Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Биография Ницше Основные проблемы в философии Ницше




Скачать 302.25 Kb.
Дата17.04.2017
Размер302.25 Kb.
ТипРеферат
Проблемы человека в философии Ницше.

Содержание:
Введение…………………………………………………………………….

1. Биография Ницше……………………………………………………….

2. Основные проблемы в философии Ницше…………………………….

3. Философский взгляд Ницше на личность………………

4. Учение о Сверхчеловеке Ницше……………………………………..

5. Нравственность в философии Ницше………………………..

Заключение…………………………………………….

Список использованной литературы……………………………..




Введение:

Философия – это особая форма познания мира, вырабатывающая систему знаний о фундаментальных принципах и основах человеческого бытия, о наиболее общих сущностных характеристиках человеческого отношения к природе, обществу и духовной жизни во всех ее основных проявлениях, это система взглядов на мир в целом. Так как у всех философов различные переживания и отношения, поэтому и взглядов на мир и восприятие этого мира у всех разное.

Философия Ницше не организована в систему. «Волю к системе» Ницше считал недобросовестной. Его изыскания охватывают все возможные вопросы философии, религии, этики, психологии, социологии и т. д. Наследуя мысль Шопенгауэра, Ницше противопоставляет свою философию классической традиции рациональности, подвергая сомнению и вопрошанию все «очевидности» разума. Наибольший интерес у Ницше вызывают вопросы морали, «переоценки всех ценностей». Ницше одним из первых подверг сомнению единство субъекта, причинность воли, истину как единое основание мира, возможность рационального обоснования поступков. Его метафорическое, афористическое изложение своих взглядов снискало ему славу великого стилиста. Однако, афоризм для Ницше не просто стиль, но философская установка — не давать окончательных ответов, а создавать напряжение мысли, давать возможность самому читателю «разрешать» возникающие парадоксы мысли.

Целью данного реферата является рассмотреть проблему человека в философии Ницше. Для достижения этой цели необходимо будет решить следующие задачи:

- рассмотреть биографию Ницше

- изучить основные проблемы его философии

- рассмотреть учение Ницше о Сверхчеловеке

- сделать выводы о проблематике личности в философии Ницше



1. Биография Ницше.

Родился в Рёккене (недалеко от Лейпцига, восточная Германия), в семье лютеранского пастора Карла Людвига Ницше (1813—1849).

Отец его умер после года безумия и изнурительных страданий. 4 января 1850 года умирает маленький брат от нервного припадка. Трагизм пережитых дней надолго остается в сознании Ницше. В отрочестве Ницше пользуется престижем у товарищей по гимназии, учится игре на рояле, совершает первые пробы стихотворчества и музыкальных композиций. Однажды, за 12 дней он пишет историю своего детства.

6 октября 1858 года Ницше поступает в знаменитую школу Пфорта (под Наумбургом). Он переживает сильное желание стать музыкантом вопреки осуществлявшейся им подготовке к гуманитарной научной деятельности. Уже в это время его занимают философские, этические проблемы. Любимыми авторами Ницше были Шиллер, Байрон, Гёльдерлин.

Во время обучения в гимназии проявил значительные способности к филологии и музыке. В 1864-69 Ницше изучал теологию и классическую филологию в Боннском и Лейпцигском университетах. В этот же период познакомился с сочинениями Шопенгауэра и стал поклонником его философии. На развитие Ницше также благоприятно повлияла дружба с Рихардом Вагнером, продолжавшаяся многие годы. В возрасте 23 лет был призван в прусскую армию и зачислен в конную артиллерию, но, получив травму, демобилизовался.

Ницше был блестящим студентом и приобрёл прекрасную репутацию в научных кругах. Благодаря этому он уже в 1869 году получил должность профессора классической филологии Базельского университета (в возрасте всего 25 лет). Там он проработал около 10 лет, несмотря на многочисленные болезни. Вопрос о гражданстве Ницше до сих пор вызывает острые разногласия. Согласно одним источникам, он оставался лицом без гражданства после отказа от гражданства Пруссии в 1869 году; однако другие источники утверждают, что Ницше стал гражданином Швейцарии.

В 1879 году Ницше был вынужден уйти в отставку по состоянию здоровья. В 1879-89 годах он вёл образ жизни независимого писателя, переезжая из города в город, и создал в этот период все свои основные произведения. Лето Ницше обычно проводил в Швейцарии (в окрестностях горы Санкт-Мориц (Граубюнден), а зиму в итальянских городах Генуя, Турин и Рапалло и французской Ницце. Он весьма бедно жил на пенсию по инвалидности от университета Базеля, но также получал финансовую помощь от своих друзей. Доходы Ницше от публикации своих произведений были минимальными. Популярность пришла к нему лишь после смерти.

3 января 1889 г Ницше настигает апоплексический удар на улице и окончательное помрачение рассудка. Он рассылает безумные почтовые открытки до 7 января. 5 января большое письмо к Я. Буркхардту, настолько встревожившее последнего, что он вынужден поделиться этой тревогой с Ф. Овербеком. Овербек, и сам получивший 7 января аналогичное письмо, консультируется с базельским психиатром Л. Вилли. Безумие Ницше очевидно и бесспорно, однако природа этого безумия до сих пор является загадкой.

С тех пор Ницше проживал в Германии, где о нём заботились мать и сестра. Скончался 25 августа 1900 г в психиатрической лечебнице в Веймаре.

Жизнь Ницше - воплощение самой его философии во всей ее суровой величественности и трагичности. Не зная первую, трудно понять вторую. И не поняв вторую, невозможно постичь то исключительно сильное воздействие, которое оказало учение Ницше на уходящий ХХ век.




2. Основные проблемы в философии Ницше.

