Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Библиотека Театра чудес




страница8/16
Дата06.07.2018
Размер0.87 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

1748


5 декабря иноземец Иван Петр Гильфердинг «с товарищи» подает доношение в Московскую Полицмейстерскую канцелярию, в котором объявляет: «По силе высочайшей, от Ея Императорского Величества данной привилегии имеет он в девятой команде камедиальной дом, построенной в Старой Басманной улице, близ Красных ворот, в котором при собрании знатных особ и протчих чинов людей и производитца камедия. И во время оной в комедии игры приезжающие разных характеров з господами их служители, собираясь многолюдно, насильством своим выбивают, для входу без платежа денег, двери и чинят тем как с ними, так и с салдатами превеликие драки. Отчего [...] небезопасно от смертного убийства. Такожь отламывают у камедиального дому крыльца и лестницы и раскладывают огни, отчего, боже сохрани, не вопоследовало б пожарного буйства. А по указам-де и данной им привилегии велено: для таких предосторожностей определить от полиции довольные команды...». [РГАДА, ф.931, оп.3, д.431, л.45.*] См.: 1749, 1750.

1749


14 января из Рижской Губернской канцелярии в Правительствующий Сенат поступает «репорт о требовании указу»: «По Ея Императорского Величества указу прошлого 1744 году <...> со 10 июля в объявленном в оном ук<азе> вялении, данном немецкой банды комедианту Иагану Христофору Сигмунду, велена ему и жене его в Москве, в Санктпетербурге, в Нарве, в Ревеле и Риге камедии играть и писаться вольными комедиантами, а кроме оного Сигмунда и жены его <и его> банды другим на то привилегии не иметь. Как в Москве, так и в Петербурге, в Нарве, в Ревеле и Риге и в Выборге комедии и оперы, и кто к тому принадлежит - никого играть не допускать. А еще явился в Лифляндской губернской канцелярии камедиант Готлиб Миньен, уроженец города Брауншвейга. [...] Сигмундова жена уступила ему, Миньену с ево компанией, ту комедию играть с таким уговором, что ей <должен> давать в год по ступять десять талеров, в чем с ево миньенова женой и письменно она, Зигмундова жена укрепила». [РГАДА, ф.248, оп.39, д.2531, л.13.]

Далее пояснялось, что Зигмунд, который жил в Риге «лет с шесть с женою и детьми», умер, а его вдова «вышла замуж за росийского офицера, отставного поручика».

В подготовленном Сенатом указе подтверждалась привилегия, данная супругам Зигмунд. О Миньене и иных претендентах говорилось: «Повелено будет, как вышеозначенному Зигмунду было дозволено для играня комедий допускать их по учененной просьбе, что они пришли занепозволением кто и пропитаня вкрайне призрение, то и комедиантское играние для пропитания не чинить дозволено, а по справке в сенат в прошлом 1742 сентября 17 дня поданной записани привилегии немецкой банды комедианту Зигмунду с женою ево Елисаветою на отведенные в Москве и в Санктпетербурге приидлежащие к тем комедиям стронении построить их своим иждивением и тому ради ему Зигмунду и жене ево как в Москве так и в Санкт-Петербурге в построенный ими дом так ежели он Зигмунд и жена ево пожелает в Риге, в Ревеле, в Нарве, в Выборге <...> и на наемных у тамошних жителей земля построеные же своим иждивением покуда комедии играть и те ему Зигмунду и жене ево». [РГАДА, ф.248, оп.39. д.2531, лл.18-19.]

23 февраля в Лифляндию было отправлено повеление «о запрещении приехавшим в Ригу комедиантам Готлибу Миньену с товарищи комедии играть (кроме бывшаго комедианта Сигмунда, жене ево и их банды)». [РГАДА, ф.248, оп.39, д.2531, л.12.] См.: 1733, 1737, 1744.

