Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Биография, воспоминания, публикации Пужаева Григория Кирилловича, ветерана Великой Отечественной войны




Скачать 158.08 Kb.
Дата21.07.2017
Размер158.08 Kb.
ТипБиография


МУК Матвеево-Курганского района

«Межпоселенческая Центральная Библиотека»

К 70-летию Победы

в Великой Отечественной войне



Биография, воспоминания, публикации

Пужаева Григория Кирилловича,

ветерана Великой Отечественной войны,

участника штурма Берлина, старейшего журналиста, писателя, краеведа-исследователя

п. Матвеев Курган

2014 г.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Родился в 1922 году в селе Богородском Ремонтненского района Ростовской области, в крестьянской семье. Окончил десятилетку, посту­пил в Сумское военное артиллерий­ское училище им. М. Ф. Фрунзе. Участвовал в оборонительных боях РККА в 1941-1942гг., в Курской битве, в освобождении Украины, Белоруссии, Польши, штурмовал Берлин. За боевые заслуги, он на­гражден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны первой степени, двумя орденами Отечественной войны II степени, медалями «За взятие Берлина» «За освобождение Варшавы», «За освобождение Украины», «За победу над Германией в Великой От­ечественной войне 1941-45 гг.» и другими.

После демобилизации из армии учился, окончил Ростовский педагогический институт и партийную школу. Около 40 лет отдал журналистике, работал редактором ряда местных газет, 25 лет ре­дактором Матвеево-Курганской районной газеты.

За заслуги в области советской печати Президиум Верховного Совета РСФСР указом от 25 ноября 1981 года Пужаеву Г.К. присво­ено почетное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».

Его труд в послевоенное время отмечен также государствен­ными наградами - орденом «Знак Почета» и медалью «За трудовую доблесть».

Находясь на пенсии с 1987 года, активно участвует в работе ветеранской организации района, в патриотическом воспитании граждан. В настоящее время является председателем районного Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохрани­тельных органов.

Более 20 лет Григорий Кириллович свободное от работы время собирал материалы и исследовал архивные документы по событиям Великой Отечественной войны на территории Матвеево-Курганского района и всей бывшей линии «Миус-Фронта». Пужаевым Г.К. написаны и опубликованы 5 книг. «Кровь и слава Миуса» (1998 г., переиздана в 2006 г.) – лучшая на сегодняшний день, наиболее подробная и полная книга о боевых событиях на р. Миус, она полностью основана на архивных документах и охватывает период с 1941 г. по 1943 г. Так же Г. К. Пужаев - автор книг: «Товарищ генерал» (2001 г.), «Навсегда в памяти» (2004), «Годы и люди» (2010), «О времени и о себе» (2013 г.), расска­зывающие о боях Советской Армии на Миусе, о жизни и боевых подвигах наших земляков, Героях Советского Союза, полных кава­лерах орденов Славы. Книги Григория Кирилловича позволяющий заглянуть в прошлое потомкам, чтобы они помнили, не забывали, за что воевали ветераны Великой Отечественной войны и какой дорогой ценой добыта Победа в Великой Отечественной войне 1941-45 годов.

Пужаеву Г.К. в 2003 году присвоено звание «Почетный граж­данин поселка Матвеев Курган».

Григорий Кириллович ведет большую и активную общественную работу: является председателем районного совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов.

ВОСПОМИНАНИЯ

Я родился 22 сентября 1922 года в селе Богородском Ремонтненского района Ростовской области, в 450 километ­рах от Ростова, в семье крестьян. В 1930 году пошёл в Бо­городскую начальную школу. В 1935-м поступил в пятый класс Ремонтненской средней школы, учился прилежно. После десятого класса готовился в Московский институт истории, философии и литературы, однако был направ­лен на учёбу в Сумское военное артиллерийское училище имени М. В. Фрунзе. Окончил лишь ускоренный курс: ле­том 1941-го в связи с обострением положения на фронте курсантов направили на защиту Украины, здесь велись тяжелые оборонительные бои.

С 1942-го я сражался в 11-м танковом Радомско-Берлинском Краснознамённом орденов Суворова и Кутузова корпусе. 9 августа 1942 года при отражении танковой ата­ки на подступах к Воронежу получил первое ранение. По­сле госпиталя вернулся в свою часть.

Коммунистом я стал в период боёв на Курской дуге. В том же 1943 году получил первую награду — орден Крас­ной Звезды. А в 1945-м за отличие в боях при форсирова­нии Одера — орден Отечественной войны 2 степени.