Философия Фридриха Ницше занимает особое место в истории европейской философской мысли конца XIX века. По своему содержанию она носила, как теперь модно выражаться, «скандальный характер» Во-первых, она радикально разошлась с традициями немецкой классической философии, заложенными И. Кантом и Гегелем. Во-вторых, она радикально меняет направленность развития философии, по крайней мере, европейской, ее устремленность к гуманистическим целям и нравственному совершенствованию человека. В-третьих, она отрицает прогресс в развитии человеческой истории, идею которого так отстаивали выдающиеся мыслители-философы, особенно с Нового времени.

Философия Ницше отличается и необычностью изложения – в ней нет стремления к систематизации в виде строгих категорий и понятий. Она метафорична и образна, в ней нет «сухости»; ирония, сарказм и афористичность придают ей особую притягательность. По необычности рассмотрения фундаментальных проблем бытия мира и человека она до сих привлекательна, поскольку претендует на освобождение от сложившихся философских штампов, как он сам неоднократно подчеркивал. По утверждению Ф. Ницше, все предыдущие философы, начиная с Сократа и Платона, вся предшествующая философия, по крайней мере, европейская, «трудились напрасно». Причину неудач он видит в том, что все философы строили свои здания, находясь под обольщением морали, … они обещали искать «правду», а на самом деле заботились только о том, чтобы построить «величественные нравственные здания». Поскольку мораль порождает всегда время «химер», то от философов постоянно ускользали подлинные причины и пружины бытия мира, бытия общества и истории, бытия человека. Ф. Ницше объявляет свою философию новейшей философией, вскрывающей и обнажающей глубинные основания бытия мира. Свои философские идеи он изложил в таких работах, как «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «Утренняя заря», «Антихристианин» и других трудах. Заметим лишь, что он прибегает к иронии и сарказму с целью освободить свою философию от каких-либо идеологических штампов и придать ей черты значимости для всех времен. Свою философию он считал доступной «для совсем немногих. Возможно, ни одного из них еще нет на свете. Мой день – послезавтрашний», – замечал Ф. Ницше. Он не боится быть непонятным современниками: «Нужно сделаться равнодушным и не задаваться вопросом о том, есть ли польза от истины, не окажется ли она роковой для тебя… Нужно, как это свойственно сильному, отдавать предпочтение вопросам, которые в наши дни никто не осмеливается ставить; необходимо мужество вступать в область запретного». Под «запретным» он разумеет не только критику и разоблачение христианства, но и сложившиеся традиции в философии, особенно в немецкой философии XIX века.

Что же лежит в основании мира и что является движущей причиной изменения мира? Этим вопросам задавались философы и до Ницше. Он считает, что до него были ошибочные ответы на этот вопрос. Ф. Ницше выдвигает основополагающий постулат своей философии, который определил его взгляд и оценки различных сторон бытия мира, человеческой истории, общества. Таким основополагающим постулатом является утверждение Ф. Ницше о мировой воле как особой энергии, определяющей все стороны бытия. Его позиция напоминает позицию Артура Шопенгауэра, которого он в определенной мере считал своим учителем.

Наиболее полно и ярко «воля к власти» проявляется в органическом мире, в живой природе. В ней проявляется дух Диониса, дух самой жизни. В концентрированном виде она предстает как «инстинкт воли к власти», инстинкт к превосходству и подчинению. Инстинкт воли к власти пронизывает весь животный мир и по своей природе присущ человеку. Он нередко называет «инстинкт воли к власти» «аффектом командования», «аффектом превосходства» – над тем, кто обязан подчиняться.

От внимания Ф. Ницше не ускользает и такая фундаментальная философская проблема, как проблема свободы, свободы воли. По мнению Ницше, ее решение всегда связывали с вопросами морали и нравственности, что искажает саму суть свободы воли как воли к власти. По убеждению Ф. Ницше свобода воли к власти состоит в одном: в устранении любых препятствий, стесняющих, ограничивающих проявление «мощи воли к власти» как требования самой жизни. Таким препятствием он считает границы добра и зла. И в границах добра, и в границах зла «воле к власти», как атрибута жизни и бытия человека, тесно. Она должна выйти за их границы, чтобы проявить свою природу, свою мощь и свою силу. Такой сферой свободы воли, по Ф. Ницше, может быть только сфера по ту сторону добра и зла. Где нет ни требования добра, ни требования зла, а есть требование инстинкта воли к власти, воли к выживанию сильнейшего. Эта идея Ф. Ницше, часто не совсем адекватно понятая, вызывала, и до сих пор вызывает негативную реакцию философов и мыслителей. Нередко его идеи называют предтечей идей фашизма, что, на мой взгляд, совершенно несправедливо. Ведь мыслитель не может отвечать за те выводы, которые делают другие из его философии.

Христианство, по Ф. Ницше, уничтожило в человеке естественный инстинкт жажды власти и силы, которые составляют «признак прогрессивного хода развития». Христианская религия, христианская мораль и вся современная ему (Ницше) культура приучила человека к смирению, а не борьбе, она превратила его из героя, не боящегося жизни, в труса, страдальца. Посредством идеи «первородного греха» христианская мораль привила человечеству чувство вечной вины, необходимости вечного покаяния и искупления. Оно посеяло ложное представление о низости земной жизни перед жизнью потусторонней. Христианская мораль проповедует ложные ценности стыда, совести, сострадания, честности и т.д., поскольку они сдерживают, ограничивают проявления инстинкта жажды власти, господства сильных над слабыми.

Чтобы достигнуть этой цели необходим новый тип человека, который в прошлом существовал, но как «счастливый случай» и никогда как закономерность воли к власти. Таким типом человека может быть «сверх-человек», принадлежащий к особой, чистой расе, образцом которой были греки, а идеалом, прообразом такого человека является Заратустра, созданный воображением Ф. Ницше в книге «Так говорил Заратустра». Это подлинный человек, герой, сокрушитель скрижалей всех существующих моральных ценностей. «Сверх-человек» обладает полным автоматизмом инстинкта воли к власти. Он не рефлексирует, не размышляет, а действует.