29 марта в журнале присутствия Московской Полицмейстерской канцелярии отмечено: «В прошедшую сырную неделю, в имеющейся в Москве у Красных ворот Немецкой камедии от людей боярских учинилась немалая ссора и драка, и не только камедиантов, но и часовых те люди боярские били. И хотя те бойцы тогда были и сысканы и учинено им публичное наказание, но токмо и ныне от приезжающих в тою камедию за господами людей боярских опасно, чтоб такой же ссоры и драки не последовало. И для прекращения и недопущения до таких ссор и драк, по рассуждению Главной полиции, необходимо потребно в ту камедию из армейских полков командировать надлежащую команду...». [РГАДА, ф.931, оп.3, д.434, л.228.*]

12 октября в журнале протоколов Правительствующего Сената сделана следующая запись: «По имянному изустному указу, объявленному генерал прокурором и кавалером: о даче немецкой банды содержателю Панталону Петру Гильфердингу для произвождения комедий на основании преждеданной умершему Сигманду привилегии; какое исполнение учинить определенно — записано особо». [РГАДА, ф.248, оп.39, д.2546, л.225.*]

В отдельной записи отмечалось: «Всепресветлейшая державнейшая Великая государыня императрица Елисавет Петровна, самодержица Всероссийская указать соизволила: что понеже Ея Императорского Величества немецкой банды камедианской содержатель Панталон Петр Гильфердинг всеподданнейше просил, а Правительствующий Сенат подал челобитную: яко бывшей той банды директор Сигмунд умре, ныне та банда осталась без директора, а содержит оную он, Панталон Гильфердинг, платя вышеозначенного умершего Сигмунда жене, которая ныне вышла замуж за афицера, некоторую часть с собираемых от того доходов. Того ради ему, Гильфердингу, дать из Сената, на основании преждеданной означенному умершему Сигманду, привилегию, а жене ево Сигмандову от того отрешить и платы ей ему, Гильфердингу, отныне более никакой не производить». [РГАДА, ф.248, оп.39, д.2546, л.258.*] См.: 1748, 1750. Ср.: 1733, 1737, 1744.

В Петербурге известен «комедиянтский анбар, построен был у Синяго мосту», в котором «отправляют комедии кукольныя с 1749 году». [Историческое, географическое и топографическое описание Санктпербурга от начала заведения его, с 1703 по 1751 год, сочиненное Г. Богдановым... СПб., 1779. С.137.]


1750


20 марта в журнале присутствия Московской Полицмейстерской канцелярии записано: «По указу из Главной полиции, по которому велено: немецкой камедианской банды содержателю Панталону Петру Гильфердингу в произвождении комедий и оперов, в силе высочайшей Ея Императорского Величества привилегии, воспрещения и помешательства никакого не чинить». [РГАДА, ф.931, оп.3, д.446, л.144. *] См.: 1748, 1749.

