Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Безумцы, пьяницы и извращенцы




страница8/9
Дата06.07.2018
Размер1.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
История 5. Раймонд Паулс - латышский композитор, народный артист СССР (1985). Р.Паулс родился 12 января 1936 года в Риге. В 1953 году он стал студентом 1-го курса исполнительского отделения Латвийской государственной консерватории по классу фортепиано. Однако уже через год, видимо, устав жить на скудную стипендию, Паулс упросил руководство консерватории разрешить ему параллельно с учебой работать пианистом сначала в эстрадном оркестре клуба автодорожников, затем в таком же оркестре клуба медицинских работников. С этого момента жизнь Паулса стала постепенно превращаться в одну сплошную пьянку. Оркестр часто выступал в ресторанах и на танцах, где вино и водка были непременными атрибутами досуга собирающейся там публики. Вскоре эта веселая жизнь настолько увлекла Паулса, что думать об учебе стало практически некогда. В результате несколько раз становился вопрос о его отчислении из консерватории. Однако каждый раз на сторону Паулса вставал профессор Герман Браун, который видел в нем задатки прекрасного музыканта. Рассказывает Р.Паулс: Последний раз Браун практически прикрыл меня собой. Помню, в 1956 году во время пьянки в консерваторском буфете урезонить меня подошел сам ректор, профессор Янис Озолиньш. Во время войны он написал Песню латышских стрелков и несколько других произведений для хора и оркестра латышской стрелковой дивизии, а потом водил дружбу с другим Янисом, первым секретарем ЦК КП Латвии Калнберзиньшем. Ректор тоже только что принял и в запале спросил ни с того ни с сего: вы, может быть, вторую Венгрию здесь хотите устроить (Советские войска только что вошли в Будапешт). А что, если надо, и устроим, ответил я. Пьяному ведь море по колено. Увольнять начали с заседания комитета комсомола консерватории. На разборку, почувствовав, что запахло жаренным, пришел и Герман Браун. Когда дело уже шло к концу, он поднялся и спросил: стоит ил придавать столько значения перебранке двух пьяниц Повисла тишина. И вдруг встает старшекурсница с фортепьянного факультета и заявляет: да, ректор ко мне приставал в пьяном виде и даже чуть не изнасиловал. И все закрутилось вокруг этого инцидента, а меня решили в последний раз предупредить. К счастью, в тот раз все обошлось и для профессора Брауна. После окончания консерватории богемная жизнь Раймонда Паулса продолжалась – он стал гастролировать с Рижским эстрадным оркестром, давал концерты в Грузии, Армении, на Украине. В Ереване публика пришла в такой восторг от джазовых импровизаций Паулса, что на руках вынесла его из зала. Особым вниманием Паулс уже тогда пользовался у женщин. ...Между тем слава и легкие деньги делали свое дело – Паулс пил, не просыхая, пропивая и свое здоровье, и талант. В 1959 году за систематические пьянки его выгнали из РЭО. Он какое-то время играл на танцах, затем заново выдержал конкурс на концертмейстера филармонии. Снова стал гастролировать по стране с бригадой фокусников и акробатов. Их программа называлась Мы – из Риги. В 1961 году Паулса и его бригаду занесло в Одессу. Именно там произошла встреча Паулса с будущей женой – Светланой Епифановой. ...Послушаем самого Р.Паулса: Через какой-то уже довольно большой промежуток времени после очередного возлияния я вспомнил одесскую девушку, покопался в записной книжке и написал ей, пригласил в Ригу. К моему удивлению, она приехала. Увидела мою богемную компанию, весь этот пьяный кошмар и уехала. Хорошо, что приехала опять и, несмотря на холодный прием у моих родителей, осталась. Нет, они не были националистами, но для отца с матерью мое пьянство по-черному было просто шоком, а тут вдруг еще русскую девушку из Одессы притащил! Один Бог знает, что пережила тогда Лана!.. Однако, несмотря на сопротивление родителей (мать Светланы тоже была против того, чтобы ее дочь выходила замуж за пьющего человека), молодые вскоре поженились. И сразу на них навалились трудности. Жить им приходилось на чужих квартирах, денег