Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Библиотека Театра чудес




страница3/16
Дата06.07.2018
Размер0.87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
XVIII век. 1700 В первой половине года труппа «венгерской нации комедианта» Яна Сплавского: Юрий Бранклоо (или Бранклоу), Петр Долберг, Осип Захаров и Петр Иванов — отправляется в Астрахань. В Указе «о свободном пропуске» комедиантов говорится: «Из Москвы по городам до Коломны и до Переславля резанского и до Касимова и до Мурома и до Нижнего нова Города и до Козмодемьянска и до Казани и до Самары и до Саратова и до Царицына и до Черного Яру и до Астрахани боярам нашим и воеводам и всяким приказным людям по нашему великого Царя указу отпущены с Москвы в Астрахань иноземец венгерской породы комедиант Ян Сплавский и с ним челядников ево трое человек иноземцов же Юрья Бранклов, Петр Долберк, Осип Захаров, да с ними ж русской человек Петрушка Иванов. И как они в который город приедут и по городом боярам и воеводам нашим и всяким приказным людям велеть их сухим и водяным путем пропускать везде безо всякого задержания, и водяным путем стружек и кормщика и гребцов от города до города, а сухим путем по подорожной подводы давать без замедления. А буде он похочет в котором вышеписанном городе для комедиантских потреб пожить навремя и ему со всеми при нем обретающимися вещьми и людьми в котором городе он жить для комедианства похочет позволить жить без запрещеня сколько он похочет и завесть постоялые дворы добрые. А как он приедет в нашу вотчину в Казань и стольнику нашему и воеводе Миките Андривичу Кудрявцеву с товарищи о бытии ему в Казани на время и о даче постоялых дворов и об отпуске в Астрахань во всем учинить по сей нашего великого Царя грамоте, и как он приедет в нашу вотчину в Астрахань и боярину нашему и воеводам Ивану Аляксевичу Мусину Пушкину с товарищи о бытии ему на время в Астхани для комедийного отправления...». [РГАДА, ф.40, д.1, л.4.] См.: 1699, 1701, 1702. Ср.: 1750. 28 августа прусские подданные Самойла Елидов, Христофор Герке и Павел Коцинский подают челобитную, в которой, ссылаясь на то, что по «великого Царя Указу велено нам иноземцам для показания комедиев ехать в малороссийские города», просят дать им для проезда грамоту. Очевидно в последний момент что-то помешало Самойле Елидову сопутствовать землякам. Во всяком случае, в полученной грамоте говорилось: «С Москвы для показания комедийных штук комедианты иноземцы прусской земли скоморохи сиречь: Христофор Герке, Павел Коцинский, да с ним русский Ивашко Иванов, и как они в который город приедут [...] и всем для показания тех комедий пожаловать велеть безо всякого препятствия [...] и для комедийного представления отводить постоялые дворы [...]. И как они приедут в войска малороссийского гетмана обоих сторон Днепра, ко двору Ивана Степановича Мазепе повелеть им быть для отправления в малороссийских городах комедий, где они сколько жить похотят». [РГАДА, ф.139, д.6, лл.2-3.] 1701 Вероятно в начале года Яна Сплавского отряжают в Польшу для найма комедиантов. В выданной ему подорожной грамоте сказано: «Великого государя Царя и великого Князя Петра Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца: из Москвы по городам до Можайска и до Вязьмы и до Дорогобужа и до Смоленска; воеводам нашим и всяким приказным людям; по нашему великого царя указу отпущен с Москвы за Литовский рубеж венгерские земли иноземец Иван Антонов сын Сплавский для наших великого царя дел [...]