В июне в канцелярию генеральной ревизии Московской губернии поступает доношение из канцелярии ревизии Московской провинции: «Октября прошлого 1744 году прислан при промемории во оную канцелярию ревизии Московской губернии из Главной полицмейстерской канцелярии кукольной камеди камедиант Петр Осипов сын Якубовской для рассмотрения и учинения с ним по указу, ибо он о себе объявил, что он польской нации. И того же числа оной Якубовской в канцелярии ревизии Московской губернии допросом показал: дед-де ево Захарей и отец ево Осип Якубовския были поляки жители города Вытебска католицкаго закона, и в прошлых-де давних годех во время с шведами войны, а в котором имянно году сказать не знает, взяты в полон в Литове и привезены в Москву. Дед-де ево Захарей в своей вере и умре, а отец-де ево Осип в Москве не крещеной и женился на российской дворянской дочери девице Матрене Климонтовой дочери Красной и женатой крещен у церкви Вознесения господня, что на Никитской, а восприемником был дьяк Иван Степанов, и по крещению отец ево Осип стал писатца отечеством оного отца крестнаго Иванов сын. И жил-де отец ево Осип своим двором в приходе церкви Ржевския Богородицы, что на Поварской улице, в земляном городе, и пропитание имел от кукольной камедии, и в том доме прижил детей — ево Петра, да Илью. И по ныне он Петр и з братом своим Ильей живут в том же отцовском доме и пропитание имеют от помянутой же камеди. От роду ему Петру дватцать три года, Илье пятнадцать лет, и он-де Петр женат на подьяческой дочери девице Ирине Васильевой дочери Кобяковой; и прижил с нею сына Петра, которому от роду два года, а оной брат холост. А во услужение он Петр з братом и з детьми ни к кому итти не желает и будет жить в том своем доме и пропитание иметь будет от помянутой же кукольной камеди. А отец-де ево Осип Якубовской и он с отцом своим при прежней генералитецкаго свидетельства переписи в том своем дворе написан польской нации, а брат ево родился после той переписи; а в прошлом-де 1744 году он Петр о себе и о брате и о сыне к ревизии сказку подал. И оной Якубовской ис канцелярии ревизии Московской губернии для учинения с ним по указом прислан в канцелярию ревизии Московской правинции. А в поданном челобитье показанного Петра Осипова сына Якубовского брата ево Ильи написано: отец-де ево Осип Иванов сын Якубовской был города Вытепска и ис того города оной отец ево вышел в Москву и воспринял веру греческого исповедания, и живучи в Москве, оной отец ево женился на дворянской дочери девке Матрене Климонтовой дочери, с которою и прижил ево и оной отец ево в прошлом 736 году умре, а он жил при означенной матери своей Матрене Климонтовой, а в подушной оклад нигде не написан и желания во услужение от него не было ни к кому. А при нынешней ревизии в третьей команде он явился и скаску подал, по которой никакого решения не учинено, а ныне он желает быть в вечном услужении в доме лейбгвардии Измайловского полку покойного капитана порутчика князя Алексея Юрьева сына Трубецкого у жены ево вдовы княгини Анны Львовой дочери Трубецкой. А в поданном же челобитье показанной княгини Анны Львовой дочери Трубецкой написано, что она показанного Илью Осипова сына Якубовского в вечное услужение принять желает и подушныя деньги и всякия подати и поборы впредь платить за него Илью Якубовского будет с положением ево в подушный оклад Переславского уезду резанского от вотчины своей села Ижевского и просила, чтоб ево Якубовского определить во услужение в дом к ней именованной. А в пополнение он Илья Якубовской допросом показал, что он по поданному своему желательному прошению ныне желает быть подлинно в вечном услужении и с платежом подушного окладу лейбгвардии Измайловского полку покойного капитана порутчика князя Алексея Юрьева сына Трубецкого у жены ево вдовы княгини Анны Львовой дочери, которая принять ево к себе желает. А справкою ис третьей команды показано: в прошлом 744 году, сентября 1 дня польской нации от московского жителя камедианта Петра Осипова сына Якубовского скаска в подаче имеется, в которой показано: отец ево Осип Иванов сын Якубовской при прежней генералитетского свидетельства мужеска полу душ и он, Петр, написаны польской нации и отец ево в 734 году умре, а сколько от роду ему, Петру, лет, в той скаске не показано; у него сын двух лет, да у него ж, Петра Осипова, показан брат родной Илья Якубовской пятнадцати лет; жительство по той скаске показано за арбацкими вороты в земляном городе в приходе церкви Ржевския Пресвятыя Богородицы, что словет на Поварской, своим домом, а о подлинной природе их во оной команде (по выезде и по продаже им, Якубовским, своего дому) за незнанием в реченной команде, где жительство имеют, и за не сыском их, следствия не произведено. А прошлого 1749 году июня 2 дня в канцелярии ревизии Московской правинции польской же нации города Вытепска Леонтей Захаров сын Якубовской скаскою показал: предъявленные-де Петр да Илья Осиповы дети Якубовские подлинно польской нации и отец их Осип Иванов сын Якубовский имелся ему, Леонтею, брат родной, а что отечества их разныя, он Леонтей Захаров сын, а показанной брат ево Осип - Иванов сын, потому, что по вывозе в России он, Осип, крещен был в веру греческого исповедания дьяком Иваном Степановым, по котором отце кресном и назывался Иванов сын. А оной брат ево в прошлом 1734 году умре, а он, Леонтей, хотя и крещен же в веру греческого исповедания, токмо зовется по родном отце Захаровым сыном и оныя Петр и Илья имеются ему родныя племянники и подлинно они польской нации. Того ради по Ея Императорского Величества указу и по определению канцелярии ревизии московской правинции велено показанному польской нации Илье Осипову сыну Якубовскому по желанию ево, а показанной княгини Анны Львовой дочери Трубецкой по приему, быть в вечном служении у ней, княгини Трубецкой и с отдачи ево взять пошлины по указу, и по написании ево, Илью, за нею, княгинею Трубецкой, по нынешней ревизии в подушной оклад в вотчине ее Переславского уезду резанского в селе Ижевском в Переславль резанскую правинциальную канцелярию воеводского правления и о взыскании за него с 747 году подушных и протчих зборов денег послать промеморию, а о даче на него владенной выписи в генеральную канцелярию ревизии Московской губернии представить доношение. А показанной брат ево большей Петр Осипов сын Якубовской по особливому определению отослан к ымеющемуся об нем делу в Московскую губернскую канцелярию при доношении; и по силе вышеписанного определения с отдачи ево, Ильи Якубовского, пошлинные деньги взяты и в приход записаны, тако ж и о написании ево в подушной оклад в Переславскую канцелярию резанского промемория послана, чего ради о даче помянутой вдове княгине на него Илью Якубовского владельной выписи сим доношением и представляется». [*]

