Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Бог в пальто




Скачать 316.96 Kb.
Дата15.06.2018
Размер316.96 Kb.
Сергей Медведев

БОГ В ПАЛЬТО

(Шуба-Дуба)

Действующие лица:

НИНА, СВЕТЛАНА - актрисы драмтеатра

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ - директор театра

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ - директор крупного предприятия

ЗИНАИДА ИВАНОВНА - жена одноклассника Николая Степановича

ЮЛИЯ - дочь Зинаиды Ивановны

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ, ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ - сотрудники милиции

ТОЛИК - подросток с преступными наклонностями

ВИКТОРИЯ - подружка Толика

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА - бабушка Виктории

ВИКТОР ШНЕЙДЕР - друг молодости Лидии Павловны

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР - сын ВИКТОРА ШНЕЙДЕРА
1.

Театральная гримерка. Наряды, парики, бороды. Актриса Светлана Галкина рассматривает себя в зеркале. Нина наблюдает за Галкиной, едва скрывая улыбку.

СВЕТЛАНА. Полная жопа. Во всех смыслах…. Самое ужасное, Ниночка, что может быть для женщины - это иметь большую жопу и маленькую грудь.

НИНА. Светлана Николаевна, вы прекрасно выглядите. Вы на меня посмотрите: и попы нет, и грудь маленькая. Разве это хорошо?

СВЕТЛАНА. Это прекрасно, Нина! Вы до конца своих дней сможете играть Снегурочку или даже Джульетту. А я? Что же мне теперь делать? Я же настоящая баба Яга. Я умру от голода. Бабу Ягу на корпоративы и новогодние утренники не приглашают. И не называй меня Светланой Николаевной. Я для тебя - просто Света.

НИНА. Светлана Николаевна, миленькая! Светочка!

СВЕТЛАНА. Да, Нина, я тридцать лет была Снегурочкой. Но теперь с этим покончено. Ты знаешь, Нина, теперь, когда по радио передают песню "Оренбургский пуховый платок", я плачу. Не знаю почему, но плачу. Во весь голос.

НИНА. У вас приятный бархатистый голос...

СВЕТЛАНА. И усы у меня стали расти. Это старость дает свои первые всходы. Да, Нина, это так. Я не сплю по ночам, потому что постоянно задаю себе один и тот же вопрос "Почему именно со мной так несправедливо обошлась жизнь?" И не нахожу ответа. А утром у меня от этого болит голова.

НИНА. Светланочка Николаевна, Светлана, вас все любят. Никого в театре не любят, а вас любят.

СВЕТЛАНА. А ведь я когда-то считалась красавицей.

НИНА. Почему - считались? Вы ей были. Я помню.

СВЕТЛАНА. Была? Да, я была красавицей. Была. Это горько сознавать.
Светлана берет со стола усы, бороду Деда Мороза и прикрепляет их к своему лицу.
СВЕТЛАНА. Вот. Теперь я подхожу только на роль деда Мороза. Именно деда. Михаил Иванович так считает. Наверное, он прав.
Галкина снимает с вешалки красную дедморозовскую шубу и надевает ее.
СВЕТЛАНА. Все сходится. Как саван. В прямом и переносном смысле.

НИНА. Какой же это саван? Это еще шуба.

СВЕТЛАНА. Шуба. Шуба-дуба. Так сказать.

Дверь в гримерку открывается. На пороге - директор театра.

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ. Здравствуйте, девочки! Поздравляю вас с наступающим новым годом.

СВЕТЛАНА. А я больше не девочка, Михаил Иванович. Я теперь дед Мороз.

НИНА. Ну и что, Света? Надо ко всему относиться с юмором.

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ. Мне нравятся такие деды Морозы. Дай, я тебя поцелую.

СВЕТЛАНА. Как ты можешь, Миша?

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ. А, по-моему, прекрасно. Надо осваивать новые роли. Снегурочек - тысячи. А Дедов Морозов – раз, два и обчелся. Сами знаете, Федор Иванович заболел. Первый дед Мороз города.

СВЕТЛАНА. Но я же женщина, Миша. Ты же меня прекрасно знаешь.

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ. Прекрасно. Мне женщины нравятся больше чем мужчины. В этой шубе, кстати, сам Артеменко Л. С. деда Мороза играл. Я, кстати, летом ходил к нему на кладбище, памятника нет. Просто могилка и крест. Жалко человека.

НИНА. Артеменко на капустниках в Зыкину наряжался, и никто не смеялся.

СВЕТЛАНА. Артеменко был заслуженным артистом СССР.

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ. Я понимаю, на что ты намекаешь, Светка. Но не все от меня зависит.

СВЕТЛАНА (в зал). Через год Светлана Галкина стала самым успешным Дедом Морозом в театре – потому что, в отличие от коллег-мужчин, не злоупотребляла спиртными напитками и могла провести два, а то и три представления за один день. Дед Мороз мужского пола, как правило, проводит один корпоратив в два дня. Непьющего деда Мороза ценили и отправляли на самые ответственные вечеринки.

2.

Пустой зал большого ресторана. Из соседних помещений доносятся музыка, гул голосов, а в этом зале тихо и безлюдно . В центре зала стоят Нина и Светлана в образах деда Мороза и Снегурочки , у их ног мешки с подарками.

НИНА. Секретарь-референт говорит, что игр и викторин не надо. Николай Степанович устал. Хочет побыть один. Достали его загадки. В жизни хватает. Еще она говорит, присаживайтесь, поужинайте , если что найдете. Сядем?

