Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Биография Рудольфа Штейнера содержание предисловие (от издательства) Путь христианского посвящённого




страница1/22
Дата25.06.2017
Размер4.8 Mb.
ТипБиография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
С. Риуэ-Короз Эпопея Духа XX-го века. Биография Рудольфа Штейнера С О Д Е Р Ж А Н И Е Предисловие (от издательства)     Путь христианского посвящённого Введение     Post scriptum ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Годы ученичества I. Детство II. Юность ІІІ. Венские друзья ІV. По путям Гёте     Пра-идея V.Философия свободы или Краеугольный камень VI. Первое приближение к науке: Знакомые незнакомцы VII. Второе приближение: Встреча с Геккелем VIII. Третье приближение: Знакомство с Ницше IX. Отъезд из Веймара X.Литературный журнал XI. Народный университет XII. Внутренний опыт переживания Христа ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Начало дела учителя XIII. Теософская перспектива XIV. Основания науки о духе XV. Слияние с делом XVI. Ясновидение и управляемое исследование XVII. Каким его видели XVIII.В Париже в 1906 году XIX. Разоккультировать оккультное XX. То, что предвидел Розенкрейц:     А. Западный оккультизм.     В. Усиленное сознание.     С. Ось эволюции: вступление Христа XXI. Три конгресса ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Осуществление XXII. Антропософское общество ХХІІІ. Посланник духа ХХІV. Драмы-Мистерии в Мюнхене     Художественные мастерские     Летние празднества XXV. lohannes - Bau (Иоханнес-Бау - Иоанново здание) XXVI. Август 1914 года XXVII. Мастер свершения XXVIII. Дом слова XXIX. От Иоаннова здания к Гетеанума XXX. Распад 1917 года и духовное решение XXXI. Борьба за Трехчленность ХХХІІ. Испытание огнем ХХХІІІ. Новый краеугольный камень XXXV. Импульс Михаила XXXVI. Чтобы все исполнилось Приложение 1. Хронологические данные Приложение 2. По поводу рукописей Барра Примечания   ПРЕДИСЛОВИЕ (от издательства) ПУТЬ ХРИСТИАНСКОГО ПОСВЯЩЁННОГО Предлагаемая читателю книга издается впервые на русском языке. Можно с уверенностью сказать, что это - наиболее удачная попытка изложения жизненного пути одной из самых значительных индивидуальностей ХХ-го века - доктора Рудольфа Штайнера. Для очень многих людей он стал не только великим учителем, но и самым близким, родным человеком, знакомство с которым глубоко преобразило всю их душу, наполнило безграничным содержанием всю их жизнь. Часто уже первая встреча с написанной им книгой или прочитанной им лекцией, становились и первым шагом навстречу к этому удивительному человеку. С глубоким почтением и благодарностью отзывались лично знавшие его мыслители, писатели, поэты, художники, артисты, такие как Альберт Швейцер, Стефан Цвейг, Христиан Моргенштерн, Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Маргарита Сабашникова, Михаил Чехов, Борис Леман и многие другие. Антропософия, пришедшая в мир благодаря Рудольфу Штайнеру, внесла могучие целительные силы во все сферы нынешней культуры человечества. Без преувеличения можно сказать, что духовное наследство, оставленное Рудольфом Штайнером, не имеет себе равных в современном мире по своей ценности и масштабам. За период всей своей антропософской деятельности он прочел более шести тысяч лекций, а полное собрание его произведений составляет более 350-ти томов. Основанное Рудольфом Штайнером Антропософское Движение распространилось за эти годы во всех культурных странах и развивается в тысячах разнообразных инициатив: вальдорфские детские сады и школы, лечебно-педагогические учреждения, медицинские клиники, фармацевтические фирмы, школы искусств, эвритмические театры, биодинамические сельскохозяйственные фермы, научные лаборатории, институты и т.д. Столь широкая и многообразная социальная деятельность свидетельствует не только о подлинной гениальности д-ра Р. Штайнера, но и является показателем того, сколь плодотворные импульсы для всего развития человечества несет обнародование в наше время глубоких эзотерических знаний, раскрытие мистериальной мудрости в форме духовной науки. Таким образом, знакомство с биографией Рудольфа Штайнера позволяет нам проникнуть в сущность современного пути посвящения, воплощением которого и является вся судьба человека, реализовавшего в своей жизни все ступени христианско-розенкрейцерского посвящения. Описание этого пути мы можем найти во многих произведениях Р. Штайнера, начиная с известных книг Как достигнуть познания высших миров (1904), Очерк тайноведения (1910) и заканчивая циклом лекций Сознание посвященного (1924). Благодаря духовной науке мы осознаем, что у колыбели той или иной культурной эпохи всегда стояли посвященные, посылавшие из центров мистерий импульсы, инспирирующие духовную жизнь определенных исторических периодов. С XIV века духовным водителем нашей, пятой послеатлантической эпохи стала та высокая индивидуальность, которая была подготовлена к этой миссии кругом двенадцати великих посвященных и получившая имя Христиана Розенкрейца. Д-р Рудольф Штайнер проходит свое посвящение, получая помощь и поддержку именно этого Великого Мастера, соединившего в синтезе все двенадцать направлений эзотерической мудрости прошлого и настоящего. ... Кто же был Рудольф Штайнер, этот удивительный человек, стоящий на границе двух миров - чувственного и сверхчувственного, одинаково свободно живущий в обоих и приносящий нам мудрость, знания и свет из миров духа Кто он, установивший новый завет между богами и людьми, в новой форме осуществивший в наше время то, что фактически всегда, во все эпохи земного развития составляло главную цель всех человеческих устремлений: соединения мира чувственного с миром божественным - эти вопросы ставит наш современник, Сергей Олегович Прокофьев, в самом начале своей книги Рудольф Штайнер и краеугольные мистерии нашего времени (Изд. НОЙ, 1992). В ней он рассматривает эзотерическую сторону жизненного пути этого великого человека, ставшего прообразом нового современного пути посвящения. Книга Сергея Прокофьева удивительным образом дополняет биографический очерк Симоны Риуэт-Короз, представившей нам жизнь Рудольфа Штайнера, как духовную эпопею XX века. Созидая основания новых мистерий, Рудольф Штайнер должен был вобрать в себя весь культурно-исторический опыт человечества и, осуществив его полное обновление в сфере Духа, проведя его через действительное крещение Духом и огнем в небесном мире, вновь вернуть его человечеству, совершив, таким образом, первый шаг к подлинной христианизации всей земной культуры.В настоящем издании, сноски, указывающие на используемую литературу, помещены в конце книги в главе Примечания и обозначены цифрой (Прим. изд.). И далее С. Прокофьев подчеркивает, что лишь осознавая жизненный путь Рудольфа Штайнера как прообраз современного пути посвящения, мы сможем также познать ту роль, какую история этой жизни будет играть для всего человечества в течение долгого времени, поскольку антропософия - это тот единственный путь, на который должна будет, в конце концов, встать вся современная цивилизация, если она действительно хочет избегнуть своего упадка и вырождения.1 Поэтому мы должны рассматривать жизненный путь Рудольфа Штайнера как действительную, краеугольную мистерию нашего времени, ибо за кулисами его земного бытия перед нами выступает действие могучих космических сил и законов, движущих эволюцией всего человечества. Однажды Анна Самвебер, после лекции Рудольфа Штайнера о мистерии и миссии Архангела Михаила, задала ему один из самых сокровенных вопросов: Кто Вы Кем были Вы Кем будете Вы.. . Отвечая, д-р Штайнер нарисовал на ее кухонном столе линию в форме известной эволюционной дуги, показывая этим, что его индивидуальность подобно красной нити проходит через всё земное развитие и присутствует в нем с его начала. Затем он сказал Анне Самвебер: Если Вы задумаетесь с любовью и энтузиазмом, то Вы еще в этой жизни узнаете, КЕМ я был... . И на следующий ее вопрос: Встретимся ли мы снова Рудольф Штайнер ответил: Если Вы с любовью и энтузиазмом подумаете КТО я, то мы встретимся снова. И позже в разговоре он добавил: Когда Христос странствовал по Земле, и человек проходя мимо Него, смотрел Ему в глаза и воспринимал Его, то он становился в следующей жизни христианином... . 