Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Без страха и упрёка




страница9/13
Дата07.04.2018
Размер1.93 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Часть 8. Человек дела « Не верьте словам ни своим, ни чужим, верьте только делам своим и чужим» Л.Н.Толстой Капитолина Леонидовна Ковальская – с 1974 по 1980 г.- заведующая квартирным отделом горисполкома. «Иван Максимович из всех ситуаций стремился извлечь пользу для города, не тратил времени зря даже когда болел. Несмотря на свою колоссальную занятость, много читал. Запомнился мне такой факт. Прочёл он в то время нашумевший роман белорусского писателя Ивана Шамякина «Атланты и Кариатиды». Речь в нём шла о градостроительстве, взаимоотношениях действующей власти и творческой интеллигенции. Главный герой романа – архитектор города, прогрессивный профессионал, со своим взглядом на архитектурный облик современного города. Архитектурное лицо Николаева очень беспокоило Ивана Максимовича. Человек исключительной обучаемости, Канаев не только сам стремился к знаниям, но и охотно делился своими знаниями с товарищами по работе. Помню, он тогда настоятельно посоветовал всем сотрудникам горисполкома прочитать «Атланты и Кариатиды». Считал, что все сослуживцы должны жить интересами города, заботиться о его имидже. С главным архитектором города у него состоялся отдельный, предметный разговор на эту тему. Николаев в 70-е – 80-е годы был огромной строительной площадкой. Канаев был руководителем с явным педагогическим уклоном. Именно он ввёл тематическую учёбу всех сотрудников по профильным разделам. Учёба проходила в определённые дни по чёткому плану. На одном занятии изучался вопрос жилищного законодательства, на другом – проблемы образования, затем - здравоохранения и так далее касательно жизнедеятельности всего городского хозяйства. На занятиях обязательно присутствовали все работники горисполкома, начальники управлений и даже машинистки. Иван Максимович считал, что все без исключения работники городской управы должны жить жизнью города, знать его проблемы и учиться их успешно решать. Под его руководством мы научились работать в команде, помогать друг другу. Канаев был хорошим лектором. Его сообщения, доклады, лекции отличались ясным, доступным, логичным и чётким изложением. Начальники управлений, заведующие профильных отделов серьёзно готовились к этим занятиям, чтобы не «попасть впросак». Знать досконально свой участок работы, его проблемы, прилагать максимум знаний и усилий для того, чтобы их решить с наибольшей пользой для города, было для нас – делом чести. Иван Максимович учил нас самостоятельно принимать решения, брать ответственность на себя. Не перекладывать трудные дела на других. Квартирный отдел в то время был наиболее «горячей точкой» горисполкома. Строилось жилья много, но и очередь на его получение была большая. Квартирный отдел готовил документы для рассмотрения на заседании исполкома, отвечал за отселение жильцов с территории строительных площадок, из аварийных домов, подвалов, районов подтопления - Железнодорожного посёлка, 6-го участка и т.д. В те годы вышло специальное постановление правительства по этому вопросу. Мы старались добросовестно его выполнять. В середине 80-х годов в Николаеве были полностью отселены жильцы из подвалов, зон подтопления, аварийного жилья. Очередь на получение квартир была нервной. Наибольшее число обращений в горисполком было по пресловутому квартирному вопросу. Не потому, что горисполком что-то нарушал, а потому, что каждый кандидат на отселение хотел с наибольшей пользой для себя и своей семьи переселиться в новое благоустроенное жильё. И это можно понять. Подчёркиваю, в 70 – 80-е годы прошлого столетия в Николаеве был бум жилищного строительства. Мы старались все конфликтные ситуации по квартирному вопросу решать строго по Закону. Проверок вышестоящих советских и органов надзора на этот счёт было предостаточно. Финансировалось строительство жилья за счёт государственных капитальных вложений и за счёт долевого участия предприятий и организаций различных министерств и ведомств. Активное долевое участие в строительстве жилья принимали: ЧСЗ, ЮТЗ, НГЗ, заводы: им. 61–го Коммунара, «ЭРА», «ЭКВАТОР», «Никонд», Конденсаторный, Трансформаторный, парфюмерный комбинат «Алые паруса», строительные организации и др. Замечу, в то время ряд предприятий Николаева были предприятиями союзного подчинения, т.е. подчинялись только Москве. И никто из местного руководства радикально повлиять на руководителей предприятий союзного подчинения не мог. Горисполкому и лично председателю приходилось прилагать максимум усилий для того, чтобы жилищный и многие другие вопросы в нашем городе решались наиболее успешно. У Канаева было полное взаимопонимание и деловое сотрудничество с партийными органами. Иван Максимович был человеком с обострённым чувством справедливости и ответственности. Бывало, и конфликтовал. Но всегда по делу, руководствуясь интересами города и горожан. С его мнением считались руководители всех рангов в городе и в республике. Размаху жилищного строительства и объектов социально- культурного назначения в те годы Николаев в значительной степени обязан заслуженному авторитету горисполкома в лице его председателя И.М.Канаева. Он не разделял людей по должности. Требовал от всех сотрудников неукоснительного выполнения своих служебных обязанностей. Работников горисполкома по мелочам не дергал, доверял нам. Рассуждал так: « Взялся за дело, умей отвечать за результат». Заведующих отделами наставлял: - «Ушёл в отпуск – отдыхай. Отдел в отсутствие руководителя должен работать ещё лучше, чем при нём». Был принципиален, а иногда и упрям. Подпись свою ставил только под безукоризненным документом, чтобы «комар носа не подточил». Бывало, чтобы подписать документ к нему приходилось наведываться ни один раз. Работали мы с полной самоотдачей. В будни официально с 9 утра и пока все запланированные на день дела не выполним. Суббота, как шутили тогда в горисполкоме, - «рабочий день, только без обеда». Воскресенье – выходной. Работать кое-как под руководством Канаева было невозможно. Он отдавался делу сполна и того же требовал от