СВЕТЛАНА. Сядем. Есть ужасно хочется. А где люди, где праздник?

НИНА. Да я ж тебе говорю - "хочет побыть один". Вот всех и разогнал.

СВЕТЛАНА.Кто такой Николай Степанович?

НИНА. Директор. Бандит, наверное.

Нина и Светлана идут к одному из столиков. В этот момент открывается дверье в отдельный кабинет, из двери высовывается голова Николая Степановича.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ (Светлане). Эй! Дед! Иди сюда! Есть мужской разговор.

СВЕТЛАНА. (заходит в кабинет, Нина остается за дверью).С новым годом!

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Да ладно. Заходи, выпьем. Сними пальто. Я ж вижу, как ты запарился.

СВЕТЛАНА. Извините, я на работе. Я не имею права снимать шубу. Это у нас дресс-код.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Дверь закрой, пусть Снегурка подождет, пока мужчины разговаривают. Хорошо, садись в шубе... Парься... (кричит) Люба, принеси стаканы, все разбились. Люба, ты где? Ладно, дед, из моего выпьешь.

Николай Степанович скатертью вытирает свой стакан.

СВЕТЛАНА. Я не пью на работе. За это меня и ценят. Так что извините, я пойду.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Сядь, дед, я кому сказал, а не то застрелю.

Исключительно, чтобы избежать конфликта Светлана подчиняется.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Вот ты мне скажи, дед, со Снегурочкой трахаешься? Дедовщина в вашем небольшом коллективе процветает?

СВЕТЛАНА. Мужчина, ваша реплика совершенно неуместна.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Что еще за "реплика"? Что еще за "мужчина". Говори проще. Расслабься, дед! У меня сын в армии, переживаю за сына. О дедовщине постоянно думаю... А ты с какого года?

СВЕТЛАНА. С 1965-ого.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Значит, мы, дед, с тобою ровесники. Дожили. А кто мог подумать.

СВЕТЛАНА. Да, никто подумать не мог.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Ты знаешь, старичок, я вот тебя увидел, детство вспомнил. Я тоже периодически впадаю в детство. Жонглирую. Мячиками, в смысле, жонглирую. Тремя - прямым и обратным каскадом, двумя - в одной руке. Учился специальными мягкими мячиками. Так вот, эти мячики найти - целая головная боль. В Париже они есть в продаже по семь евро штука, а у нас нет. Но я все равно два комплекта взял. И книжку "учимся жонглировать" - для сына. Пусть развивает ловкость и координацию, когда вернется из армии. Настроение от этих мячиков реально повышается. Ты не жонглируешь, случайно?

СВЕТЛАНА. Не пробовал.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Попробуй. А ты в какой школе учился?

СВЕТЛАНА. В 101, "В" класс.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Что, правда что ли?

СВЕТЛАНА. Зачем мне врать?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Так мы одноклассники? 10 лет вместе в одном помещении? А как тебя зовут? Подожди, не говори - сам угадаю. (Николай степанович внимательно смотрит на Светлану)Прости, не узнаю. Да сними ты эту дурацкую бороду!

СВЕТЛАНА (испуганно). Она не снимается. Специальный клей. К тому же у нас сегодня еще один корпоратив.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А с бородой не узнаю.

СВЕТЛАНА. Я.... Я - Вадик Петров. Не помните такого?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Помню, конечно... А я - Коля Валяев… Валяйчик. Не помнишь?

СВЕТЛАНА. Ну, почему, не помню? Конечно, помню, Коля Валяев... Колька... Валяйчик... На последней парте сидел. Я вас сразу узнал. Вы почти не изменились.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Так, значит, Вадюнчик, это ты? Ну, ты молоток! Ты тоже почти не изменился! Только с бородой. Прости брат, не узнал. Ну, конечно, ты - Вадик Петров... Столько лет прошло. Ты, значит, теперь Дедом Морозом работаешь? Поздравляю.

СЕТЛАНА. Тут поздравлять не с чем.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Ну да. Тебе виднее. Я вижу, что ты голодный... Ты ешь, ешь. А дети есть? Или только Снегурочка?

СВЕТЛАНА. Есть. Дочь.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Как поживает дочь?

СВЕТЛАНА. Прекрасно.

Светлана Николаевна старается есть как можно быстрее и говорить при этом как можно ниже.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Точно ты подметил - тогда я сидел на последней парте. Были такие времена. А помнишь, как мы с тобой подрались в девятом классе?

СВЕТЛАНА. Не помню.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Правильно. Я тоже редко запоминаю плохое. Мир?

СВЕТЛАНА. Мир.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Да сними ты эту дурацкую бороду. Давай поцелуемся.

СВЕТЛАНА. Не могу, обратно не приклеится.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А волосы? Настоящие или тоже приклеил?

СВЕТЛАНА. Настоящие.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Ну, ты старичок, поседел. Но это лучше, чем ничего. Завидую. По-хорошему завидую. А у меня совсем нет волос, представляешь. Вот, брат Вадик, какие дела. Дай я тебя обниму, Вадик.

Николай Степанович сжимает Светлану Петровну в объятьях.

СВЕТЛАНА. Коля, не надо.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Да, ладно... А с девчонками нашими видишься?

СВЕТЛАНА. Редко.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Как у них дела?