катастрофически не хватало, а то, что удавалось заработать Раймонду, он довольно скоро пропивал (пил он циклами: две недели трезвый, две – пьет, на почве алкоголизма у него едва не начался туберкулез). Они тогда жили на самой дешевой чайной колбасе, да и той порой не хватало. Мало какая девушка смогла бы выдержать такое существование, однако Светлана сумела. Более того, благодаря ее настойчивости и такту Раймонд впервые почувствовал, что способен преодолеть свою болезнь. Пускай не сразу, но способен. И с этого момента началось его медленное выздоровление. Но сначала они решили квартирную проблему – выменяли свою крошечную квартирку на одесскую жилплощадь Светланы (спасибо, ее родители помогли с доплатой). Там у них родилась дочь Анете (в начале 1962 года), и это сильно повлияло на решение Паулса бросить пить. После рождения дочери Светлана, призвав на помощь коллег Раймонда (Германа Брауна, а также заместителя директора филармонии Иосифа Пастернака и его жену, известную актрису Лидию Фреймане), уговорила мужа лечь в больницу. В один из дней августа 1963 года Пастернак с супругой отвезли Паулса на своем Москвиче в лечебницу, расположенную в городке Олайне, столице латвийских химиков, как тогда говорили. Рассказывает Р.Паулс: Меня сильно поддерживал морально Лана. Наверное, терпением своим, пониманием... У меня версия такая, что медицинские ухищрения особого отвращения к алкоголю не вызвали... Ох, и чудеса там творили, дикие хохмы, как теперь говорят. Докторов за нос водили, животы надрывали... Мы, с высшим образованием, писаниной занимались – картотеку на пьяниц составляли. Сидели на длинных лестницах и рыскали по архивным полкам... Я думаю, что решающий толчок мне дала ужасающая, несчастная, жалкая публика. Впервые я увидел ее собранной вместе. Она вызывает ощущение шока. Что это, как это, неужели и я такой или стану таким Нет, никогда, ни за что! Мне скоро стало ясно в больнице, что больше я рюмки ко рту не поднесу. В августе 63-го я бросил пить бесповоротно, полностью и окончательно. Бросал не постепенно, не ограничивая себя до воскресного и праздничного статуса, трех рюмок или пивка, а сразу, в секунду и тотально – ничуть и никогда! Три года я попросту избегал компаний, в которых могли налить и уговорить. Только музыка и работа с утра до вечера. Бывало, просыпался в холодном поту: снилось, что опять пьян... Зато вдруг такой насыщенной и интересной стала жизнь, что я совершенно перестал бояться любых искушений, алкоголь перестал для меня существовать. Примерно так же я бросил курить: погасил сигарету в пепельнице и сказал: последняя... А вот как об этом же вспоминает Светлана Паулс: Раймонд сам хотел вылечиться, поскольку пьянство мешало музыке. А раз он так решил... Если бы не его твердая воля, не помогла бы и моя беготня за ним. Но тут еще и удачное стечение обстоятельств. Во время первого этапа лечения он стал больше работать. Появились какие-то деньги. Он еще одолжил у отца, у знакомых и купил свой первый автомобиль - Москвич-402. За рулем надо быть трезвым, так что появился еще один стимул. Но самое главное – это, конечно, музыка. Если я в жизни упаду, подберет музыка меня, написал про него Вознесенский. Так и было... После того как Паулс поборол свой недуг, его жизнь круто изменилась. Крепче стала семья, появился стимул в работе. В 1964 году ему предложили взять на себя руководство Рижским эстрадным оркестром, из которого каких-то пять лет назад его с треском уволили за пьянки. Именно теперь Паулс написал свои первые шлягеры – Мы встретились в марте, Зимний вечер, которые были очень популярны в Латвии. Сочинял он и для театров (его музыку к кукольному спектаклю Дядя Метла использовал кукольный театр в Польше). 27 ноября 1968 года в концертном зале Государственной филармонии состоялся авторский концерт Раймонда Паулса. В зале был аншлаг. (Ф.Раззаков. Досье на звезд. (Кумиры всех поколений). – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998, с. 667-671). За свою 40-летнюю трезвую, творческую карьеру Р.