сотрудников. Жил и работал не напоказ. Свои эмоции на людях не проявлял. Никогда и ни на что не жаловался, даже в самые трудные периоды своей жизни. Всегда - «в мундире». Снобизма, гонора в нём не было. Талантливый организатор, он мог провести с наибольшей пользой для дела любое мероприятие. Это был сильный и преданный делу, Родине человек. Светлая ему память» Алексей Алексеевич Реутенко – с 1976 по 1997 г. заведующий отделом образования горисполкома. «Иван Максимович делал всё возможное, а подчас и невозможное, для того, чтобы Николаев строился, процветал, горожанам были созданы наиболее благоприятные условия для жизни и работы. Задача многотрудная. Он умел справляться с самыми сложными делами. В 70 –х – 80-х годах Черноморский завод был лидером судостроения в СССР, одним из ведущих градообразующих предприятий Николаева. Его директор Юрий Иванович Макаров, талантливый руководитель, профессионал высокого класса, пользовался огромным уважением не только у местных властей, а и в министерстве судостроительной промышленности, Совете министров СССР. ЧСЗ было предприятием союзного подчинения. Завод в первую очередь строил уникальные корабли. Но и активно финансировал строительство жилья для работников предприятия. По генеральному плану развития Николаева в микрорайоне №25 «А» «Лески» было запланировано строительство средней общеобразовательной школы на 1176 мест. Жилые дома в тот период здесь строили интенсивно, а строительство запланированной школы откладывалось. Все близлежащие школы были переполнены, работали в две смены. Это беспокоило горисполком и, конечно, его председателя прежде всего. Канаев беседовал с Макаровым по этому вопросу не раз. Тот не отреагировал должным образом. Тогда Иван Максимович вынес этот вопрос на обсуждение заседания исполкома горсовета. Исполком принял решение: - приостановить строительство жилья для ЧСЗ до тех пор пока в микрорайоне № 25 «А» не начнут строить школу. Макаров сообщил об этом решении горисполкома Николаева министру судостроительной промышленности СССР. Тот, в свою очередь, - в Совет министров. Председателю горисполкома Николаева было приказано срочно приехать в Москву. Иван Максимович хорошо изучил юридические документы, решения правительства по этому вопросу. Так он поступал всегда при решении сложных проблем. Дал задание всем заведующим отделами горисполкома подготовить исчерпывающую информацию о состоянии дел в подведомственных им сферах городского хозяйства. На всякий случай, чтобы не попасть впросак, если в Москве поинтересуются и другими проблемами в жизни Николаева. Отдел образования представил Канаеву обстоятельную информацию о количестве детей в городе по возрастному составу и наличии мест в школах Николаева, количестве детских дошкольных учреждений и фактической потребности в них в интенсивно развивающемся городе. Диспропорция в строительстве жилья и строительстве школ и детских дошкольных учреждений была явной, тормозила выполнение плана генерального развития Николаева. Проект строительства школы № 52 в этом микрорайоне был готов. В Москве Иван Максимович доказал правомерность требований горисполкома. Короче, через год жизненно необходимая школа в микрорайоне №25 «А» была построена. ЧСЗ финансировал строительство школы без проволочек. Ю.И.Макаров контролировал строительство школы лично. Благодаря финансовым вложениям ЧСЗ в «Лесках» построены не только жилые массивы, а многие детские сады, спортивный комплекс «Надежда», стадион «Эвис» и др. жизненно необходимые объекты. Иван Максимович не доводил дело до конфликтов, скандалов. Принимал чёткие, нередко жёсткие и смелые решения на основании соответствующих документов, Законов. Брал ответственность за подчас радикальные, решения на себя. Ни на кого не перекладывая ответственность. Сам контролировал, ход дела. Помимо таланта управленца, Канаев обладал даром учителя. Все заведующие отделами горисполкома в те годы были относительно молоды. Мне было 33 года. Другим зав. отделами примерно столько же. Поначалу, если надо было решить какой – то трудный вопрос с горкоммунхозом, УКСом, руководителями крупных предприятий, я обращался за поддержкой к председателю. Иван Максимович занимал в этом вопросе чёткую позицию: - «Вы решаете не личные проблемы, а проблемы города. Учитесь находить общий язык с руководителями предприятий, партийных и советских организаций, решать вопросы самостоятельно. Если совсем уж не получается – тогда ко мне. Я – третейский судья». Канаев учил нас помогать друг другу в работе и в жизни, общаться с посетителями, находить понимание в вышестоящих партийных и советских органах. Ненавязчиво подсказывал нам, как лучше организовать то, или иное дело. Сотрудникам, вообще людям, Иван Максимович всегда старался помочь. Считал, что хорошо организованный быт, условия жизни – залог успешной работы. Всегда интересовался, как живётся сослуживцам. Сам он был в быту скромен. Его семью, жену никто в горисполкоме не видел. Познакомил нас со своей семьёй Иван Максимович неожиданно. 14 сентября у него был день рождения. Мы, пять сотрудников горисполкома, собрались после работы выпить за здоровье шефа. После рюмки расхрабрились поздравить его по телефону. Он - в ответ: - «День моего рождения и без меня» - и пригласил нас в гости. Тамара Васильевна, жена Ивана Максимовича, была гостеприимной хозяйкой. Вообще, чванства у Канаевых не было. Шеф был строгим руководителем на работе. Вместе с тем, наставлял нас общаться вне работы. Примерно раз в две недели, если не случалось ЧП, коллектив горисполкома выезжал в выходные дни на природу. Это укрепляло коллектив, способствовало содружеству. Благодаря неформальному общению, он знал все наши проблемы на работе и дома. Когда Иван Максимович подал заявление об уходе «по собственному желанию», сотрудники горисполкома сожалели об этом. Формальная причина – Канаев отказался последовать приказу свыше сдать построенную на его личные средства весьма скромную дачу на четырёх сотках земли в садоводческом товариществе. Это указание высоких партийных органов тогда распространялось на партийных, советских руководителей всех рангов. Как участник боевых действий в Великой Отечественной войне, Канаев