СВЕТЛАНА. Не знаю.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Все равно рад, что мы встретились. Одноклассники - это не то, что сослуживцы. Вот, посмотри на них - смотреть не на что... Брат, мы должны поддерживать отношения. Вот тебе моя визитка. А у тебя есть визитка?

СВЕТЛАНА. Есть. В мешке с подарками осталась. Сейчас принесу.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Не надо. Продиктуй мне просто свой телефон.

СВЕТЛАНА. Два-два-два-два-три-два-ноль.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Ты думаешь я мультфильм про Карлсона не видел? Давай свой настоящий номер, а то пристрелю. Друг называется.

СВЕТЛАНА. Это настоящий. Два-два-два-два-три-два-ноль... А давайте, мы и Снегурочку к нашему столу позовем. А то у нее на столе ничего нет.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Это потому что уже все съели. Хорошо, зови свою Снегурку.

Светлана выходит из кабинета и возвращается с Ниной.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Эй, Снегурка, прошу к нашему шалашу.

Нина садится за столик к Николаю Степановичу и Светлане

НИНА. Спасибо, спасибо, а то мне там так одиноко и голодно.

Нина жадно доедает оставшуся в тарелках пищу.

СВЕТЛАНА. Вот, Нина, знакомься, мой одноклассник. Николай Степанович.

НИНА. Одноклассник?! Не может быть!

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Почему не может, плохо выгляжу? Мы с Вадиком в одном классе учились. Валяйчиком меня все звали.

НИНА. Нина.

СВЕТЛАНА (Нине). Нина, надо сматываться, потом все объясню. Я пойду переоденусь в туалете. (Николаю Степановичу) . Подожди, Валяйчик, сейчас вернусь.

Светлана уходит.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А что вы умеете, Нина? Чему вы обучены?

НИНА. Умею загадки загадывать. Два кольца, два конца, посередине гвоздик. Что это?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Два кольца, два конца? Ну, ты даешь. Жаль, не запомню.

Николай Степанович смеется так, будто ему рассказали очень смешной и неприличный анекдот.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Надо запомнить.

НИНА. Это не совсем то, что вы подумали.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А что мы подумали?

НИНА. Я не знаю, что вы подумали. Но уберите вашу руку с моего колена.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Ох, ох. А загадки ей не стыдно загадывать. Куда это Вадик запропастился. Пойду поищу.
Из туалета выходит Светлана в своем "натуральном" обличье.
НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ (Светлане). Женщина, вы не видели моего друга, Вадика Петрова? Он отличный парень, настоящий мужик, но куда-то подевался.

СВЕТЛАНА. Нет, мужчина, с Вадиком Петровым я не знакома.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Понятно... Накрасилась как обезьяна, а сама, как лошадь. Вадик, ты где? Ва-дик! Вадюшка, ты куда от меня спрятался? Я иду искать. Друг, ты где? Я найду тебя.
Николай Степанович уходит на поиски друга, из туалета слышен его голос: "Вадик! Это я! Открывай!". Светлана подсаживается к Нине.
СВЕТЛАНА (Нине). Ты понимаешь, такая я ему не нравлюсь. Скотина. Ты слышала, он назвал меня лошадью. А мы ведь мы с ним действительно в одном классе учились.

НИНА. Мало ли с кем мы учились в одном классе. Никогда не интересовалась, что говорят обо мне одноклассники.

СВЕТЛАНА. А ведь я когда-то ему симпатизировала. Но об этом никто не знал.

НИНА. Что ты расстраиваешься, Света. Он, наверное, гомосексуалист. Сама подумай, зачем бы он с тобой обнимался? Подумай, зачем? Он же не знал, что ты женщина. Сообрази своей бестолковой головой. Вадика Петрова ему подавай! Но ты же не Вадик Петров! Правильно?

СВЕТЛАНА. Правильно.

НИНА. А кто этот Вадик Петров?

СВЕТЛАНА. Другой одноклассник. Похоронили, кажется, в прошлом году. В соседнем доме жил. Я видела, как хоронили. Потому и вспомнила его имя.

НИНА. Так чего ж плакать? Скоро тебе заслуженную артистку дадут. Это мне еще расти и расти.

СВЕТЛАНА. Нин, ты веришь в меня?

НИНА. Конечно, Света.

Светлана Николаевна улыбается, вытирает слезы.

СВЕТЛАНА. Кошмар. Только сейчас вспомнила. Я же шубу в туалете оставила.

ГОЛОС НИКОЛАЯ СТЕПАНОВИЧА ИЗ ТУАЛЕТА. Вадик, открывай немедленно!
НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ (в зал). А через год Николай Степанович случайно нашел в шкафу шубу Деда Мороза. Он долго не мог вспомнить, откуда она у него. Потом Николай Степанович вспомнил, что в прошлые новогодние праздники нашел ее в женском туалете. Валяйчик надел шубу, осмотрел себя в зеркале, затем снял, положил в целлофановый пакет и отправился к Вадику Петрову.


3. Николай Степанович стучится в дверь, ее ему открывает Зинаида Ивановна.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Мне нужен Вадик Петров.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Нету Вадика.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А вы его жена?

