Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Биография Что-то с памятью моей стало




страница1/4
Дата24.01.2017
Размер0.52 Mb.
  1   2   3   4
Альтернативная биография
Что-то с памятью моей стало
Жизнеописание обыкновенного человека представляет хоть какой-нибудь интерес только для его ближайших родственников и то только младшего поколения.

Авторы читаемых мемуаров или сами великие люди или общались с великими людьми. Так, утверждается, что имеется около трехсот человек, которые в своих воспоминаниях пишут, что они несли с Лениным бревно на субботнике.

Автору не повезло в жизни, он не общался с великими людьми, и поэтому вместо автобиографии с датами он написал просто о различных ситуациях, которые были в его жизни, а также в жизни других людей.

К вопросу о достоверности биографических данных. Автор учил в школе, что когда молодого Ленина арестовала полиция, полицейский пристав сказал ему: «Что вы бунтуете, молодой человек, перед вами стена». Ленин ответил: «Стена, да гнилая, ткни и развалится». Еще в школе автора мучил вопрос: при этой беседе присутствовали двое – Ленин и пристав, от кого это стало известно?

События излагаются не в хронологическом порядке, а в том порядке, в котором они приходили в голову автору.

Пустые хлопоты
До 18 лет автор не имел дела с наукой, учился в Институте стали, сдавал общие предметы: математику, физику, химию, которые выветривались из головы немедленно после сдачи экзамена. В этот роковой день, отцу автора, специалисту по металловедению, позвонили из издательства и предложили перевести с английского языка новую научную книгу. Отец хотел сказать, что ему некогда, потом посмотрел на автора и спросил, не хочет ли он попробовать. Так все и началось.

Для того, чтобы представить себе масштаб этой авантюры, необходимы пояснения. Сведения автора об английском языке ограничивались школьной программой, багаж прочитанных английских книг состоял из рассказа Джека Лондона и брошюры про притеснения негров в Америке. Сведения об области науки, к которой относилась книга, были значительно ниже нуля, т.к. автор учился на втором курсе, а металловедение проходили на четвертом. Теперь попытаемся объяснить, о чем была книга. Если к металлической детали приложить достаточно большую нагрузку, то она будет деформироваться, а затем разрушится. Если приложить недостаточно большую нагрузку, то деталь не будет деформироваться и не разрушится, так гласит многовековой опыт человечества. Конструкторам авиационных и ракетных двигателей и турбин потребовались сплавы, работающие при высоких температурах. Оказалось, что нагрузка, недостаточная для деформации металла при комнатной температуре, приводит к медленной деформации при высокой температуре. Это явление было названо по-английски «creep» и крайне неудачно переведено на русский язык, как «ползучесть». Таким образом, ресурс работы двигателя зависит от того, насколько мала скорость ползучести. Все это выяснилось лет за десять до восемнадцатилетия автора, во всем мире начались лихорадочные исследования процессов ползучести и, наконец, была издана первая книга, которую и предстояло перевести.

Издательский договор был заключен, естественно, не с бедолагой-студентом, а с отцом-профессором, а студента сбросили с мачты в океан. Эта история со счастливым концом для книги, так как она все-таки вышла, а студент приобрел грандиозное количество ненужных ему знаний. В силу рокового стечения обстоятельств, автор никогда в жизни не изучал ползучесть металлов.

Чудо-прибор
Время между тем шло, и студенту надо было выбирать специализацию, студент выбрал рентгеноструктурный анализ, эти слова для не специалистов не имеют никакого смысла. В физике есть понятие дифракционной решетки, это такая система штрихов, от которой свет отражается под определенными углами. Измеряя эти углы, можно узнать расстояния между штрихами. Атомы в металлах образуют ряды и атомные плоскости, создающие дифракционную решетку для рентгеновских лучей. Таким образом, измеряя углы, под которыми рентгеновские лучи, падающие на металл, отклоняются от его поверхности, можно определить расположение атомов в металле. Вот этот метод и называется рентгеноструктурный анализ. Зная расположение атомов в веществе можно вычислить очень многое: что это за вещество, что в нем происходит при различных обработках, разработать новые материалы с улучшенными свойствами.

Для того, чтобы практически провести анализ, надо было направить рентгеновский луч на исследуемый образец, зарегистрировать на фотопленке отраженное излучение, т.е. получить рентгенограмму, и провести измерения этой рентгенограммы. Этот процесс занимал от нескольких часов до нескольких суток.