Паулс написал около 400 песен, два мюзикла - Сестра Кэрри и Шерлок Холмс, музыку к нескольким фильмам и спектаклям. И этого всего могло бы и не быть – оно могло быть убитым водочной отраслью! История 6. Инга Артамонова – выдающаяся советская спортсменка. В 1959 году принимает решение выйти замуж за своего одноклубника по Динамо конькобежца Геннадия Воронина. ...В канун Нового 1966 года Артамонова приняла окончательное решение расстаться с Ворониным. ...Рассказ брата И.Артамоновой Владимира Артамонова: Все произошло на моих глазах. Воронин пришел домой по обыкновению выпившим. ...Она схватилась руками за левую сторону груди, потом правой рукой выдернула клинок (у ножа от сильного удара треснула рукоять и осталась в кулаке Воронина). Константин Кудрявцев, тренер сборной СССР: Я часто видел ее с синяками на лице. Он пил и жил за ее счет. А.Юсин: Воронин отсидел, спился, но жив. Вице-чемпион Европы Юрий Юмашев встретил его позднее: Воронин – маленький лысый старичок – подошел ко мне со стаканом: Давай выпьем за все хорошее... Подумал: не жилец он уже, жалкий, опустившийся... А ведь кого убил! P.S. Достижение И.Артамоновой, ставшей четыре раза чемпионом мира, не побито ни одной российской конькобежкой до сих пор. Хотя со дня ее гибели прошел 31 год. (Ф.Раззаков. Досье на звезд (1934-1961 гг.). – М.: ЗАО Издательство ЭКСМО-пресс, 1998, с.233, 271, 441, 778). Такие разные люди, такие разные судьбы и везде одно и то же – спирт. История 7. Шевкуненко родился 20 ноября 1959 года в семье творческих работников: его отец Юрий Александрович был директором 2-го творческого объединения киностудии Мосфильм, здесь же в качестве ассистента режиссера работала мать Сергея Полина Васильевна. По словам тех, кто знал эту семью, Сергей с малых лет рос чрезвычайно талантливым ребенком. В четыре года он уже умел читать, в восемь – осилил двухтомную Сагу о Форсайтах. ...В 1973 году на студии Беларусьфильм режиссер Николай Калинин приступил к телевизионной экранизации повести Анатолия Рыбакова Кортик. На роль главного героя – Миши Полякова – пробовались сразу несколько юных актеров, в том числе и Сергей Шевкуненко. Сережа выглядел убедительнее своих соперников. Не случайно сам Анатолий Рыбаков выразил желание, чтобы именно он был утвержден на главную роль. Кортик был тепло принят аудиторией, и на волне этого успеха силами все того же съемочного коллектива буквально через год было снято трехсерийное продолжение – Бронзовая птица. После выхода фильмов на экран за Шевкуненко прочно утвердилось мнение как о талантливом юном актере, и предложения сниматься в других картинах посыпались на него со всех сторон. Однако из всего вороха предложений он выбрал то, что импонировало ему больше всего, - приключенческую картину Вениамина Дормана Пропавшая экспедиция. Съемки фильма начались летом 1974 года в Сибири. 28 марта 1976 года Шевкуненко вместе с приятелем распили бутылку портвейна, после чего мирно разошлись. Однако по дороге домой в одном из дворов по улице Пудовкина Шевкуненко подошел к какому-то собачнику и стал трепать по морде его собаку. Ничего оскорбительного в этом не было, но собачник увидел в этом нечто предосудительное и потребовал, чтобы парень убирался туда, куда шел. И пригрозил, что в противном случае спустит на него собаку. Для выпившего Шевкуненко этого оказалось достаточно, чтобы ввязаться в драку и набить собачнику морду. Тот написал заявление в 76-6 отделение милиции. В конце концов дело дошло до судебного разбирательства, и Гагаринский суд Москвы вынес Шевкуненко свой вердикт – один год лишения свободы по статье 206 часть II УК РСФРСР (хулиганство). Освободившись в 1977 году, Шевкуненко по протекции матери устроился работать осветителем на Мосфильм. ... Однако ни один режиссер так и не посмел пригласить бывшего зека в качестве актера на съемочную площадку. Даже в эпизод. А в 1978 году Шевкуненко окончательно перечеркнул все надежды близких и друзей на свое счастливое возвращение в нормальную жизнь. В тот злополучный день он выпивал в компании таких же, как он, рабочих киностудии. Когда в бутылке еще плескалось вино, скудная закуска внезапно иссякла. Время было позднее, и достать