Я сражался на Брянщине, в Белоруссии, Польше, Укра­ине. 16 апреля началось наступление на Берлин. 22-го со­ветские войска вступили на окраину города; я входил в состав штурмовой группы.

В юные годы о краеведении чёткого представления не имел. Л сейчас понимаю, что привели меня к нему любовь к истории, литературе, к родному селу, к степи с её ши­рокими просторами, с обилием солнца и воздуха (весной степь покрывается ковром из красных и жёлтых тюльпа­нов, а летом — разнотравье, нежные васильки, розовый душистый горошек). Зимой мы, дети, катались на санках с больших снежных сугробов, бегали на коньках по искря­щемуся льду озёр, лиманов, степных речек...

Заворожённо слушая рассказ нашего преподавате­ля истории Ивана Яковлевича Кашинского о Спартаке, я пожелал узнать больше того, что полагалось по учебни­ку. Прочитал новые книги о Спартаке, затем другие — по истории, о жизни замечательных людей...

В 1940 году меня, ученика средней школы, по пред­ложению секретаря райкома комсомола Александры Ко­четовой включили в районную комиссию по подготовке к празднованию двадцатилетия истории комсомола Ремонтненского района. Я работал в архиве комсомольской организации, просмотрел множество документов, делал выписки. Узнал о комсомольцах района, о том, как прохо­дили первые собрания, как разгорались страсти при при­ёме в комсомол, при обсуждении вопросов об отношении комсомольцев к религии, о знахарстве, о браке, о шефстве районного комсомола над военно-воздушным и военно-морским флотом СССР. Встретился с морским офицером, ранее рекомендованным районной комсомольской органи­зацией в военно-морское училище...

Собранные материалы в своём докладе на торжествен­ном собрании использовал секретарь райкома комсомола; пригодились они и в беседах с молодёжью в дни подготов­ки к юбилею. Кое-что напечатала районная газета.

После окончания военной службы я учился на двух­месячных журналистских курсах при ЦК КПСС, окончил двухгодичную партийную школу с газетным уклоном, Ро­стовский педагогический институт (факультет «история и литература»). Стал журналистом, собирал материалы о боевых действиях земляков в годы Великой Отечествен­ной войны, о тружениках тыла, выступал с очерками и статьями.

В 1947 году попал в Сальские степи. Познакомился со старейшим чабаном С. И. Клочко, который стал подпа­ском (помощником чабана) ещё в конце XIX века. Вместе с отцом они в зимний буран нашли занесённого снегом человека. Им оказался писатель В. А. Гиляровский, при­ехавший в степи по заданию московской газеты в связи с нашествием чумы. Они отогрели, накормили писателя. В память о той встрече Гиляровский подарил юноше таба­керку. Об этих интересных фактах я рассказал в газетах, в журнале «Дон».

Углублённее я стал заниматься краеведением в кон­це 50-х - начале 60-х годов. Работал в Центральном архиве Министерства обороны России, в библиотеке имени В. И. Ленина, в Ростовском областном архиве, в краевед­ческих музеях области, встречался с участниками боёв на Миус-фронте, собирал сведения о боях с фашистами в юго-западной части Ростовской области в 1941-1943 гг.

В 1998 году у меня вышла книга «Кровь и слава Миуса» о героизме и мужестве воинов, освобождавших Дон и Донбасс. Через восемь лет её переиздали.

Об уроженцах Матвеево-Курганского района, о воинах других районов — Героях Советского Союза, о полных ка­валерах ордена Славы я подготовил книгу «Навсегда в па­мяти» (24 очерка). Когда писал о наших земляках — Мар­шале Советского Союза А. А. Гречко и Главном маршале авиации, дважды Герое Советского Союза П. С. Кутахове, на мою просьбу - прислать воспоминания, откликну­лись: Маршал авиации Евгений Шапошников, команду­ющий ВВС генерал-полковник, Герой Советского Союза П. С. Дейнекин, дважды Герой Советского Союза, маршал авиации, командующий ВВС А. Н. Ефимов и другие. Под­линники воспоминаний хранятся в местном краеведче­ском музее.

Очередную книгу «Товарищ генерал» я посвятил ге­роям 30-й Иркутской (55-й гвардейской стрелковой) диви­зии, которой командовал в годы Гражданской войны буду­щий маршал В. К. Блюхер; они сражались на территории нашего района, защищая Ростов.