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Да, я его жена, а вы из домоуправления?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Нет. Я - Валяйчик. То есть, Николай Степанович. Учился вместе с Вадиком. Вадик мой друг. А я пришел поздравить вас всех с новым годом. А заодно извиниться. Как-то я в последнем разговоре с Вадиком неправильно себя поставил. Не по-братски. Какое-то высокомерие имело место.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Вадику уже все равно, Николай Степанович. Вадик умер. Два года назад, как умер.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Как же это он мог умереть два года назад? Это очень странно.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Да так и умер. В один день. Слава богу. Сам не мучился и нас не мучил. Очень деликатный был человек. Инфаркт. Его с работы прямо в морг забрали.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Хорошо, конечно, что он умер в один день… Но вы меня разыгрываете? Мы год назад вместе с ним на корпоративе были. Хорошо посидели. Поговорили по душам.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Вы меня разыгрываете.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Нет, это вы меня разыгрываете. Он, кстати, вещи свои в женском туалете забыл.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Это, конечно, похоже на него. Вечно все забывал. Все разбрасывал, где попало. Память у него плохая была.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Я же говорю, жив ваш Вадик. Отлично выглядит. Такая прекрасная шевелюра. А я вот совсем без волос.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Если хотите знать, то вот, что я по этому поводу думаю. Смерть - это бегство от проблем. Это перекладывание этих проблем на чужие – женские – плечи. А наша девочка еще не получила образования. А что будет, если она попадет в плохую компанию? Сейчас такое сплошь и рядом. Поставь дочь на ноги, а тогда и умирай, никто ничего плохого о таком мертвом не скажет. Только хорошее, как и положено. А тут взял и умер! А теперь весь дом на моих плечах. Юлия, иди сюда! Вот мужчина пришел, говорит, что папа жив! Может, правду человек говорит, послушай!

Из кухни в комнату входит Юлия.

ЮЛИЯ. Что ему надо? Кто это? Мужчина, зачем вы пришли?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Прекрасная дочь. Вадик мне много про нее говорил. Говорил, что красавица. Работает где-нибудь?

ЮЛИЯ. А почему я должна работать? Я еще учусь.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Юлия сейчас не работает. Пробовала и работать, не получается. Без законченного образования никуда не берут.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Это минус в биографии. Надо работать. А ты похожа на отца в молодости.

ЮЛИЯ. Мать, я спрашиваю, кто это?

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Это одноклассник Вадика, он говорит, что наш отец жив.

ЮЛИЯ. Отец два года назад умер.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Это все неправда. Мы ж с ним в прошлом году виделись. Я - Валяйчик, мы вместе в школе учились. Может быть, он про меня тоже что-нибудь рассказывал.

ЗИАИДА ИВАНОВНА. Вы знаете, Николай, он ничего о вас не рассказывал.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Вадик от кого-то прячется? Угадал?

ЮЛИЯ. От кого ему прятаться?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Может, он кому-нибудь что-нибудь должен. Я, Юлия, сам иногда думаю, хорошо бы всем отправить телеграммы, что я умер. Столько проблем разом бы ушло. Жить бы заново начал.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Да, вы правы, Вадик не имел права умирать в таком возрасте.

ЮЛИЯ. Вы все ненормальные.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Знаешь, Юлия, лучше быть психически больным, но работать, помогать матери.

ЮЛИЯ. Начинается.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Вы, Юлия, слишком агрессивны. Я вас понимаю. Я тоже такой был. Но на днях я зашел к своему духовнику и попросил его дать мне почитать что-нибудь к новому году. Он подобрал мне материалы о Святом Николае Угоднике. Вот вы знаете кто это?

ЮЛИЯ. Допустим, не знаю.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Святой Николай - это Санта Клаус, Дед Мороз, по-нашему. Жил давно, а помнят до сих пор. Вот я подумал, что и меня зовут Николаем. Это знак, думаю, какой-то. Я конечно, не святой. Угодник? Может быть. Может быть. Мы с женой уже давно живем. Надоели друг другу... Так вот, однажды Святой Николай услышал, что разорившийся горожанин из-за крайней нужды собирается отдать своих дочерей на блудодеяние. И вот этот угодник, спас семью от позора - ночью тайно подбросил в сад три мешочка с золотом. И тем спас от голода и от духовной гибели... Я вспомнил, что Вадик, во-первых, не богат, во-вторых, у него тоже есть дочери. Правда, одна. Но это все равно. И то, что Вадик забыл в туалете свою шубу. Это тоже какой-то знак.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Какую шубу?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Шубу Деда Мороза. Видите, как все совпало.

Николай Степанович достает из пакета шубу и кладет ее на стол..

ЗИНАИДА СТЕПАНОВНА. Шуба не его. Это вы ошибаетесь. И размер совсем не его. К тому же Вадик не любил шуб. Говорил, что в нашем климате можно и курткой обойтись.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Как же не его? Он же у вас Дед Мороз. Вадик - отличный дед Мороз.

ЮЛИЯ. Отец всю жизнь проработал в газете. Писал статьи "из зала суда". Иногда рекламные статьи писал.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А может быть, он тайно от вас подрабатывал? Не думали об этом, Юлия? Хотел семью поддержать. Мечтал, образование вам дать.

ЮЛИЯ. Отец мечтал стать главным редактором.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А я ведь вам еще и деньги принес в трех маленьких мешочках... Не стал в сад подбрасывать, так принес. Вот возьмите (отдает мешочки).

ЮЛИЯ. Нам от вас ничего не нужно.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Но почему, Юлия?

ЮЛИЯ. Потому... Пойду с подругой посоветуюсь.

Юлия выходит из кухни.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Я чувствую, что вы мне не верите. А хотите, я сейчас позвоню Вадику? Не уверен, что он откликнется. Но шанс есть. Сегодня мы с ним разговаривали, хорошо поговорили, он сказал, что очень занят, детский утренник, просил перезвонить позже.

