Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Безумцы, пьяницы и извращенцы




страница4/9
Дата06.07.2018
Размер1.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
...я сидел четыре раза в тюрьме, два раза в старом режиме и два раза в новом, был на три года сослан на север, имел процесс, грозивший мне вечным поселением в Сибири, был выслан из своей родины и, вероятно, закончу свою жизнь в изгнании. И вместе с тем я никогда не был человеком политическим. (с.9.). У меня никогда не было чувства происхождения от отца и матери, я никогда не ощущал, что родился от родителей. Нелюбовь ко всему родовому – характерное мое свойство. Я не люблю семьи и семейственности, и меня поражает привязанность к семейному началу западных народов. (с.14). Тут уместно сказать о некоторых наследственных свойствах характера нашей семьи. Я принадлежу к расе людей чрезвычайно вспыльчивых, склонных к вспышкам гнева. Отец мой был очень добрый человек, но необыкновенно вспыльчивый, и на этой почве у него было много столкновений и ссор в жизни. Брат мой был человек исключительной доброты, но одержимый настоящими припадками бешенства. Я получил по наследству вспыльчивый, гневливый темперамент. Это русское барское свойство. Мальчиком мне приходилось бить стулом по голове. С этим связана и другая черта – некоторое самодурство. При всех добрых качествах моего отца я в его характере замечал самодурство. Этот недостаток барски-русский есть и у меня. Я иногда замечаю что-то похожее на самодурство даже в моем процессе мысли, в моем познании. Когда я был в ссылке в Вологде, то побил палкой чиновника Губернского правления... (с.18). Брат был человек очень одаренный, хотя совсем в другом направлении, чем я, очень добрый, но нервнобольной, бесхарактерный и очень несчастный, не сумевший реализовать своих дарований в жизни. ...товарищи иногда насмехались над моими нервными движениями хореического характера, присущими мне с детства. Одно время у меня был домашний репетитор. Однажды он пришел к отцу и сказал, что ему трудно заниматься с таким неспособным учеником. В это время я уже много читал и рано задумывался над смыслом жизни. Но я никогда не мог решить ни одной математической задачи, не мог выучить четырех строк стихотворения, не мог написать страницы диктовки, не сделав ряд ошибок. (с.23). Затрудняла товарищеские отношения со мной также моя вспыльчивость. Со мной не очень приятно было играть в карты, потому что я мог прийти в настоящее бешенство против моего партнера. (с.27). Семья наша была необыкновенно нервной. У меня была нервная наследственность, выражающаяся в моих нервных движениях. Это, вероятно, связано с судорожностью моей натуры, мои душевные движения также судорожны. Особенная нервность была со стороны отца. Мать часто говорила, что Бердяевы не совсем нормальны. Кудашевы же нормальны. Мой брат был человек нервнобольной в тяжелой форме. Многие находили, что у него были ненормальности. ...он периодически опускался, не брился, не мылся, одевался так, что производил впечатление оборванца. ...Он писал стихи... (с.28). Единственное, что мне было свойственно, это припадки вспыльчивости. Отца всегда пугало, когда я делался белым как полотно от припадка вспыльчивости. (с.29). В эмоциональной жизни души была дисгармония, часто слабость. Дух был здоров, душа же больная. Самая сухость души была болезнью. Я не замечал в себе никакого расстройства мысли и раздвоения воли, но замечал расстройство эмоциональное. Расстройство эмоциональной жизни выражалось уже в моей гневливости. У меня были не только внешние припадки гнева, но я иногда горел от гнева, оставаясь один в комнате и в воображении представляя себе врага. У меня было отвращение к насилию. Но характер у меня воинственный и инстинктивно я склонен действовать силой оружия. В прошлом я даже всегда носил револьвер. (с.37). Я – выразитель восстания личности против рода. (с.44). Я чувствовал себя существом, не произошедшим из мира сего и не приспособленным к миру сему. Я не думал, что я лучше других людей, вкорененных в мир, иногда думал, что я хуже их. Я мучительно чувствовал чуждость всякой среды, всякой группировки, всякого направления, всякой партии. Я носил маску, это была защита своего мира. Не знаю, чувствовал ли кто-нибудь, когда я очень активно участвовал в собрании людей, до какой степени я далек, до какой степени чужд. (с.45). Я всегда чувствовал мучительную дисгармонию между я и не-я, свою коренную неприспособленность. (с.46). ...более всего мне был близок Лермонтов. ...мальчиком я был настоящий монстр. Ничего общего ни с какими товарищами моего возраста я не имел. (с.92). Наибольшие же симпатии я имел к Шопенгауэру. (с.93). Моя философия была философией конфликта. (с.99). В те годы в меня проникло ...веяние Диониса. ...Характерно, что меня никогда не опьяняло вино. Я мог выпить очень много и никогда не пьянел, оставался трезвым среди пьяных. (с.126). Курьезны были мои отношения с А.