В конце 2010 года вышла новая книга, «Годы и люди», о моих земляках — хлеборобах, животноводах, трактори­стах, медиках, работниках культуры и образования....

Популяризацию своих краеведческих исследований я провожу совместно с нашей библиотекой и районным краеведческим музеем. Встречаемся с учащимися, со студен­тами, с делегациями из других районов, краёв и областей; я вспоминаю о войне, рассказываю о защитниках нашей земли, участвую в презентациях новых книг о Великой Отечественной.

Более двадцати лет я занимаюсь общественной рабо­той как председатель Матвеево-Курганского районного совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и право­охранительных органов.

Работал честно, как на войне, так и в мирные дни.

ПУБЛИКАЦИИ

ПОБЕДНОЕ ЗНАМЯ

Среди многих частей и соединений Советской Армии, отличившихся в Великой Отечественной войне, заслужен­ной славой пользовался и n-й танковый Краснознамён­ный Радомско-Берлинский орденов Суворова и Кутузова корпус, которым командовал генерал-майор танковых войск И. И. Ющук. 22 апреля 1945 года корпус был опера­тивно подчинён командующему 5-й ударной армией гене- рал-полковнику Н. Э. Берзарину, вёл бои в центральных кварталах Берлина.

Приданный стрелковым дивизиям, корпус действо­вал с пехотой, прокладывая ей путь. Его танки, орудия, миномёты находились в составе штурмовых групп, уни­чтожали огневые точки противника в домах, разрушали баррикады.

В этом корпусе с апреля сорок второго сражался и Григорий Кириллович Пужаев. Командиром взвода, заме­стителем командира противотанковой батареи, начальни­ком разведки дивизии, а на подступах к Берлину и в самом Берлине — в качестве командира разведывательного под­разделения 243-го Краснознамённого миномётного полка. А его путь к рейхстагу начался летом сорок первого, когда, прервав учёбу, курсанты Сумского военного артиллерий­ского училища имени Фрунзе были брошены на защиту Киева. В течение пяти месяцев они вели тяжёлые оборо­нительные бои с гитлеровскими захватчиками, рвавши­мися в глубь нашей Родины. В последующее время Пужаеву довелось воевать на Брянском, Воронежском, Южном, 1-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах. Получил два ранения. За боевые заслуги в битве на знаменитой Кур­ской дуге лейтенант-артиллерист был награждён орденом Красной Звезды. За отличие в боях при форсировании реки Одер (Германия) и расширении Кюстринского плац­дарма — орденом Отечественной войны второй степени.

Отличился он и в уличных боях в Берлине. Старший лейтенант Пужаев, как отмечено в наградном листе, сумел организовать личный состав на бесперебойную связь ко­мандира полка с командирами дивизионов в течение всего боя, и велось также беспрерывное наблюдение за против­ником.

26 апреля участвовал в уличных боях в Берлине. Находясь со свои­ми разведчиками в штурмовой группе пехоты, Г. К. Пужаев лично обнаружил скопление вражеской пехоты: три стан­ковых и два ручных пулемёта и своевременно вызвал огонь миномётов, в результате чего было уничтожено и рассеяно до шестидесяти фаустников, подавлен огонь двух станко­вых и уничтожено столько же ручных пулемётов. Это дало возможность продвинуться пехоте вперёд.

30 апреля в бою за одну из центральных улиц Берлина лично Г. К. Пужаевым были обнаружены засевшие в домах фаустники. Им было доложено об этом командиру поддер­живаемого пехотного подразделения. Он же сам провёл гуда огнемётчиков, которые подожгли дом и уничтожили в нём 14 фаустников. За эти находчивые, решительные бо­евые действия Григорий Кириллович был удостоен второ­го ордена Отечественной войны.

Ветеран войны вспоминает:

— Ну вот и гитлеровская столица. Уже не нужно было бинокля, чтобы разглядеть панораму фашистского лого­ва. Видно было, как громоздились остовы домов, развали­ны корпусов, заводов. Многочисленные кирхи поднимали вверх свои некогда высокие, ныне обломанные шпили, в некоторых местах блестела на солнце узкая лента реки Шпрее. Огромный город лежал перед наступающей Со­ветской Армией. Лежал безжизненной грудой раз­валин, за которые ещё це­плялись остатки фашист­ских войск, пытаясь своей чёрной кровью оживить умирающую столицу. А над ней стоял смрад тле­ния. Клубы чёрного дыма поднимались отовсюду и собирались над городом в огромное чёрное облако. Гитлеровская столица го­рела.