В соответствии со своей теорией «сверх-человека» Ф. Ницше создает концепцию нового, здорового общества, ибо современное ему общество больно. Оно должно иметь строго кастовую иерархию, которая более всего соответствует закону природы, ее сущности. В таком обществе выделяются три слоя людей, призванных выполнять определенную роль, функцию, предназначение. Ницше расходится в своих философских взглядах, как с традициями Просвещения, так и с традициями немецкой классической философии, с классическими принципами гуманизма. Он старается беспристрастно научно, как он убежден, вскрыть глубинные механизмы самой жизни, бытия человека и общества, апеллируя к естественным законам природы, где действительно все целесообразно, гармонично, нет ничего лишнего, где господствует строгая иерархия сильного и слабого, где борьба за жизнь «всеми средствами инстинкта жизни» является универсальным принципом саморегуляции и самовоспроизводства. Вот почему он считает, что общественный прогресс не свидетельство мощи человека, а его деградации, его «омассоствления», дегероизации. По его мнению, на место героя приходит «мещанин».
3. Философский взгляд Ницше на личность.

Ницше в своих трудах решает (хотя и не столь явно) также и позитивную задачу - выстраивает новое мировоззрение, порывающее с указанной традицией.

Для понимания истоков философии Ницше важное значение имеет его ранняя, неоконченная и неопубликованная при его жизни, работа «Философия в трагическую эпоху Греции». Здесь Ницше резко противопоставляет две эпохи в развитии древнегреческой философии: эпоху ранних греческих философов, досократиков, и эпоху, начавшуюся с деятельности Сократа. В противоположность традиционной точке зрения о «наивности» досократиков по сравнению с главными представителями древнегреческой философии - Сократом, Платоном, Аристотелем и их эллинистическими последователями, Ницше доказывает, что они обладают явными преимуществами перед последними. Он отвергает представление о том, что философские идеи имеют непреходящее значение только в том случае, если они изложены в форме логически выстроенной, рациональной системы. Не системность, не рациональная строгость и проработанность философских идей, а соответствие основным интенциям развития человека и культуры - вот в чем Ницше видит значение философии. Этот критерий заставляет его отдать предпочтение философам - досократикам перед более поздними греческими философами. Первые были в согласии со своей эпохой, с ее естественным и цельным развитием, в то время как последние думают уже только о своем собственном будущем, а не о будущем человека и культуры.

Таким образом, в самых ранних работах Ницше со всей очевидностью проступают два важнейших принципа, на которых будет строиться все его «зрелое» мировоззрение. Во-первых, это представление о «пластичности», непредсказуемой изменчивости культуры и самого человека, представление, заставляющее Ницше считать важнейшим философским понятием понятие становления. И, во-вторых, это убеждение в первостепенном значении философии как реального фактора, способного как помочь развитию человека и культуры, так и воспрепятствовать этому развитию, привести культуру к застою и даже деградации (позже эта тема особенно ярко зазвучит в применении к «негативной» роли христианства). Философия, по Ницше, это особый образ жизни, связанный с пониманием самой сущности жизни и, значит, со способностью руководить ходом истории и развитием культуры. «Для меня, - пишет Ницше, - философ имеет значение ровно настолько, насколько он может давать пример. Что своим примером он может увлечь за собою целые народы, - в этом нет сомнения; это показывает история Индии, которая почти тождественна с историей индийской философии».

Не удивительно, что среди всех ранних греческих философов в качестве самого значительного и наиболее близкого себе Ницше выделяет Гераклита, ведь именно Гераклит впервые в предельно радикальной форме выразил идею становления, развития всего сущего. При этом Ницше особенно подчеркивает, что Гераклит в отличие от более поздних философов, также признававших универсальность становления, отрицает наличие некоего «второго», сверхэмпирического мира, в котором господствует неизменность. Он не боится признать становление абсолютным качеством бытия и не ищет для мысли опоры в некотором «вечном» и «неизменном» мире. Ницше также высоко оценивает стремление Гераклита к конкретному, интуитивному мышлению, избегающему абстракций, «иссушающих» все живое и становящееся.

Для понимания подлинного в Ницше очень много дает и его первая известная книга «Рождение трагедии». Ее основная метафизическая конструкция лаконично выражена Ницше в предисловии, написанном через много лет после первой публикации этой работы, фактически в конце его сознательной творческой жизни. Как пишет Ницше, «вся книга признает только художественный смысл, явный или скрытый, за всеми процессами бытия - «Бога», если вам угодно, но, конечно, только совершенно беззаботного и неморального Бога-художника, который как в созидании, так и в разрушении, в добром, как и в злом, одинаково стремится ощутить свою радость и свое самовластие, который, создавая миры, освобождается от гнета полноты и переполненности, от муки сдавленных в нем противоречий. Мир, в каждый миг своего существования достигнутое спасение Бога, как вечно сменяющееся, вечно новое видение, предносящееся преисполненному страданий, противоположностей, противоречий, который способен найти свое спасение лишь в иллюзии...». Типично гностическая мифологема «страдающего Бога», несущего в себе неразрешимые противоречия, совмещается здесь с кантовско-шопенгауэровским пониманием мира как «представления». Однако Ницше ясно подчеркивает смысл своего принципиального расхождения с Шопенгауэром и Кантом. Для последних признание мира только «представлением» означает приговор миру, отказ от «доверия» миру, это ведет к тому, что «за» миром постулируется некая «подлинная» реальность; для Ницше же цель, как он это сам формулирует, - научиться «искусству посюстороннего утешения», позволяющему принять наш мир и нашу жизнь в качестве главной (если не единственной) сферы бытия.