имел полное право иметь дачный дом, не превышающий общепринятой по закону нормы, и четыре сотки земли. Насколько я знаю, Иван Максимович ничего и никому на этот счёт не доказывал. Не юлил, не подстраивался ни под чьё мнение, даже самоё высокое. Никому и никогда не жаловался. Он просто ушёл.» Виктор Павлович Яковенко – с 1975 по 1978 г. – главный инженер Управления капитального строительства горисполкома. (УКС) С 1978 - 1980 – начальник Горжилуправления Николаева. «Весной 1975 г. СМУ «Промстрой-1», где я работал начальником участка, завершило строительство первой очереди завода строительных материалов в Матвеевке. Одновременно СМУ строило и аэропорт «Николаев». Тогда и пригласили меня на беседу к председателю горисполкома Канаеву. Я был наслышан о его строгости. Волновался. Иван Максимович сообщил о моём назначении на должность главного инженера УКС. С тех пор Канаев стал моим руководителем, учителем, наставником на последующие годы. Он и раньше, будучи вторым секретарём горкома партии, курировал строительство и коммунальное хозяйство города. Как председатель горисполкома, с этих «горячих точек» не спускал глаз. В период с 1974 – по 1982 г. в Николаеве строили особенно много жилых домов, школ, детских садов, объектов культуры, больниц и т.д. За счёт госкапвложений, долевого участия предприятий, кооперативных вложений граждан, местного бюджета, хозяйственным способом, народной стройкой. Этот гигантский строительный процесс надо было чётко спланировать, обеспечить рабочей силой, строительной техникой, материалами и др. Координировать, контролировать, направлять. Канаев был его движителем. Строители Николаева тогда осваивали прогрессивный метод непрерывного строительства, так называемую «орловскую непрерывку», поточное строительство жилых домов. В это время в городе строили Николаевский глинозёмный завод (НГЗ). Это была стройка союзного значения. Все силы, техника были направлены на строительство НГЗ. На остальных стройках не хватало рабочих рук, техники, строительных материалов. Строители выкручивались, как могли. Несмотря на дефицит всего город строился. Именно тогда в Николаеве были возведены: 63-й, 70-й, 72-й и др. микрорайоны. Строили, как минимум, одну школу, два детских сада в год, не считая комплекса ПТУ в Жовтневом районе и др. объектов. Идея строительства микрорайона «Намыв» принадлежит И.М.Канаеву. Директор ЧСЗ Ю.И.Макаров её прекрасно осуществил. Это стало возможно во многом благодаря личному организаторскому таланту Канаева, его умению находить подход к руководителям крупных промышленных предприятий ЧСЗ, ЮТЗ, завода им. 61 Коммунара и др, а также к руководителям республиканских и союзных министерств и ведомств. Канаев «пробивал» казалось бы непробиваемые стены. Головной болью для горисполкома в то время была проблема отселения горожан из домов, подлежащих сносу для освобождения территории для нового строительства. От общего количества квадратных метров вновь выстроенного жилья, отселенцам первоначально полагалось 6 . Это было источником бурного негодования горожан-отселенцев. Канаев поехал в Госстрой сам. Сумел доказать его руководителям необходимость увеличить процент квадратных метров предназначенных для отселенцев во вновь построенных жилых домах вдвое, т.е. до 12. Это была большая победа. Горожане, получившие квартиры в новых, благоустроенных домах взамен старых, не всегда и знали кому они обязаны этим счастьем. В Николаеве в те годы построили жильё для чернобыльцев, стадион «Эвис», стадион в Варваровке, кинотеатры: «Искра», «Юность», спорткомплекс «Надежда», плавбассейн «Трудовые резервы», Дом престарелых на ул.Казарского, помещения плодоовощной базы, школу №60 в Варваровке, поликлинику №4 на ул Космонавтов, микрорайон «Соляные», троллейбусную линию и другие жизненно важные объекты. Всего так вдруг и не перечислишь. Это были действительно годы созидания. Тогда практиковалось проведение субботников на строительстве. На субботниках, нередко трудились работники горкома партии, горисполкома, райисполкомов. После окончания работы собирались вместе, выкладывали кто какую снедь захватил из дома и «пировали» по случаю окончания работы. Канаев всегда был вместе с коллективом. Иногда рассказывал, как служил во флоте, как, когда работал в Варваровском районе, ездил по району на лошадях, транспорта у райисполкома не было и др. В конце 1977 года Канаев перевёл меня на другой нелёгкий участок работы – начальником Горжилуправления. Я не был рад новому назначению, поскольку и по образованию, и по опыту работы являюсь строителем. Но в те времена осваивать новый, более трудный, участок работы было нормой. Упираться не стал. До 1980 года, пока не назначили заведующим отделом строительства горкома партии, работал начальником Горжилуправления Николаева. Работать кое-как под руководством Канаева было просто невозможно. Горжилуправление Николаева в то время объединяло и отвечало за работу 19-ти ЖЭКов. Иван Максимович, бывало, назначал встречи мне, руководителям ЖЭКов в шесть часов утра, непосредственно на объекте, т.е. – на городской окраине, на городской свалке, на стройке, бывало, и у свалки мусора. Мы только бежим, а Канаев уже стоит. Он никогда не опаздывал. Тогда мы с Иваном Максимовичем ездили в Москву. Он договорился в Госстрое СССР о строительстве в Николаеве мусороперерабатывающего завода. Это была его мечта – построить в городе мусороперерабатывающий завод. Канаев искал подходящее место для этого объекта. Мы побывали на московском мусороперерабатывающем заводе, он был построен к Олимпийским играм, проходившим в столице. Изучили строительную документацию, посмотрели, как работает завод. Если бы Канаев подольше поработал председателем горисполкома, уверен, мусороперерабатывающий завод в Николаеве был бы построен. Канаев обладал железной волей и целеустремлённостью, был одержим порядком, делал всё возможное для того, чтобы Николаев был цивилизованным, чистым городом. В этом плане «мелочей» для него не существовало. Требовал, чтобы чисто было не только в самом городе, но и вдоль железнодорожных подъездов к нему. К городскому хозяйству, вообще ко всему, что есть в Николаеве, относился очень бережно. Помню, в помещениях старого зоопарка голландские печи, печные грубы были выложены дорогими изразцовыми плитами. Когда старый зоопарк переезжал на новое место, Иван Максимович распорядился все изразцовые плиты пронумеровать, аккуратно сложить в ящики, сохранить для использования по надобности в будущем. Он был рачительным хозяином, наш до срока ушедший со своего поста, городской голова Иван Максимович Канаев. Каждый день, рано утром он знал, что происходит в городе, как работает транспорт, подаётся ли вода, завезены ли хлеб, молоко в магазины, сколько и где работает мусороуборочной техники и т.