Богдановым (Малиновским)... По первоначальной своей специальности он был психиатр. Он вначале часто ходил ко мне. Я заметил, что он мне систематически задает непонятные вопросы, как я себя чувствую по утрам, каков сон, какова моя реакция на то или иное, и тому подобное. Выяснилось, что склонность к идеализму и метафизике он считает признаком начинающегося психического расстройства, и он хотел определить, как далеко это у меня зашло. Но вот что интересно. У самого Богданова впоследствии было психическое расстройство, и он даже некоторое время сидел в психиатрической лечебнице. (с.129). В.В.Розанов ... По внешности, удивительной внешности, он походил на хитрого рыжего костромского мужичка. Говорил пришептывая и приплевывая. (с.148). За месяц до смерти Розанов был у нас в Москве и даже ночевал у нас. Он производил тяжелое впечатление, заговаривался, но временами был блестящ. Он сказал мне на ухо: Я молюсь Богу, но не вашему, а Озирису, Озирису. Розанов производил впечатление человека, который постоянно меняет свои взгляды, противоречит себе, приспосабливается. В его писаниях было что-то расслабляющее и разлагающее. (с.149). Петербургский период моей жизни очень связан с В.Ивановым и его женой Л.Д.Зиновьевой-Анибал, рано умершей. (Отметим, кстати, что супруга В.Иванова - писательница-символистка Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна – тоже было штучка будь здоров. Родилась в дворянской семье. Происходила из рода абиссинца Ганнибала, знаменитого психопата арапа Петра Великого, потомком которого был А.С.Пушкин. Вместе с поэтом-символистом В.Ивановым, религиозным философом Д.Мережсковским, идеологом символизма З.Гиппиус и др. представителями петербургской интеллигенции, в том числе с несколькими открытыми гомосеками, такими как М.Кузьмин, участвовала в эротических экспериментах группового характера. Умерла от скарлатины в 1907 г. в 40-летнем возрасте. Психопатка, разумеется. Прим. Е.Б.). В Флоренском и его душевной структуре было что-то тепличное, отсутствие свободного воздуха, удушье. ... Он как-то сказал в минуту откровенности, что борется с собственной безграничной дионисической стихией. Одно время он пил. (с.161). ...уже в изгнании, я имел собственность и жил в собственном доме, хотя и продолжал нуждаться, всегда не хватало. Я, правда, давно получил по наследству от отца железные рудники в Польше... (с.291). (Обратите внимание: нашему философствующему болтуну, отрицающему все родовое, не помешало! Е.Б.) Я никогда не соглашался сделаться частью чего бы то ни было. (с.322). (Но частью родовых харчей был не прочь Е.Б.) Если бы меня спросили, отчего я более всего страдаю не в исключительные минуты, а во все минуты жизни и с чем более всего принужден бороться, то я бы ответил – с моей брезгливостью, душевной и физической, брезгливостью патологической и всеобъемлющей. Иногда я с горечью говорю себе, что у меня есть брезгливость вообще к жизни и миру. Это очень тяжело. Я борюсь с этим. Борюсь творческой мыслью и это более всего, борюсь чтением, писанием, борюсь аскезой, борюсь созерцанием красоты, уходом в природу, борюсь жалостью. И опять возвращаюсь к брезгливости и содрогаюсь от нее. Она направлена и на меня самого. Я часто закрываю глаза, уши, нос. Мир наполнен для меня запахами. (с.330). (Н.А.Бердяев. Самопознание. М., Книга, 1991). Русский писатель, неврастеник, алкоголик Андреев Леонид Николаевич, умер на 49 году жизни от разрыва сердца в 1919 году в Финляндии. Его отец – человек с патологической психикой, запойный пьяница, внешне тучный. Умер от кровоизлияния в мозгу в 42 года. Сам Леонид Андреев был несколько раз в психиатрической больнице, четыре раза покушался на самоубийство: бросался под товарный поезд, пытался перерезать себе горло бритвой, пытался сам себя зарезать ножом, стрелялся из револьвера. И все из-за своих перманентных пьянок. А ведь все туда же, пишет: К числу вещей безусловно мною отвергаемых принадлежала трезвость (Татьянин день. Курьер,1902 г.). О степени аморальности Л.Андреева говорит отрывок из мемуаров М.Горького: Там, внизу, со звоном примчалась пожарная команда. Леонид подошел ко мне, свалился на диван и предложил: Едем смотреть пожар В Петербурге пожары не интересны. Он согласился: - Верно. А, вот, в провинции, где-нибудь в Орле, когда горят деревянные улицы, и мечутся, как моль, мещане – хорошо!. (Воспоминания. Леонид Андреев). Это мне напоминает современную дегенератку певицу И.Отиеву, любительницу тусовок и шампанского, которая, будучи в подпитии, сказала буквально так: Ой, в стране такой кризис, а нам так весело!. (ЦТ, Скандалы недели, 11 октября 1998 г.). У пьющих нет морали и принципов тоже нет. Хотя, если сказать точнее, то у них целых две морали. И в ход идет, естественно, та, которая выгодна. Вот, почему группа Дюна при выборах Президента России призывала голосовать за Ельцина, а во время выборов губернатора Красноярского края – за Лебедя, противника Ельцина. Неудивительно и то, что люди пьющие, будучи двойными по сути, таковы и по состоянию: они день трезвы, день - пьяны. Они считают, что алкоголь – зло, что алкоголь - яд, но они же считают, что за праздничным столом и на поминках – выпить не грех. Потому-то среди них и столько педерастов, т.