То, что именно человеческую личность Ницше понимает в качестве единственной адекватной формы «явления» Первоединого, или жизни, в «Рождении трагедии» становится ясным из анализа образа эсхиловского Прометея. Мифу о Прометее и соответствующему образу трагедии Эсхила Ницше придает универсальное значение, считая этот миф выражением «сущности всего арийского мира» (т. е. выражением главной интенции той культуры, которая присуща всей семье арийских народов). Если учесть, что через противопоставление арийского и семитского мира Ницше описывает различие «истинного» и «ложного» пути культуры и человека - движения к своему творческому будущему, с одной стороны, и воспрепятствование такому движению (через внедрение в сознание людей и в культуру понятий вины, греха и долга), с другой, станет ясно, что интерпретация мифа о Прометее в его работе выступает как символическое отражение единственно верного отношения человека к своей жизни и к своей судьбе.

Обозначенное представление о личности без труда можно обнаружить и в зрелых работах Ницше. Особенно важно это сделать в применении к важнейшему понятию зрелого Ницше - к понятию сверхчеловека. Оказывается, что даже в нем можно найти признание абсолютности каждой конкретной эмпирической личности. В «Так говорил Заратустра» речь идет о «преодолении» человека, и кажется, что если и можно говорить о сверхчеловеке как цели человеческого развития, то лишь в качестве общей, «родовой» цели. Однако слова о «преодолении» человека, о том, что он «мост, а не цель», можно понять как метафору, обозначающую преодоление человека самим человеком и в самом человеке. Становление сверхчеловека происходит внутри каждой личности и за счет ее глубокой творческой энергии, укорененной в потенциальной бесконечности ее бытия, не знающего ограничений и необходимости. Термины «животное», «человек» и «сверхчеловек», которые заставляют некоторых интерпретаторов говорить об «антигуманизме» Ницше и о забвении им божественного начала личности, на деле служат лишь метафорическому описанию этапов развития личностного начала - укорененного в бытии и принадлежащего бытию как таковому. В этом смысле можно было бы назвать позицию Ницше сверхгуманизмом, поскольку он не просто отвергает отдельную эмпирическую личность за ее несовершенство и творческую «немощь», а требует ее «преодоления», обращаясь в ней самой к ее - пока потенциальной - бесконечной творческой силе. И именно полагание «потенциальной» абсолютности личности (каждой эмпирической личности!) заставляет его быть безжалостным к ее внешней форме, к ее «видимости», которая должна быть преодолена через раскрытие ее подлинной абсолютной полноты.

Такая интерпретация идеи сверхчеловека получает веское подтверждение, если обратить внимание на центральную идею книги «Человеческое, слишком человеческое» - на идею «происхождения» всех наших идей, верований, представлений, а также самой «картины мира», полагаемой нами в качестве «истинного» мира, из процесса становления человека. По сути, Ницше ведет здесь речь о зависимости мира явлений в той форме, которая предстает нам в нашем каждодневном опыте, от человека - о постепенном «складывании» этой формы в рамках истории человека и его сознания. Важно отметить, что это утверждение Ницше ничего общего не имеет с идеей Шопенгауэра о мире как «представлении», это следует хотя бы из того, что точку зрения Шопенгауэра он упоминает как одно из радикальных заблуждений, порожденных верой в наличие «объективной» реальности. Самое главное различие, которое делает новую позицию Ницше скорее противоположной позиции Шопенгауэра, чем схожей с ней, - это решительное отрицание какого-либо «метафизического» мира, т. е. чего-либо находящегося за пределами личности человека и мира явлений, зависимого от личности. По Шопенгауэру, мир, в котором личность обнаруживает себя, есть представление не самой личности, но метафизического Абсолюта, по отношению к которому личность чувствует себя еще более беспомощной и пассивной, чем по отношению к миру. Только полностью отрекаясь от себя, «снимая» себя перед лицом Мировой Воли, человек раскрывает вторичность и иллюзорность мира - точно так же как и иллюзорность своего индивидуального Я.

4. Учение о Сверхчеловеке Ницше.

Работы Ницше не отличаются логической строгостью, доказательностью. Его труды представляют собой собрания отдельных афоризмов, высказываний, про­поведей и т. п. Все это создает возможность различных интерпретаций и оценок взглядов Ницше. Ницше полагает, что в течение длительного времени люди привыкли считать, есть вещи, тела, существующие сами по себе, что существуют объективные причины и т. п. Но на самом деле это не так.

«Это мы, только мы выдумали причины, последовательность, взаимную связь, относительность, принуждение, число, закон, свободу, основание, цель; и если мы примысливаем, примешиваем к вещам этот мир знаков как нечто «само по себе», то мы поступаем снова так, как поступали всегда, именно мифологически».

«Мир, взятый независимо от нашего условия, а именно возможности в нем, жить, который не сведен нами на наше бытие, нашу логику и наши предрассудки, такой мир, как мир в себе, не существует».

Человеку представляется, что существует свобода. Но это тоже заблуждение. «Когда мы смотрим на водопад, нам кажется, что в бесчисленных изгибах, извивах и преломлениях волн видно присутствие свободы воли и произвола; на самом деле все необходимо, каждое движение может быть математически вычислено. Так обстоит дело и с человеческими поступками: будь мы всеведущими, мы могли бы наперед вычислить каждый поступок, каждый успех познания, каждое заблуждение, каждое злое дело. Сам действующий, правда, погружен в иллюзию произвола».

Однако Ницше отступает от лапласова детерминизма. Он исходит из того, что в основе мира лежит воля. При этом в отличие от Шопенгауэра, Ницше говорит о множестве воль, конкурирующих и сталкивающихся в смертельной борьбе.

Мир - хаос, не укладывающийся в рамки каких-либо законов, в нем не господствует какая-либо закономерность. Если этот мир хаоса сил и кажется нам логичным, то только потому, что мы сами вносим в него логику.

Этому хаотичному миру присуще «вечное возвращение». В силу конечности пространства в течение бесконечного времени повторяются одни и те же комбинации сил, одни и те же явления. «Все возвращается - Сириус и паук, и твои мысли в этот час, и эта твоя мысль - все возвращается».