2 Так и книга Сергея Прокофьева родилась в период, когда он с любовью и энтузиазмом размышлял о тайне этой великой индивидуальности, основавшей путь посвящения, соответствующий именно современному этапу человеческой эволюции. Автор приоткрывает перед читателем эзотерическую сторону судьбы христианского посвященного, находящегося в непосредственной связи со сферой Духа нашего времени - Архангела Михаэля. На этот мистический факт неоднократно указывал и сам Рудольф Штайнер, когда касался своих предыдущих инкарнаций. Сергей Прокофьев говорит об этом следующее: ... Уже в предыдущем периоде его жизни вся последовательность его прошлых инкарнаций в их непосредственной связи со сферой Михаэля открылась ему с полной отчетливостью. И не только это. Познание прошлых жизней невозможно без познания также и жизни между смертью и новым рождением. Поэтому для Рудольфа Штайнера уже тогда стало оккультным фактом его совместное пребывание с Михаэлем в сфере Солнца во время совершения на Земле Мистерии Голгофы (Эту глубокую тайну своей космической жизни Рудольф Штайнер раскрыл антропософам после Рождественского Собрания в кармических лекциях (Библ. 235-240). И вот теперь, во время его первого воплощения на Земле в эпоху нового правления Михаэля, в центральный солнечный час своей жизни он снова переживает встречу с ним, но теперь уже в земной сфере. Как тогда, во время Мистерии Голгофы, в великий солнечный час всего человечества, когда высочайшее солнечное Существо Христос соединил свою судьбу с Землей, Рудольф Штайнер пребывал в солнечной сфере рядом с Михаэлем, созерцая с Солнца Мистерию Голгофы, - так теперь в солнечный час этой своей земной жизни, когда духовные силы Солнца особенно интенсивно действуют на человека, Рудольф Штайнер снова с Михаэлем, переживая его теперь уже в земной сфере, когда Михаэль, как бы соревнуясь с великим деянием самого Христа Иисуса, нисходит в земную сферу и ведёт там борьбу с ариманическими супостатами, борьбу, принять участие в которой должен также и Рудольф Штайнер как истинный ученик Михаэля, вновь сопереживающий и соучаствующий в его космических деяниях.1 Затем С. Прокофьев обращает наше внимание на достижение Рудольфом Штайнером главной цели современного христианско-розенкрейцерского посвящения - встречи с Существом Христа. Эта личная встреча со Христом является вершиной и духовной кульминацией всего христианского посвящения. Познание в духовном мире Христа раскрывает человеку сущность свершившегося на Земле исторического события - Мистерии Голгофы, содержащей в себе смысл и значение всего земного развития. Описанная личная встреча со Христом, пережитая Рудольфом Штайнером около 1899 года, подобна переживанию Апостола Павла перед Дамаском. Однако Сергей Прокофьев подчёркивает, что эта встреча со Христом в сфере интуиции позволила Рудольфу Штайнеру достичь еще более высоких результатов, чем в случае с Апостолом Павлом. Ибо в лице Рудольфа Штайнера впервые в человечестве был осуществлен род посвящения, который как таковой стал вообще возможен лишь по истечении тёмного времени Кали-Юги и с началом нового владычества в человечестве Архангела Михаэля. Ибо в предыдущие столетия даже для самых возвышенных учителей человечества, некоторые важнейшие особенности современного посвящения были еще недоступны (см. Библ. 233а).1 Благодаря свершенному Рудольфом Штайнером жертвенному акту на истинном пути подражания Христу, он осуществил мистериальный принцип посвящения: Не я, но Христос во мне. Сергей Прокофьев говорит: На эти слова, приобретающие совсем особенное значение именно в современном посвящении, исходящем в нашу эпоху уже из полностью развитого Я человека, которое должно теперь в свободной жертве принять в себя Импульс Христа, - на них неоднократно указывает Рудольф Штайнер как на основной принцип посвятительного пути новой эпохи Михаэля. Ибо Михаэль, как дух, имеющий совершенно особое отношение к Я человека, является как раз тем духом, который прежде всего побуждает именно к сознательному осуществлению слов: Не я, но Христос во мне. И далее он продолжает: Если мы теперь спросим себя, что означают эти слова Павла в оккультном смысле, то мы должны будем сказать: они означают, что человек, осуществивший их в себе, принес этим в жертву Христу свое земное Я, ибо отныне не его Я говорит из физической оболочки, но сам Христос.1 Итак, благодаря посвящению через Я Рудольфа Штайнера стал действовать сам Христос и вся последующая его жизнь становится сознательным служением Существу Христа. При этом Сергей Прокофьев подчеркивает существенное отличие современного христианско-розенкрейцерского посвящения, при котором человек приносит на жертвенный алтарь человечества самое сокровенное - духовное содержание своего Я и уже преображенные им части своих оболочек. И далее: А так как лишь в своем истинном Я человек непосредственно переживает соединение с существом Христа, то все сказанное становится для него в самом глубоком эзотерическом смысле осуществлением слов Апостола Павла: Не я, но Христос во мне (Гал. 11, 20). И если эти слова стали для посвященного духовной реальностью, тогда Христос снова воскрешает его угаснувшее земное Я-сознание, воскрешает всю его земную личность к новому неуничтожимому бытию... При посвящении человек получает обратно свое земное Я от самого Существа Христа. Можно также сказать: Из сил истинного Я, в котором действует Христос, посвященный вновь воскрешает свое земное Я-сознание, в результате чего он обретает возможность пребывать одновременно и в своем высшем, и в своем обычном Я. Оставаясь полностью земным человеком подобно всем остальным людям, он вместе с тем обладает отныне способностью в каждое мгновение своей жизни в полном сознании восходить в духовный мир в качестве духовного исследователя... .1 И именно в этом заключается то, что коренным образом отличает современное посвящение от путей прошлого: То, что раньше являлось взаимоисключающими состояниями души: видение в духовном мире в кристально ясных понятиях, - становится теперь одновременно возможным. Ибо благодаря связи с существом Христа в человеческом сознании, в конкретной человеческой личности не может быть утеряна ни одна малейшая ее часть. Потому что в этом как раз и заключается продвижение вперёд, осуществлённое христианством, что в вечное принимается и сама личность (Библ. 264). Описанный процесс повторяется затем и с оболочками посвящённого. Благодаря жертве собранными в этих оболочках духовными силами, их принесению на алтарь человечества, Импульс Христа, исходя из Я, проникает в оболочки и преображает их. В результате этого они становятся как бы духовно прозрачными и тогда через них могут гласить существа духовного мира, вплоть до высших иерархий, и при этом Я-сознание посвящённого, весь характер его конкретной человеческой личности полностью сохраняется во всём её неповторимом индивидуальном своеобразии. Ибо в сколь высокие сферы ни проникал бы теперь такой посвящённый и сколь возвышенные духовные существа не открывались бы через него, на всех уровнях мирового бытия его индивидуальное Я-сознание всегда остаётся неизменным в результате однажды достигнутого в нём непосредственного отношения к Существу Христа.1 Рудольф Штайнер разъясняет, что тогда через посвящённого может говорить целый жор высших духов, подобно тому, как раньше через него говорил чувственный мир(Библ. 264). При этом следует ещё раз отметить роль Христа в современном посвящении: ... из высших существ духовного мира в человеческом Я может действовать, не погашая его и не нанося ему вреда, лишь один Христос. Другие духовные существа могут действовать на благо мира и человечества лишь через оболочки человека.1 Всё своеобразие подлинного христианско-розенкрейцеского посвящения, о котором говорилось выше, в высшей степени отразилось и в личности Рудольфа Штайнера, который впервые давал столь обстоятельное описание его из собственного опыта. Все, кто имел счастье личной встречи с д-ром Штайнером, отмечали неповторимую теплоту и человечность его земной личности и её полное преображение - не исчезновение, а высшее одухотворение! - в моменты воссияние в ней истинного, пронизанного Христом Я, открывающего возможность действия через его оболочки целого мира высших духов, от индивидуальностей духовных учителей вплоть до самих иерархических существ.1 В дальнейшем рассмотрении эзотерического содержания жизненного пути Рудольфа Штайнера мы встречаемся с участием в нём тех возвышенных духовных существ, которые созерцаются посвящённым, способным подниматься в своём восхождении до плана Будхи, называемом в Европе миром Провидения. Поднявшись около 1899 года к лицезрению Христа в сфере интуиции, Рудольф Штайнер, как посвящённый, смог достичь также и созерцания мира Будхи, где образ Христа предстаёт, как Солнце освещающее находящихся вокруг него двенадцать Бодисаттв. Поскольку Бодисаттва в своём развитии уже перешёл за границы собственной человеческой эволюции, он является существом космического порядка, сознательно работающим совместно с Ангелом над претворением своего астрального тела в Самодух. В последнем земном воплощении он достигает ступени Самодуха (просветления под деревом Бодхи) и становится Буддой, сознательно работающим уже совместно с Архангелом над своим эфирным телом, претворяя его в Жизнедух. Согласно духовным исследованиям, начиная с 1902-1903 годов, когда Рудольф Штайнер вступил в 7-е семилетие своей жизни, имеющее особое отношение именно к принципу Самодуха, новый Бодисаттва начал постепенно пронизывать его астральное тело своей деятельностью. Впервые эта значительная мистерия жизненного пути Рудольфа Штайнера была рассмотрена Адольфом Аренсоном в марте 1930 года. В своём докладе, прочитанном в Штуттгарте, он говорит о том, как с определённого момента жизни Рудольфа Штайнера через него постепенно начинает действовать существо нового Бодисаттвы, пришедшего на смену Будды из рода Сакья по истечении земной миссии последнего, то есть того Бодисаттвы, который за 100 лет до начала христианства, подготовляя его, действовал через Иешуа бен Пандиру и который через три тысячи лет станет новым Буддой, Майтрейя Буддой, ... несущим добро через Слово, через Логос... который всё, всё отдаст на служение Импульсу Христа (Библ. 131). 