Николай Степанович набирает номер и отдает трубку Зинаиде Ивановне.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Вадик? Вадик... Вот так, значит, да? Ну, здравствуй, Вадик Петров. Это я - Зинаида. Твоя бывшая, судя по всему, жена. Ты меня слышишь? Как ты там? Там у тебя все хорошо? А у нас все плохо. Юлия тебе привет передает. Дать ей трубку? Не надо? Бросил трубку. Говорит, что у него все хорошо, но говорить не может. Музыка у него там какая-то играет.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Я ж говорю, что у него сейчас утренник.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. А он, между прочим, любил утренники. Припоминаю, припоминаю.

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. А вы говорите, умер... Надо верить в чудеса. Я вот лично ничему не удивляюсь. Настолько этот мир удивителен.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Юлия молодая еще. А я вам верю, и тоже ничему не удивляюсь. Я тоже думаю, что Вадик не имел права умирать в таком возрасте. Как же я одна с такой дочерью? Не знаю даже радоваться или нет вашему визиту.

В этот момент дверь в комнату, где сидят Зинаида Ивановна и Николай Степанович, открывается, и перед Зинаидой Ивановной и Николаем Степановичем предстают лейтенант Михайлов и лейтенант Белинская.

А также Юлия.

ЮЛИЯ. Вот он. Посмотрите на него. Забирайте. Сразу догадалась, что преступник. Я сегодня просматривала газеты и наткнулась на статью "В Москве задержан «Дед Мороз» и его подельники". А у нас думаю, такого разве не может быть? У нас еще не то может быть. У него в кармане пистолет, наверное. Что это так топорщится. Вы проверьте.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Мужчина покажите, что у вас в карманах?

Николай Степанович вытаскивает из кармана три шарика для жонглирования.

ЮЛИЯ. Это еще что такое?

НИКОЛАЙ СТЕПАНОВИЧ. Это шарики для жонглирования.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Мужчина, я вас попрошу пройти вместе с нами в отделение до выяснения обстоятельств.

НИКОЛАЙ СЕПАНОВИЧ. Я шубу здесь оставлю.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Нет, берите шубу с собой, это теперь вещественное доказательство.

Лейтенанты и Николай Степанович уводят Николая Степановича.

ЮЛИЯ. Я сразу подумала, что аферист, как шубу Деда Мороза увидела.

ЗИНАИДА ИВАНОВНА. Он же нам денег дал.

ЮЛИЯ, Это не имеет значения. Ты интернет не читаешь. А по телевизору у нас только песни и прогноз погоды.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ (в зал). Через несколько часов Николая Степановича из милиции отпустили. Извинились. Поскольку у Николая Степановича были знакомые в милиции, он потребовал, чтобы все отделение стало перед ним на колени. Стали. Что делать? Шубу он оставил милиционерам на память. Целый год шуба провела в милиции. Иногда на ней сидел начальник ОВД. А иногда лейтенант Михайлов и лейтенант Белинская усаживались на расстеленную на полу шубу и мечтали о любви.

4.Отделение милиции. Кабинет следователя. На шубе, расстеленной на полу, сидят лейтенанты. Перед ними закуска, пустые бутылки. Под столом - гитара.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Ну, что, Люба моя, Люба! У нас остались еще какие-нибудь вещественные доказательства?

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Сейчас посмотрю. Полбутылки коньяка есть. Шампанское закончилось.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Прекрасно! Люба! Наливай!

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Я вот лично не против выпивки, но когда муж напьется, я приковываю его наручниками к батарее.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Да ты, Любка, опасная особа.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Смотри, Серега, будешь руки распускать, так я и тебя - к батарее. Я ведь раньше в инспекции по делам несовершеннолетних работала. Подход к людям знаю.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. А ты что мужу сегодня сказала?

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Правду сказала. Песню, говорю, к новому году будем разучивать. Хэппи нью йер. Правильно я говорю?

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Все правильно, Люба... Лучше правду говорить, а то запутаешься. Который там уже час, кстати?

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Полночь.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Послезавтра - новый год. Ты где встречаешь?

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Дома. Новый год - это домашний праздник. Надо встречать с семьей.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. А я к друзьям пойду, у меня нет смемьи.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Ладно, давай разучивать песню. Доставай гитару.

Лейтенант Михалов вытаскивает из-под стола гитару и берет несколько аккордов. Это АББА - Happy New Year

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ (по бумажке). Но мо шампань, энд зе файерворкс а фру. Хер ви а, ми энд ю, филинг лост энд филинг блю. Итс зе енд оф пати энд зе морнинг симс со грей...

Вот хреновина-то какая. Я, кроме припева, ничего запомнить не могу.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Я подскажу. Не волнуйся. Я буду рядом. Можешь на меня положиться.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. О чем это песня?

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. О нас, моя дорогая. О том, что шампанское закончилось, а жить еще хочется. Я английский хорошо знаю. На стажировку должен был ехать в Узбекистан. Там по-русски уже никто не говорит.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Со анлайк йестердей, нау из зе тайм ту сэй.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. "Так непохоже на вчера. Самое время сказать".

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. А что у нас вчера в жизни было?