Изменения в мире приводят к появлению человека. Но это вовсе не прогресс. «Напротив, можно доказать, что все, ведущее к нам, было упадком».

Бытиё - это статическое состояние, жизнь - это движение, становление. «Нет бытия, есть только становление», - заявлял Ницше.

Становление есть динамическая первооснова жизни, в то же время жизнь - это деятельность, созидание, творчество человека, его самовыражение, позволяющее ему реализовать и познать самого себя. Таким образом, жизнь - это человеческая жизнь, человек в этой философии становится на главное место, становится мерилом всего бытия. Человек рассматривается не как бесстрастно-теоретическое существо, а как субъективно заинтересованный в целях и задачах своей деятельности, как единственное существо, способное к нравственной оценке.

Ницше пренебрежительно говорит о человеке. «Сомнительно, чтобы во вселенной можно было бы найти что-нибудь отвратительнее человеческого лица. «У Земли есть кожа; и у кожи этой есть болезни. Одна их этих болезней называется человеком». Человек недалеко ушел от животных. «Там бегают утонченные хищники, и вы среди них... Воздвигнутые вами города, ваши войны, ваши взаимные хитрости и суета, ваши вопли, страдания, ваше упоение победой - все есть продолжение животного начала». Человек есть «насквозь лживое, искусственное и близорукое животное». Он возник из обезьяны и может снова стать ею. «Причем нет никого, кто был бы заинтересован в странном исходе этой комедии».

Ницше старается принизить роль сознания. «Телесные функции принципиально в миллион раз важнее, чем все состояния и вершины сознания...». «То, что мы называем «телом» и «плотью», имеет неизмеримо большее значение, остальное есть незначительный придаток». Происхождение сознания непонятно, тем более что «осознаваемое мышление есть лишь самомалейшая часть всего процесса, скажем так: самая поверхностная, самая скверная часть».

Ницше выступает против логичности, разума, стремления к истине. «К вещам, которые могут привести в отчаяние мыслителя, принадлежит познание, что нелогичное тоже необходимо для человека и что из него проистекает много хорошего». Нет никакой связи между истиной и благом человечества. Между истиной и ложью нет сущностного противопоставления.

Ницше прогнозирует: «Можно почти с достоверностью предсказать дальнейший ход человеческого развития: чем меньше удовольствия будет доставлять интерес к истине, тем более он будет падать; иллюзия, заблуждение, фантастика шаг за шагом завоюют свою прежнюю почву, ибо они связаны с удовольствием; ближайшим последствием этого явится крушение наук, обратное погружение в варварство; опять человечество должно будет сызнова начать ткать свою ткань, после того как оно, подобно Пенелопе, ночью распустило ее. Но кто поручится нам, что оно всегда будет находить силы для этого?»

Ницше эпатирует читателя: он призывает произвести переоценку ценностей - поклоняться не истине, а лжи. «Кто не может лгать, не знает, что есть истина». «Не истина, а ложь божественна». «Жить - это условие познания. Заблуждаться - это условие жизни... Нам следует любить и пестовать заблуждение».

Обычно люди полагают, говорит Ницше, что высшей целью является истина. Но это роковое заблуждение. В основе жизни, всего общественного и культурного процесса лежит «воля к власти». Способствует ли рациональное познание повышению «воли к власти»? Нет. Доминирование интеллекта парализует волю к власти, подменяя деятельность резонированием.

Социализм проповедует равенство между людьми. Но это противоречит воле к власти как сущности жизни, и поэтому социализм невозможен. Вообще, «рабство принадлежит к сущности культуры». Ницше прославляет войну и насилие как источник государственности.

В основе произведения "Так говорил Заратустра" лежат две основные идеи философии Ницше - идея сверхчеловека и идея вечного возвращения. Между ними трудно найти онтологические точки соприкосновения. Однако в аксиологическом смысле эти идеи представляют некое единство. Суть идеи вечного возвращения заключается в том, что время в своем бесконечном течении в определенные периоды должно повторять одинаковое положение вещей. Таким образом, всякая надежда на утешение в будущем должна быть отвергнута, и никакая небесная жизнь нас не встретит. Мы всего лишь тени слепой однообразно повторяющейся природы. Идея же сверхчеловека - это идея надежды победы над трагичностью бытия. Идея сверхчеловека дополняет и уравновешивает в ценностном смысле идею вечного возвращения.

В первой и второй частях произведения "Так говорил Заратустра" мысль о вечном возвращении еще не оговаривается. Здесь Ницше ярко выражает образ сверхчеловека, которого проповедует главный герой произведения - Заратустра.

Очевидно, не случайно Ницше назвал своего героя в честь реформатора персидской религии - зороастризма, в основе которой лежит дуалистическое противопоставление вечного добра и зла. Наметившийся гностический дуализм в "Рождении трагедии из духа музыки" находит свое окончательное завершение у позднего Ницше, который выносит полное и окончательно осуждение миру традиционной культуры, морали, религии.

Идею сверхчеловека Ницше раскрывает как идею самоопределения человека. "Человек есть нечто, что должно превзойти". На этом пути Ницше выделяет в каждом человеке дух верблюда, дух льва и дух ребенка. Свою задачу Ницше видит в том, чтобы призвать человека преодолеть в себе повиновение духа верблюда, с которым ассоциирует Ницше христианство. По мнению Ницше, христианство превращает человека в больного, стадного домашнего и слабого.

Преодолеть это можно, по мнению Ницше лишь тогда, когда человек начнет осознавать, что все его формирование как человека протекало ранее без его понимания и участия.

С ранних лет обычный человек подчинен системе норм и ценностей, и лишь через осознание собственной несвободы он стремится пробудить в себе личную волю - волю-к-власти, волю к жизни, творческой и сознательной. Именно через это в человеке рождается дух и сила льва.