1 И далее С. Прокофьев разъясняет: Как всеобъемлющее созерцание всей совокупности круга 12-ти Бодисаттв в сфере Будхи, мы можем обозначить то переживание Рудольфа Штайнера на рубеже двух столетий (ровно через две тысячи лет после земной жизни Иешуа бен Пандиры), которое также дало Рудольфу Штайнеру и глубокое понимание всего своеобразия миссии ведущего Бодисаттвы нашего времени, будущего Майтрейя Будды, через которого действует всегда вся Коллегия Двенадцати, которая ведь в совокупности образует живое целое, неотторжимой частью которого является, в свою очередь, каждый Бодисаттва.1 Рудольф Штайнер говорит о Коллегии 12-ти Бодисаттв, как о неком едином Существе, которое само есть личное выражение Всемудрости нашего мира (Библ. 113). И там же он поясняет, что это Существо... называется выражением, запёчатлённым на Востоке, называется совокупностью Бодисаттв. Христианское мировоззрение назвало бы Его Святым Духом. Следовательно, через одного Бодисаттву, инспирировавшего Рудольфа Штайнера, на него действовала вся Коллегия Двенадцати Бодисаттв, в своей совокупности являющаяся телом Святого Духа. Эту Коллегию Бодисаттв именуют также Великой Ложей Водительства Человечеством, в которой объединены те Великие Учителя, которых называют Мастерами мудрости и созвучия ощущений. О них Рудольф Штайнер говорит следующее: ... И как некогда в виде живого космического символа огненные языки низошли на общину апостолов, так и то, что сам Христос назвал Духом Святым, правит, как свет, этой Ложей Двенадцати, а Тринадцатый - их руководитель. Святой Дух - Великий Учитель тех, кого мы называем Мастера мудрости и созвучия ощущений. Они - те, через кого Его голос, Его сокровища мудрости изливаются в то или иное течение на Земле. То, что собирается теософским (тс есть в данном случае антропософским) движением как сокровище мудрости для того, чтобы понять вселенную и её духов, - это притекает через Святого Духа в Ложу Двенадцати. И это есть то, что в конце концов постепенно приводит к исполненному самосознания свободному пониманию Христа и Мистерии Голгофы (Библ. 107). Духовная жизнь, развиваемая Антропософским Движением, восходит именно к этому источнику в духовном мире. Совершенно определённо говорит об этом Р. Штайнер на эзотерическом уроке 14 ноября 1906 года: Великие Мастера мудрости и созвучия ощущений руководят нами в нашей внутренней борьбе за познание. И Сергей Прокофьев разъясняет это высказывание следующим образом: В этих словах достаточно отдать себе отчёт в том, что ораторское нами в данном случае может относиться прежде всего к самому Рудольфу Штайнеру - и смысл их станет совершенно ясен. В этом высказывании ещё одно доказательство того, что через будущего Майтрейя-Будду на Рудольфа Штайнера воздействовала вся сфера Бодисаттв - Великая Ложа Мастеров мудрости и созвучия ощущений, подняться до созерцания которой он смог на рубеже двух столетий.1 Следует также отметить, что в христианской эзотерике Мастерами мудрости и созвучия ощущений называются и те великие учителя человечества, которые непосредственно связаны с сферой провидения, где и пребывает Коллегия Бодисаттв. Сергей Прокофьев говорит, что всех этих возвышенных учителей можно определить как пронизанных или осенённых Святым Духом. К их сонму принадлежит также Мани, возглавлявший в VI столетии после Р. Х. духовный консилиум, на котором присутствовали и три вышеуказанных великих учителя (т.е. Гаутама Будда, Заратустра и Скифианос). На этом консилиуме было решено внести мудрость сферы Бодисаттв в Западное человечество, что было в дальнейшем осуществлено, в первую очередь, через розенкрейцеровское течение.1 И далее он говорит о самом основателе розенкрейцерства: Наконец, к этому сонму принадлежит еще Христиан Розенкрейц как основатель и руководитель розенкрейцеровского течения в мире, течение, через которое мудрость Бодисатв постепенно должна влиться во всю европейскую цивилизацию. И весь этот сонм возвышенных учителей человечества отныне действовал через Рудольфа Штайнера, инспирируя его к созданию на Земле антропософии.1 Антропософия же пришла в мир, чтобы подготовить человечество к сознательному восприятию величайшего события всего XX века - явление Христа в эфирном. И эта миссия начала осуществляться именно тогда, когда в 1910 году (т. е. с 49 лет) Рудольф Штайнер вступил в новую эпоху в своей жизни, стоящую под знаком Жизнедуха - преображенного эфирного тела. В это время происходило постепенное вживание в его эфирное тело ведущего Бодисаттвы, о деятельности которого он сказал следующее: Он (Бодисаттва), который с тех пор (то есть с начала своей миссии в человечестве как Бодисаттвы) воплощается один раз в каждое столетие, он воплощен также и теперь и будет, собственно, возвестителем Христа в эфирном (Библ. 130). Подобно Иоанну Крестителю на повороте времен, выступает теперь д-р Рудольф Штайнер с призывом к постоянному бодрствованию, к осознанию происходящего в наше время явления Христа в эфирном теле. В этот период он раскрывает глубочайшие тайны эзотерического христианства, все более и более развивая Христологию. Впервые становятся доступными слушателям те откровения, которые Рудольф Штайнер извлекает из высочайших сфер духовного мира - из Хроники Акаши, хранящей в себе подлинную летопись мира. Так открываются тайны нисхождения макрокосмического Существа Христа на Землю и Его пребывание в течение трех лет в микрокосмических условиях человеческой инкарнации. Эта тема обретает особое выражение в лекциях, посвященных Пятому Евангелию. Здесь перед нами приоткрывается тайна двух мальчиков Иисусов, в которых воплотились такие высочайшие индивидуальности, как душа Заратустры и Натановская Душа. Уже в лекциях о Евангелии от Луки Рудольф Штайнер впервые упоминает о душе натановского мальчика Иисуса, и которую он определяет в этом цикле как носителя удержанного от грехопадения эфирного тела прадревнего человечества эпохи Лемурии, эфирного тела Адама в его райском состоянии. Это событие было запечатлено в Библии в словах, запрещающих искушенному человечеству вкушать плоды с Древа Жизни (жизнь - основное свойство эфирного тела)... Иначе говоря, это высокая сущность (Натановская Душа), являющаяся в духовном мире хранителем эфирного прообраза человека, она вплоть до поворота времен не воплощалась на Земле.., действенно соучаствуя, однако, во всем последующем развитии человечества.1 При этом Сергей Прокофьев указывает на реальную связь, существующую между Пятым Евангелием и Натановской Душой, инспирировавшей Рудольфа Штайнера: При этом надо еще отметить, что ни один из евангелистов не является в собственном смысле слова автором своего Евангелия. Рудольф Штайнер часто говорит, что они изобразили палестинские события как бы с четырех сторон, причем, каждый из них описывает то, что открывало ему его собственное ясновидение. В этом смысле и Натановская Душа не является автором Пятого Евангелия, но той сущностью, благодаря которой Пятое Евангелие могло через Рудольфа Штайнера прийти на Землю. И как после телесного Воскресения Христа Натановская Душа инспирировала через апостола Павла Луку к написанию его Евангелия, так после эфирного Воскресения Христа, предшествовавшего 1909 году, Натановская Душа инспирировала Рудольфа Штайнера к раскрытию тайн Пятого Евангелия, которое он, благодаря ей, смог расшифровать в Акаша-Хронике.1 И далее он разъясняет сущность и значение для мира Пятого Евангелия: И так, чем же является Пятое Евангелие На этот вопрос мы можем ответить теперь следующим образом: Пятое Евангелие есть извечное откровение Христа о своей собственной сущности, раскрытое ныне всему человечеству Рудольфом Штайнером через посредство Натановской Души, жертвенно продолжающей служить Существу Христа в духовных мирах, которая после того, как она явилась Павлу перед Дамаском, как сияющая оболочка Воскресшего, теперь является космическим прообразом будущего человечества, как всецело пронизанного силами живого Христа. Как бы некий Божественный отблеск далекого будущего являет нам отныне эта небесная душа: образ человечества, окончательно поднявшегося из бездны грехопадения и ставшего из полной жертвенной свободы единым телом, единой оболочкой для Духа, оживляющего вселенную, для Божественного Я всего человечества, для Существа Христа.1 Возвещение миру содержания Пятого Евангелия стало частью того жертвенного деяния, которое было совершено Рудольфом Штайнером при закладке Краеугольного Камня первого Гетеанума - будущего центра новых мистерий. Этот исторический и мистический акт является