Гром артиллерийской канонады сотрясал воз­дух, землю, дома. По горо­ду били тысячи снарядов и мин, много требовалось силы, отваги, чтобы хоть на десяток метров продвинуться вперёд. Гитлеровцы стре­ляли фаустпатронами из окон разрушенных домов, из под­валов, с колоколен обломанных кирх по нашим танкистам. Однако они упорно продвигались вперёд. Наступление на центральный район Берлина шло со всех сторон — с вос­тока и запада, с севера и юга. Здесь концентрировался весь огонь, все усилия наших войск. Танки и пушки занимали все парки, примыкающие к центру. Немцы тоже собрали здесь большие силы для защиты своих последних очагов сопротивления — улиц и площадей с министерствами и музеями, с рейхстагом и имперской канцелярией, с па­мятниками былой славы. Парк Тиргартен, на углу которо­го стоит рейхстаг, каждую минуту выбрасывал сотни сна­рядов и мин, поливал наши войска ружейно-пулемётным огнём. ...Утро 1 мая. Берлин в огне. От дыма, пыли и пепла небо серое, мутное.

Канонада орудийных залпов, разрывы снарядов и мин сотрясают тяжёлый влажный воздух. С каждым часом же­лезное кольцо наших войск всё сильнее сжимает Берлин. До его падения оставались считанные часы.

...Утро 2 мая. Тихо-тихо, ни единого выстрела. Вдруг радостный крик: «Капитуляция! Берлин повержен! Ура! Мы победили!»

В этот день соединения нашего корпуса вплотную по­дошли к стенам рейхстага. Гарнизон города Берлина, раз­битый войсками, к ю часам прекратил сопротивление и капитулировал.

К концу дня 2 мая части и соединения 11-го танкового корпуса взяли в плен более 20 тысяч солдат и офицеров противника.

Мы пришли в Берлин с жестокими боями и водрузили над рейхстагом Знамя победы.

...В ясный день 9 мая в предместье Берлина состоял­ся парад войск нашего танкового корпуса. У опушки леса, на цветущей поляне выстроились его части. На лёгком ветру колышутся боевые знамёна. В стройных колоннах стоят мотопехота и другие части и подразделения корпу­са. Взметнулись в ряды тяжёлые, средние танки и само­ходные орудия, остановившие свой стремительный бег на запад.

На почерневших, промасленных гимнастёрках свер­кают боевые ордена, медали и ленточки-нашивки за ране­ния — почётные отличия фронтовиков.

Командование корпуса обходит стройные колонны ча­стей, поздравляя солдат, сержантов, офицеров и генералов с великим праздником Победы над фашистской Германи­ей. В эти торжественные минуты воины вспоминают весь пройденный боевой путь корпуса, который пролёг через тысячи километров от заснеженных степей Воронежа, че­рез поля Подмосковья, курские, орловские, брянские леса, южные степи Донбасса, поля западной Украины, Польши и победоносно закончился вот здесь, в самом логове фа­шистского зверя, — Берлине...

В книге И. И. Ющука «Одиннадцатый танковый кор­пус в боях за Родину» помещён снимок парада войск кор­пуса, на котором среди других его участников запечатлён и ветеран войны Г. К. Пужаев. После Победы фронтовик не­сколько лет продолжал службу в группе Советских войск в Германии. Демобилизовавшись, он продолжительное вре­мя работал в печати, более четверти века редактировал Матвеево-Курганскую «районку». Ему присвоено почётное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».

Живёт в Матвеевом Кургане, активно участвует в военно-патриотическом воспитании молодёжи.


ДВА ПАМЯТНИКА

Быль
В лесу тихо, уныло. Деревья облетели, стоят голые и кажутся особен­но высокими, безжизнен­ными. Конечно, это толь­ко так кажется. В глуби­не земли живут и дышат корни. Низко плывут темные облака.

Танкисты осматрива­ют машины, пополняют запасы горючего и бо­еприпасов. Готовятся к бою. Пристроившись как попало, на танках, авто­машинах, а то и лежа на земле, на промасленных чехлах, солдаты пишут письма. Домой пишут. И некоторые, может быть, последние.

