Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Биография Данте Алигьери привлекла к себе особое внимание именно сейчас, после выхода скандальной книги Дэна Брауна




страница1/21
Дата25.02.2018
Размер2.79 Mb.
ТипБиография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
nonf_criticism Екатерина Александровна Мешаненкова Данте. Жизнь. Инферно. Чистлище. Рай Биография Данте Алигьери привлекла к себе особое внимание именно сейчас, после выхода скандальной книги Дэна Брауна «Инферно». Существует ли среди поэтов и философов личность более удивительная и загадочная, чем Данте Алигьери Его гениальная «Божественная Комедия», вобравшая в себя тайны поэтики и геометрии, философии и космогонии, вот уже семьсот лет не дает покоя исследователям. Расшифровать спрятанные в ней символы и аллегории пытаются философы, математики, лингвисты, историки и просто любители тайн. Кто такая Беатриче — женщина или символ Как Данте связан с тамплиерами и еретиками Что за загадочные вопросы задают ему грешники в Аду Что вообще такое «Божественная Комедия», и для чего, а главное для кого Данте зашифровал в ней столько загадок Задайте правильный вопрос, и может быть именно вам великий флорентиец откроет свои тайны.1.0 — создание fb2 — (On84ly) Екатерина Мешаненкова Данте. Жизнь: Инферно. Чистлище. Рай Вступление Существует ли среди поэтов и философов личность более удивительная и загадочная, чем Данте Алигьери Но загадочность его не такая, как, например, у Шекспира, вопросы и предположения вызывает не личность Данте — о его жизни как раз известно достаточно много, — а творчество. Ко времени создания величайшего труда своей жизни Данте был уже известен как поэт и философ, его произведения ценились знатоками поэзии и литературы, но все-таки он был всего лишь одним из многих талантливых писателей, которыми всегда славилась Италия. А потом — прорыв. Гром с неба, эффект разорвавшейся бомбы — любой эпитет будет слишком бледным, чтобы достойно описать, какое впечатление произвело на читателей его последнее произведение. Поэма «Комедия», едва закончив которую он скончался, не зря всего через несколько лет уже была переименована в «Божественную Комедию» и под таким именем навсегда осталась в истории. Ни в Средневековье, ни в эпоху Возрождения, ни в более поздние времена никто больше не сумел создать произведения, равного ей по грандиозности, выразительности и степени влияния на умы. Даже те, кто никогда не читал Данте, слышали про круги его Ада и знают, что самый глубокий из них предназначен для предателей. «Божественную Комедию» невозможно забыть. Описание Ада пробирает до дрожи даже самых толстокожих людей. А достоверность ее такова, что даже скептически настроенный современный человек при прочтении начинает верить, что Данте на самом деле там был и видел все описываемое им собственными глазами. Но загадка «Божественной Комедии» все же не в этом. Она скрыта под увлекательным повествованием и гениальными стихами, поэтому известна в основном специалистам — историкам, литературоведам, философам. Обычный читатель видит только стихи и сюжет, но в них зашифровано такое количество символов и аллегорий, что у специалистов голова идет кругом. Каждый персонаж, каждая фраза «Божественной Комедии» имеют двойное, а то и тройное значение. Часть их расшифровывается довольно «легко» — достаточно лишь хорошо знать историю, теологию, философию, мифологию, а главное — жизнь и воззрения самого Данте. Но о большинстве идей и символов, спрятанных за рифмованными строфами, остается только догадываться и спорить, чем исследователи творчества Данте и занимаются вот уже почти семьсот лет. Кто такая Беатриче — женщина или символ Как Данте связан с тамплиерами и еретиками Что за загадочные вопросы задают ему грешники в Аду Что вообще такое «Божественная Комедия», для чего, а главное, для кого Данте