Провозглашенный Заратустрой тип высшего человека можно охарактеризовать следующими чертами:

1.Этот тип человека принадлежит аристократии. Для Ницше человек толпы никогда не станет сверхчеловеком.

2.Его ценностями выступает то "благородное", которое, оказывается, по ту сторону добра и зла (а, следовательно, - морали).

3.Для такого человека жизнь есть постоянная борьба, ибо он в сущности своей человек войны.

4.В противовес любви к ближнему утверждается любовь к дальнему.

5.Смысл деятельности не в бесконечном и бесцельном труде, а в труде творческом - созидании. При этом созидание невозможно без разрушения старых ценностей и добродетелей. Чтобы стать созидающим придется подвергнуться страданиям и многим превращениям.

6.В противовес состраданию утверждение эгоизма. Необходимо прислушиваться к собственной самости, чтобы именно она реализовалась в созидании. Добродетели должны проистекать только из нее самой и ни в коей мере не могут быть внешними, заданными извне только тогда в них проявится подлинная воля человека, его желания и инстинкты. Этика сострадания как этика альтруизма есть отречение от своих интересов, от себя, недоверие себе.

7.Высший тип человека признает такие добродетели, которые несут страдания и смерть. "Ты должен любить свои добродетели - ибо от них ты погибнешь". "Умри вовремя". "Глупец тот, кто остается жить. Необходимо постараться, чтобы жизнь закончилась быстрей". Стремящийся к сверхчеловеку не должен иметь удлиненную жизнь, не должен бесцельно волочить ее.

В третьей части своего произведения Ницше водит значение вечного возвращения. В этой идеи он видит силу, отсеивающую слабых и усиливающую жизнеспособных. "Что падает, то следует подтолкнуть". Колесо вечного возвращения отнимает у слабого человека надежду на то, что он может измениться, преодолеть себя. Если человек позволит себе один раз слабость, то эти состояния слабости будут бесконечно повторяться в колесе вечного возвращения пока человек окончательно не падет.

Для сильного человека идея вечного возвращения благотворна: преодолевая себя, человек все ближе и ближе будет приближаться к сверхчеловеку.

Ницше иллюстрирует фазы возвышения к сверхчеловеку образом взбирания в гору. Заратустра живет на горе, которая символизирует тем самым пик наивысшего накопления сил человека. Но дух тяжести давит на плечи всякого человека, кто желает взойти на этот пик, стремясь увлечь его вниз. Под духом тяжести Ницше понимает традиционную мораль, которая своим "долженствованием" сковывает человека, обращая его волю-к-власти обратно, внутрь его самого. Ницше изображает этот дух тяжести в образе карлика - маленького злобного, уродливого человечка. Такой вид принимает человек под давлением традиционной морали. Такой карлик скрывается в каждом из нас, сковывая наши движения, когда мы идем наверх.

Вершиной самоопределения человека является фаза ребенка. Ребенок есть символ игры, новых начинаний и иллюзии. Ведь когда ребенок играет, он пользуется в игре самообманом и тем самым свободно создает иллюзии, в которых отражает подлинную действительность, а не подражает ей. Ребенок есть свободное сознание действительности, и то, во что играет ребенок, есть сама действительность.

Заратустра представляет собой сверхчеловека, преодолевшего все эти три стадии, и сталкивается с пониманием того, что человека и сверхчеловека разделает такая же пропасть, какая разделяет животного и человека. "Человек - это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком", - говорит Заратустра.

"Мы уже теперь должны отметить, что во всех своих сочинениях, вплоть до самых последних, в которых он берет своим девизом страшные слова, служившие в средние века таинственным паролем одной из магометанских сект, столкнувшихся в Св. Земле с крестоносцами: "Нет ничего истинного, все дозволено", - во всех своих сочинениях, все время и неизменно Ницше апеллирует какой-то высшей инстанции, называемой им то просто жизнью, то "совокупностью жизни", и не смеет говорить от своего собственного имени".

Проанализировав идею сверхчеловека мы обнаруживаем, что она воплощает все те черты, которое несет в себе абсурд бытия. Абсурд бытия, как и сверхчеловек, лишен сострадания, неумолим и презирает маленьких людей. К Абсурду бытия. Как и к сверхчеловеку, неприменимы нормы морали, добро и зло. Абсурд бытия обрекает на бесконечную борьбу, которая является подлинной природой сверхчеловека.

Неумолимость вечного повторения, лишающая всякой надежды простого человека, питая тем самым абсурд бытия и давая силы сверхчеловеку.

Абсурд бытия воспринимается как характеристика внешнего мира, в виде силы подавляющей человека. Именно поэтому Ницше усматривает его источник в Истинно-Сущем и Первоедином, а его подавляющее действие понимает как волю. Подобно этому и сверхчеловек воплощает в себе волю-к-власти, подавляющую других людей.
Абсурд, как и сверхчеловек, не признает никаких границ для своего произвола: нет ничего истинного и все дозволено. Наконец в качестве Первоединого абсурд понимается как источник всех сверх существования человека, в том числе и его мира иллюзий. Подобно этому и сверхчеловек уподобляется ребенку, забавляющемуся своими иллюзиями. На основании всего вышесказанного можно сделать вывод, что сверхчеловек Ницше есть онтологизация переноса содержания личностного самосознания на гностически понимаемое первоначало как источника абсурдности бытия.

Трагический герой еще не представляет такой онтологизации, это есть первая устремленность к этому Первоначалу без слияния с ним, но вместе с тем, это оказалось и первым шагом к сверхчеловеку.