Студент возмужал и его отправили делать дипломную работу в научный институт, там подвели к какому-то странному сооружению и сказали, что это рентгеновская установка. Оказалось, что секретные физики, которые делали атомную бомбу, заодно разработали метод регистрации рентгеновских лучей не на пленку, а специальными счетчиками и автору предстоит участвовать в качестве маленького винтика в государственных испытаниях такой установки.

Автор подошел к прибору и получил рентгенограмму. Это заняло 10 минут! В конце концов, все перепуталось, в дипломной работе автора было пятьсот рентгенограмм, у других студентов - пять, поднялся переполох, автору на всякий случай отменили рекомендацию в аспирантуру, одновременно ему была заказана статья о чудо-приборе в массовый журнал, где не было указано, что прибор существует в одном экземпляре. Это история с хорошим концом, сейчас современные компьютеризированные приборы такого типа заменяют уже не часы, а месяцы и годы работы старым способом.



Справочники, справочники
Следующий поворот – автора, как молодого специалиста распределили в отраслевой научно-исследовательский институт, привели в лабораторию, заполненную научным оборудованием, и оставили одного. К этому времени автор не умел ничего, кроме нажатия кнопок на чудо-приборе. Пришлось ходить к разным людям, которые умели работать, учиться у них, искать различные методики в научных статьях, на это ушло несколько лет, но они прошли с пользой. И однажды автору пришла в голову мысль о том, что методики можно систематизировать и издать, чтобы его путь не проходило еще раз множество людей. Издательству идея понравилась, автор с энтузиазмом принялся за работу, книга вышла и, по-видимому - принесла пользу. Одновременно автор приобретал жизненный опыт. В частности, начальник сказал: «Вот вы пишете в рабочее время, я мог бы вам запретить, но я этого не делаю, естественно, что я ваш соавтор».

Книга вышла, стали писать и приходить читатели, каждому чего-нибудь не хватало, и автор понял, что для эффективной работы нужно не только знание методик, но и колоссальное количество справочного материала. Автору удалось это доказать Издательству, что таких справочников нет, был заключен договор на толстенный справочник в 300 страниц. Автор опять зарылся в библиотеки, справочник вышел, в нем оказалось почти 600 страниц.

Следующий поворот. Нашу страну приглашают на всемирную выставку научной книги в США, на выставке справочник видит крупнейший американский ученый, положительно отзывается о нем, после чего умирает. Тогда американцы в его память переводят справочник и посвящают ему перевод с девизом: «His mind was X-ray, his heart was a crystal». Все разрастается как снежный ком, в 30 научных журналах во всем мире печатают рецензии, во многих работах в этой области науки во всем мире ссылаются на справочник, рейтинг взлетает до сумасшедшей величины. Но это там, а здесь? Автор получает очень приятное письмо о том, что ему пришли деньги из Америки и бежит в банк. Там ему сообщают, что на него пролился золотой дождь, впрочем почти все забирает государство, а остальное, пожалуйста, в том окошке, 90 коп. за доллар. “А долларами нельзя?» - спрашивает ошеломленный автор. –Конечно, можно, - отвечают ему, с разрешения министра финансов. А дают разрешение? Конечно, дают. Недавно Президенту Академии наук на 100 долларов дали.

История со справочником длилась еще несколько лет, за это время автор издал еще 3 справочника и подготовил и включил в план Издательства итоговый труд – суммарный справочник. В 1990 году автору сообщили, что для издания нужно 300 000 руб. (зарплата 300 руб. в месяц), На этом и сказочке конец.


Информация
Современному продвинутому юзеру трудно себе представить информационное пространство науки середины прошлого века. Научные знания и экспериментальные навыки добывались, как правило, не из научных журналов или Интернета, а от старших коллег. Иностранные научно-технологические журналы попадали в страну в единичных экземплярах и доля ученых, которые знали язык и имели доступ к этим журналам, была невелика. Все это приводило к тому, что конкурентное пространство для ученых суживалось до размеров лаборатории, института, отрасли. Секретность большинства отраслевых научно-исследовательских институтов приводило к громадному количеству параллельных работ в одной и той же области.

Автору посчастливилось присутствовать на пресс-конференции космонавтов. Незабываемое впечатление произвел десяток солидных людей в скромных костюмчиках, грустно сидевших в зале. Это были генеральные конструктора космической техники, имевшие все возможные награды и звания, но не известные никому за оградой своего почтового ящика.

Но хватит о грустном.

Как сказано у Фазиля Искандера: «Но и в Совете министров неглупые люди есть, в нашем местном Совете министров». Кому-то из них пришла в голову революционная идея. Был организован информационный институт, в который приходило по одному экземпляру иностранных журналов во многих областях науки и техники. После этого специалисты читали статьи в этих журналах, составляли на русском языке рефераты статей, рефераты объединялись в реферативные журналы по различным направлениям и издавались массовым тиражом. Таким образом, одним ударом возможности получения информации для ученых всей страны поднимались на современный уровень.