д. По его инициативе в городе был налажен и обеспечен соответствующими ёмкостями сбор пищевых отходов, которые в то полуголодное время скармливались скоту. Как-то я был в санатории в Кисловодске. Дней 5 – 6 моего отпуска совпали с пребыванием там Ивана Максимовича с женой. Он и там руководил нами. В 6 утра – на зарядку, бегать! Мы с товарищем, бывало, уже еле ноги волочим, а он: - «Бегите за мной!» Наставления, советы Ивана Максимович, опыт, накопленный под его руководством, мне пригодились в дальнейшей работе, вообще в жизни. До сих пор помню: - «За каждой жалобой, обращением в городские организации – человек. Не отписывайся, помоги человеку, если его просьба, требование справедливы. Но не обещай того, чего выполнить не можешь». Идиотизм, что из-за нелепого надуманного «дачного» вопроса, Николаев, а может быть и Украина, потеряли такого мощного, талантливого, честного, преданного делу руководителя и человека» Анатолий Петрович Велямовский – заведующий финансовым отделом горисполкома Николаева 1974 - 1982 гг. «С Канаевым меня связывают 25 лет совместной работы. Сначала в Николаевском районе, потом в горисполкоме Николаева. Помню, как он поднимал «с колен» Криничанскую МТС, когда работал секретарём райкома партии в Николаевском районе. Я в то время заведовал финансовым отделом райисполкома. Вместе решали финансово-хозяйственные проблемы в совхозах, колхозах, МТС. Ивану Максимовичу тогда было не более 30 лет, но он уже тогда был мудрым руководителем, видел проблему изнутри и старался решить её системно. О том во что «выливается» бесхозяйственность, простои людей, техники, времени говорил без начальственных эмоций, обязательно доказывая обоснованность своих требований цифрами, фактами, примерами. «Увернуться» от него нерадивым руководителям было невозможно. Он всегда контролировал, как его указания выполняются. Тогда, в 60 –х - 70-х годах «головной болью» многих районных и городских руководителей финансовых отделов была проблема сбора налогов. Николаевский райисполком воздействовал на неплательщиков налогов, безответственных сограждан комплексно. Работники райисполкома проводили вместе с милицией подворные обходы, выявляли самогонщиков, уклоняющихся от налогов. На злостных неплательщиков налогов оформляли дела в суд. Но предварительно старались всё же воздействовать на безответственных граждан словом. Когда председателем Николаевского райисполкома был Канаев, район был в числе передовых в области по сбору налогов. Иван Максимович был очень заботливым хозяином. Берёг государственную копейку, как собственную. Будучи председателем горисполкома Николаева, строго контролировал, чтобы все финансовые поступления из союзного и республиканского бюджетов, предназначенные на капитальное строительство, использовались строго по назначению. Не целевого расходования средств не допускалось. При формировании городского бюджета Канаев связывался с министрами, начальниками управлений союзными и республиканскими. «Выбивал» для города финансирование, стройматериалы, оборудование и т.д. Иногда лично ездил в Киев в Москву с этой целью. И почти всегда успешно. С министром финансов Украины того периода у Ивана Максимовича сложились благоприятные для города отношения. В Рыбаковке на берегу моря был домик, где министр летом отдыхал со своей внучкой. И всё же для благоустройства Николаева денег было недостаточно. Городской бюджет был бедным. Для успешного строительства и благоустройства приходилось привлекать средства предприятий. Канаеву не было равных в умении эти средства добывать и реализовывать во благо городу. Руководителей крупных городских предприятий Иван Максимович приглашал в горисполком, сам ездил к ним. Одних стыдил, у других просил, третьих убеждал выделить средства на строительство и благоустройство того, или иного объекта. Горисполком всегда отчитывался перед дольщиками, куда, на какие цели, когда были использованы средства предприятий. Большую работу по благоустройству в те годы проводил горкоммунхоз. Запомнилось мне, как Иван Максимович учил нас вести приём граждан. Он был всегда искренне внимателен к людям, их просьбам. Старался решить их положительно. А когда это было изначально невозможно, откровенно говорил об этом. Горожане на него не обижались. Канаев своим служебным положением не пользовался, «одеяла» на себя не тянул. Членов его семьи тоже никто не знал. Обедал Иван Максимович в горисполкомовской столовой, в общем зале со всеми сотрудниками, хотя для первых руководителей было специальное помещение. Рабочий день его длился не менее 12 часов. Начинался рано утром с обхода города. 70-е, 80-е, е годы были нелёгкими. Советская система хозяйствования отживала свой век. Правил «бал» дефицит. Не хватало всего: продуктов питания, одежды, предметов быта – всего. Местные бюджеты, да и бюджет страны, базировались в основном на поступлениях от продажи водки. Город Николаев строился благодаря энтузиазму тружеников, организаторскому таланту таких руководителей, как Канаев.» Иван Прокопович Слободянюк - водитель горисполкома Николаева 1970 – 1982 г. «Все годы работы Ивана Максимовича Канаева в горисполкоме, я был с ним, что называется «бок о бок». Труженик он был неутомимый. Прежде чем какое–либо совещание, пленум, сессию горисполкома провести – он на стройках, предприятиях, в организациях лично побывает. А через время наведается посмотреть, что изменилось после его приезда. Он так и в горкоме партии работал, когда вторым секретарём был. Точный был не хуже швейцарских часов. Сказал – будет в 8 утра, минута в минуту будет ждать. Рабочий