Если Шестов видел в переходе от раннего к позднему Ницше некую революцию, переворот в его душе, то мы на основании всего вышесказанного должны усматривать скорее логическое развитие уже заявленной ранее позиции. В "Рождении трагедии" Ницше уже сформулировал все основные ценностные ориентиры и сделал первый шаг. Разочарование этим первым шагом означает не то, что Ницше повернул назад, но то, что он еще более решительно пошел вперед. Трагический герой только лишь обращается к источнику абсурда и ищет эстетическое утешение в этом обращении. Сверхчеловек не удовлетворен этим утешением. Он может довольствоваться не меньшим, нежели как осознанием себя как самого этого источника абсурдности бытия.
5. Нравственность в философии Ницше.

Нравственность в философии Ницше имеет первоочередное значение. Главная идея ницшеанской морали - волюнтаризм - учение о воле как о первооснове всего сущего. Эту идею Ницше заимствовал у А. Шопенгауэра, кого он считал своим учителем в начале своего пути. Но он отверг многие идеи Шопенгауэра, заменив его монистический волюнтаризм плюрализмом конкурирующих между собой центров «духовных сил», а также противопоставив его учению об отказе от воли, аскетизме, «добровольной жизни покаяния и самобичевания ради непрестанного умерщвления воли» своё учение об утверждении в жизни «воли к власти».

Ницше осуждает господствующую в Европе мораль. Господствующая мораль - это «инстинкт стада против сильных, инстинкт страдающих и ошибающихся против счастливых, инстинкт посредственных против исключительных». Если «сильные» примут эти правила «слабых», то они сами превратятся в стадных животных. Ницше пренебрежительно относится к народу, «толпе».

Жизнь, по его словам, «стремится к максимуму чувства власти». Таким образом «воля к власти» становится критерием любого типа поведения, любого явления. «Что хорошо? - Всё, что повышает «волю к власти» и саму власть в человеке. Что дурно? - То, что идёт от слабости. - Что есть счастье? - Чувство растущей власти, чувство преодолеваемого противодействия» - так выражает он эту мысль в «Антихристе».

Рациональная деятельность не укрепляет «волю к власти», так как заменяет активную деятельность резонированием. Общепринятая мораль также подрывает «волю к власти», проповедуя любовь к ближнему. То же - демократия как институт, при котором масса составляет оппозицию праву одного.

«Воля к власти» - лишь «право сильного», это распространяется даже на взаимоотношения между мужчиной и женщиной: «Идёшь к женщине - бери плётку» («Так говорил Заратустра»). Из «права сильного» следует и мораль Ницше. Эта мораль возникает из чувства превосходства одних людей, «аристократов», «господ», над другими - «рабами», «низшими». Натолкнувшись на действительное проявление своей морали - противоположность классов - Ницше открыто встал на позицию защиты господствующего класса.

Мораль Ницше - это вечное противоборство двух классов. С давних пор рабы пытались отомстить господам, навязать им свои принципы. Начало этому положила нагорная проповедь Христа в «Ветхом завете».

Ницше утверждает релятивизм морали. «Что справедливо для одного, вовсе не может быть справедливым для другого... существуют градации между людьми и, следовательно, между видами нравственности». Ницше призывает к переоценке ценностей. Он выступает против традиционной морали. Аристократическое уравнение ценности (хороший - знатный - могучий - прекрасный - счастливый - любимый Богом) евреи сумели с ужасающей последовательностью вывернуть наизнанку и держались за это зубами бездонной ненависти (ненависти бессилия). «Только одни несчастные - хорошие; бедные, бессильные, низкие одни хорошие; только страждущие, терпящие лишения, больные, уродливые благочестивы, блаженны, только для них блаженство. Зато вы, знатные и могущественные, вы - на вечные времена злые, жестокие, похотливые, ненасытные, безбожны, и вы навеки будете несчастными, проклятыми и отверженными».

Почти цитируя нагорную проповедь, Ницше пытается осудить христианскую мораль. Философ не пытается увидеть то, что в изначальном христианстве немаловажное место занимали другие мотивы, мотивы подчинения рабов господам (в земной жизни) и то, что христианство было поставлено на службу господам. Лицемерную форму христианской морали, обещающей людям блаженство в потустороннем мире ценой примирения с эксплуатацией в этом, он воспринял как определяющий её сущность бунтарский гнев. Поэтому нужно произвести «переоценку ценностей»: восстановить «мораль господ» и упразднить результаты «восстания рабов в морали». Субъектом этой морали, удовлетворяющим этим требованиям, является сверхчеловек - центральное понятие философии Ницше.

Он определяет его следующим образом: это люди, «которые… проявляют себя по отношению друг к другу столь снисходительными, сдержанными, нежными, гордыми и дружелюбными, - по отношению к внешнему миру… они немногим лучше необузданных хищных зверей…. Они возвращаются к невинной совести дикого зверя, как торжествующие чудовища, которые идут с ужасной смены убийств, поджога, разгрома, насилия с гордостью и душевным равновесием… уверенные, что поэты теперь надолго будут иметь тему для творчества и прославления». Примечательная особенность этих «белокурых бестий» - это их врождённые благородство, аристократичность, которых так не хватает нынешним «господам», «фабрикантам» и «торговым деятелям», чтобы автоматически обеспечить себе господство. Ведь только внешность даёт ему право господства над массами.

Сверхчеловек - это высший биологический тип, который относится к человеку как тот относится к обезьяне. Но этого человека нужно вырастить, а для этого у Ницше нет каких-либо специальных рецептов: он выступает лишь как пророк, предвещающий приход нового «вождя», «фюрера», полубога, а то даже и Бога. Заратустра - это не сверхчеловек, это «мост» к сверхчеловеку. Обычные люди - это исходный материал, почва для выращивания сверхчеловека. Сверхчеловек - это новый «культ личности», далеко выходящий за рамки «культа личности» обычных людей и легший в основу мифологии Ницше, изложенной более полно в «Заратустре».

Ницше выступает против принципа: «Возлюби ближнего своего». «Вы жметесь к ближнему, и для этого есть у вас прекрасные слова. Но я говорю вам: ваша любовь к ближнему есть ваша дурная любовь к самим себе...