действительной кульминацией всего восьмого семилетия жизненного пути Рудольфа Штайнера. И далее Сергей Прокофьев в своей книге прослеживает глубокую взаимосвязь между мистерией закладки Краеугольного Камня первого Гетеанума, проходившей 20 сентября 1913 года и мистерией Рождественского Собрания 1923-24 года. Еще в далеком прошлом в мистериальных центрах древности существовало взаимоотношение между эфирным телом строителя и той особой эфирной оболочкой, которая окружала эти центры мистерий, служа неким сосудом для нисходящих из высших миров духовных импульсов. И так, мы видим, - говорит Сергей Прокофьев, - что в основе строительства первого Гетеанума как будущего центра христианских мистерий, которые должны были затем стать под непосредственное водительство самого ведущего Духа Времени, лежит глубочайшая жертва со стороны Рудольфа Штайнера. Ибо для осуществления этого деяния Рудольф Штайнер, как посвященный, принес в жертву силы, своего эфирного тела во имя создания центра новой духовной жизни, способного оплодотворить и внести оздоравливающие импульсы во всё развитие современного человечества.1 В этом свободном жертвенном деянии можно увидеть отражение космического принципа эфирной жертвы, явленного в четырех жертвах Натаовской Души, которая в свою очередь пожертвовала своими эфирными силами солнечному Существу Христа. Поэтому Сергей Прокофьев отмечает, что Натановская Душа сама присутствовала, благословляя и помогая Рудольфу Штайнеру при этом акте закладки.1 В мощном потоке откровений, излившемся тогда в него из духовного мира можно увидеть Как бы космический ответ духовного мира и самого Христа через посредство Натановской Души на эту эфирную жертву и тот обет служения, о котором говорит Рудольф Штайнер при закладке Краеугольного Камня как обете служения великой миссии Земли, а это значит - Существу Христа, от которого вся эволюция Земли получает свою космическую миссию и цель.1 В 1917 году Рудольф Штайнер вступает в девятое семилетие своей жизни, находящееся под особым воздействием сил Сатурна. Как отмечает Сергей Прокофьев, теперь он подошел к некоего рода завершению своего земно-космического странствия сквозь планетарные сферы и духовно приблизился к границам солнечной системы, к восприятию инспираций всего Божественного макрокосмоса, только теперь ему могли открыться в своем окончательном и первозданном виде великие всеобъемлющие тайны солнечной сферы Михаэля, лежащее в основе всей мировой эволюции человечества.1 Вступив с 1879 года из чина Архангела в чин Архая, т. е. ведущего духа нашего времени, Михаэль теперь действует непосредственно в социальной сфере, среди людей. Именно здесь наиболее решающим образом развертывается теперь борьба за грядущие судьбы человечества, истинная борьба Михаэля с драконом, в которой отныне должно принять участие также и находящееся в эпохе свободы человечество. Ибо исход этой борьбы находится прежде всего в руках человека.1 И далее Сергей Прокофьев особо подчеркивает нашу ответственность за дальнейшую судьбу всего человечества: Необходимо ясно осознать, в чем заключается кризисность ситуации в эпоху свободы. Она заключается в том - и со всей возможной серьезностью нам необходимо это осознать, - что ныне не только люди зависят от Богов, но и Боги от людей. Поэтому именно антропософия, как непосредственное посланничество Михаэля на Земле, должна была выступить на стороне Михаэля именно там, где его борьба с противоборствующими силами наиболее трудна и где люди из-за недостатка понимания истинных связей бытия, оказывают Михаэлю наименьшую помощь.1 Таким образом, основные усилия Рудольфа Штайнера обращаются в этот период на развитие правильного социально-оккультного понимания событий нашего времени, где в совместном бытии людей изживается Импульс Христа и где находит своё проявление борьба Михаэля с мощными духовными силами противодействия. Второй основной темой этого периода для д-ра Р. Штайнера является космология, поскольку ведущий Дух Времени, Михаэль, стоит в центре всех космических взаимосвязей нашей солнечной системы. Описывая три основные течения в эволюции человечества, Рудольф Штайнер указывает нам путь, ведущий к равновесию между Люцифером и Ариманом через принцип Христа. От нахождения этого пути зависит теперь вся дальнейшая судьба земного развития. При этом он следующим образом характеризует новое откровение Михаэля, выступающее в нашу эпоху: Теперь мы живём во время откровения Михаэля. Оно налицо, как и другие откровения. Но оно не наступает на человека, не теснится в него, ибо человек вступил в период развития свободы. Мы должны сами пойти навстречу Михаэлю и его откровению... Не отказывайтесь же от познания того, что означает это откровение Михаэля для людей настоящего и ближайшего будущего, если человек сможет приблизиться к нему путём свободы. (Библ. 194). Сергей Прокофьев отмечает, что именно в этот период жизни Рудольфа Штайнера, который находился тогда под знаком Духочеловека, ему раскрывалась во всей полноте глубочайшая мистерия Михаэля. Он говорит следующее: Начиная с этого времени, прозрения Рудольфа Штайнера в сферу Михаэля и приходящие оттуда всё новые и новые откровения приобретают особую силу и глубину. Теперь именно эта сторона его духовных исследований постепенно становится доминирующей, развиваясь всё дальше и раскрывая миру ещё одну сторону его миссии, являющую нам Рудольфа Штайнера как непосредственного посланника самого Духа Времени, ведущего ныне человечество. И если Эмиль Бок сказал однажды о Рудольфе Штайнере, что он был правой рукой Архангела Михаэля, то мы должны видеть за этими словами совершенно реальный оккультный факт.1 Духовнонаучное исследование позволяет раскрыть взаимосвязь кармы отдельных индивидуальностей с кармой высших существ, что находит своё отражение в судьбах всего человечества. Так была связана и карма Рудольфа Штайнера с кармой самого Михаэля. Другими словами, чтобы действовать через Рудольфа Штайнера, Михаэль должен был принять его карму в свою. И со всей серьёзностью мы должны осознать - без земной деятельности этого своего величайшего ученика и посланника положение Михаэля в ХХ-м столетии по отношению к миру людей и к миру высших Богов было бы исключительно трудным! Так, в новую эпоху свободы человек, как бы пророчески предвосхищая своё будущее, призван сознательно работать вместе с Богами, которые ныне, по примеру Самого Христа, желают соединить свои небесные судьбы с судьбами земного человечества.1 Благодаря проникновению духовно-обновляющих импульсов антропософии в различные области социальной и культурной жизни, стали активно развиваться многочисленные инициативы в педагогике, медицине, естественных науках, искусстве и т.д. Истории хорошо известно такое благотворное, оживляющее воздействие, исходящее из центров мистерий в культурных эпохах прошлого. Однако бурное развитие так называемых дочерних ответвлений антропософии, приносящих самые прекрасные и многообещающие плоды, связано также и с различными трудностями, с усилением факторов противодействия, как извне, так и изнутри. Пожалуй, самой главной причиной развития противоречий внутри Антропософского Движения стала недостаточная забота отдельных его членов о сохранении и взращивании глубоко эзотерического характера самой антропософии, в какие бы практические инициативы она ни проникала. Благодаря влиянию непреодоленные частных интересов и амбициозности некоторых антропософов, внутренние конфликты привели к усилению внешней враждебности. Нередко Рудольф Штайнер был вынужден наталкиваться на глухую стену непонимания своих сотрудников и страдать от одиночества перед лицом множества начинаний и задач. Он открыто говорил об ошибках и противоречиях, о проявлении сектантских настроений, раскалывающих единое общество на многочисленные группировки, замкнутые в своих частных, эгоистических интереса: .