е. лиц, которые сегодня время от времени выступают то как мужики, то как бабы. Плюралисты, одним словом! Шизики! Впрочем, все эти шизики-плюралисты и с этим согласны. Вот, что пишет далее наш плюралист М.Горький: Леонид: - Ты вообще нехороший человек, пьешь много, а не пьянеешь, от этого дети твои будут алкоголиками. Мой отец тоже много пил и не пьянел, а я – алкоголик. Потом мы сидели на Стрелке под дурацким пузырем тумана, курили и, когда вспыхивал огонек папирос, - видно было как сереют наши пальто, покрываясь тусклым бисером сырости. Леонид говорил с неограниченной откровенностью и это не была откровенность пьяного, - его ум почти не пьянел до момента, пока яд алкоголя совершенно прекращал работу мозга. Навалившись на плечо мне и, с улыбкой заглядывая в лицо, продолжал: - Ты думаешь, я пьян и не понимаю, что говорю чепуху. Нет, я просто хочу разозлить тебя. Я, брат, декадент, выродок, больной человек. Но Достоевский был тоже больной, как все великие люди. Есть книжка, не помню чья, - о гении и безумии, в ней доказано, что гениальность – психическая болезнь! Эта книга – испортила меня. Если бы я не читал ее, - я был бы проще. А теперь я знаю, что почти гениален, но не уверен в том, достаточно ли безумен Понимаешь, - я сам себе представляюсь безумным, чтоб убедить себя в своей талантливости, - понимаешь Он непрерывно пил четыре дня и потом уехал в Москву. Сумасшедший человек это человек, признающий две взаимоисключающие истины, либо признающий исключительно одну, отрицающий существование всех иных. Происходит это либо из-за попытки служить двум господам одновременно, либо из-за служения одному богу, но при отрицании бытия всех иных. Впрочем, все это не избавляет ни первых, ни вторых от внутреннего конфликта. И тогда появляются такие строки: Несовместимых мы всегда полны желаний: В одной руке бокал, другая на Коране. И так вот мы живем под сводом голубым – Полубезбожники и полумусульмане. (Омар Хайям). Или, как о том же самом скажет в XX-ом столетии В.С.Высоцкий: Во мне два Я – два полюса планеты, Два разных человека, два врага... В результате, человек пьющий, когда здоров, пьет за здоровье других, пропивая свое собственное, а затем, как Ю.Визбор, разводит руками:   Я бы выпил, говорю, Веня, Да здоровья, говорю, нет. Нет здоровья. Пропивать уже нечего. Если пить, то умрем как Ван Гог - в 37 или как Визбор - в 50. Отсутствие четких представлений о том, что есть от Бога, а что от Люцифера, является основной, если не единственной причиной личных трагедий многих. Будучи очарованными фрагментом, нам свойственно благосклонно принимать и всю картину, и даже все творчество жреца Культуры, и все бытие его. А между тем, любой жрец, как и любой из нас, так часто внутренне расколот, так часто не в ладу сам с собой... Собираем камни для того, чтобы разбрасывать. Подставляем щеку для того, чтобы обмануть. Ставим во славу Господа копеечную свечку в храме, а затем сносим многие тысячи в рестораны, пивбары, винный магазины... Ну, не противно ли! И каемся, каемся, каемся... Сами себе и не себе тоже... И стараемся преодолеть свое умственно-духовное противоречие, и пытаемся, расталкивая локтями всех иных, влезть в число угодных Богу... И вновь поедая плоды с древа познания добра и зла, принимаем возмездие... Английский писатель-педераст, сифилитик Оскар Уайльд умер в 46-летнем возрасте. Это он получил два года каторжных работ за гомосексуальную связь с сыном маркиза Куинсбери – лордом Альфредом Дугласом. Это он написал философский роман Портрет Дориана Грея (1891) в котором развенчал декадентское представление о красоте, чуждой нравственности. Демонстративно антибуржуазный поэт Артюр Рембо, был педерастом и алкоголиком, что никак не созвучно ценностям социалистическим. Алкоголик, курильщик, наркоман В.С.Высоцкий, прекрасно понимая антиобщественную функцию алкоголя, писал песни, в которых, подчас очень едко, иронизировал по поводу пьяного мировоззрения наших современников: А че б нам было с 3-4-5 бутылок. Это его перу принадлежат строки: И тогда не орды чингизханов, И не сабель звон, не конский топот, - Миллиарды выпитых стаканов Эту землю грешную затопят. Миллиарды выпитых стаканов - страшнее чингизхановских орд. Это было понятно Владимиру Высоцкому, который и просто завязывал с питием, и очертя башку убегал от водки в работу, и зашивался, и просто воздерживался. Все тщетно! Ибо невозможно прислуживая Искусителю, попасть в объятия Творца. Широко известно, сколько подражателей у поэта С.А.Есенина, причем, подражателей в плане потребления алкоголя и волокитства. А между тем, сам Сергей Александрович, будучи сторонником Старой Святой Руси, не очень-то был в восторге от своего же собственного поведения. И понимал, что надо бы жить по-иному, нужно бы быть иным, и он собирался стать иным: Был я весь – как запущенный сад, Был на женщин и зелие падкий. Разонравилось пить и плясать И терять свою жизнь без оглядки. Собирался стать иным, и – не мог. Это он, и не без сожаления, писал: Что случилось Что со мною сталось Каждый день я у других колен.. Может, поздно, может, слишком рано, И о чем не думал много лет, Походить я стал на Дон-Жуана, Как заправский ветреный поэт. Что случилось Что со мною сталось Каждый день я у других колен. И далее с решимостью: За свободу в чувствах есть расплата, Принимай же вызов, Дон-Жуан! (С.