день у него был с 8 до 8. А иногда и позже уходил. Доклады он дома писал. Почту тоже брал домой читать, расписывал кому, что из сотрудников по этим письмам сделать. На машине горисполкома ни он сам, никто из Канаевых по своим делам не ездил. Жена Ивана Максимовича, Тамара Васильевна, на рынок, или по другим надобностям ездила на трамвае. Никогда не просила меня подвезти. Канаевы жили скромно. Своей машины у них не было. Ни Иван Максимович, никто из Канаевых не пользовался обкомовской столовой. Иван Максимович не пил, не курил. Любил слушать песни в машине по приёмнику. Не помню, чтобы он когда-либо сердился, жаловался на что-то. Хотя я видел сколько хлопот и переживаний ему доставлял сын. Он пошёл не в отца. А вот дочь Лариса – в самом лучшем смысле этого понятия - «папина дочка». Хорошо училась в школе, потом в институте. Стала хорошим учителем. Муж у Ларисы флотский офицер, два замечательных сына. Близких людей на работе у Ивана Максимовича не было. Канаева поддерживал Владимир Александрович Васляев – первый секретарь обкома партии. Оба – фронтовики. Что такое война на себе испытали. Канаев очень уважал Васляева, советовался с ним. Они понимали друг друга с полуслова. Иван Максимович очень старался сделать, как можно больше хорошего для города. Себя не жалел. И всё пошло прахом после развала СССР. Где наши заводы, фабрики, корабли Что стало с людьми, которые там работали Что ждёт наших детей, внуков Ни спросить, ни ответить на эти вопросы некому.» Часть 9. Слушал и слышал «Счастье – это когда тебя понимают» Борис Константинович Шумилин – в 70-х годах директор совхоза «Декоративные культуры» « После окончания Львовского лесотехнического института я получил направление на работу в Николаеве. Ивана Максимовича Канаева увидел впервые, когда реконструировали мемориальный комплекс героев – десантников Константина Ольшанского. Канаев тогда был вторым секретарём горкома партии. Курировал реконструкцию. Уже тогда я про себя отметил его умение организовать работу, воодушевить людей, знание строительного дела. Под его руководством работа спорилась, всем хотелось, чтобы вечный огонь памяти о героях Великой Отечественной войны был зажжён в Николаеве и не затухал никогда. Когда создавали сквер возле завода им. 61-го Коммунара, а потом реконструировали бульвар имени адмирала Макарова (раньше он назывался Бугский бульвар) мне приходилось встречаться с ним непосредственно по работе. Эпизод первый. Ремонтно строительное управление (РСУ) «Зелёное хозяйство» делало откосы озеленения на бульваре имени адмирала Макарова. Я был главным инженером РСУ. Объёмы работ на откосах озеленения превышали возможности РСУ. Приехало на объект моё непосредственное начальство с указаниями и приказаниями: «Чтобы этот участок закончили…» - и называет заведомо невыполнимый срок. Я был молодой беспартийный, считал себя недостойным звания коммуниста. Вспылил. Говорю своему начальнику: - «Вы что заставляете меня халтуру делать». Начальник, не спросив, что нужно для того, чтобы такой участок работы выполнить в указанный им срок, бросил мне: - «Ты больше не работаешь». Рядом стоял Канаев. Он курировал объекты благоустройства города, смотрел что и как делается в этом плане. Иван Максимович сделал замечание моему начальнику: «Зачем вы позорите главного инженера перед рабочими Он работает неплохо». А потом – мне: - «Молодому специалисту грубить начальству, всё равно, что плевать против ветра. Не советую. А работу нужно закончить в назначенный срок». И спросил, что для этого нужно Я рассказал ему, что нужно, почему нельзя сделать быстрее. И в деталях пояснил некоторые специальные технические особенности такого рода работы. Иван Максимович спросил: «А где об этом можно почитать Что может подтвердить ваши доводы». Я ответил, что почитать можно в специальной литературе, а я делаю эту работу так, как учил нас - студентов мой институтский преподаватель- профессор. Канаев попросил меня подготовить расчёты, что нужно, чтобы за месяц завершить работу по реконструкции бульвара. Я сказал: - «250 рабочих, плюс строительный инструмент: 300 грабель, столько-то лопат, посадочного материала, чернозёма» и т.д. А сам думаю – «Где он всё это возьмёт» Выслушав меня внимательно, Иван Максимович сказал: -«Логично». Через два дня, к моему большому удивлению, в моё распоряжение привезли весь нужный строительный инструмент, грабли, лопаты с черенками, метёлки, всё, что нужно в нужном количестве. «А люди будут завтра. Готовьтесь принять 100 человек», - передал слова Канаева посланец. Утром следующего дня приезжает машина с парнями из училища Леваневского. Старшина докладывает: «В ваше распоряжение прибыли». Камаз земли разбросали мигом. Помощников из училища я распределил по группам. Во главе их поставил своих опытных специалистов. За 20 дней (вместо месяца) мы полностью справились с заданием. Иван Максимович собрал вех, кто участвовал в работе, поблагодарил за добросовестный труд. Деньги на реконструкцию бульвара им. Макарова выделил горисполком. Заказчиком был горкоммунхоз. Для выполнения работ привлекались предприятия и организации города. У Канаева был Божий дар слушать и слышать людей с разными характерами, положением по службе, независимо от того рабочий перед ним, или начальник. Он умел организовать и направить по правильному руслу любое дело, быть спокойным в самых неспокойных обстоятельствах Брать на себя ответственность и принимать единственно правильное решение. Эпизод второй. Реконструировалась улица Лягина. Я – в отпуске. Возвратившись, вижу, все старые насаждения здесь убрали. Привезена почва для новых насаждений. Проект запущен. Я – к автору проекта с вопросом: - «А вы подумали, что будет с этими деревьями лет через 15 – 20». Тот вспылил: - «Через 15 – 20 лет мы не знаем, что с нами будет.» В общем, снова - перепалка амбиций. И снова рядом оказался Иван Максимович. Я – к нему: «Платан вырастет, заденет электрические провода и жители домов на этой улице будут без света. Платан не низкорослое дерево». Канаев спросил меня: «Что нужно сделать, чтобы и платаны росли, и жители были с электрическим светом» Я посоветовал закапывать кабель в землю. Сказал какого размера