Главная опасность заключалась во всё уменьшающейся бодрственности членов Антропософского Общества. Под напором тяжёлых событий времени и всё растущих трудностей Общество постепенно сдавало свои позиции - оно словно засылало....1 Драматизм сложившейся ситуации постепенно привёл к роковым последствиям. Там, где в решающие моменты судьбы не достаёт бодрственности, сознания ответственности, там неотвратимо выступают силы рока. Так в новогоднюю (сильвестрову) ночь 1922 года разыгралась подлинная трагедия - погиб в огне Гетеанум. Этот Дом Слова или Иоанново Здание с любовью созидался в течение десяти лет как центр новых мистерий. В его строительстве участвовали представители 18 стран, воплощавшие в жизнь идею Пятидесятницы, Мирового Троицына Дня. Но что есть собственно первоначальная идея Гетеанума - задаёт вопрос Сергей Прокофьев, - Эта идея есть, в сущности, сама антропософия, ибо Рудольф Штайнер неоднократно говорит, что Гетеанум есть антропософия, ставшая лишь видимой на физическом плане, и что первоначальная идея этого здания происходит из тех же сверхчувственных источников, что и вся антропософски ориентированная духовная наука....1 Антропософское Общество должно было играть роль посредника между самой антропософией и остальным внешним миром, неся в него одухотворяющие импульсы мистериальной мудрости. Как отмечалось, судьба Гетеанума уже со времени его закладки была тесно связана с судьбой эфирного тела его основателя - Рудольфа Штайнера. Поэтому, по мере угасания в Обществе бодрственности и чувства ответственности Гетеанум, а вместе с ним и вложенные в него эфирные силы самого Рудольфа Штайнера перед лицом всё растущей мощи противоборствующих сил оказывались всё менее духовно защищёнными со стороны антропософов. В этом и была основная опасность. Ибо Гетеанум, который был заложен и возводился исходя из чисто духовных и оккультных законов, не мог быть просто уничтожен извне силою чисто внешних обстоятельств - иначе это произошло бы уже задолго до 1922 года, - но лишь в случае ослабления внутренней защиты со стороны членов Общества.1 К сожалению, призывы Рудольфа Штайнера к духовному бодрствованию и активности так и не были услышаны многими членами Общества, поэтому и не удалось предотвратить надвигавшуюся трагедию. Сергей Прокофьев с болью подчёркивает: Поэтому надо было признать тот факт, что члены Антропософского Общества не только не смогли сохранить физический Гетеанум, но они не смогли тем самым сохранить и жертвенно вложенные в него силы эфирного тела самого учителя! И, несмотря на это, именно Рудольф Штайнер, для которого этот страшный удар был наиболее тяжёл, ибо он был нанесен непосредственно по его эфирному телу (и силы тьмы знали об этом), именно Рудольф Штайнер был тем, кто во всём хаосе бессилия и отчаяния, наступившего после пожара, не дал ни на мгновение прекратиться духовной работе... Однако мы можем лишь отдалённо догадываться, чего стоило Рудольфу Штайнеру, как посвящённому и как человеку, эта непрерывность в работе, её продолжение уже на следующий день после трагедии. В этом деянии можно видеть свидетельство той необыкновенной духовной высоты и могущества над собой, которых он достиг к тому времени.1 Об этом также свидетельствует потрясающее переживание Анны Самвебер, которая находилась рядом с Рудольфом Штайнером во время пожара Гетеанума. Она описывает в своих воспоминаниях следующую картину: ... Когда купол с грохотом обрушился и взметнулось могучее пламя, меня охватило духовное переживание. Я увидела сияюще-белый Вау (т.е. Гетеанум) высоко вверху над местом пожарища. У меня появилась уверенность: сейчас происходит нечто величайшее. В пламени снизу-вверх запылали краски металлических труб органа и мне было слышно что-то вроде звуков и одновременно пронзительных воплей. А когда я взглянула с другой стороны на дом де Ягера, я увидела Рудольфа Штайнера, окружённого громадной световой белой аурой, так, что я крикнула, сторожившим со мной: Посмотрите на Доктора! И я знала, сейчас происходит нечто между Доктором и горящим Бау... (Анна Самвебер Из моей жизни). Не смотря на столь тяжёлые для всех переживания, связанные с пожаром Гетеанума, не было отменено ни одно мероприятие, запланированное на следующий день. Рудольф Штайнер начал свою речь в столярной мастерской, наскоро оборудованной под лекционный зал, следующими словами: великая боль умеет промолчать о себе-то, что возводилось многочисленными друзьями нашего движения на протяжении десяти лет, с любовью и преданностью - уничтожено за одну ночь (Библ. 259). Несколько позже, в Штутгарте Рудольф Штайнер обратился к антропософам с призывом о необходимости сильного энергичного Антропософского Общества, которое должно было бы стоять за новым возведением здания, иначе оно не имело бы смысла!... И далее добавил: Десять лет спустя после закладки здания в 1913 году было болью порождено и слову доверено то, как Антропософия связана с существом Самой Любви: В сущности, Дорнахское здание построено любовью. В сущности оно и погибло в том же знаке любви... В Дорнахе, в то время, как вокруг везде существовала ненависть (1914-1918) царила истинная любовь и была встроена, внесена в постройку здания. Это была та любовь, которая исходит из духа (Библ. 254). Не смотря на тяжесть испытаний, Рудольф Штайнер постоянно стремился всему негативному, происходящему извне, противопоставить самое позитивное, что могло только выступить из импульса антропософии. Весь жизненный путь Рудольфа Штайнера предстает перед нами как путь современного посвящения, завершающийся величайшим жертвенным деяниям - созданием новых мистерий на Рождественское Собрание Антропософского Общества 1923-1924 года. Этим он венчает свое великое жертвенное служение человечеству и достигает поистине космической ступени посвящения. Ко времени проведения Рождественском Собрании в своем возрастном развитии д-р Штайнер уже вышел за пределы сферы Сатурна и отныне стоял под воздействием всего космоса. Теперь перед Рудольфом Штайнером стояла труднейшая задача: полная реорганизация Антропософского Общества, которое должно было стать наконец тем подлинным очагом Антропософии, где бы она взращивалась и лелеялась сердцами его членов, неся целительные силы в окружающую социальную и культурную жизнь всего человечества. Этого ожидала сама эпоха, ведомая Духом Времени Михаэлем. И здесь Сергей Прокофьев подчеркивает: Ибо, стоя перед этим решением, Рудольф Штайнер стоял перед подлинной Голгофой своей жизни. 1 Наряду с миссией учителя спиритуальной мудрости, он должен был взять на себя роль председателя - руководителя, несущего на себе ответственность за все земные дела Антропософского Общества. При этом от самого Рудольфа Штайнера могли отступить те силы духовного мира, которые вели и направляли через него все Антропософское Движение в мире. И вот, следуя путем подражания Христу, д-р Рудольф Штайнер в условиях полной свободы и одиночества, исходя из глубочайшего сострадания и любви, решается на жертвенное деяние - соединение Антропософского Движения с Антропософским Обществом и утверждение новых Христианских Мистерий. Сергей Прокофьев отмечает в своей книге, что это жертвенное деяние происходило на высочайшей доступной для воплощенного человека ступени, когда посвященный может совершить деяние, которое в микрокосмическом образе являет собой непосредственное отражение того, что сам Христос макрокосмически совершил во время Мистерии Голгофы.1 И далее он говорит: Ибо что означало в самом глубоком оккультном смысле для Рудольфа Штайнера взять на себя руководство земными делами Общества, что значило соединить в единство разделенные до сих пор Антропософское Общество и Антропософское Движение Это означало в самом прямом смысле лести отныне полную оккультную ответственность перед духовным миром за действие каждого члена Общества. Каждый член остается по прежнему совершенно свободен. Его связь с соединившимися в одно Антропософским Движением и Антропософским Обществом покоится единственно на понимании и признании сущности Рождественского Собрания. И тем не менее кармические последствия каждого неправильного действия антропософа не только в настоящем, но и в прошлом (естественно, в первую очередь, в связи с Движением) теперь самым непосредственным образом касались самого Рудольфа Штайнера. Ибо в глубочайшем оккультном смысле то, что он совершил этим деянием, было: он взял на себя всю карму Антропософского Общества.1 Так же как Христос во время Мистерии Голгофы принял на себя карму всего человечества, последствия которой проникли вплоть до Его физического тела, так и Рудольф Штайнер жертвенно принял на себя карму Антропософского Общества вплоть до физического тела. Силы тяжёлой кармы всех членов Общества подобно удару меча, нанесли удар физическому телу Рудольфа Штайнера, что нашло своё выражение в его внезапном тяжёлом заболевании непосредственно после закрытия Рождественского Собрания. ... Как некогда сам Христос был пронзён на кресте копьём тяжёлой кармы всего человечества, так был пронзён, вплоть до физического тела, мечем тяжёлой кармы Антропософского Общества и Его ученик. В этом смысле болезнь, которая поразила его в последний день Рождественского Собрания, не была обычной болезнью, но болезнью совсем особой природы. В ней Рудольф Штайнер изживал, вплоть до своего физического тела, карму других людей. В ней кармические изъяны Общества, все совершенные в нём ошибки, заблуждения, все отдельные недостатки его членов и вся запутанность их индивидуальной кармы - всё это пришло к своему внешнему выявлению в телесных страданиях учителя, в них оно стало физически видимым... Когда говорится: Рудольф Штайнер взял на себя карму Антропософского Общества или он взял на себя последствия ошибок, совершённых членами Общества, то имеется в виду не личная карма антропософов, - и это должно быть осознано со всей ясностью, - но их карма в связи с духовным течением Михаэля, которое снизошло в XX веке на Землю в форме антропософии. Для сказанного существует также макрокосмический прообраз, описанный Рудольфом Штайнером в лекции от 15. 7. 