зашифровал в ней столько загадок Задайте правильный вопрос, и, может быть, именно вам великий флорентиец откроет свои тайны. Основные даты в жизни Данте , вторая половина мая — Рождение Данте. , 9 февраля — Обручение Данте с Джеммой Донати. Ок. 1283 — Умирает отец Данте. –1287 — Учится в Болонском университете. , 11 июня — Участвует в сражении на Кампальдино, закончившемся победой флорентийцев. , август — Участвует в осаде замка Капрону близ Пизы. , 8 июня — Смерть Беатриче Портинари, возлюбленной Данте. — Написана «Новая Жизнь». –1292 — Женитьба на Джемме Донати. , март — Данте в составе почетного рыцарского эскорта флорентийцев сопровождает от Сьены до Флоренции номинального короля Венгрии Карла Мартелла. ноября 1295 — 30 апреля 1296 — Заседает в Особом совещании при Капитане народа. Избирается одним из старейшин своей части города. , май — сентябрь — Входит в Совет ста, ведающий финансовыми делами Флорентийской республики. — Член совета подеста. -е годы — Рождение сыновей Якопо и Пьетро, дочери Антонии. , 15 июня — 15 августа — Избран одним из семи приоров Флоренции. , июль — Направляется послом от белых гвельфов в Рим, к папе Бонифацию VIII. , декабрь — Тайно возвращается во Флоренцию, находящуюся с ноября во власти черных гвельфов. , начало января — Навсегда покидает Флоренцию. , 27 января — Обнародован обвинительный акт против Данте. , январь — осень — Данте живет в горных замках графов Гвиди. , 10 марта — Новое решение суда черных гвельфов: если Данте вернется во Флоренцию, «то пусть его жгут огнем, пока не умрет». , 8 июня — В Сан Годенцо вместе с 16 другими представителями белых подписывает договор о помощи между изгнанными из Флоренции белыми гвельфами и феодальной семьей Убальдини. Участвует в гражданской войне. — Уезжает из Тосканы для переговоров с гибеллинским правителем Вероны Бартоломео делла Скала о помощи белым гвельфам. –1304 — Живет в Вероне, пишет трактаты «Пир» и «О народном красноречии». –1306 — Странствует по городам и замкам северной Италии. , лето — 1308 — Живет в Луниджане в замках маркизов Маласпина. , 6 октября — По уполномочию семейства Маласпина заключает мирный договор с епископом и графом Луни Антонием Камулла. — Продолжает работать над «Народным красноречием», создает цикл стихов о Каменной Даме. –1310 — Живет в Париже, преподает, слушает лекции в Сорбонне. , 23 октября — Начало итальянского похода Генриха VII. , январь — Данте приезжает в Милан на коронационные торжества. Обращается с посланием «К правителям и народам Италии». , 31 марта — Пишет гневное послание соотечественникам. , апрель — Посещает в Пизе дом флорентийского изгнанника Петрарки, где его видит семилетний Франческо Петрарка. , 18 апреля — Призывает Генриха VII направиться в Тоскану. , апрель — май — Составляет три письма императрице Маргарите от имени графини Баттифолле. — Заканчивает политический трактат «Монархия». , 24 августа — Внезапная кончина Генриха VII в местечке Буонконвенто. , сентябрь — Данте уединяется в горном монастыре бенедиктинцев Санта Кроче а Фонте Авелано, где пишет первую часть «Комедии». , июнь — Обращается с письмом к итальянским кардиналам. , октябрь — ноябрь — Покидает монастырь. — Живет в Лукке, заканчивает «Ад». Отказывается от возвращения на родину на условиях декрета об амнистии изгнанникам. –1317 — Живет в Вероне у Кан Гранде делла Скала; пишет «Чистилище». — Появление полных рукописных списков «Ада». — Поселяется в Равенне, в доме, подаренном правителем города Гвидо да Полента. Дописывает последние песни «Чистилища». –1321 — Работает над последней частью «Комедии» — «Раем»; обменивается стихотворными посланиями на латинском языке с болонским профессором Джованни дель Вирджилио. , лето — Данте отправляется в Венецию послом Гвидо да Полента для предотвращения войны между Светлейшей республикой и Равенной. , осень — После