовник Лидочке. – Надо лететь в Берлин. Сможешь узнать адрес офиса проклятых нехристей?

– Считайте, что уже сделано!
Пробиться на приём к гномам оказалось совсем не сложно – за 500 евро они принимали всех желающих. Отец Николай плохо знал немецкий, но английским владел в совершенстве. Гномы – тоже.

– Чем можем быть полезны? – хором спросили карлики, увидев необычных посетителей.

– Да хотя бы тем, что предлóжите пожилому человеку и девушке присесть.

Старший гном в ярко-алой тунике гордо кивнул и указал на стулья.

– А что это на вас надето? – иронически спросил средний гном в небесно-голубой тунике.

– А это монашеская ряса. Я – православный иеромонах.

Гномы захихикали.

– А у нас тут протестантская страна! – нагло заявил младший гном в пронзительно-жёлтой тунике.

– Так вы, значит, протестанты?

– Нет, мы исповедуем гораздо более древнюю и великую религию! – ответил старший гном.

– Это она велит вам похищать человеческие души?

– Представьте себе, да! – хором сказали гномы.

– Скрывать нам от вас нечего, – ухмыляясь, заявил средний гном, – вы и так всё знаете. А в полицию вы, по понятным причинам, не пойдёте.

– Вы не имеете права забирать душу крещёного человека! Он крещён своей бабушкой в возрасте одного месяца!

– Ой-ой-ой! – закудахтал младший гном. – Так уж и не имеем? А если этот человек после крещения обрезался и принял иудаизм?

– Обрезание не смывает крещения!

– Ничего не знаем! Если вы увидите жирную питательную бесхозную курочку, приберёте её к рукам? Нет? А мы руки не боимся замарать!

– Хватит паясничать! – не выдержала Лидочка. – Отдавайте душу моего жениха, а то хуже будет!

– А что вы сделаете? – ухмыльнулся средний гном. – Молитовку прочитаете? Или, может… перекрéстите нас?

Гномы опять захихикали.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10