1914 (Библ. 155). В ней подробно говорится об отношении личной кармы человека к объективному процессу искупления всего человечества Христом Иисусом. Ибо, пройдя через Мистерию Голгофы, Христос взял на себя не личную карму отдельного человека, которую последний должен исправить сам на протяжении многих воплощений, согласно закону божественной справедливости, но объективные последствия человеческих деяний для всего духовного макрокосмоса.1 Только углубившись всей душой в суть этого жертвенного деяния, мы сможем правильно оценить и само Рождественское Собрание как таковое. Ибо его глубочайшая мистерия состоит именно в том, что для его проведения, для достижения его целей Рудольф Штайнер, как посвящённый, принёс в жертву силы своего физического тела во имя создания центра новых михаэлических мистерий, способных привести человечество к новому соединению с духом и, таким образом, обновить всю его духовную и культурную жизнь.1 Ответом на это мистериальное деяние, совершенное Рудольфом Штайнером, явился новый поток величайших откровений из духовного мира: Как будто разом открылись все небесные шлюзы, и все ведущие человечество духи, связанные со сферой Михаэля, во главе с ним, великим водителем человечества нового времени, приблизились все ближе к миру людей и открыто обращались теперь к человечеству устами своего величайшего земного служителя.1 Рудольф Гроссе отмечает, что отныне Рудольф Штайнер был поднят разрядом выше руководством судеб человечества, одобрен и возведен в новое духовное достоинство, которое означало повышение и перенесение на него таких полномочий, которые уже не поддаются нашему представлению... (Р. Гроссе, Рождественское Собрание... Дорнах, 1977 г.). Только благодаря жертве, принесенном на Рождественском Собрании, Рудольф Штайнер смог впервые раскрыть человечеству глубочайшие тайны михаэлической сферы, раскрыть содержание мистерий самого ведущего Духа Времени. Это стало возможным, потому что противодействующие Михаэлю ариманические демоны теперь уже не могли помешать Рудольфу Штайнеру говорить людям об этих откровениях. За девять месяцев после Рождественского Собрания он прочёл около 338 лекций и 68 речей почти по всем областям человеческого знания, открывая людям безграничные духовные горизонты. Сергей Прокофьев говорит об этом следующее: Начиная с Рождественского Собрания и в течение всех последующих месяцев Рудольф Штайнер сам всей своей жизнью реализовал на Земле в глубочайшем смысле второе космическое откровение Михаэля. О его сущности он говорит уже четырьмя годами раньше в лекции от 22 ноября 1919 года: Становление Слова плотью есть первое откровение Михаэля. (Библ. 194) - И должно придти время, когда плоть снова станет Словом и научится обитать в Царстве Слова (Библ. 194), - таково второе откровение Михаэля. И то, чем была жизнь Рудольфа Штайнера, начиная с Рождественского Собрания, было реальным становлением его плоти Словом. Ибо его физические силы иссякали с каждым днём, его плоть таяла, она исчезала, а сквозь неё проступала всё мощнее и мощнее сущность Мирового Слова, Слово самого Михаэля, который теперь сам говорил через него, который теперь сам основывал через него Первый Класс Свободной Высшей Школы Духовной Науки, как основной эзотерический плод Рождественского Собрания и как истинное средоточение новых михаэлических мистерий, стоящих отныне под его непосредственным водительством. 1 Следует ещё раз подчеркнуть, что основывая новые михаэлитические мистерии, Рудольф Штайнер после Рождественского Собрания кормически связал свою личную судьбу с судьбой Антропософского Общества на Земле. Следовательно, завершение его миссии теперь зависит от самих членов Общества, от их усилий и дальше работать в духе Рождественского Собрания. Рудольф Штайнер, как посвященный нового времени, сделал всё необходимое, чтобы помочь антропософам постепенно выправить и очистить их взаимную карму прошлого, негативные стороны которой постоянно используют силы тьмы, противостоящие их развитию. Это позволило всем антропософам, через основание на Рождественском Собрании михаэлических мистерий, приступить к сознательному созиданию теперь уже новой взаимной кармы в духе Импульса Михаэля. Осуществить же это возможно лишь благодаря правильному пониманию всего, что произошло на Рождественском Собрании и искреннему желанию бескорыстно служить Антропософскому Движению, самоотверженно неся вместе с Рудольфом Штайнером крест кармы Общества. 30 марта 1925 года д-р Рудольф Штайнер в полном молчании покинул земной мир. Понять эту тайну пытается Сергей Прокофьев, завершая эту часть своей книги следующими словами: В этом безмолвном, но необыкновенно значительном уходе Рудольфа Штайнера с физического плана каждый антропософ, чувствующий свою связь с Рудольфом Штайнером, а через него с теми силами духовного мира, которые вели и ведут поныне Антропософское Движение и с которыми Рудольф Штайнер остался соединённым также и после своей смерти, - каждый антропософ во всём трагическом величии этого события должен ощутить мощнейший импульс работать дальше, работать в направлении осуществления целей и импульсов Рождественского Собрания, зная, что этим он создаёт реальную возможность Рудольфу Штайнеру снова прийти к нам и действовать среди нас для окончательного завершения своего дела также и на Земле.1 Только глубокое проникновение в исполненную величайшего драматизма внутреннюю жизнь Учителя, позволило Сергею Олеговичу самому осознать, что это означает в действительности стать учеником Рудольфа Штайнера. Это становится возможным лишь в той степени, в какой человек может в собственном опыте, в личном переживании, познать реальность того факта, что значит жертвенно взять на себя крест кармы Антропософского Общества и восходить с ним на свою Голгофу. И тогда из этого внутреннего страдания, из этой сердечной боли рождаются силы мужества и непоколебимого желания служить Антропософскому Обществу, как главному делу всей жизни. Первая часть этой книги появилась в 1951 году в издании La science spirituelle (Духовная наука) под заглавием Эпопея духа ХХ-го века. Повествование остановилось на пол-пути, но до сего дня многочисленные труды препятствовали его завершению. Настроения многих друзей, а также сознание необходимости выполнить взятое на себя обязательство, послужили, необходимым импульсом для того, чтобы работа была приведена к концу.   ВВЕДЕНИЕ   Подлинная деятельность Рудольфа Штайнера откроется только тому историку, который будет призван написать историю этой величественной жизни. Только тогда поймут с глубоким удивлением все то, что эта жизнь незаметно свершила для всего человечества, какое основание для будущего развития положил этот вдохновенный ум в момент, когда наш век углублялся в мертвенную пустыню материализма. Христиан Моргенштерн Рудольф Штайнер! Кто из людей XX века был так почитаем своими последователями, и так поносим своими хулителями, защищаем одними и преследуем насмерть другими в той мере, в какой это выпало ему на долю Его жизнь - это духовная эпопея. Эпической была и борьба вокруг его имени. Обширная литература на немецком и английском языках свидетельствует об этом. Личные воспоминания, комментарии, выдержки из его сочинений, вперемешку с еще не остывшей полемикой. Во Франции, за исключением нескольких статей, разбросанных но разным журналам, еще почти ничего не существует. Широкой публике мало знаком образ этого предтечи будущего, вставшего на пороге XX века. Однако, среди людей, наиболее осведомленных о глубоких течениях современной мысли, некоторым известно, что его идеи обращаются в крови эпохи и его влияние несомненно, хотя и безымянно присутствует в тысячах проявлений нового духа времени. Почему же среди одних - незнание, среди других - тайный заговор молчания Почему имя Рудольфа Штайнера сознательно замалчивается, хотя он находится у истока идей и понятий, которые воплотились в жизнь в формах искусства, сегодня утвердившихся, в технических процессах, у него заимствованных Потому что Рудольф Штайнер совершенно выходит из рамок и нарушает правила, установленные эпохой. Он видящий мыслитель. Рациональные мыслители испытывают священный ужас перед сверхчувственными откровениями, которые они априорно определяют как иррациональные. Мистики не знают, как им применить его философскую мысль. Церковники путаются силы его видений, не входящих в ортодоксальные представления. Если бы он не был оккультистом, - говорит Габриель Трарьё, - Рудольф Штайнер считался бы выдающимся философом, об этом говорит его Философия свободы и его Этюды о Гёте. Если бы он не был оккультистом, то сегодня была бы отдана дань социологу, ученому, гениальному психологу, которым он является, вдохновителю школ, клиник, обновленного театрального искусства, искусства слова, жеста, форм и красок... Несомненно, но ... он находится по другую сторону баррикады. Он видит существа и вещи в сверхчувственной реальности, нам не известной. Духовный мир, в котором он движется так же свободно, как мы в своих домах и улицах, для нас закрыт и кажется с первого взгляда не поддающимся контролю наших теперешних чувств и разума, на них