возвращения заболевает лихорадкой. сентября — Данте скончался. Юность На полпути земного бытия, Утратив след, вступил я в лес дремучий. Он высился, столь грозный и могучий, Что описать его не в силах я И при одном о нем воспоминанье Я чувствую душою содроганье. Ужаснее лишь смерть бывает нам; Но, ради благ, найденных мною там, — Скажу про все, увиденное мною. Не знаю сам, как сбивчивой тропою Я в этот лес таинственный вступил: Глубоким сном я вдруг охвачен был. Когда же я приблизился к холму, Служившему границей той долине, Где я блуждал в тревоге и кручине, — Увидел я, как, разгоняя тьму, Луч солнечный забрезжил на вершине, И легче стало сердцу моему… Во второй половине мая 1265 года во Флоренции у гвельфа Алигьеро Алигьери и его супруги госпожи Беллы родился сын Данте, которому суждено было стать величайшим поэтом Италии. Семья Алигьери, по преданию, происходила от римского рода Элизеев, участвовавших в основании Флоренции. В середине XII века прапрадед Данте, Каччагвида, сопровождал императора Конрада III в походы на сарацин и был посвящен им в рыцари. Данте искренне восхищался прапрадедом и в шестнадцатой песне «Рая» даже назвал Каччагвиду, павшего в битве с мусульманами, «отцом», при этом ни разу не упомянув имени своего собственного отца Алигьеро д’Алигьери. Сама их фамилия — Алигьери — пошла с того же Каччагвиды, который был женат на даме из знатной ломбардской семьи Альдигьери да Фонтана. Во Флоренции «Альдигьери» превратилось в «Аллигьери», а затем и в «Алигьери». Это имя стало фамильным — им назван был один из сыновей Каччагвиды, сыном которого был дед Данте Беллинчоне, а внуком — отец Данте, Алигьеро. Великий поэт многое унаследовал от своих предков — он был не менее воинственен, чем его прапрадед, а политической страстностью и непримиримостью пошел в деда Беллинчоне, фанатичного гвельфа, не раз изгоняемого из Флоренции, но потом вновь возвращавшегося, чтобы продолжить борьбу за то, во что он верил. Беллинчоне досконально знал «трудное искусство возвращаться во Флоренцию», которое его великому внуку изучить так и не удалось. Даже дома Данте, когда-то находившегося в юго-восточной части города Сан Пьер Маджоре, в приходе Сан Мартино дель Весково, больше не существует, потому что по флорентийскому обычаю он был разрушен после его изгнания. Небольшая башня в четыре этажа и несколько двухэтажных домов, связанных между собой навесами и балконами, которые показывают туристам как «дом Данте» — всего лишь реконструкция XIX века. Чтобы понять, в чем причина подобной непримиримости, необходимо сделать небольшой экскурс в историю Флоренции. Основан этот прекрасный город, и поныне являющийся жемчужиной Италии, еще древними римлянами. Удобное географическое положение и крепкие стены помогли ему быстро стать значимым торговым городом. А когда после крестовых походов оживились торговые связи между Европой и Азией, флорентийские купцы и ремесленники сумели использовать преимущества своего выгодного расположения и превратить Флоренцию в богатое и могущественное государство. К тому же река Арно, на которой стоял город, была в те времена достаточно полноводной и глубокой, чтобы корабли флорентийцев могли спускаться по реке к самому морю. На единственном мосту через Арно, широком и крепком, предназначенном для тяжелой поступи легионов, в незапамятные времена появилась грубо высеченная конная статуя с мечом в руках. Средневековые горожане называли ее Марсом, по имени языческого бога войны и планеты, под знаком которой возник город. В эпоху варварских нашествий отряды Тотилы разрушили Флоренцию и всадника сбросили в реку. При Карле Великом, когда город начал заново отстраиваться, каменного стража Старого моста вытащили из воды. Не только суеверные простолюдины, но и образованные флорентийцы, как Данте и его наставник Брунетто Латини, верили в дурное влияние