продукты было негде. Но Шевкуненко проявил смекалку – взломал студийный буфет и принес собутыльникам закуски на несколько десятков рублей. Этот грабеж потянул на четыре года тюремного заключения (статья 89 УК РСФСР). Однако уже через год у Шевкуненко появился реальный шанс вернуться к нормальной жизни – за примерное поведение его досрочно освободили из тюрьмы. ... Путь в кино для него оказался закрыт навсегда и в осветители его уже не брали. Поэтому он не стал ломать голову над собственным будущим и поступил сообразно тем идеям, которых успел нахвататься за решеткой: сколотил из местных пацанов воровскую шайку и отправился грабить квартиры честных граждан. Но фортуна вновь его подвела. Уже после первой кражи милиция повязал всю шайку, и главарь получил новый срок – четыре года тюрьмы (по совокупности статей 89, 210 (вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность) и 144 (квартирная кража). Почти все последующее десятилетие Шевкуненко провел за решеткой, увеличивая свой срок новыми преступлениями: в 1983 году, едва освободившись, он вновь угодил в тюрьму за кражу (4 года), попытался бежать, но был пойман и присоединил к прежнему сроку новый – 1,5 года. В 1988 году Шевкуненко вышел из тюрьмы в очередной раз, правда, теперь уже инвалидом II (у него был обнаружен туберкулез). В Москву его не пустили, и ему пришлось податься в Смоленск. Там он почти год провалялся в больнице. Выйдя из больницы, женился на Елене Н. Однако семейная жизнь длилась недолго – 2 декабря 1989 года его арестовали. Суд приговорил Шевкуненко к тюремному заключению сроком на один год (статья 218 УК РСФСР). В 1991 году Шевкуненко освободился, но уже через 49 дней вновь угодил за решетку. На этот раз за кражу икон. В 1994 году Шевкуненко вышел на свободу – как оказалось, в последний раз. К тому времени он уже успел завоевать значительный авторитет в преступной среде и стать положенцем. Эта ступень в уголовной иерархии предшествует званию вора в законе. Вернувшись в Москву, Шевкуненко прописался по адресу матери на улице Пудовкина. Вся прилегающая к этой улице территория тут же отошла под надзор его бригады. Люди Шевкуненко специализировались на рэкете, похищении заложников, угонах автомобилей, торговле наркотиками (сам Шевкуненко якобы крепко сидел на кокаине). Кроме того, они контролировали ряд крупных объектов на прилегающих территориях, в том числе элитный спортклуб на Мосфильмовской улице, и занимались махинациями в сфере приватизации жилья. Именно на последнем поприще Шевкуненко, видимо, и погорел. Судя по всему, интересы Артиста пересеклись с интересами казанской группировки... Для него дело приняло настолько серьезный оборот, что в начале февраля 1995 года он надумал вместе с 75-летней матерью уехать к сестре в США. Были оформлены все соответствующие документы, и день отъезда был не за горами. Но судьба распорядилась по-своему. 11 февраля примерно около двух часов ночи скромный экспедитор фирмы Легион Сергей Шевкуненко в сопровождении соратников подъехал к своему дому по улице Пудовкина. Убедившись, что во дворе все спокойно, Шевкуненко отпустил приятелей, а сам вошел в подъезд. Однако, едва он вызвал лифт, как из темной ниши вышел неизвестный и выстрелил ему из пистолета в живот. Это был единственный просчет киллера в ту ночь. Рана оказалась несмертельной, и Шевкуненко успел заскочить в кабину лифта и нажать кнопку шестого этажа. Убийца бросился по лестнице наверх. Однако лифт проехал это расстояние быстрее, и Шевкуненко успел не только открыть дверь собственным ключом, но и заскочить в квартиру. Но в спешке он допустил роковую ошибку – оставил ключи в замке. Ими и воспользовался убийца. Когда он ворвался в коридор шевкуненковской квартиры, на шум из спальни выбежала Полина Васильевна. Убийца выстрели ей в голову и сразил женщину наповал. Увидев истекающую кровью мать, Шевкуненко бросился ей на помощь, сотрясая стены диким криком: Что вы делаете, суки! И в следующее мгновение две пули угодили ему в голову. Третью выпустил туда же, но Шевкуненко этого уже не почувствовал – он был мертв. (Ф.