основанного. В то же время широта его взгляда внушает недоумение и тревогу. Эту универсальную компетенцию не признают здравой, тогда как расчлененность привычного знания обеспечивает возможность его контролировать. И, однако, то, что он утверждает, то, чему он учит, оказывается верным, благодетельным и плодотворным, будучи перенесено в сферу практической деятельности. В чем же кроется трагическое противоречие В начале века, который принес человеческому сознанию одно из самых глубоких потрясений в его истории, появляется человек, в котором уже теперь пред осуществлены способности, могущие вывести за пределы кризиса. Этот человек черпает непосредственно из вечных источников той мудрости, без которой человеческая жизнь не может обойтись безнаказанно. Но столь необычная судьба делает этого человека одиноким в собственной среде. Он говорит языком, который может быть понят тогда, когда, следуя за ним, другие смогут его расшифровать. Он вынужден прокладывать свою собственную борозду в сознании своих современников. Он не популярный автор, в котором отражается эпоха, но провозвестник будущего, вызывающий беспокойство тем, что для него еще нет ни мерила, ни определения. Самый серьезный упрек, подлинный крик сердца, который бросают ему не признающие его: немыслимо обладать способностями, о которых он говорит; если бы они были доступны человеку, почему же мы их не имеем Правда, в наше время признают существование людей, обладающих сверхнормальной чувствительностью. Их признают, к ним прибегают в нужные минуты, но они вызывают беспокойство. Через них проявляются феномены, природа которых нам не ясна. Мы даже не способны разобраться в различных видах ясновидения, - того, что открывает глухие просветы ниже порога сознания, и того, что зажигает сверхсознанием высокое пламя духа. Гадалка, обладающая двойным зрением, например, не может его объяснить, да и слишком часто оно дается ценой потери физического и духовного равновесия. Что же касается ясновидящих, которые достигают грандиозных видений, подобных видениям Сведенборга или Вильяма Блэка, то они включают столь странные и необъяснимые элементы, что они отпугивают тех, кто увлекся было их красотой. Невозможно разобрать, где сияние истины, а где личное творчество автора. Это недоверие и беспокойство вызывается нашим неведением в области сверхчувственного. Если бы у нас был какой-либо критерий, мы чувствовали себя свободнее. В момент появления Рудольфа Штайнера казалось, что еще не возможно внести ясность научного метода в непосредственное познание духовного. Сегодня эта вера пошатнулась. Элементы науки о сверхчувственном начинают медленно проникать в круг современных понятий. Они уже пускают ростки в философии. Может ли дух быть познан, осмыслен, понят Эти вопросы начинают приобретать все больший смысл, и если мы начинаем давать утвердительный ответ на них, то это заслуга Рудольфа Штайнера. Возможно, что еще не везде отдают себе в этом отчет. Судьба вдохновителей, подобных ему, быть отрицаемыми в целом и обкрадываемыми в деталях. Время, однако, открывает их учение и выявляет могучую руку, держащую ключ от всего знания. Изучая постепенное развитие духовной науки, придется рано или поздно признать, что её основание заложено Рудольфом Штайнером. Его деятельность глубоко связана с судьбами XX века. Он начинает своё учение в 1900 году и будет продолжать и развивать его в течение четверти века, до своей смерти 30 марта 1925 года. Но, может быть, только к концу того века, в который он вдохнул зарождающийся дух, люди разовьются настолько, что достигнут высоты поставленных им задач. Сверхмерность, которая изолировала его среди его современников, была причиной того, что они не могли отвести ему должного места; она же вызвала клевету и ложные легенды, составляющие значительную часть того, что было написано за или против основателя антропософии. Мы не собираемся здесь ни поучать доктрине, ни проповедовать, ни опровергать, мы просто хотим дать понять. Мы задались целью писать не апологию, а документальный рассказ, опирающийся на факты, даты, тексты, которыми мы располагаем. Мы надеемся этим способствовать тому, чтобы личность Рудольфа Штайнера вышла из легенды и вошла в историю. Только там она встанет во весь свой рост. Для того, чтобы лучше следовать за ходом его жизни, мы были вынуждены, в той мере, в которой это было возможно, оставить в стороне изложение самого учения. Иначе повествование разрослось бы до размеров энциклопедии. Это же желание идти за последовательным ходом событий и за нитью судьбы заставило нас иногда придавать больше важности внешним событиям, чем они имели в глазах этого прокладывателя новых духовных путей. Это имело место, например, в теософском эпизоде. Его историческое развитие придало ему в нашем рассказе большее значение, чем он, возможно, имел для самого Штайнера, так как главной целью, привлекавшей его внимание в течение тех лет, которые связывают его с Теософским обществом, являлось его духовное учение, возможность его передачи людям. Мы не могли забыть, что в его жизни духовный опыт являлся стимулом действия, и должны были восстановить равновесие главами, исключительно посвященными раскрытию его внутренней жизни. Мы опирались документально, главным образом, на писание самого Рудольфа. Штайнера, считая, что он один умел выковывать слова, годные для описания его внутренних переживаний, столь новых. Мы нигде не встречали в них описаний личной жизни, не потому, что он ее скрывал, но потому, что она была доведена до минимума и совершенно исчезла ко времени начала его служения, когда он принадлежал всем, кроме самого себя. Каждое его действие ткало историю духовного движения, которое он возглавлял, каждое его слово что-то вносило в его учение. Его ученики узнавали о его прежней жизни из кратких замечаний, которые вызывались теми или иными обстоятельствами. Его учение возвышалось на тысячу локтей над частностями национального и семейного характера. Узнать его как человека, чтобы понять его учение, так же мало казалось необходимым его ученикам, как если бы их учитель свалился с неба. Во всяком случае, ничего из того, что он открывал своим слушателям, не могло быть объяснено его физическим происхождением. Но его оппоненты думали иначе. Не имея возможности судить о нем по его духовным способностям, для оценки которых у них не существовало необходимых органов, они старались добраться до него в его частной жизни. Смотря по окружающей обстановке, из него делали то опасного вольнодумца, то реакционера, еврея для нацистов, фанатичного христианина для евреев, иезуита для буддистов, материалиста для христиан. На нападки, касавшиеся его происхождения, его прошлого, приходилось отвечать фактами, предъявлять послужной список или свидетельство о крещении. В конце концов, он был вынужден говорить о себе, чтобы восстановить истину. Эти же причины побудили его взяться за автобиографию, которую он начал писать в последние месяцы своей жизни и оставил незаконченной. Он в ней о себе не рассказывает, только упоминает по отношению к той или иной среде, в которой он вращался, к друзьям, с которыми он виделся, к людям, с которыми встречался, настаивая в том, что его касалось, только на происхождении его представления о мире. Автобиография прервалась, примерно там, где кончается вторая часть нашей книги. Кроме его автобиографии, мы обратились к его корреспонденции, которую начинают собирать и публиковать, к его писаниям и лекциям, где проскальзывают какие-либо скудные сведения о нем. Мы так же использовали страницы рукописей, еще не изданных которые посмертная воля Эдуарда Шюре отдала в наше распоряжение3. Вы найдете в дополнении перечень главных биографических работ, посвященных нашему автору. Следует особо упомянуть значительную работу Г. Ваксмута Geburt der geisteswissenschaft (Рождение духовной науки), настоящую хронику деятельности Рудольфа Штайнера с момента начала его служения, затем личные воспоминания о взаимоотношениях с ним его учеников. Эти встречи являются драгоценными непосредственными свидетелями. С особым рвением разыскивали мы те цитаты, где Рудольф Штайнер говорил сам. Читая одну за другой эти фразы, выделенные курсивом в нашем тексте, можно в нем уловить как бы во второй, внутренней и более насыщенной книге, - личный отголосок автора, что всегда является желанием каждого читателя биографий. POST-SCRIPTUM Всего двадцать лет протекло со времени публикации предисловия в 1951 году. Эти годы только подчеркнули те тени и тот свет, которые оно отмечало. Тени - Все тот же остракизм существует во Франции относительно Рудольфа Штайнера. Упорно не хотят знать эту личность, выходящую за обычные рамки. Если о нем и упоминали кое-где во французской прессе, то лишь для того, чтобы, скользнув беглым взглядом, определить в нем лунатическую личность, вегетарианца, феминиста (), или же специалиста в области педагогики, архитектуры, медицины, перевоспитания, сельского хозяйства... Обнаружить весь его размах потребовало бы слишком много времени. Дайте же мне