Есенин Соб.соч., в 2-х томах, М., 1977, с.315) И расплата пришла: Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль. То ли ветер свистит Над пустым и безлюдным полем, То ль, как рощу в сентябрь, Осыпает мозги алкоголь. (Сергей Есенин. Собрание сочинений в 3-х томах, т.2, М., Правда, 1977, с.136) Можно услышать, что В.М.Шукшин красиво и сочно описывал винопитие. Действительно, описывал. Но ведь именно Шукшин, забывают некоторые, в конце концов, ПРИШЕЛ к Трезвости, как приходят к Богу. Трезвость это и есть средство постижения Бога, средство обретения дороги к Храму, средство постижения себя самого. К Трезвости пришли такие известные люди, как Г.Бурков, В.Листьев, Н.Бурляев, С.Краморов, А.Розенбаум... Трезвость обретают, как обретают высшую истину и высший смысл бытия... Можно знать только строки А.С.Пушкина: Подымем стаканы, содвинем их разом! Да здравствуют музы, да здравствует разум! (Вакхическая песня). Или: Выпьем, добрая подружка Бедной юности моей, Выпьем с горя; где же кружка Сердцу будет веселей. (Зимний вечер). Но ведь этот же Александр Сергеевич, только уже в зрелом возрасте, говорил и нечто иное: Человек пьющий ни на что не годен. Служение дьяволу неизбежно приводит к вырождению, дегенерации, которая состоит из трех частей: психических болезней, половых извращений и физических деформаций организма. Это наглядно мы можем увидеть и на примере наших, отечественных аристократов, начиная с известного князя Владимира Красное солнышко, которому приписывается выражение, ставшее крылатым: Руси есть веселие пити, не можем без того быти. Как же оно отрыгнулось для всей династии Рюриковичей это кокетливое и безответственное пити И сколько зла принесли потомки Владимира, рожденные при участии браги, пива да медовухи И сколько кровушки напрасной да невинной пролили психопаты, урожденные при участии хмельных паров А сколько зла нанес простому народу пример пития высшим аристократическим сословием, если помнить, что Провинция мерит себя столичным аршином (Г.Абелев). А скольких из тех, живущих потом, сбил с пути праведного этот пример аристократов, искусителей из прошлого Иван Грозный и т. д. Но обратим наши очи сразу же на Ивана Грозного и на самых ближайших его родственников, минуя всех иных венценосных алкоголиков из этой породы. Прадед Ивана Грозного - слабоумный и слепой великий князь Василий Темный (1415-62), известен был своей жестокостью. Сын его - дед Ивана Грозного - великий князь московский Иван III, тоже был жесток и, к тому же, женился, когда ему было уже под сорок лет на византийской царевне Соломонии Палеолог, но она оказалась бесплодной и тогда он, заточив ее в монастырь, в 1526 году женился на молодой Елене Глинской. Однако и Е.Глинская в течение трех лет не имела детей. Но вот, сподобило ее все-таки и 25 августа 1530 и на свет появился у нее сын – будущий первый русский царь Иван Грозный. Известный русский психиатр П.И.Ковалевский в книге Иван Грозный и его душевное состояние, вышедшей еще в XIX веке, рассматривает царя Ивана именно как наследственного дегенерата, который сначала страдал неврастенией. В 1560 году после смерти жены Ивана – Анастасии, во дворце начались попойки, игрища, потехи и безобразия. Распутство, алкоголь и животные страсти обуздали рассудок царя и превратили его в паранойка, страдающего манией преследования, что оборачивалось произволом и массовыми казнями, после которых он имел обыкновение делать в крупнейшие монастыри щедрые вклады деньгами и драгоценностями на поминовение убиенных. Период правления алкоголика был столь мерзок и страшен, что писатель А.К.Толстой сказал: Автор сознается, что при чтении источников книга не раз выпадала у него из рук и он бросал перо в негодовании, не столько от мысли, что мог существовать Иоанн IV, сколько от той, что могло существовать такое общество, которое смотрело на него без негодования. (А.К.Толстой. Князь Серебряный. Красноярск, 1980, с.29). И заканчивая свое произведение, А.К.