первого языческого патрона города. Братоубийственные побоища в стенах Флоренции объясняли влиянием Марса. Это она, красная планета, возбуждала гражданские распри и войны, вызывала бури и мятежи. Ее кровавым цветом окрасился даже герб республики: белая лилия стала алой. Характернейшей особенностью пейзажа средневековой Флоренции было великое множество башен разной вышины и размеров, обрамленных зубцами, с узкими щелями бойниц. Их островерхие макушки видны были путникам задолго до того, как они приближались к городским стенам. Если в античные времена над укреплениями высились всего четыре сторожевые башни, по одной в каждой четверти города, то в годы жизни Данте число их превышало полторы сотни. Башни росли над домами и кварталами, где жили феодалы, добровольно обосновавшиеся в городе или же переселенные в него силой. Воздвигались башни и объединениями горожан-пополанов для защиты от внутренних врагов. Когда в XIII веке горожане вошли в силу, они разрушили надменно устремившиеся в небо высотные постройки феодалов. Снесенные верхушки у башен грандов знаменовали победу коммуны внутри города, так же как срытые замки во флорентийской округе свидетельствовали о торжестве города-государства Флоренции над феодалами своего контадо. В XII и XIII веках флорентийцы приступили к строительству мостов, чтобы соединить старый город с противоположным южным берегом реки, где возникли новые поселения, главным образом бедного люда. Самое восточное предместье за Арно долгое время оставалось поселком лачуг и трущоб. В XIII веке там выстроили свои монастыри недавно учрежденные ордена нищенствующих монахов: францисканцев и доминиканцев. Флоренция стремительно росла, богатела и, конечно, привлекала все больше людей. Вскоре старые римские стены стали для нее слишком тесными, и в 1172 году пришлось обнести город второй стеной, защитившей еще и пригороды на западе и на востоке. Теперь путь к Флоренции с одной стороны преграждала вода — выше Старого моста в Арно вливалась небольшая речка Муньоне, один из рукавов которой подходил к старой стене, а с остальных сторон подступы к новым стенам оберегали глубокие рвы. Но скоро и в этих границах городу тоже стало тесно: в начале XIII века население Флоренции составляло десять тысяч жителей, а к середине XIV века — уже не менее девяноста. Во всей Европе только три города превосходили ее по размеру: Кордова, Палермо и Париж. Неудивительно, что руководство города решило построить третий пояс стен. Как повсюду в Европе, крепнущие тосканские города медленно и упорно отвоевывали у епископов права на самоуправление. Они привлекали к себе поселенцев тем, что давали свободу от феодального угнетения крестьянам, бродягам, странствующим купцам и прочему неприкаянному люду. В XII веке не Флоренция, а Лукка была столицей обширного Тосканского графства. Его владелица, бездетная маркграфиня Матильда, завещала свой феод папе. Но римские первосвященники оказались не в состоянии реализовать права, полученные по завещанию, и одолеть нараставшие центробежные силы богатевших городов и вассальных феодалов. Образовавшиеся на территории Тосканы города-государства, республики и тирании, медленно поглощали окружающие их феодальные владения и создавали собственные правительства. Лукка, Сьена, Пиза уже в XII веке имели вполне выраженное самоуправление, Флоренция — только в XIII. Недолго продолжалась во Флоренции власть всенародного вече, которое созывалось звуками колокола на площадь и решало важнейшие дела города. Выделившаяся из самых богатых горожан верхушка — патрициат — постепенно забрала бразды правления в свои руки. Власть перешла к консулам и к Совету ста, составленному из «лучших людей» города. В это время бывшие вассалы маркграфини Матильды, почувствовав независимость и безнаказанность, разбойничали на больших дорогах и нападали на торговые караваны. Среди