В июле «в канцелярию ревизии Московской правинции переписи мужеска полу душ» поступает доношение: «Доносит дому кнегини Анны Львовой дочери Трубецкой служдитель Дмитрей Федорецкий, а в чем, тому следуют пункты.

1.

По определению оной канцелярии ревизии Московской правинции отдан в услужение в дом помянутой госпожи моей, по желанию польской нации Илья Осипов сын Якубовской и с платежом подушного оклада. По которому определению о написании ево Якубовского в тот подушной оклад в вотчине госпожи моей Переславского уезду резанского в селе Ижевском, в которое ныне по продаже от помянутой госпожи моей имеется во владении за генералом и ковалером Федором Васильевичем Наумовым. Для пересылки во оной Переславль резанской и промемория отдана была служителю госпожи моей Ивану Васильеву, который за болезнью своей ту промеморию невему каким случаем утратил и ныне помянутой Илья Якубовской остается без написания в подушной оклад.



2.

А ныне предписанная госпожа моя за продажею показанной вотчины Переславль резанского села Ижевского помянутого польской нации Илью Якубовского желает к положению в подушной оклад написать в вотчине своей Белевскаго уезду в сельце Брежневе.

Того ради канцелярию ревизии Московской правинции покорно прошу, дабы повелено было сие мое доношение принять и о вышеписанном польской нации Илье Якубовском подлинно с делом справиться.

И по справке написать о помянутом Белевском госпожи моей вотчине в селе Брежневе и о написании ево в тот оклад в Белевскую правинциальную канцелярию послать промеморию, о чем для ведома и в Переславскую правинциальную канцелярию сообщить же». [*]

3 августа отправляется запрос: «Из государственной камор коллегии в канцелярию ревизии Московской правинции потребно известие: Переяславского уезду резанского в вотчине вдовы княгини Анны Львовой дочери Трубецкой в селе Ижевском польской нации Илья Осипов сын Якубовской по нынешней ревизии написан ли, в подушной оклад положен ли?» [*]

10 августа на запрос получена справка: «В камор колегии в переписной новой переписи книге в Переяславском уезде рязанского, в вотчине вдовы княгини Анны Львовой дочери Трубецкой, в селе Ижевском вышеозначенной польской нацыи Илья Осипов сын Якубовской в подушном окладе не написан». [*] Ср.: 1700. См.: 1737, 1745, 1746, 1751, 1753, 1754, 1755, 1756, 1757, 1760.

12 сентября в Петербурге Петр Гильфердинг подает на высочайшее имя челобитную: «Всепресветлейшая, Державнейшая Великая государыня императрица Елисавет Петровна, самодержица Всероссийская, государыня всемилостивейшая.

Бьет челом привилигированной немецкой банды директор Петр Гильфердинг, а в чем мое челобитье, тому следуют пункты:

1. Прибывший в Ригу из немецких краев показатель куриезных экзерциций Франц Сарге с своею компаниею и ученой лошадью [...] сюда из Риги приехал и желает в силу всемилостивейше пожалованной мне привилегии, те экзерциции под моею дирекциею представлять.

2. А для представления оных [...] потребно построить на удобном месте надлежащей к тому покой, к чему за удобное присмотрено порозжее место, состоящее на адмиралтейской стороне возле аптеки». [РГАДА, ф.248, оп.131, д.2299, лл.223-224.*] См.: 1748, 1749.



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16