Толстой обратился и в наш век: Да поможет бог и нам изгладить из сердец наших последние следы того страшного времени, влияние которого, как наследственная болезнь, еще долго потом переходило в жизнь нашу от поколения к поколению! Простим грешной тени царя Иоанна, ибо не он один несет ответственность за свое царствованье; не он один создал свой произвол, и пытки, и казни, и наушничество, вошедшее в обязанность и в обычай. Эти возмутительные явления были подготовлены предыдущими временами, и земля, упавшая так низко, что могла смотреть на них без негодования, сама создала и усовершенствовала Иоанна, подобно тому как раболепные римляне времен упадка создавали Тибериев, Неронов и Калигул. Лица, подобные Василию Блаженному, князю Репнину, Морозову или Серебряному, являлись нередко как светлые звезды на безотрадном небе нашей русской ночи, но, как и самые звезды, они были бессильны разогнать ее мрак, ибо светились отдельно и не были сплочены, ни поддерживаемы общественным мнением. Простим же грешной тени Ивана Васильевича, но помянем добром тех, которые, завися от него, устояли в добре, ибо тяжело не упасть в такое время, когда все понятия извращаются, когда низость называется добродетелью, предательство входит в закон, а самая честь и человеческое достоинство почитаются преступным нарушением долга! Мир праху вашему, люди честные!. (А.К.Толстой. Князь Серебряный. Красноярск, 1980, с. 335). Из шести детей дегенерата Ивана Грозного и княжны Анастасии, четверо умерли в младенчестве, выжившего сына Ивана, Иван Грозный прибил собственноручно посохом, а царевич Федор – родился болезненным, слабоумным, жил, улыбаясь беспричинно и постоянно, и умер бездетным, как и убиенный Иван Иванович. Младший сын Ивана Грозного от его 7-ой жены Марии Нагой, царевич Дмитрий, будучи эпилептиком, погиб в 1591 году в 8 летнем возрасте. Так благодаря алкоголю исчезла с земли Русской династия Рюриковичей. Сам же царь Иван Грозный, - педераст и алкоголик, - в свои 50 с небольшим лет был дряхлым стариком, изнутри гниющим заживо, от какой-то неведомой и страшной болезни. Общая картина этой болезни, по мнению профессора А.Е.Личко, характерна для запущенных неизлечимых случаев сифилиса. (См. Обозрение психиатрии и медицинской психологии им.В.М.Бехтерева, 1992, №1, 127). Но ведь и род Романовых, - до XVI века Кошкиных, - пришедший на смену династии Рюриковичей, не далече ушел. Ну, начнем с того, что в 1601 году при Борисе Годунове, Романовы были обвинены в волшебстве и все скопом сосланы в ссылку. Отец будущего царя –– Федор Никитич оказался в монастыре, где был насильно пострижен в монахи под именем Филарета. Интересен донос, в котором он характеризуется следующим образом: живет старец Филарет не по монастырскому чину, всегда смеется неведомо чему и говорит про мирское житье, про птицы ловчие и собаки, как он в мире жил, а к старцам жесток, лает их и бить хочет. Интересны в этой связи и такие факты: Лжедмитрием в 1605 году Филарет был возведен в сан митрополита ростовского, а тушинским вором был провозглашен патриархом всея Руси. Но еще более интересен тот факт, что именно такого отца сын – шестнадцатилетний Михаил Федорович - на Земском соборе 1613 года был избран царем! Был избран не за особые заслуги, не за особые личные качества. Впрочем, особых качеств он не проявил и в дальнейшем. Быть может, потому что здоровье часто ему изменяло: ходьба и езда утомляли, а от много сиденья ослабевал весь организм. Ряд неудач и несчастий – разгром семьи с пострижением отца и матери, потрясающие впечатления кремлевской осады, злополучные перипетии первой попытки вступить в брак, ранняя смерть первой жены, смерть двух сыновей угнетали слабую натуру, и в последние годы жизни Михаила слышим об удручающей его меланхолии, сиречь кручине. (Три века. М., 1912 г., т.I, с.50). С 1945 года на Российский престол взошел сын царя Михаила Федоровича – Алексей Михайлович, прослывший тишайшим. Трудно себе представить более убийственную характеристику для царя, нежели ту, что мы находим в известном сборнике Три века: ...во главе Московского государства стоял тогда любопытный и приятный, но более благородный, чем практически полезный правитель. Иначе не можем определить знаменитого царя Алексея Михайловича. (Три века. М., 1912 г., т.I, с.102). Алексей Михайлович, при всех своих приятных свойствах и благородстве, при всех своих внушительных размерах, тем не менее, носил явную печать вырождения - страдал ожирением, был слаб здоровьем, неуравновешен, склонен к резонерству, безволен, увлекался сочинительством, ему были присущи такие черты, как малодушие, слабохарактерность и безответственность. Работать не умел и не хотел. За него работали, т.е. заведовали управлением государственными делами, сначала боярин Б.Морозов, затем думский дьяк Н.Чистый, князь Н.Одоевский, патриарх Никон и пр., и пр. Это о нем говорил коломенский архиепископ Иосиф: не умеет в царстве никакой расправы сам собою чинить, люди им владеют. Трезвенником Алексей Михайлович не был. Пил хмельной мед, пил вино. Хуже того, как писал английский путешественник, желая угостить своих бояр, он садился в кресло и давал им из своих собственных рук маленький кубок с жидкостью такою тонкой и так много раз дистиллированною, что она могла причинить вред каждому, кто к ней не привык. Он иногда примешивал туда ртуть и ему нравилось, когда его подчиненные пьянели. (К.