Сказано – сделано. Осталось не многое – найти референтов, которые бы знали современную науку и иностранные языки одновременно. К сожалению, крупные ученые мало знали языки, а молодежь учила только тематику своей лаборатории. Тем не менее, референты были найдены, в том числе и автор. Эта работа неплохо оплачивалась, во всяком случае, автор – молодой специалист смог сбежать от родителей, снять комнату на Арбате и, в связи с отсутствием домашнего кормления, обедать в ресторане «Прага».


Дислокации
Когда появились информационные реферативные журналы, выяснилось, что в нашей стране отсутствуют некоторые науки. В частности, при исследовании физической природы деформации металлов оказалось, что деформация связана с движением особых дефектов строения кристаллов, нечто вроде веревочек из атомов, которые были названы дислокациями. К несчастью дислокации очень маленькие, их не видно в микроскоп, они являются неправильными, идеологически вредными и вообще не существуют для советского человека. Как сказал автору один крупный ученый: «В нашей лаборатории дислокаций нет, и не будет». Шло время, идеологически ущербные зарубежные ученые на основе теории дислокаций создавали новые сплавы с повышенной прочностью, но советская наука стояла как скала и не поддавалась на провокации.

Вот какая была ситуация к моменту создания реферативных журналов и было решено, во всяком случае в рамках этих журналов, признать теорию дислокаций и реферировать соответствующие статьи.

Легко сказать – реферировать, на русском языке нет даже терминологии этой науки. Поэтому автору, который и здесь закрыл собой амбразуру, пришлось начать с изобретения терминологии. Легко это или трудно, судите сами. Один из типов дислокаций называется stair-rod dislocation. Что такое stair-rod? Для того, чтобы это знать, надо часто бывать в старинном английском дворце. Дальше очень просто, если Вы входите во дворец, то обычно Вы видите ковер на лестнице. Этот ковер крепится на ступеньках стержнями, укрепленными на краях ступенек. Такой стерженек и называется stair-rod. Ну, как, готовы перевести? У автора хватило фантазии только на термин «удерживающая дислокация». Статей про дислокации было очень много, они накапливались у автора, и дело для автора кончилось изданием книги по теории дислокаций объемом более пятисот страниц для изучения в университетах и пары маленьких книг для технических вузов. А с отголосками идеологической борьбы автор встретился при чтении популярной лекции в Политехническом музее с плакатами, развешенными по Москве. Один из слушателей заклеймил автора за идеализм, но успокоился, узнав, что современная экспериментальная техника уже позволяет увидеть дислокации. Вообще, слово «дислокация» имеет несколько значений. Например, у Козьмы Пруткова сказано: «В летний вечер под тенью акации приятно мечтать о дислокации». Что бы это значило?

Эдисон
Длительное изложение читателям теории дислокаций не прошло бесследно для автора и отразилось на его психике, захотелось что-нибудь сделать самостоятельно. К этому времени в распоряжении автора была маленькая лаборатория в Московском государственном университете, где проводилось изучение физического механизма упрочнения металлов.

Основными способами упрочнения металлов являются закалка и деформация. Причем не «и», а «или», потому что можно делать или то, или другое. Закаленную сталь нельзя деформировать, а при закалке деформированной стали эффект от деформации исчезает.

И для закалки и для пластической деформации уже были разработаны дислокационные теории. Автору удалось провести дальнейшее развитие этих теорий и показать, что возможен такой вид обработки, при котором эффекты закалки и пластической деформации суммируются. При этом удалось не только теоретически предсказать суммарное упрочнение, но и получить его экспериментально, на столе у автора лежали куски металла с неправдоподобно высокой прочностью. Встал вопрос, что делать дальше? Наиболее логичный вариант, получить патент на новый способ упрочнения металла и передать его промышленности. Однако, в конкретных условиях того да и нашего времени это требовало очень больших усилий на всех этапах, нескольких лет жизни, без гарантированного результата. На глазах автора проходила эпопея с изобретением лазера. Ученый, создавший лазер, подал заявку на изобретение, заявку засекретили, впрочем, выдали патент через несколько лет. За это время другие ученые независимо сделали лазер и получили Нобелевскую премию.