Разве я советую вам любовь к ближнему? Скорее я советую вам бежать от ближнего и любить дальнего». Христианская любовь - результат страха: я боюсь, что мой сосед обидит меня, поэтому я уверяю его, что люблю его. Если бы я был сильнее и храбрее, я бы открыто показывал свое презрение к нему, которое я, конечно, чувствую. Ницше призывает к замене морального закона произволом. «Послушание» и «закон» - это звучит из всех моральных чувств. Но «произвол» и «свобода» могли бы стать еще, пожалуй, последним звучанием морали». Существует природное неравенство людей, обусловленное различием их «жизненных сил» и «воли к власти». Существуют высшие и низшие люди. Под высшими людьми Ницше понимает человека такого типа, который обладает хорошим и постоянно прогрессирующим здоровьем, человека, в котором энергично пульсирует воля к власти. Это аристократы, наподобие японских самураев, викингов и средневековых рыцарей. К высшим людям Ницше причисляет также лиц свободных профессий, которые отвергают традиционную мораль и духовно подготавливают господство высших людей. «Высшие люди», «господа земли» отличаются жестокостью, воинственностью по отношению к другим людям, но они нежны, горды и снисходительны по отношению друг к другу. Ницше подводит под понятие высшего человека расово-биологическую базу: «Господин земли» - «белокурая бестия» и требует биологической чистоты этой расы белокурых арийцев. Люди высшей расы станут носителями нового мирового порядка, они покончат с «декадансом» XIX в., под которым Ницше понимает науку, либеральный и социалистический гуманистический образ мышления, демократию, эмансипацию женщин. Высшим людям необходимо воевать с массами. Ницше говорит, что господство этих людей принесет с собой бедствия. «Следует обрести громадную энергию величия, чтобы путем отбора, а также путем уничтожения миллионов уродов сформировать человека будущего и не погибнуть от страдания, которое творит новое и равного которому никогда еще не было». «Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно еще помочь в этом». «Жить - это значит: быть жестоким и беспощадным ко всему, что становится слабым и старым в нас, и не только в нас». «Я говорю: что падает, то нужно еще толкнуть».

Заключение:

Философское воззрение Ницше объясняет историю как «волю к власти».

Исторические события начинаются с творческих усилий великих личностей, способных разорвать путы событий. Массы - это «сила сопротивления великим».

Мировое значение Ницше как мыслителя определяется именно тем, что он первым среди европейских философов указал и поставил «роковые» вопросы нигилизма, выразив их в необычайно яркой поэтической форме, пользуясь приемами и средствами художественного мышления. Диагност Ницше поставил смертельный диагноз в книге «Веселая наука»: «Европа – тяжелая больная, которая должна молиться на свою неизлечимость и вечные страдания, принимающие разные формы...». Катастрофическое предчувствие истории двух ближайших столетий (XX и XXI веков) как возрастания нигилизма во всемирном масштабе, тотальной переоценки всех ценностей, беспримерного изменения ментальности человечества заставляло философа бить в набат, призывая к трезвости и мудрости.

Ницше выдвигает идею сверхчеловека. «Человек есть нечто, что должно преодолеть». «Чем свободнее и сильнее индивидуум, тем взыскательнее становится его любовь; наконец, он жаждет стать сверхчеловеком, ибо все прочее не утоляет его любви». Нужно создать существо более высокое, чем мы сами.

Сверхчеловек вырастет из представителей высшего типа людей. Он будет представлять собой наиболее совершенное воплощение воли к власти. Историческими предшественниками сверхчеловека были Цезарь, Чезаре Борджиа, Наполеон. Ницше предвещает приход нового «вождя», «фюрера», полубожественного существа.

Определяющие понятия «морали господ» по Ницше - это:

1.) Ценность жизни есть безусловная ценность, и она совпадает с уровнем «воли к власти».

2.) Существует природное неравенство людей, обусловленное различием их «жизненных сил» и «воли к власти».

3.) Сильный человек, прирождённый аристократ, абсолютно свободен и не связывает себя никакими морально-правовыми нормами.



Ницше был против любых форм проявления массового сознания, господствовавшего в Германии, его сверхчеловек - гармонический человек, сочетающий в себе физическое совершенство, высокие моральные и интеллектуальные качества.

Список использованной литературы:

  1. Ницше Ф. Сочинения в двух томах. М., Прогресс. – 1990.

  2. Ницше Ф. Воля к власти. М., 1994.

  3. Ницше Ф. Рождение трагедии. М., 2001.

  4. Ницше Ф. Странник и его тень. М., 1994.

  5. Аствацатуров А. Три великие книги Ф.Ницше // Ницше Ф. Стихотворения. Философская проза. СПб: Худож. лит, 1993.

  6. Бахтин М.М. Из жизни идей // Статьи, эссе, диалоги. М., 1995.

  7. Войская И. Бахтин и Ницше // Ф.Ницше и русская религиозная философия. Минск, 1996. Т. 1.

  8. Данилевский Р.Ю. Русский образ Ницше // На рубеже XIX-XX веков. Л.: Наука, 1991.

  9. Деррида Ж. Шпоры: стили Ницше / Вступит. Статья и пер. с фр. А. Гараджи // Философские науки. 1991. № 2. С. 118-142; № 3.

  10. Микушевич В. Ирония Фридриха Ницше // Логос. № 4. 1993.

  11. Немировская Л.З. Ницше: мораль “по ту сторону добра и зла”. М.: Знание. 1991.

  12. Потемкина В.Н., Шинкарева К.С. Четыре мифа Ф.Ницше в контексте политической культуры России. Уфа: Башкирский гос. пед. ин-т., 1991.







  • 1. Биография Ницше.
  • 2. Основные проблемы в философии Ницше.
  • 3. Философский взгляд Ницше на личность.
  • 4. Учение о Сверхчеловеке Ницше.
  • 5. Нравственность в философии Ницше.
  • Список использованной литературы