Подошел Андрей Осипенко — среднего роста, поджа­рый сержант, с лицом всегда смеющимся. Бывают такие лица. Они улыбаются даже в смертный час. Правая щека покрыта тонкой красной кожицей: сержант только что вернулся из госпиталя после тяжелого ранения. Горел в танке.


  • Ну как, танкисты? — заговорил он. — На фрицев го­товы идти? Впереди Кунерсдорф — орешек крепенький.

  • А ты чего приуныл, браток? Страшновато? — про­должал Андрей, положив руку на плечо рядовому Пелипенко.

  • А чего бояться? У тебя самого, видно, коленки дро­жат, — отрезал тот.

  • Знаешь, — вдруг побагровел Осипенко, — скажу тебе, в бой идти — это тебе не вылазка на бахчу. И продол­жал уже более спокойно:

  • Вот я на финской был. И за эту войну уже шестой раз пулей мечен. И скажу честно: страшно мне. Умирать страсть не хочется. Да и рановато. Ты не верь, кто бахва­лится, что ничего не боится. Душа в пятки у каждого мо­жет уйти. Но выше страха есть долг перед людьми, перед будущим.

Вечером майор Новиков перед солдатами поставил за­дачу на предстоящий бой. Говорил он тихо, но веско и кон­кретно.

  • В нескольких километрах от нас — Франкфурт-на-Одере, а перед ним Кунерсдорф. Здесь в 1759 году русские полки под командованием генерала Салтыкова разбили войска прусского короля Фридриха второго. Сам Фридрих едва не был захвачен в плен. Берлин, узнав о поражении своих войск под Кунерсдорфом, был охвачен паникой.

Внимательно слушали солдаты своего командира.

  • Здесь, под Кунерсдорфом, совершил подвиг русский солдат Серафим Ковалев, — продолжал Новиков. — Когда ротного командира ранило, в рядах русских произошло замешательство. И тогда Ковалев, поднявшись во весь рост, крикнул: «За мной, братцы! Не посрамим нести русской!» Он ворвался в группу вражеских солдат, шты­ком заколол семерых. Давайте ж и мы не посрамим чести русского солдата! — закончил майор.

  • Вот тебе и Кунерсдорф. В школе на экзамене дове­лось мне как-то про эту битву рассказывать. Разве думал я тогда, что придется здесь побывать, — задумчиво произнес Андрей Осипенко. И стало после этих слов тихо-тихо. Каждый внял словам седовласого солдата, каждый в ми­нуту эту подумал, что — не посрамим.

...В ночной темноте ежесекундно вспыхивали и тотчас же гасли вспышки орудийных залпов. Шла артиллерий­ская подготовка. А чуть забрезжил рассвет, наши войска пошли в наступление. Степь наполнилась криками «ура», грозным гулом моторов и скрежетом танковых гусениц. Пехота и танки ворвались на окраину Кунерсдорфа.

Рота старшего лейтенанта Пирогова, в которой слу­жил рядовой Пелипенко, продвинулась к центру села, и тут вдруг немцы пошли в контратаку. Танкисты и мото­стрелки приняли бой. Ружейные и пулеметные выстрелы, стоны раненых, рокот танков — все это смешалось в чудо­вищном хаосе звуков.

...Пулеметчик Петр Пелипенко посылал огонь на голо­вы фашистов, косил их, как траву. И вдруг, как это бывает на войне, раздался взрыв гранаты. Пулеметчик почувство­вал острую боль в плече, сознание заволокло туманом. Когда Петр пришел в себя, то в нескольких метрах уви­дел вражеских солдат. Они бросились на него. Патронов уже не было, осталась одна граната. И тогда Петр бросил ее себе под ноги. Ценой собственной жизни пулеметчик уничтожил около десятка врагов.

...А в это время показались немецкие танки. Батальон капитана Колесникова отбивал атаку озверелых фаши­стов. Со страшным свистом летели снаряды. То тут, то там взвивались клубы черного дыма. Танковое сражение на­растало. И лишь подошедшая на помощь 20-я танковая бригада из соединения генерала Ющука решила исход боя. Старинная деревня Кунерсдорф была взята.

...Ночью сержант Андрей Осипенко пришел в созна­ние. В голове гудело. По всему телу, словно впились тыся­чи иголок, разносилась боль. Андрей пытался встать, но деревянные ноги не слушались. Вспоминались отдельные эпизоды недавнего боя. Сперва они подбили одного «Фер­динанда», потом попали снарядом и во вторую вражескую самоходку. Сначала её заволокло густым черным дымом, а потом через некоторое мгновенье последовал сильный взрыв. И тут же языки оранжевого пламени принялись жадно лизать груду исковерканного металла.