. И как он приедет в нашу вотчину Смоленск и ближнему нашему боярину и воеводе Володимиру Петровичу Шереметьеву с товарищи велеть ево пропускать без задержания». [РГАДА, ф.40, д.1, л.4.] В декабре Ян Сплавский, вернувшийся из Гданьска, подает в Посольский приказ письмо, в котором, оправдывая неисполнение своей миссии, указывает и на причину постигшей его неудачи: «Как Ян Сплавский посылан был по его царского величества указу в польскую землю для призыву комедиантов и тамо мне говорено, что здешняя земля столь худа есть, что никто в том исправити не может, но как о том спрашивал у кого то они слышали, и на то мне говорено, что игреца кукольного имянем Гордона, который за убойства казнен был кнутом». В ином документе об этом сказано подробнее: «Комедиянт Ян Сплавский который ныне по его великого Государя Указу посылан в Польшу во Гданьск для призыву к Москве комедиантов , что в тамошнем месте беглый с Москвы капитан, кукольный игрец прозванием Гордон, который в приказе воинском [...] за убийство напред сего был пытан, и будучи тамо тот беглец разносит здешним всякие лжи ведомости, чего никогда небывало и без его великого царя указу того беглеца поймать он не смел». На это сообщение следует скорое указание: выспросить у Сплавского, что за человек «вышеупомянутый беглец прозванный Гор дон, в каком чине был и как ему имя и какой он ростом и летами и приметами и за что он был пытан». [РГАДА, ф.139, д.7, л.6; д.8, лл.2-3.] См.: 1699, 1700, 1702. 1702 23 февраля по высочайшему Указу предписано отправить в Гданьск «Посольского Приказа Подьячего Сергея Ляпунова да комедианта Ивана Сплавского для найму и призыву к Москве комедиантов восьми человек Ягана Куншта с товарищи». Посланцы везли «великого царя казны на дачу тем призванным комедиантам его великого царя жалованья тысяча ефимков», с ними же была послана «великого царя свидетельствования грамота о беглом из Москвы воре и смертном убойце Генерала Францова полку Яковлевича Лефорта капитана Яганка Гордона». [РГАДА, ф.139, д.8, лл.1,2.] 27 февраля Ляпунов и Сплавский выехали из Москвы и 25 марта прибыли в Гданьск. [См.: Старикова Л. Театральная жизнь старинной Москвы. М., 1988. С.85.] 12 апреля с Иоганном Кунстом был заключен контракт; ему и Натаниэлю Шахту выдана 1000 рейхталеров, о чем свидетельствуют расписки, заверенные нотариусом города Штольценберга. [См.: РГАДА, ф.139, д.10, лл.62,63.] 10 июня, оставив позади Варшаву, Люблин, Владимир, Киев, Калугу, комедианты прибыли в Москву. Очевидно сразу же после приезда Кунст пишет донос на Сплавского: «Великие вражды междо Яганом Сплавским и подьячим Сергеем многажды меня прельщали назад ехать [...]. Сплавский называл подьячего вшивым подьячим, а он говорил, какой ты капитан, ты токмо кукольник, и мы от того дивно розмышляли. [...] Привез он Сплавский с собой явную блядку, которая воровских ради писем в Гданске в тереме сидела, и с тои он денно и нощно тако стыдно жил, что и перо мое срамит писать. [...] Сей ради блятки утехи людей генерала Ригемена, которых с собой привез, бил. [...] В Киеве всех он бургомистров и советников шестидесяти и семидесяти лет яко хлопцев плетьми бил и оне терпели для того, что он всех людей моих назвал генералами и полуполковниками, а генеральского человека Ригемена назвал царского величества особенным врачем. Мы всегда опасалися, что такие люди терпение оставят и осердятся. И осердяся всех нас прибьют. [...] За Калугой жену мою блядословием опозорил и я ему учал правду говорить, и он людей моих возмутил. [...] Везде назывался он правителем комедиантским, будто их наряжает, и в того царского величества честь немало терпела [...], а еще принцыпал писать, читать неумеет, как людям ево сотворить, а еще голова беспутна, таковы люди». [РГАДА, ф.139, д.8, лл.10-11.] См.: 1699, 1700, 1701.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16