них были семьи, которые в недалеком будущем сыграют очень большую роль в истории города, как, например, графы Гвиди, графы Альберти, Буондельмонти, Уберти, Фрескобальди, Донати, делла Белла. Флоренция, воюя с ними, смирила гордых феодалов и заставила их переехать в город, где они должны были жить по крайней мере четыре месяца в году. Те же, кто не подчинился коммуне, жестоко расплачивались за свою строптивость: Флоренция разрушала их замки, а земли конфисковывала и присоединяла к своим владениям. Не удалось справиться только с мощными феодалами, гнездившимися в горных долинах Апеннин. Таким образом, в течение нескольких десятилетий город завладел всем Флорентийским графством, которое стало территорией Флорентийской республики. Флоренция подчинила своей власти или своему влиянию также небольшие соседние городки Фьезоле и Сан Джеминьяно, и даже Пистойю, сохранившую, впрочем, некоторую независимость. Желая ослабить феодалов своего контадо, а также обеспечить потребности растущей промышленности в дешевой рабочей силе, а население города в продовольствии, коммуна приступила к освобождению крестьян на территории республики. В постоянном притоке рабочих нуждалось прежде всего флорентийское сукноделие. Берега Арно и ее притоков покрылись мастерскими по переработке шерсти. Флорентийские сукна, сперва неокрашенные, затем окрашенные, самой тонкой выделки, наводнили рынки Италии и Европы. Ловкие купцы немало наживались и на торговле изделиями искусных флорентийских ювелиров, оружейников, ткачей. Но не только своей торговлей и ремеслами богатела Флоренция. Флорентийцы прославились по всей Европе как банкиры, заимодавцы, ростовщики. Их можно было встретить у подножия трона святого отца, папы, во Фландрии, в Испании и на Британских островах. Папа Бонифаций VIII как-то весьма ядовито заметил о вездесущих флорентийцах, всюду проникающих и всюду торгующих, оказывающих влияние на королей и сильных мира сего, что не четыре, а пять элементов существует на свете: вода, земля, воздух, огонь и флорентийцы. Первоначальное финансовое благополучие флорентийцев родилось из торговли, но богатство, ставшее в XIII веке предметом неутолимой зависти соседей, было создано другим, менее почетным способом. Бонифаций VIII не зря отзывался о них с такой неприязнью — флорентийцы считались безжалостными ростовщиками. Они кредитовали феодалов и епископов, охотно давали столько, сколько у них просили, под залог недвижимости или драгоценностей и никогда не возмущались, если должник не мог вернуть деньги в срок. Долговое обязательство можно было с легкостью продлить еще на несколько месяцев — за огромные проценты, разумеется. Ну а когда становилось ясно, что должнику точно не удастся расплатиться, флорентийские ростовщики забирали залог, увеличивая этим собственное благосостояние. Впрочем, в самой Флоренции далеко не все относились к такому способу обогащения с уважением. Данте, например, ненавидел его от всей души и в своей великой поэме сделал его одним из самых ужасных и наиболее строго наказуемых пороков. А самых могущественных флорентийских магнатов-ростовщиков изобразил в семнадцатой песне «Ада» в образе шелудивых, покрытых грязной коростой тварей. А чтобы ни у кого не было сомнений в том, кто это, он обозначил каждого фамильным гербом: лазоревый лев на желтом поле указывал на принадлежность к роду Джанфилиаццы, а белый гусь на красном поле — к семье банкиров Убриакки. Я подошел к толпе людей сидящей. Страдания светились в их очах, И, от жары спасаяся палящей, Они лицо старались защищать. Так точно псы, когда среди засухи Со всех сторон их облепляют мухи, Пытаются их лапой отгонять. Я заглянул в их лица, но не встретил Ни одного знакомого лица, Зато на шее каждого заметил Я кошелек, которым без конца Восторженно их взоры любовались.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21