Раззаков. Досье на звезд. (Кумиры всех поколений). – М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998, с.703-707). Наглядно, не так ли А могла бы быть судьба иной, когда б на спирт... История 8. Алейников Петр Мартынович - российский киноактер. Снимался в фильмах: Семеро смелых, Комсомольск, Трактористы, Большая жизнь, Конек-Горбунок, Утоление жажды и др. Я помню, как и мы, мальчишки 70-х, копировали П.Алейникова. Здравствуй, милая моя, я тебя дождался... – распевала вся страна. ...Рано начал выпивать. А тут всесоюзная слава, шумные застолья и банкеты. В 1938 году, когда он снимался в Трактористах, режиссер фильма И.Пырьев многократно грозился выгнать его со съемок, если тот не прекратит свои пьяные загулы. ...В 1946 году Алейников решил резко изменить свой актерский типаж (эдакий рубаха-парень) и принял предложение режиссера А.Арнштама сняться в его фильме Глинка в роли... А.С.Пушкина. (Очевидно, только для издевательства над нашим величайшим поэтом Е.Б.). Безусловно, это был смелый ход как сто стороны режиссера, так и со стороны актера, но зритель подобного поворота в судьбе любимого актера не принял. Алейников в роли поэта вызвал в зале дружный смех. С этого момента наступил закат в кинокарьере Алейникова. За четыре года он был приглашен сниматься только трижды, да и то в крохотные эпизоды. Во многом это объяснялось личной недисциплинированностью самого актера, который к тому времени почти спился. Поэтому, несмотря на то, что Алейников был обожаем зрителями, многие режиссеры боялись связываться с ним, зная его скандальный характер. Например, в 1945 году на съемках фильма Морской батальон режиссер Александр Файнциммер вынужден был применить силу, чтобы привести Алейникова в нормальное состояние. Алейников тогда приехал на съемки в Ленинград со своей любовницей Лидией, вечерами в номере гостиницы напивался и бил ее смертным боем. Режиссеру приходилось вызывать моряков, чтобы те охраняли бедную женщину. В конце концов к началу 50-х годов Алейников оказался за бортом большого кинематографа. Несмотря на то, что зритель с нетерпением ждал появления на экранах новых фильмов с его участием, его на съемки не приглашали. А если и приглашали, то быстро заменяли на другого актера. Из-за обильных возлияний он потерял роли в таких картинах, как: Адмирал Нахимов (1947), В квадрате 45 (1954) и др. ...появлялся конферансье и хорошо поставленным голосом, выдержав, как положено, паузу, объявлял: Наконец перед вами выступит..., зал, не давая ему договорить до конца, взрывался аплодисментами. Выходил Алейников, и ему навстречу уже мчались многочисленные фанаты с подарками в руках: кто-то нес цветы, кто-то водку, кто-то коробку конфет и т.д. Кумира обнимали, целовали, качали на руках. ...В 1955 году молодой режиссер С.Ростоцкий начал съемки первого своего фильма Земля и люди. Кто-то предложил ему снять в одной из ролей Алейникова: мол, без работы тот совсем спивается. С.Ростоцкий встретился с актером, спросил у него можно ли надеяться на то, что он не подведет. Алейников дал твердое слово не брать в рот ни капли. И свое слово сдержал. Это было первое появление актера на экране после пяти лет творческого простоя (в 1950 году он снялся в фильме Донецкие шахтеры). Однако изменить что-либо в лучшую сторону в судьбе Алейникова съемки в этом фильме уже не могли – болезнь зашла слишком далеко. Он ушел из семьи, жил у каких-то чужих людей. Видевший его в те годы П.Леонидов вспоминает слова П.Алейникова: Мне не пить нельзя. Если, понимаешь, я вовремя не выпью – мне хана: задохнусь я, понимаешь. У меня, когда срок я пропущу, одышка жуткая, как у астматика, а выпью – и отойдет, отхлынет. У меня, понимаешь, в душе – гора, не продохнуть, не перешагнуть, не перемахнуть. Боря Андреев – вон какой здоровый, а с меня чего взять-то Иной раз думаю: неужто один я такой непутевый да неуемный, а погляжу на улицу или в зал – ведь всем дышать нечем, всем, но они, дураки, терпят, а я пью и не терплю. У меня бабушка казачка была, вот я и буду пить, а не терпеть. Между тем алкоголизм вызвал массу других болезней. Он перенес операцию на ноги, в начале 60-х из-за мокрого плеврита у него удалили одно легкое. Жизненные силы постепенно покидали этого некогда крепкого и жизнерадостного человека. Петр Алейников скончался 9 июня 1965 года в Москве, в высотке на площади Восстания. До своего дня рождения (ему должен был исполниться 51 год) он не дожил 33 дня. (Ф.