И автор решил пойти по другому пути, опубликовать этот результат, а дальше будь что будет. Для опубликования требовалось немногое, получить акт экспертизы о том, что работа не является секретной, потому что не содержит ничего нового, получить такой акт было очень легко. Итак, статья была опубликована, вызвала интерес у специалистов, многие стали работать в этом направлении, и все покатилось, как снежный ком. За рубежом даже придумали название для этой обработки «ausforming», она стала обычной технологией, люди защищали диссертации, писали книги. Единственным, о ком при этом забыли, остался автор, на долю которого пришлись только ссылки в литературном обзоре некоторых дотошных диссертантов.

Sic transit gloria mundi.

Лазеры
Не всем известно, что лазеры, за которые дали Нобелевскую премию, это вовсе не гиперболоид инженера Гарина. Первые лазеры представляли интерес только для физиков, так как имели очень малую мощность. Это было связано с рядом причин, в том числе с тем, что не был найден удачный материал для изготовления лазера. Только через несколько лет после изобретения лазера удалось получить лазерный эффект в твердом теле (кристалле рубина), и добиться мощности светового импульса, позволяющей разрушить технические материалы. Так и возникла лазерная технология, изобретателю, впрочем, никакой Нобелевской премии не дали.

Лазер - это очень простое устройство, не имеющее ни одной движущейся детали и по сложности его можно сравнить с детским конструктором. Для того, чтобы сделать лазер, нужны кристалл рубина, если нет кристалла можно и стекло, импульсная лампа и два зеркала. Такой лазер излучает световой импульс длительностью в тысячную долю секунды и если его сфокусировать линзой, то можно пробить металлическую пластинку миллиметровой толщины.

Во многих институтах сделали такие лазеры и стали стрелять во все, что попадалось под руку. Автор постарался не отстать. Поставил под луч железную пластинку, и после облучения измерил ее твердость. Твердость увеличилась в полтора раза и стала больше твердости закаленной стали.

Вот тут и началось. Автор бросил все остальные дела и несколько десятилетий занимался действием лазерного излучения на твердое тело. За это время были разработаны технологии упрочнения и разрушения лазером самых разных материалов, изучены физические механизмы этих процессов, написаны 5 книг, последняя из которых вышла в 2009 г., за одну из книг даже дали красивую медаль за лучшую научную работу в нашей стране.

Сейчас лазерная обработка материалов, это обычная, широко распространенная технология, лазерный эффект получают из чего угодно, в том числе из обычной воды и выхлопов реактивных двигателей. Недавно автор купил в метро у разносчика за сто рублей шариковую ручку, которой можно писать, проверять подлинность банкнот специальным фонариком, а также, если нажать кнопку, из нее выходит тонкий световой луч лазера.

Научные загадки
Вы никогда не задумывались над тем, почему пуля из ружья не пробивает танк? А над ответом на этот вопрос задумывались тысячи людей, работающих в различных секретных организациях. Казалось бы, увеличить скорость пули, и она пробьет все что угодно. Оказывается, все не так просто. При увеличении скорости пули глубина пробивания действительно увеличивается, но при достижении определенной скорости пуля просто испаряется.

Этот факт хорошо известен секретным физикам, которые установили, что максимальная глубина проникновения пули в мишень из того же материала составляет несколько диаметров пули.

Институт, где работает автор, называется Институт механики МГУ, это трехэтажное здание, имеющее еще несколько подземных этажей. Под землей расположены взрывные камеры и пушки, позволяющие ускорять любые игрушки до космических скоростей.

Однажды к автору пришел сослуживец, который всю жизнь занимался исследованием взрывов и проникания металлических частиц в мишени, и сообщил, что он обнаружил странную вещь, при некоторых размерах частиц они проникают слишком глубоко и надо бы исследовать, что же происходит в мишени. Автор с интересом взялся за это исследование с надеждой найти ошибку в эксперименте, так как законы физики незыблемы. Тем не менее, оказалось, что частицы проникают в мишень не на единицы, а на сотни и тысячи диаметров, т.е. частицы диаметром в десятки микрон пробивают миллиметры преграды.

Этот эффект существует только при определенных скоростях порядка первой космический скорости и определенных размерах частиц, автор его исследовал всеми возможными способами и убедился, что он есть и это не ошибка эксперимента.

С точки зрения нормального человека этого эффекта быть не может, это то же самое, как если бы брошенный камень падал вверх, а не вниз. Дальше начались все мучения непризнанных изобретателей, все, кто читал статьи авторов про этот эффект, его назвали эффектом сверхглубокого проникания, начинали искать ошибку, несколько академиков предложили взаимоисключающие друг друга теории, военные обещали на всякий случай все засекретить.

Можно предложить много способов применения этого эффекта, но для начала надо, чтобы в него поверили.