Валишевский. Первые Романовы. М., 1911, с.443). Как вы понимаете из этой цитаты, перед нами, если говорить на современном языке, типичнейший садист и токсикоман. Стоит ли удивляться после этого, что потомство его было столь немощным и скудоумным От первого брака с М. И. Милославской (1648) у Алексея Михайловича было восемь дочерей, шесть из которых остались в живых, и пять сыновей, трое из которых умерли еще при жизни их отца. Из оставшихся, Иван был умственно и физически недоразвитым, а Федор ходил, опираясь на палку, и даже не мог без помощи постороннего снять шапку со своей собственной головы. И вот такому Федору после смерти Алексея Михайловича, случившейся на 47-м году жизни, и перешел престол Русского царства. Понятно, что правление в государстве и с охотой осуществляли различные группы бояр. Именно они и принудили Федора жениться на дочери смоленского шляхтича Агафье Грушецкой, которая родила ему в 1681 году сына Илью, но сама при родах умерла. Через несколько дней умирает и ребенок. А на следующий год в возрасте 21 года умирает и бездетный царь Федор, не назначив себе преемника. Кандидатами на престол были два царевича – от М.И.Милославской, первой жены Алексея Федоровича - слабоумный Иван и от второго брака с Н.К.Нарышкиной - малолетний Петр, который был к тому же еще и младшим. И если самим-то малолетним царевичам были до лампочки все эти проблемы трона, то никак этого нельзя сказать о соперничающей и стоящей за их плечами многочисленной родне, которая после смерти Федора заявилась во дворец с твердым намерением возвести на престол своего претендента. Эта весьма пикантная ситуация была разрешена самым невероятным способом: патриарх обратился с дворцового крыльца к толпе, собравшейся на площади с вопросом: кому быть царем И голос толпы – Иоанна!, перекрыл голос кричащих Петра!. Так толпа избрала на престол дегенерата, известного под именем Ивана V. Стоит ли после этого удивлять тому, что толпа избирает на пост президента России старого алкоголика Стоит ил удивляться тому, что толпа милует убийцу Варавву и обрекает на распятие Иисуса Слава тебе, суд присяжных! Воистину, нет большей слепоты, чем стоглазая нянька! Смерть постигла дегенерата Ивана V в 1696 году в 30-летнем возрасте. Так еще одна мужская линия рода Романовых благодаря вину, хмельному меду да водкообразной жидкости прекратила свое существование. И единственным престолодержцем становится Петр Алексеевич. Петру Алексеевичу, прямо скажем, не повезло с родителями, которых, - увы, - не выбирают. О качествах его отца – Алексея Михайловича - мы уже говорили. Но и мать Петра I – Наталья Кирилловна - в генетическом аспекте была не лучше. Н.К.Нарышкина – дочь бедного провинциального дворянина из Смоленска, ходившая в детстве в лаптях, по отзыву Б.Куракина была доброго темперамента, добродетельного, токмо не была ни прилежная и неискусная в делах и ума легкого. Братья ее также никакими качествами не блистали. Но, хуже того, одного из наиболее известных из них - Льва Кирилловича, выдвинувшегося при Петре, Б.Куракин характеризовал так: был человек гораздо посредственного ума и невоздержанный к питью, также человек гордый и хотя не злодей, токмо не склончивый и добро многим делал без резону. Если вы были в музее в Санкт-Петербурге, где выставлен муляж императора, одетого в платье, которое он носил при жизни, вы не могли не заметить признаков явной дегенерации: при большом росте, Петр имеет поразительно узкие, девичьи плечи. И эта дегенерация проявилась не только во внешности Петра. Хуже того, эпилептик и алкоголик Петр не сохранил, но ухудшил с помощью табака и алкоголя даже то здоровье, которое ему досталось в наследство. И не только свое собственное. Ведь это он с многочисленной пьяной компанией объезжал дома своих подданных, когда исполнял обязанности протодьякона на заседаниях всешутейного и всепьянейшего собора и упаивал вусмерть всех и каждого. Это он объявлял во всеуслышание, когда праздновался, скажем, спуск нового корабля, кто не напьется допьяна, тот бездельник. После многочасовых пьянок, мертвецки пьяных участников развозили по домам. Историк В.Ключевский писал: Привыкнув к простой водке, он (Петр) требовал, чтобы ее пили и гости, не исключая дам. Бывало ужас пронимал участников и участниц торжества, когда появлялись гвардейцы с ушатами сивухи… причем часовым приказывалось никого не выпускать… Особо назначенные для этого майоры гвардии обязаны были потчевать всех за здоровье царя… (В.Ключевский Курс русской истории, ч.IV, М., 1910, с.46). Так утверждал культ Вельзевула-Диониса алкоголик Петр Великий. Будь прокляты твои реформы, Петр, лучшее из которых ты стер этими постыдными попойками, навязывающими пример всему народу. И, как результат этих попоек, у алкоголика Петра I и Евдокии Федоровны Лопухиной родился сын-полуидиот Алексей, а от этого полуидиота и Натальи Алексеевны (урожденной Шарлотты Софии, принцессы Брауншвейг-Вольфенбюттельской) в 1714 родилась дочь Наталья, а затем сын Петр (будущий император Петр II). Мать Петра умерла через десять дней после его рождения. Наталья умрет в 14-летнем возрасте. Император Петр II - в 15 летнем возрасте. Полуидиот Алексей Петрович после пыток, в которых принимал участие и его папа-алкоголик, самолично загонявший родному сыну иголки под ногти, 26 июня 1718 года при невыясненных до конца обстоятельствах будет тайно убит в тюрьме. А папа - Петр Великий на следующий день после убийства сына торжественно отпразднует годовщину Полтавской битвы. Нечто похожее, только в более облегченном варианте мы уже встречали у алкоголика Ивана IV... В 1925 году в возрасте 53 лет от болезни мочеиспускательных органов умирает, не оставив завещания, Петр I. И на русский престол благодаря усилиям бывшего сына конюха - светлейшего князя А.