и глубины должны быть ямки для саженцев. Реконструкция ул. Лягина проводилась, когда Иван Максимович был вторым секретарём горкома партии. Он пригласил меня в горком, вызвал начальника соответствующей службы, попросил подсчитать сколько нужно кабеля, светильников. Договорился с администрацией ЧСЗ о том, чтобы завод помог городу их приобрести. Горфинотдел перечислил деньги заказчику горкоммунхозу, тот – ЧСЗ. Улица Лягина зелёная и по сей день Ни одному платану «головы не отрубили». Они растут и ввысь, и вширь. И люди со светом. Эпизод третий. На проспекте Ленина, возле кассы аэропорта было довольно значительное углубление. Чтобы выравнять его требовалось завезти более 5 тысяч кубометров земли, причём с верхним плодородным слоем. Где взять землю Нашли место. Иван Максимович объяснил начальникам 1-ой и 2-ой автоколонны задачу. Один из начальников автоколонны возразил – «это невозможно». Канаев попросил несогласного представить обоснованные расчёты своего утверждения. Короче, углубление выравняли. Мэр не забыл проконтролировать, чтобы был сохранён, а потом и рационально использован, чернозёмный слой. Так было и когда Канаев возглавлял горисполком. Прежде чем давать разрешение на застройку территории, советовался со специалистами, как лучше сохранить чернозёмный слой земли. Эпизод четвёртый. Об озеленении Николаева Иван Максимович заботился постоянно. В те годы первое место в Украине по озеленению занимал Донецк. Там родилась инициатива: за три года вырастить по одному саженцу роз на каждого жителя Донецка. Инициатива очень понравилась Канаеву. Будучи уже председателем горисполкома, он ездил в Донецк, чтобы изучить полезный опыт и применить его в Николаеве. Дал совхозу «Декоративные культуры» задание вырастить 500 тысяч саженцев роз за пятилетку. Работники совхоза, горкоммунхоза были увлечены этой идей. Мы успели высадить 250 тысяч саженцев роз. В 1982 году Канаев ушёл с должности председателя горисполкома. Васляева уже не было. Превратить Николаев в огромный розарий, как об этом мечтал Канаев, не получилось. Потом началась травля Ивана Максимовича. Не сладко было и тем, кто его поддерживал в трудный период жизни. Вспоминается мне такая деликатная деталь. В совхоз «Декоративные культуры» нередко обращались начальники руководящих организаций с просьбой: предоставить венок из живых цветов для разного рода возложений, букет по случаю дня рождения кого-либо из известных горожан, руководителей, цветы к праздникам и т.д. Бывало, и нередко, что просители за цветы не платили. Мол, «подумаешь, веночек, цветочек». За год скапливалась внушительная сумма по этой статье. Будучи председателем горисполкома, Канаев поставил всё и всех на свои места. Распорядился цветы, венки и другую цветочную продукцию предоставлять только по заявкам. В первую очередь выполнять заявки на цветы Обкома партии и горисполкома. Горисполком оплачивал получение цветочной продукции через горкоммунхоз Все райисполкомы и другие организации стали аккуратно расплачиваться с совхозом «Декоративные культуры» за цветы, венки и прочую цветочную красоту. Несколько слов о стиле работы Канаева. Вызвали меня как-то в горисполком на 11 часов. Я пришёл пораньше. Сижу в приёмной. Секретарь доложила Канаеву обо мне. Он ответил: - «Пусть ждёт». Ровно в 11 часов пригласил в кабинет и первый вопрос мне: -«Борис, у тебя что лишнее время Или тебе делать нечего Столько минут потерял зря. Эдак, ты полжизни потеряешь». В последующих вызовах в горисполком я был пунктуален. Прежде чем приступить к докладу, спрашивал у Ивана Максимовича каким временем я располагаю. Иногда он называл время беседы, иногда просил покороче. Бывало, но редко, не ограничивал разговор. Помню установку Канаева касательно поступающих в горисполком обращений, жалоб, писем горожан. Установил для себя и требовал от подчинённых руководителей управлений, отделов рассматривать почту в день её поступления. В Горисполком, бывало, поступало до 200 писем в день. Поскольку времени читать почту в течение рабочего дня у него не было, брал почту домой. Поужинав, садился читать и расписывать по назначению обращения горожан. А его внук Костя тут же делал уроки. Иван Максимович внука очень любил. Никогда не повышал на него голоса. Когда Костя спрашивал о чём- либо, Иван Максимович отвечал не сразу, спрашивал внука: «А ты сам, как думаешь» Учил его думать, принимать решения самостоятельно. И уж потом, выслушав Костю, отвечал на его вопрос обстоятельно. Мне запомнилось, что Иван Максимович никогда не спешил. Ничего не делал второпях, наспех.» Галина Ивановна Великая – в 70-х- 80-х годах – начальник транспортно – экспедиционного отдела базы «Укроптгалантерея» « Моя профессиональная карьера с самого начала складывалась неплохо. После окончания Львовского торгово- экономического института я работала сначала товароведом, а потом и начальником транспортно- экспедиционного отдела базы «Укроптгалантерея». База принимала и отгружала десятки тысяч тонн грузов. Только продукции, выпущенной на Николаевском парфюмерно- косметическом комбинате «Алые паруса», в день отгружали по 50 железнодорожных контейнеров, при этом каждый контейнер - весом 3 тонны, плюс к этому по 2-3 контейнера 20 тонных- также железнодорожных. География поставок николаевской парфюмерии и косметики была обширнейшая: вся Украина, крупные города Белоруссии, республики Закавказья, Средней Азии, Москва, Ленинград и многие областные центры России. Мелкими партиями товары отгружали в Монголию, Болгарию, Польшу. От работы я получала удовлетворение, дела у меня шли хорошо. А в личной жизни мне не повезло. Со своим мужем я жила в гражданском браке. Считала, что регистрировать брак необязательно, главное, чтобы люди любили друг друга. Жили мы в доме родителей мужа. Мне было 24 года. Я ждала ребёнка. Беременность проходила очень тяжело. Пришлось три месяца пролежать в больнице на сохранении. Потом ещё раз попала в больницу на долгий срок по этому же поводу. А когда вернулась, мой муж уже жил с другой женщиной в том же доме своих родителей, где я была прописана. Жить мне было негде и идти некуда. Снять квартиру я не могла. Мой оклад товароведа составлял 110 рублей. Родители