В космосе грандиозное количество частиц различных размеров и вполне может быть, что в силу неудачного стечения обстоятельств в космический корабль могут ударить частицы, имеющие размеры и скорости, при которых происходит сверхглубокое проникание. Что тогда будет с космонавтами?



Как хорошо быть генералом
Однажды автору позвонили из военно-инженерной академии и сообщили, что у них освободилась вакансия заведующего кафедрой и автору, как самому молодому доктору наук, предлагается эта работа, несмотря на его национальность и беспартийность. Оробевший автор поехал к начальнику академии, начальник встретил его по отечески и сообщил, что в отличие от гражданских вузов, у них студентам можно приказывать. Потом он спросил, какое у автора военное звание и автор честно ответил - лейтенант запаса. У нас по должности Вы можете стать генералом, сказал начальник и тут по глупости, автор, не подумав, ляпнул, ну это не важно. Генерал побагровел и заорал: «Для Вас это не важно, я больше не буду вести с Вами переговоры». Так автор не стал генералом.

Молодого теоретика В.Л.Гинзбурга взяли в проект по водородной бомбе. Он немедленно придумал, из какого материала (дейтерида лития) надо эту бомбу делать. Потом выяснилось, что у него репрессирована жена и его из проекта уволили. Гинзбург с горя занялся другими работами, за которые впоследствии получил Нобелевскую премию.

Когда А.Д.Сахаров создал водородную бомбу, лучшие умы человечества стали думать, как сделать термоядерный синтез, лежащий в основе взрыва, медленным, чтобы энергия выделялась не мгновенно, а постепенно. В этом случае люди получают неисчерпаемый источник энергии, нефть, газ и уголь становятся ненужными – водорода в океане всем хватит.

Теоретики быстро придумали, как это сделать, но когда стали работать экспериментаторы, то все время немножко не получалось, почти у самого конца что-нибудь не выходило. Так было пятьдесят лет назад, так и сейчас, природа сопротивляется.

Существует такая научная легенда. Идет заседание с очередным докладом о том, что уже почти получилось. Входит А.Д.Сахаров, садится в уголочке и человек, сидящий перед ним, слышит, как он тихо говорит: «Так у вас ничего не получится, это надо сделать совсем по-другому». После этого Сахаров занялся общественной деятельностью, перестал заниматься физикой, а термоядерную энергию не научились получать до сих пор. Ну и кому от этого лучше?

К чему все это рассказывается? А к тому, что ученый, прежде всего человек, член общества, живущий по законам этого общества. События, происходящие с ним, могут помогать, а чаще мешают его исследованиям, но его карьера, радости и горести не имеют значения для науки. Имеет значение только то, что он создал, причем и это не имеет никакого отношения к его личности и судьбе. Если везде написать, что теорию относительности создал не Эйнштейн, а кто-нибудь другой, что от этого изменится?



Вопрос – ответ
Автор в достаточно юном возрасте поступил работать в Институт механики Московского государственного университета и работает там до сих пор. Небольшое трехэтажное здание Института, расположенное на краю громадной территории МГУ, имеет несколько подземных этажей, в которых находятся различные экзотические установки, например, пушки, разгоняющие снаряды до космических скоростей, взрывные камеры и многое другое. Институт имел очень странный статус, во всяком случае, когда в МГУ проходила международная конференция, сотрудникам сказали, что если иностранные ученые спросят, как пройти в Институт механики, отвечать, что такого института нет.

Таким образом, автор приобрел возможность контактировать со специалистами, обычно не связанными с исследованиями структуры материалов.

Тут судьба свела автора с выдающимся специалистом по взрывам. Этот человек был не только генератором идей, но мог осуществить каждую свою идею. Например, исследование процессов высокоскоростного пробивания преград (напомним, что речь идет не об обычных скоростях пули из ружья, а о космических скоростях) является очень трудоемким и дорогостоящим. Этот исследователь предложил закрепить два десятка пуль на подставке и разгонять взрывом мишень, таким образом, один эксперимент заменял десятки экспериментов при обычной методике.

Если пуля с высокой скоростью попадает в преграду, то вокруг пули в преграде возникает деформационная и упрочненная область. У ученых были две принципиально различных точки зрения на причины этого упрочнения. Одни говорили, что причиной является контактное взаимодействие пули и преграды, например, как при забивании гвоздя. Другие обращали внимание на то, что при высокоскоростном ударе возникает ударная волна, деформирующая материал, что и является причиной упрочнения. Очевидно, что при ударе возникают оба этих эффекта, разделить которые не удается.

  1   2   3   4