в нескольких словах его главные идеи - просят наиболее благожелательные. Но никакой поверхностной формулы предложить нельзя... и до сего дня ни одному французскому мыслителю не пришло в голову провести самому то огромное методологическое исследование, которое позволило бы постичь многообразную плодотворность Антропософии. Свет - С течением времени дело является возросшим. По мере того, как в обществе, пораженном злокачественной опухолью, возникают предсказанные ему разрушения, плоды антропософской деятельности, вдохновленные Рудольфом Штайнером, делаются явными и заметными. Над этим стоит поразмыслить. Если бы он сам был всего лишь необычайным феноменом, редкостным и преходящим, если бы влияние его было только личным, то через пятьдесят лет после его смерти дело его обратилось бы в прах... Но мы видим, что оно не только не утратило своего значения, но более современно, чем когда-либо. Итак, не предвосхищало ли оно будущего Не полагало ли предпосылок для нового познания человечности Не содержало ли противоядия той отраве, которую, под видом прогресса, материализм начинал внедрять в современную науку о человеке На первый взгляд, однако, стремление человечества, казалось бы, приняло направление, диаметрально противоположное направлению антропософии. Впечатляющие достижения последних десятилетий прямо противоречит всему, чему она учит. Чтобы в этом убедиться, достаточно напомнить наиболее выдающиеся из них: Рудольф Штайнер говорил, что прогресс в познании космоса состоял бы прежде всего в постижении духовной сущности каждой из окружающих нас планетарных сфер, так как видимое в небе светило является в действительности лишь физическим уплотнением, как бы опознавательным знаком. Для того, что бы постичь происхождение и роль планет, надо изменить свой образ мышления, развить в себе скрытые силы, чтобы снова пережить предшествующие этапы развития и, выйдя за рамки современных земных условий, достичь слияния с космической мыслью. Однако добиваются именно материальных полетов, чисто физической победы над космосом. В его пространство забрасываются тела, сделанные из земных материалов; эти тела, остающиеся изолированными, ограниченными в пространстве, вклиниваются в него так же, как и образ мышления тех, кто рассчитал их путь и кто остается неспособным воспринять явления, качественно иные, чем на земле. Неудивительно, что к этому сугубо земному образу мышления, к которому систематически сводят жизнь космоса, обращаются расчеты политиков, озабоченных мыслью о лунных территориях, которые, например, могли бы быть присоединены и служить базой для баллистических подвигов. Вместо того, чтобы человеческое мышление развивать до мышления космического, сам космос сводят к понятиям, пригодным лишь для того, чтобы воспринимать утилитарную сторону вещей. По учению Рудольфа Штайнера, человеческая мысль может стать орудием нового ясновидения. Первым условием для этого будет ее расширение и усиление. Этим будет достигнута ясность сознания, определяющая всю ценность духовных исследований. Человеческая мысль сроднится с творческим деянием, измыслившим вселенную. Она сольется с явлениями жизни. Например, она будет следовать за этапами метаморфозы, какую бы форму не приняли внешние изменения. Воссоздавая таким образом единство вещей, она будет обладать общим, целостным и соответствующим настоящему времени видением Идеи. Отныне она осознает ее как космическую силу, как силу, которая мыслит в себе. И наши мозговые рассуждения по сравнению с этими вечными и живыми идеями, предстанут теневыми образами, схемами. Однако изобретен электронный мозг, цифровая электронная вычислительная машина, которая манипулирует этими схемами и этими тенями. Она мгновенно получает формулы, подлинные технические шедевры. Но утрачено сознание того, что феномен мысли в человеке происходит от сверхчувственной Идеи; он угасает, производя физические и Подфизические колебания, которые воспринимает нервная система. В извилинах мозга эти тени истинной мысли уже мертвы. Электронная машина регистрирует только мертвую мысль; да она поэтому и может ее зарегистрировать и зашифровать, что она мертва. Но эти извилины - что их начертало Эти тени - чем они отброшены Космическая Идея, которую воспринимает живая мысль, иной природы, чем электронная машина; эта последняя может лишь перемалывать прах рассуждений, связанных с земными условиями; она сама - лишь порождение этой суб-продукции мысли. Человечество переступит порог... - заявлял Рудольф Штайнер, утверждая, что новое ясновидение по указанному им методу открыло бы для человеческого сознания восприятие сверхчувственных явлений. Ибо человек не заключается полностью в том физическом существе, которое воспринимают наши чувства. Так же, как он принадлежит земле своим телом, он принадлежит всемирной душевности своей душой, а духом своим - Божественному разуму. Если он не воспринимает этого своими телесными чувствами, приспособленными для физического мира, то это потому, что он не умеет пользоваться теми другими органами, и остатки и зачатки которых одновременно содержатся в его душе и духе. Пусть он их упражняет, и иные миры откроются для него; он переступит порог и станет гражданином этих миров столь же сознательно, сколь с помощью своих физических чувств он - гражданин Земли. Однако галюциногены, включая и те, которые изготовляются в биохимических лабораториях, предоставляют этот период порога в большей или меньшей степени, смотря по тому, какие средства употреблены - успокаивающие или стимулирующие. Таким образом искусственно создается то разъединение между чувственным и сверхчувственным, которое должно было происходить под властью и ответственностью сознания. В результате, действительно, возникают сверхчувственные восприятия, которых, очевидно, многие жаждут в наши дни. Но они остаются всего лишь галлюцинациями, если не опираются на сознательное Я, способное как вызвать так и прекратить видение, и, главное, держать его под моральным контролем. Отсюда возникают беспорядочные нарушения в строении души, а следовательно и всего организма. Эти нарушения до такой степени распространены сейчас в странах высокой цивилизации, что, как утверждает президент Никсон, если мы с ними не покончим, то они покончат с нами. К этим трем примерам можно было бы добавить и многие другие, чтобы подтвердить, что цели, указанные людям в начале этого века Антропософией, систематически обходились течением событий в последние десятилетия. Они были претворены совершенно противоположным образом. И ныне плоды этого устрашают. Откуда происходит то, что несмотря на удивительные успехи науки и техники, народы погружаются в кризис цивилизации, который грозит гибелью всем их установлениям. Откуда происходит то, что общество больше не в состоянии распоряжаться судьбой людей, не в состоянии регулировать движение населения, которое скопляется в городах, где теряет облик человеческий, не в состоянии сохранять экологическое равновесие, которое стремительно падает С каждым днем земля делается менее пригодной для жизни, с каждым днем человек утрачивает частицу своей личности, своего места в мире; он уступает его карикатурному роботу, которого сам выдумал. И если так называемый прогресс приводит к осквернению земного населения и к отравлению умов, то надо признать, что достижения нашего века пошли по ложному пути. Он подвергает человечество опасности, создавая почву для искаженных воззрений, и настало время извлечь урок из совершенных относительно человечности, относительно anthroposa ошибок. Наоборот, результаты, достигнутые в тишине Антропософией, не только не отброшены в прошлое этим ложным прогрессом, но предстают, как вехи на пути к возможному, хотя бы отчасти, возрождению. Все то, что нам хотят выдать за триумфы механистического общества, в конечном счете всегда носит одну и ту же печать: оно ведет к разрушению и смерти на уровне планеты. Наоборот, то, что создается методами, которые были указаны Рудольфом Штайнером, приводит к жизни. К жизни почв, которым возвращено плодородие, к жизни тел, которые снова учатся искусству выздоровления, к жизни сознаний, которые приходят к равновесию по мере того, как открывают себя мудрости. Жизненная тоска, грызущая возрастающие поколения, слишком рано выброшенные на дороги, не имеющие исхода, претворяется в строгую радость ответственности за землю, за свое будущее, за род человеческий и за свою личную судьбу в лоне иерархически построенной гармонической вселенной. Le mal de vivre - трудно переводимое идиоматическое выражение (Прим. переводчика) Нет, события не обгоняют и не опровергают дела Рудольфа Штайнера. В нем зреют плоды, которые будут более долговечны, чем лабораторные сверх-результаты. Человеческая мудрость, антропософия, которую она несет, переживет грозящие разрушения, как мудрость Гераклита пережила развалины Эфеса. Попытаемся же проследить ход жизни, посвященной сознанию этой мудрости. Декабрь 1972.  
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

  • ПРЕДИСЛОВИЕ (от издательства)