Д.Меншикова, при опоре на гвардию восходит вторая жена Петра I – не русская и безграмотная Екатерина – Марта Скавронская, до замужества бывшая простой прачкой и кухаркой по совместительству. Оставшись без мужа, Екатерина I, как и положено дегенератке, ударилась в безудержные развлечения: устраивала пиры да праздники, что очень скоро пагубно отразилось на ее здоровье, в результате чего она и умерла в 1927 году в возрасте 42 лет. И престол достается сыну царевича Алексея – Петру. Что из себя представлял Алексей Петрович, вы еще помните. Далеко ли упало яблоко от яблони Петр II своим нравом напоминал своего деда, но в отличие от Петра I, был совершенно равнодушен к учению. Вместо этого, под руководством князя Ивана Долгорукова, человека пустого, беспринципного, ведущего распутный образ жизни, Петр пристрастился к разного рода пирушкам, к алкоголю, к картежным играм в обществе шлюх. Однако в январе 1730 четырнадцатилетний царь заразился оспой и, проболев около двух недель, умер. Со смертью Петра II выродившись, пресеклась прямая мужская линия династии Романовых на русском престоле. Этот факт вызвал великое замешательство в умах современников, ибо права претендентов на царский престол со стороны родственников были сомнительны, а кто правомочен решать столь важный и сложный вопрос было неясным. Решили, что более всего с руки заняться этим делом Верховному Тайному Совету, который фактически управлял Россией при малолетнем императоре Петра II. Интересна в этой связи речь ведущего заседание Совета – князя А.Д.Голицына: Смысл его речи был следующий: несколько часов перед тем угасла мужская линия императорской династии; законных наследников у императора Петра I больше нет; считаться с его незаконными детьми нечего; завещание Екатерины недействительно; Екатерина сама, как женщина низкого происхождения (выражения его были крайне резки), не имела права занимать престола, и тем менее располагать российской короной; завещание покойного императора, только что предъявленное, фальшиво. (Три века. М., 1912 г., т.IV, с352). В результате недолгих дискуссий, Совет принимает решение избрать императрицею Анну Ивановну – племянницу Петра I, дочку того самого идиота - Петра V, который уродился от царя Алексея Федоровича и Марии Милославской. И вот тут, я думаю, в самый раз нам с вами, дорогой читатель, посмотреть, как же икнулось то самое пивко в жаркий день да винцо хмельное заморское, что попивали предки Анны Ивановны Начнем издалека – с внешних признаков дегенерации. Вот, какое впечатление произвела императрица Анна Ивановна на княгиню Н.Б.Шереметову: Отвратное лицо имела: так была велика, когда между кавалеров идет, всех головою выше, и чрезвычайно толста. Зная родословную, Анны Ивановны, нам нечего возразить против мнения, которое составили современники о своей императрице, жирно помеченной печатью дегенерации: она имела богатырскую, неуклюжую фигуру, грубый мужской голос и столь же грубую, тяжелую натуру. Он нее веяло жестокостью, грубыми вкусами, ни одной черты женственности. Высокомерна, неуравновешенна, подозрительна. Ненависть ко всему русскому, недоверие к народу. Более всего, Анна Ивановна любила кровавую охоту, когда можно собственноручно пристрелить беззащитное животное. Она ездила верхом на лошади, стреляла из ружья. Иногда она тешила себя театрализованными представлениями, но наибольшее удовольствие ей доставляли те фрагменты, где присутствовали грубые потасовки и драки. Впрочем, садистские наклонности Анны Ивановны проявлялись и в общественно-политической жизни: Сравнительно милостивым наказанием считалось при Анне урезывание языка, вырывание ноздрей, кнут. Осужденных на смерть, особенно по политическим делам, предварительно заставляли пожелать поскорее умереть: не ограничивались страдания в восстановленном застенке, под руководством Ушакова, опытного ученика кесаря Ромодановского и П.А.Толстого; лицам, выходившим из застенка с вывихнутыми руками, с окровавленной спиной, сначала отрубали висевшие плетью руки, и только после этого сажали на кол или обезглавливали, часто только за то, что эти лица, состоя в высших чинах, осмеливались не соглашаться со взглядами великолепного Бирона, из курляндской канальи превратившегося в вершителя судеб России. Слово политическая смерть при Анне перестало быть фигуральным выражением: ссылаемых в Сибирь, с лишением всех прав, предварительно уродовали и давали им другое имя и фамилию, чтобы никогда их нельзя было после узнать и восстановить в правах. Да и сами ссыльные упорно умалчивали о своих прежних титулах, так как хорошо знали Анну, которая, не довольствуясь сравнительно мягким наказанием по первому суду, отдавал уже наказанных новому розыску, с обычно роковым для них исходом. (Три века. М., 1912 г., т.IV, с.370). Как особую грань дегенеративной деятельности императрицы, выделим организацию нескончаемых массовых пьянок при ее дворе, где лились реки неизвестных до того времени дорогих вин – шампанское и бургундское. После смерти Анны Ивановны, последовавшей 17 октября 1940 года, формально российским императором России становится трехмесячный Иван VI - сын неумной психопатки Анны Леопольдовны и сильно заикающегося принца Антона Ульриха Брауншвейгского, который по выражению графа Б.