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. На стрельбы ездили. Показуха для начальства. Холостыми стреляли.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Все равно жизнь прекрасна.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ и ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ (поют). Хэппи нью йер, хэппи нью йер.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Давай помолчим. Посмотри, как красиво кружится снег за окном. Сережа.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. А мы в обычной жизни ничего не замечаем.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Да, мы так невнимательны друг к другу. А нам всем так хочется внимания. Может быть, даже любви.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Интересно, есть еще здесь кто-нибудь кроме нас? В отделении, я имею в виду.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. По-моему, никого. В целом мире. Выключи свет.

Лейтенант Михайлов и лейтенант Белинская едва успевают обняться, как их идиллию разрушает крик подростка Толика и удары чем-то металлическим о решетку.

ТОЛИК. Эй, чуваки! Есть здесь кто-нибудь? Выпустите меня.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Кто это?

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Тьфу, забыл, это же пацана утром взяли.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. За что?

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Да я ж не знаю. Твердохлебов брал. А сам уже домой ушел. Сказал, пусть посидит, подумает. Ему есть о чем подумать.

Лейтенант Михайлов и лейтенант Белинская подходят к "обезьяннику".

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Ну, что, молодой человек, подумал?

ТОЛИК. Подумал.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Чистосердечное?

ТОЛИК. Я ни в чем не виноват.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Эх, пацанчик, тебе хоть 16 есть?

ТОЛИК. А че?

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Если есть, то сядешь. А если нет, выйдешь.

ТОЛИК. Завтра день рождения.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. А кто твой отец?

ТОЛИК. Милиционер.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Врешь?

ТОЛИК. Вру.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Молодец, что сказал правду. Честность у нас приветствуется. Я не уважаю, когда люди говорят неправду. Ну что, Сергей, будем делать с молодым человеком?

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. А давай, мы его отпустим.

ЛЕЙТЕНАНТ БЕЛИНСКАЯ. Иди, Толик, и больше не попадайся.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Я сейчас.

Лейтенант Михайлов уходит и через минуту возвращается с шубой в руках.

ЛЕЙТЕНАНТ МИХАЙЛОВ. Вот возьми. Это тебе на новый год от нашего отделения. Не думай, что все менты - плохие. Есть и хорошие менты. И друзьям своим расскажи.

ТОЛИК (в зал). Примерно через год подружка Толика по имени Вика отправилась в магазин за пивом. Вика надела куртку Толика, потому что на улице похолодало. Даже начинал срываться снег. Из магазина Вика вернулась только к вечеру. Без пива.
5. Квартира Толика. Входит Вика.

ВИКА. А вот и я.

ТОЛИК. Ну, тебя только за пивом посылать. Ушла утром, а сейчас уже девять вечера. Я тебя даже хотел идти искать. Но ты надела мою куртку.

ВИКА. Домой заскочила, бабку покормить. К тому же пива нигде не было. Купила шампанское.

ТОЛИК. Не сдохла бы твоя бабка. Ты же знаешь, что я не люблю шампанского.

ВИКА. Бабка три дня ничего не ела, пока мы тут с тобой... Ты, кстати, помнишь о своем обещании?

ТОЛИК. Все я помню. Обещал - сделаю. Может быть даже завтра. Между прочим, я понял, что я - гений. Я пойду убивать твою бабку в шубе деда Мороза.

ВИКА. Зачем?

ТОЛИК. А вот ты угадай?

ВИКА. Ну... Чтобы незамеченным пройти по улице? Типа несу подарки к новому году.

ТОЛИК. Это раз. А что еще?

ВИКА. Не знаю.

ТОЛИК. А ты подумай. С чем у тебя ассоциируется красный цвет?

ВИКА. Ни с чем не ассоциируется. С красным вином ассоциируется.

ТОЛИК. Красное - это кровь. На красном кровь не видна. Это мое ноу-хау. Ты же знаешь, как я не люблю пятна крови на рубашке, брюках. Потом не отстираешь. Да и вообще от вида крови я могу потерять сознание.

ВИКА. Какие мы нежные.

ТОЛИК. Это не нежность, а особенность нервной системы... А ты в меня не верила.

ВИКА. Но где мы возьмем шубу Деда Мороза?
Толик уходит в прихожую и возвращается в шубе Деда Мороза.

ТОЛИК. Вот. В шкафу нашел, когда тебя хотел идти искать. Это мне в милиции год назад подарили. Здорово?

ВИКА. Здорово. Но бабка еще может закричать.

ТОЛИК. Продумал. Я наушники надену. Чтобы не слышать, как твоя бабка будет кричать. Не люблю громких слов.

ВИКА. Да, у бабки громкий голос.

ТОЛИК. А я музыку еще громче сделаю.

ВИКА. Ну, дай бог. Дай бог. А то бабка в гости собралась. Пойду, говорит, искать, где Витя Шнейдер живет.

ТОЛИК. Кто такой Витя Шнейдер? Писатель? Кажется я читал что-то подобное.

ВИКА. Понятия не имею. На всякий случай я ее пальто ножницами порезала. Пусть в ночной рубашке идет к своему Шнейдеру. Если так уж хочется.

ТОЛИК. Правильно. Но скоро будет и на нашей улице праздник.

ВИКА. Я шампанское купила. Отметим.

ТОЛИК. Я ж не пью шампанского. Ты же знаешь.

ВИКА. Не говори так. Кто не пьет шампанского, тот не способен рисковать.

ТОЛИК. Хорошо, выпьем шампанского.

ВИКА (В зал). Поскольку Толик никогда не бывал в доме Виктории, тем более ночью, он по ошибке - с топором в руках - направился к кровати, на которой спала Вика, чем очень сильно напугал девушку.