Раззаков. Досье на звезд (1934-1961 гг.). – М.: ЗАО Издательство ЭКСМО-пресс, 1998, с.73-78).. И этому дегенерату, точнее его творчеству (!) посвящен даже целый фильм Петр Мартынович и годы большой жизни (1976). А теперь подумаем, дорогой читатель, какой колоссальнейший вред нанес духовно-психическому здоровью нашего народа этот деятель люциферианской культуры! Я отнес бы к невинным шуточкам те сценки, где он, видимо, играя роль активного педераста пел алкашу Крючкову: Здравствуй, милая моя!. Беда не в том, что эту глупость, подражая ему распевала вся страна. Беда в том, что страна подражая, подпевала ему в отношении и к спиртному, и к жизни в целом. Характерен в этом случае пример с другим актером – Михаилом Жаровым. Рассказывать о суровых буднях отечественной милиции было запрещено высочайшим повелением – инициатива исходила от самого Сталина. И не потому, что он плохо относился к милиции, а в силу того, что в официальной идеологии считалось, что показывать на широком экране преступников – значит плодить новых. Откуда такое пошло Видимо, с фильма Путевка в жизнь (1931). Как помнит читатель, сюжет его незамысловат: начальник трудовой коммуны Сергеев пытается перевоспитать трудных подростков, подпавших под влияние матерого вора по кличке Жиган. Снимая фильм, его создатели преследовали одну цель – влюбить юного зрителя в положительного героя (для этого на роль Сергеева был приглашен обаятельный Николай Баталов) и навсегда отвратить от таких типов, как Жиган (в этой роли снялся Михаил Жаров, в те годы специализирующийся на ролях всякого рода подонков). Однако эффект от фильма получился обратный – молодежь внезапно увлеклась не Сергеевым, а Жиганом. В молодежную среду перекочевала не только песня Жигана, но и его внешний вид – папироса в углу рта, кепка на глазах и сапоги гармошкой, в блатной среде именуемые прохорями. Как рассказывал позднее сам Жаров, после премьеры фильма в июне 1931 года его популярность среди представителей уголовного мира и трудных подростков возросла настолько, что он не мог спокойно пройти по улице – его тут же окружала толпа и предлагала выпить за здоровье Жигана. ...Фильм бы признан лучшим по опросу зрителей на 1 Международном кинофестивале в Венеции в 1932 году. (Ф.Раззаков. Досье на звезд (Кумиры всех поколений). – М.: ЗАО Издательство ЭКСМО-пресс, 1998, с.721-722).. Ну, во-первых, нашли, где опрашивать, а во вторых, этот фильм потому-то и был признан лучшим, что был он наивреднейшим из всех представленных. Производство детективов в СССР возобновили, и, тем самым, поставили процесс всемерной романтизации преступности, два известных представителя вырождающейся нации - Анатолий Рыбаков и Иосиф Хейфиц. Первый снял картину Дело №306, второй Дело Румянцева. И, отметим, дело их живет! В 1994 году в России число зарегистрированных убийств превысило 32 тыс., число зарегистрированных фактов умышленных тяжких телесных повреждений составило 67 706, изнасилований – 13 900, число зарегистрированных фактов хулиганства – 190 550, краж – 1 308 386. (См. Преступность и реформы в России. М.: Криминологическая Ассоциация, 1998). Причем тут писатели и киносценаристы Дело в том, что у преступности есть только два родителя: психическая ущербность и криминальная идейность. Вспомните, классику – роман Ф.М.Достоевского Преступление и наказание. Родион Раскольников это ведь и есть преступное самосознание и комплекс неполноценности в решительном действии: Вошь ли я, как все, или человек Смогу ли я переступить или не смогу!.. Тварь ли я дрожащая, или право имею.... Вспомните и монолог из Бориса Годунова:
1   2   3   4   5   6   7   8   9

  • История 6.
  • История 8.
  • Вошь ли я, как все, или человек Смогу ли я переступить или не смогу!.. Тварь ли я дрожащая, или право имею