старенькие и больные жили в селе в Снигирёвском районе. Отец инвалид Великой Отечественной войны, прошёл всю войну. Мама работала в колхозе, под старость много болела, плохо видела. Помощи мне ждать было неоткуда. Ночевала где придётся. У знакомых, подруг, а, бывало, и на железнодорожном вокзале. Сын родился восьмимесячным. После родов меня из больницы долго не выписывали, некуда было идти. Вышла я из роддома, отвезла сыночка к маме в село. Отца уже не было. Мы с сестрой покрестили ребёнка. Моя сестра помогла мне на первых порах растить сына, а я вернулась в Николаев, работать и добывать крышу над головой. Подала заявление в суд, чтобы меня вселили по месту моей прописки. Пережила семь судов. Ещё когда ходила беременной, одна судья увещевала меня: «Зачем вам ребёнок, без мужа, да ещё и без жилья». В конце-концов, суд принял решение о вселении меня с ребёнком по месту прописки в дом родителей моего бывшего мужа. Но жить там было невозможно. Газ, электричество, отопление всё, в предназначенном мне по суду помещении, было отрезано. Обращалась я со своей бедой в горисполком к заместителям председателя. Меня выслушивали, но не более того. На базе «Укроптгалантерея» я уже работала начальником отдела. Мне выделили место в общежитии. Попросила я однажды секретаря председателя горисполкома записать меня на приём к Канаеву. Она записала. Пришла я на приём, а сказать ничего не могу, слёзы душат. Иван Максимович мне строго так говорит: - «Вы пришли плакать, или рассказать о своей беде». Короче, рассказала я о своих мытарствах. Как на втором этаже ЖД вокзала приходилось ночевать, как за слепой старушкой присматривала безрезультатно в надежде обрести крышу над головой. Как жилось в общежитии и т.д. Вижу от моего рассказа Иван Максимович занервничал, на моей карточке обращения подчеркнул что-то жирно красным карандашом. Потом вызвал заведующую квартирным отделом К.Л.Ковальскую. Через некоторое время мне позвонили из Горисполкома, предложили посмотреть освобождающуюся квартиру, но жильцы из неё не выезжали. Предложили посмотреть другую - из отселенческого жилья на улице Карла Либкнехта. Квартира нуждалась в серьёзном ремонте. Но я была счастлива! 31 декабря 1979 года я собрала, оставшиеся после долгих скитаний по чужим углам, пожитки, и вселилась в долгожданную квартиру. Первый раз за многие месяцы я ночевала не у кого-то в приймах, не в общежитии, а в своей квартире! С помощью моих сельских родственников, друзей квартиру отремонтировали. Через некоторое время я привезла своего сына из села, устроила его в детский сад. Жизнь налаживалась. Мой сын вырос. С отличием окончил два университета. Успешно работает в Киеве. У него хорошая семья. С жильём тоже всё в порядке. Я благодарна судьбе за то, что привела меня на приём к Канаеву. Он был строгий, но умел слушать и слышать людей, понимал сердцем чужую беду. Много времени спустя, мне довелось встретить Ивана Максимовича. Я спросила: помнит ли он, как помог мне получить квартиру Он отрицательно покачал головой. Не помнил. Я и сейчас живу в той моей первой квартире, которую мне помог обрести председатель горисполкома Иван Максимович Канаев в труднейший период моей жизни. Низкий поклон ему и светлая память!» Василий Андреевич Дыренко – в начале 80-х годов заместитель председателя Ленинского райисполкома. « Это было время бурного строительства в Николаеве жилья, объектов соцкультбыта, реконструкции судостроительных заводов. Многие предприятия города: трансформаторный, конденсаторный, завод электрооборудования, производственное объединение по выпуску смазочных систем и др. были подведомственны другим министерствам, но работали на судостроение, были экономически зависимы от развития главной градообразующей отрасли Николаева. Канаев не разделял предприятия города, отрасли на главные и не главные. Считал, что город должен развиваться гармонично. Что в этом процессе должны принимать участие все руководители и трудовые коллективы предприятий и организаций. Идея строить, благоустраивать город «всем миром» т.е. народной стройкой, принадлежит Ивану Максимовичу. Примером активного воплощения её в реальную жизнь был он сам. Приходил на работу раньше всех, уходил – позже. Планерки на строительных объектах назначал в 7 утра. Ответственные за участки отчитывались, что сделано за день, неделю. Непременным его требованием было высокое качество всякой работы. Если уж строить, то на века. Мелочей в работе для него не было. Канаев делал всё возможное для того, чтобы Николаев был зелёным, красивым городом. С руководителями РСУ «Зелёное хозяйство», совхоза «Декоративные культуры» работал напрямую. Лично посадил много деревьев на проспекте Ленина, ул. Лягина. В областном центре много социально-культурных, жизненно важных объектов, строительство которых курировал Иван Максимович. Считаю, что многие городские достопримечательности было бы справедливо назвать его именем. Авторитет Канаева в городе и в республике был огромен. Требовательность в работе в нём успешно сочеталась с вниманием к людям. К тем, кто трудился добросовестно, не увиливал от проблем, а стремился их решить, он относился по-отечески. Для нас, работников райисполкомов, он был, как врач. Выслушает и обязательно поможет. А когда сам не мог помочь, посоветует куда обратиться. Звонил, просил того, кто может посодействовать человеку. Чужих проблем для него не было. Иван Максимович был принципиальным. Когда был уверен в своей правоте, не уступал. Это, бывало, вызывало неприятие некоторых руководителей предприятий. Вместе с тем, он умел слушать оппонента. И, если убеждался в том, что точка зрения оппонента обоснованна, соглашался с ним. Мне посчастливилось работать под руководством Канаева, будучи заместителем председателя Ленинского райисполком, а позже быть слушателем Южной академии повышения квалификации кадров минпромполитики Украины, когда Иван Максимович работал там заведующем кафедрой экономики, предпринимательства и менеджмента. Он был отличным преподавателем. Его лекции были содержательны, аналитичны, наличествовали новинки специальной литературы по изучаемой теме. Изложение - логичное, доходчивое, чёткое. Организаторский талант сослужил добрую службу Канаеву и на новой работе. Для чтения лекций он привлекал руководителей ведущих предприятий Николаева и области. В повседневной жизни Иван Максимович был демократичным, коммуникабельным, поддерживал беседу. В кампаниях, как памятник не сидел. Но и алкогольного веселья не приветствовал. О своих болезнях говорить не любил. Всегда был в форме, в хорошем костюме, чисто выбрит. Таким и остался в моей памяти.» Часть 10. Канаев знакомый и незнакомый « С тропы своей не соступая, не отступая, быть самим собой!» А.