6. Квартира Вики. У одной стены стоит кровать бабушки, у другой стены - диван, на котором спит Виктория. Толик как зомби идет к дивану.

ТОЛИК. Господи помилуй! Господи, помилуй! Господи, помилуй! Господи помилуй! И дай мне силы!

ВИКА. Толик, это я. Куда ты прешься. Толик, бабушка на другой кровати. А это я - Вика. Идиот. Ты что, не видишь? Сними наушники. Господи, помилуй меня грешную, избавь от лукавого, отведи беду. Аминь.

Толик не слышит Вику. Толик постоянно повторяет "Господи, помилуй!"

ВИКА (шепотом). Что ты заладил. Толик! Анатолий Петрович! Это я, Вика. Ты не туда идешь.

Но Толик все равно не слышит Вику. Когда он заносит топор над Викой, девушка не выдерживает и кричит.

ВИКА. Толик, не убивай меня!

Вика вскакивает с кровати, и встает на колени перед Толиком, падает стул, бабушка просыпается, включает свет.

БАБУШКА. Кто здесь? Вика это ты? Ты принесла мне поесть?

ВИКА (Толику). Толик, ты идиот. Ты идиот. Ты идиот. Господи, помилуй.

ТОЛИК. С новым годом, бабушка.

БАБУШКА. А что уже новый год? Что-то раньше обычного. Или я ошибаюсь?

ВИКА. Спите, Лидия Павловна, мы вас разбудим. Еще два часа.

ТОЛИК. Я - трус, трус, трус. При свете не могу.

БАБУШКА. А это кто, дед Мороз?

ВИКА. Это мой приятель. Толик. Он пришел чуть пораньше, чтобы мы могли подготовиться к встрече нового года.

БАБУШКА. Понятно. Это твой ухажер. Я давно подозревала, что вы занимаетесь сексом, когда я сплю. Чего уж там. Сегодня можно. Новый год. Что ж теперь делать? Пусть твой молодой человек и меня поздравит с новым годом. Меня давно никто не поздравлял. Как вас зовут, молодой человек?

ТОЛИК. Анатолий.

БАБУШКА. А меня - Лидия Павловна.

ТОЛИК. Разрешите поздравить вас с новым годом, дорогая Лидия Павловна.

БАБУШКА. Разрешаю.

ТОЛИК. Ну, тогда я поздравляю.

БАБУШКА. Пожелай мне чего-нибудь хорошего.

ТОЛИК. Я желаю вам долгих лет жизни.

ВИКА. Какой ты идиот!

БАБУШКА. Спасибо, Анатолий! Спасибо, Виктория! Дети мои, уже новый год! Давайте пить шампанское! Боже мой, как я давно не пила шампанское. Какое это счастье пить шампанское. Вы этого еще не понимаете.

ВИКА. Я уже понимаю. А вот Толик любит пиво.

ТОЛИК. Я люблю то, что наливают. К тому же у нас нет шампанского.

ВИКА. У меня есть. Я же купила. Ты что, Толик, все забыл?

ТОЛИК. Ничего я не забыл. Просто при свете не могу.

БАБУШКА. Давайте зажжем свечи. Я тоже не люблю яркий свет.

ВИКА. Надо было фонарик с собой взять.

БАБУШКА. Боже, как у нас холодно. Раньше я в пальто спала. А сейчас мерзну. Я бы и на улицу еще выходила, если бы пальто у меня было. Я одного мужчину давно хотела навестить.

ТОЛИК. Шнейдера?

БАБУШКА. Да! А вы откуда знаете.

ВИКА. Я рассказала.

БАБУШКА. О! Это такой был человек! Как я его любила! Он был такой внимательный и умница. Всегда в костюме и галстуке. А что женщине еще надо. И обувь всегда была начищена. И стрижка. Как он стригся! Боже мой! Сейчас так никто не стрижется.

ВИКА. Толик отдай бабушке шубу.

ТОЛИК. Что это ты такая добрая? А я в чем, по-твоему, буду ходить?

ВИКА. Мою куртку наденешь. Не сдохнешь.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА (В зал). Спустя год Вику и Толика посадили за кражу шампанского в универсаме. Лидия Павловна стала регулярно питаться, потому что Вика теперь не забирала ее пенсию. Здоровье пенсионерки немного окрепло. Однажды Лидия Павловна надела шубу деда Мороза, шляпу с вуалью и отправилась на поиски Виктора Шнейдера.

7. Лидия Павловна стоит у двери Виктора Шнейдера.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Витя! Открывай! Это я, твоя смерть, пришла.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР (из-за двери). Я не открою.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Да я пошутила.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Да я и сам вижу, что вы, гражданка, в чем-то красном. А смерть должна быть во всем белом. Кто вы?

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Это я Лида. Лидка из отдела главного конструктора. Пришла поздравить тебя с Новым годом.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Лидка из отдела главного конструктора?

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Ну, да. Открывай.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Я не помню никакой Лиды из отдела главного конструктора. Потому что я в отделе главного технолога работал. Это, во-первых. Во-вторых, сын не оставляет мне ключей. Боится, что я кого-нибудь приведу с улицы. Какую-нибудь женщину. Сын у меня бизнесмен, кажется. Компьютерщик. Я им горжусь.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Витя, ты не помнишь меня?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. В глазок плохо видно, а голос мне ваш не знаком.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Виктор Исаакович, а как жениться на мне обещали, не помните?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Да я ж всегда был женат.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Обещал развестись.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. А Люба через двадцать лет и сама умерла. Что ж ты раньше не приходила?