Х.Миниха был ни рыба ни мясо. Кроме того, Иван VI был еще и правнуком дегенерата Ивана V и внучатым племянником Анны Ивановны, царствование которой по определению В.О.Ключевского было одной из мрачных страниц нашей истории, и наиболее темное пятно на ней – сама императрица. Впрочем, императору молокососу поцарствовать так и не удалось, ибо год спустя - 25 ноября 1741 - в результате очередного государственного переворота, на престол взошла невежественная дочь Петра Великого и Екатерины I - Елизавета Петровна. И по ее приказу свергнутый Иван оказался в Шлиссельбургской крепости, где и был, просидев 17 лет в одиночном заключении, заколот стражей в июле 1764. По свидетельству Екатерины II, которая видела Ивана VI в 1762 году, он был сумасшедшим. Ну, спасибо предкам, пропившим и здоровье, и власть! Императрица Елизавета, будучи достойным плодом алкоголика Петра I, по замечанию А.Тургенева, была предана пьянству и сладострастию, днем – спала, ночью развлекалась. Со смертью Елизаветы Петровны, которая была бездетной, династия Романовых пресеклась и в прямой женской линии. Так благодаря медам хмельным, пиву, вину да водке выродился, исчез род Романовых. Хотя фамилию Романовых еще долго носили и дегенерат Петр III (сын герцога Голштейн-Готторпского Фридриха Карла и Анны, дочери Петра I) и жена его Екатерина II (урожденная Анхальт-Цербстская), и сын их Павел I, и его потомки (одно из названий династии в литературе - Голштейн-Готторпские-Романовы): Александр I, Николай I, Александр II, Александр III и Николай II. И еще два слова и Петре III. Что из себя представлял алкоголик Петр I, мы знаем. Что из себя представляла старшая дочь Петра I, мы в курсе. А что из себя представлял внук Петра I и сын Анны Петр III, как и положено, был от природы немощным, слабым, невзрачным на вид. Постоянно болел. Лицо малое и злобное. Уже в детстве пристрастился к вину, а будучи женатым на принцессе Софье Анхальт-Цербстской - будущей императрице Екатерине II, время проводил в попойках, редко бывая трезвым по вечерам; играл с куклами, разыгрывал сражения с игрушечным войском, приговаривал крыс к смертной казни через повешение и собственноручно приводил приговоры в исполнение. Был ленив и совсем не интересовался женщинами. Ну, хорош, не так ли! В своем невежестве превзошел даже императрицу Елизавету. За всю свою жизнь не прочитал ни одной серьезной книги. Как и положено дегенерату-выродку почитывал детективы, в которых фигурировали разбойники-грабители, которых вешают и колесуют. Всякая мало-мальски отвлеченная работа мысли была не по нем; малейшее напряжение ума уже его утомляло. ...мыслить Петр мог только самыми конкретными образами и притом по преимуществу из одной узкой области – области военного дела. (Три века. М., 1912 г., т.IV, с.452-453). Считается, что из-за дефекта полового члена, Петр был не способен к половому акту, но после того, как ему в начале 50-х годов была сделана соответствующая операция, между ним и Екатериной началась половая связь, которая привела к рождению сына-дегенерата - Павла (будущего императора Павел I). Однако Петр, ставший импотентом, сразу после этого совсем отдалился от жены, тем более, что в это время ему было разрешено выписать полк голштинских солдат, с кем он проводил все свободное время, занимаясь пьянками, военными упражнениями и маневрами. Не царское поведение царя привело к закономерному перевороту, произошедшему 28 июня 1762, в результате которого императрицей была провозглашена Екатерина II. А Петр под конвоем гвардейцев во главе с А.Г.Орловым был препровожден в Ропшу, что в 30 верстах от Петербурга, где он и погиб по официальной версии от геморроидального приступа, усилившегося в результате продолжительной пьянки. По другой версии, он умер от инсульта. По третьей версии был попросту убит. В 34 года. Нас уже не интересует судьба сына Петра III – императора Павла I, ибо вышеприведенный материал есть лишь бледная и очень неполная иллюстрация дегенерация двух династий. Что же касается Павла I, то читатель и сам может составить мнение о том, каков был этот потомок курильщиков и пьяниц. А был он, если говорить о внешности, очень некрасив; и портреты, и отзывы современников вполне согласны между собою в этом отношении; даже Людвиг XVIII нашел нужным отметить, что Павел Петрович в 1872 г. был замечательно дурен собою...
1   2   3   4   5   6   7   8   9