С.Пушкин. Михаил Иванович Кондратьев - с 1980 года заведующий отделом торговли горисполкома. С 1984 – директор Центрального продторга Николаева. Рабочие будни «Каждые две недели, в определённые дни проходили заседания горисполкома. В его состав обязательно входили: председатель, его заместители, секретарь, заведующий финансовым отделом, прокурор города, начальник ГУВД, директор одного из ведущих предприятий Николаева, бригадир ( либо строительного управления, либо судостроительного завода). Всего человек 12 – 13. Я где-то читал, что такое количество для органа исполнительной власти с древних времён считается оптимальным. Магия чисел это подтверждает. (Для сравнения сейчас около 30). Все члены исполкома избирались на сессии горсовета. Не помню, чтобы кого-то из предложенных кандидатур не избрали. Скрупулёзная подготовительная работа проходила задолго до сессии. Вопросы, выносившиеся на её обсуждение, проходили тщательную экспертизу классных специалистов в отделах и управлениях горисполкома. Каждый проект решения обязательно читал прокурор города. И только после его одобрения, проект решения выносился на обсуждение сессии. Если прокурор был с чем-то не согласен, искали согласованное решение. Перед сессией горсовета собирали, так называемую, «партийную группу» из депутатов- коммунистов. Их в составе горсовета было не менее 80 . Это был ещё один фильтр, обеспечивающий успешное прохождение вопросов, предлагаемых на обсуждение сессии. Такая формальность, однако, играла значительную роль в принятии решений. Вопросы проходили, «как по маслу». Сессии проходили быстро. Дебаты и обсуждения, конечно, были, но решения, почти всегда, принимались единогласно. Сессии горсовета, как правило, проходили в здании Дворца судостроителей ( сейчас Областной дворец культуры). Депутатов было примерно 150. Приглашались руководители всех предприятий и учреждений города, начальники отделов и управлений. Почти всегда большой зал Дворца был полон. В сессии горсовета принимало участие около 1000 представителей городского сообщества - элита Николаева. Это была разумная практика. Таким образом, руководители предприятий и организаций активно вовлекались в жизнь города, решение его проблем, информировали о них трудовые коллективы. Создавалась ещё одна возможность приобщить как можно больше горожан к созидательной жизни во благо родного Николаева. Немаловажно было и другое обстоятельство. Если не все, то многие участвующие в работе сессии горсовета, как правило, знали друг друга. В перерыве могли подойти друг к другу, без формальных проволочек решить любой вопрос, договориться о деловой встрече. Это была мощная сила, движущая могучий механизм экономики города. Мы, заведующие отделами горисполкома, тщательно готовились к каждой сессии горсовета. Это был период особенного трудового и нервного напряжения. Ведь председателю горисполкома могли задать любой, самый неожиданный, вопрос. Ответ-консультация должен был быть готов незамедлительно. С основным докладом выступал, как правило, городской голова Иван Максимович Канаев. Он был хорошим оратором. Доклады писал сам. Информацию, которую мы ему давали, почти всегда перерабатывал. У него был хорошо поставленный голос. Говорил он размеренно, не спеша, но и не тянул. Когда критиковал кого-то, в голосе появлялись металлические нотки. Хвалил - без особых интонаций, но глаза его радовались. Тонкости ораторского стиля Канаева зал чувствовал, слушал его с интересом, внимательно. Если то, или иное имя упоминалось в докладе мэра с похвальной стороны, в перерыве, «счастливчика» многие поздравляли, вместе радовались успеху. Но если человек попал под критику, наиболее самодостаточные личности, негромко сочувствовали товарищу. Некоторые – сторонились, избегали встречи с «раскритикованным». Подойти к Канаеву в сессионном перерыве никто не осмеливался. Он был, как бы отдельно стоящий. Строгий. Очень правильный. На ходу никаких вопросов не решал. Все это знали и со своими проблемами к нему не лезли. Панибратство было исключено изначально. Иван Максимович мог так «отбрить», что мало не покажется. Хочешь с ним решить какой-то вопрос – запишись на приём. Там с тобой буду заниматься, а в «коридоре власти» Канаев никаких, даже самых незначительных, решений не принимал. Всё строго и официально. Таков был его стиль управления городом и отношений с сотрудниками горисполкома. После сессии многие её участники шли в кафе, или собирались тайно у кого-либо на работе. Бывало, что «отмечали» в гаражах, или на берегу реки, на природе. Было дело и была дружба. Никто «одеяла на себя не тянул». Все строили «развитой социализм». Иван Максимович Канаев в этой трудовой цепочке занимал ведущее место. Я никогда не слышал, чтобы он кого-то незаслуженно похвалил, или покритиковал. Достоинство человека Канаев никогда не унижал, но и не помню, чтобы он извинялся перед кем-либо. Всё было корректно. Если пойдёшь оправдываться, или доказывать своё, так он тебе ещё добавит то, чего не сказал. Мэр знал всё, что происходило в коллективе горисполкома. Мы нередко удивлялись откуда шеф в курсе всех тонкостей взаимоотношений Обмануть его было невозможно. А если хоть раз удалось – разоблачит, поставит на место. Но, бывало, и промолчит, а потом корректно, но напомнит. Мы очень дорожили его доверием. Бывали и анекдотичные, смешные случаи. Их было немного. Как-то Иван Максимович перепутал статьи из кодекса законов. Вместо «покарать» нарушителя получилось совсем другое. Мы добродушно подсмеивались, когда наш правильный мэр допускал неточность. Однажды такое случилось и со мной».
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13