Что было дальше, Андрей помнил обрывками. Словно в дальнем сне видел, что почти вслед за взрывом второ­го «Фердинанда» вражеский снаряд попал в собственный танк. Но как ему удалось выбраться из подбитой маши­ны, — этого Андрей не мог вспомнить. Лишь на рассвете к нему подошли санитары. Они положили его в повозку, ко­торая стояла рядом с небольшим почерневшим обелиском с двухглавым орлом наверху.



  • Папаша, — обратился Андрей к усатому санитару, — скажи, что это за памятник? С какими фрицами я тут ря­дом лежал?

  • Нет, — ответил тот, — не с фрицами ты лежал, а со своими, русскими. Тут давно похоронены наши солдаты. Про Кунерсдорфскую битву слыхал?

...Наступил июнь. Он не похож на наш: хмур, дождлив, по небу почти всегда плывут тучи. Но в этот день светило яркое солнце. Четко чеканя шаг, по Кунерсдорфу шагают колонны солдат и офицеров. Всюду в деревне еще видны следы недавних боев: опустевшие дворы, остатки сгорев­ших домов, на дороге то и дело встречались люди, тянув­шие тачки с домашним скарбом. Это беженцы возвраща­лись к своим домам. Жизнь налаживалась.

Шагая в строю, Андрей Осипенко думал: «Да, жизнь есть жизнь! Ее не уничтожить».

На большой площади Кунерсдорфа колонны солдат остановились. Андрей Осипенко оказался в первой ше­ренге и смотрел теперь на тот обелиск, возле которого его когда-то подобрали санитары. Тогда он не мог хорошо рас­смотреть его, а сейчас видел ясно. Правда, надписи на нем разобрать было трудно, Обелиск покосился. За ним давно никто не ухаживал.

А рядом со старым скособочившимся обелиском воз­вышался новый величественный памятник — грозный танк на высоком постаменте.



  • Взгляните на эти памятники и запомните, что зем­ля под ногами дважды полита кровью русских воинов, — сказал седовласый генерал, обращаясь к застывшим в строю солдатам. — Здесь похоронены воины, павшие в бою в 1759 году. В могиле, у которой мы стоим, спят также ге­рои недавней битвы за Кунерсдорф.

Генерал чуть охрипшим голосом поименно перечис­лял всех погибших в том бою: капитан Колесников, стар­ший лейтенант Кузнецов, старший лейтенант Албадян, старшина Драгун, сержант Крапивин, ефрейтор Семин... Их было много, павших за эту деревню. И с каждым но­вым именем суровело лицо генерала.

...Жарко светило июньское солнце, освещая гранит, на котором можно было прочесть: «Здесь похоронены герои и-го танкового Краснознаменного Радомского орденов Суворова и Кутузова танкового корпуса, павшие смер­тью храбрых в боях за Кунерсдорф».


Составитель: Дианова Н. Е. ,

зав. отделом обслуживания

МУК «МЦБ»


Использованная литература:


  1. Пужаев, Г. К. О времени и о себе [Текст] / Григорий Пужаев. -Таганрог: Изд-во «БАННЭРплюс», 2013.-252с., ил.

  2. Пужаев, Г. К. Годы и люди. Исторические хроники [Текст] / Григорий Пужаев. -Таганрог: Изд-во «БАННЭРплюс», 2010.-212с., ил.

  3. Пужаев Г.К. Всегда работал честно [Текст] / Г.К. Пужаев; предисловие Л.В. Садовник // Донской временник. Год 2012. Вып. 20: краеведческий альманах.- Ростов-на-Дону: ДГПБ.-2011.- С.160-162.

  4. Ростовская область в Великой Отечественной войне, 1941-1945 гг. : энциклопедический словарь-справочник [Текст] / Межрегион. обществ. орг. ... В.К. Щербанов. - Ростов-на-Дону : Проф-Пресс, 2010.- С.307.



1

  • Биография, воспоминания, публикации Пужаева Григория Кирилловича, ветерана Великой Отечественной войны
  • ВОСПОМИНАНИЯ
  • ПУБЛИКАЦИИ
  • ДВА ПАМЯТНИКА Быль