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Я должна была проявлять инициативу или мужчина?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Ну, ты же знаешь, что женщины всегда сами проявляют инициативу.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Вот проявила. Я ж всегда была инициативная.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Так, Лида, это ты? Которая не Антонова? Прости, не помню фамилии. А я сначала подумал, что это другая Лида. Антонова. Скромная такая. Я думал, что это она.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Лидка из КБ-276? Я так и знала. Хорошо устроился. И в 276-ом у него Лида-скромница и в 277-ом - Лида-инициативная.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Прости меня, Лида. Жизнь, видишь, какая сложная штука. Как она со всеми нами обошлась. Никого не пожалела.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Бог простит. Ладно, я пойду. Просто хотела узнать, жив ты еще или уже нет.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Я жив, Лида. Плохо, но жив. И сын ключи мне не дает.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. А галстуки носишь?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Эх, Лида. Какие галстуки? Ты б видела меня.

ЛИДИЯ ПАВЛОВНА. Ну, и ладно. Видно, не судьба. Прощайте, Виктор Исаакович. Сыну привет.
ВИКТОР ШНЕЙДЕР (в зал). Лидия Павловна отошла на несколько шагов от квартиры Виктора Шнейдера, и ей стало плохо. Шнейдер видел в глазок, что Лидия Павловна упала, но ничего не мог поделать - ключи были у сына. Виктор Исаакович пару раз крикнул из-за двери "Лида, Лида!", но женщина не пошевелилась, наверное, уже не слышала. Тогда Шнейдер позвонил в скорую, а затем сыну. Сын и скорая приехали одновременно.
8. Комната Шнейдеров.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР (входит с шубой Деда Мороза в руках). Отец, ты знал эту женщину?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Это Лида.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Что за Лида?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Работали вместе. Из КБ-277. Умерла?

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Умерла. Сердце остановилось. В скорой говорят, чтобы мы им позвонили, если ты вспомнишь, где она живет. У нее при себе никаких документов, только во внутреннем кармане шубы нашли удостоверение почетного донора за 80-й год. На имя Артеменко Л.С.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Точно - Артеменко. А я думаю, какая же у нее была фамилия. Лида Артеменко. Как у артиста из драмтеатра. Только он был мужчиной. Помнишь, как гремел в 70-е? "Король Лир", кажется. Что-то в этом роде.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Не помню.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Зря, легко запомнить. А говоришь, что у меня склероз... Ар-тем-енко... Очень легко запомнить... Сергеевна, наверное... У меня с ней очень многое связано... Тогда все кровь сдавали. В обязательном порядке. Не то, что сейчас. А Лида она всегда в первых рядах была. Инициативная.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Это еще до мамы?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Не помню, сын. Ничего не помню. Но какое-то светлое ощущение от нашей с ней встречи осталось. Что-то теплое. Что-то хорошее. Такое не забудешь.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Понятно.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Если бы у меня были ключи от квартиры, я мы мог ее спасти.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Я уже давал тебе ключи. Однажды. Помнишь, чем все кончилось?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Не помню, сын.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Не притворяйся, ты не помнишь, только то, что тебе не выгодно.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. А зачем они шубу нам отдали? Это плохая примета - шуба деда Мороза под Новый год.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Санитары шубу на лестнице оставили. Я подобрал. Выбросим, если хочешь.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Значит, Артеменко. Конечно, помню. Она мне в первом классе, когда мы сидели за одной партой, подарила модель искусственного спутника земли. Тайком от всех. Только мне.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Так вы с ней и в школе вместе учились?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. По-моему, учились. Точно не помню. Помню, что в одном трамвае на работу ездили. Но между нами ничего не было, если ты об этом.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Понятно. Ты есть будешь?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. А я уже ел.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Точно? А на кухне ничего не тронуто.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Точно ел. Какие были прекрасные эти самые...

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Сосиски?

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Да, да, да... Они были так нежны. И Лида - прекрасная женщина. Удивительная. Я ее очень любил. Я могу тебя попросить об одном одолжении?

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Ну, конечно, отец.

ВИКТОР ШНЕЙДЕР. Пообещай мне, Алексей, что поставишь памятник Лиде. В смысле - на кладбище. Ради матери. Хороший гранитный памятник. «Артеменко Л. С. Помним, любим, скорбим». Ей будет очень приятно.

АЛЕКСЕЙ ШНЕЙДЕР. Хорошо, отец, я сделаю все, как ты просишь.
Эпилог

СВЕТЛАНА (в зал). Через несколько дней Алексей Шнейдер, руководитель компьютерной фирмы, занимающейся графическим дизайном в том числе, принес отцу большую цветную фотографию, на которой среди серых черно-белых могил стоял гранитный постамент со словами "Артеменко Л.С. Помним, любим, скорбим". "Поставили, как ты просил", - сказал отцу Алексей Шнейдер... А шубу Алексей отдал в комиссионный магазин. Там ее купил директор театра Михаил Иванович и подарил актрисе Светлане Галкиной. Сказал: "Держи, Светка! Помнишь, как ты шубу потеряла, а мы у тебя из зарплаты вычли ее стоимость. Эта шуба почти такая же".

2010-2011

Р=н=Д

  • Вот возьмите (отдает мешочки).