Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Без страха и упрёка




страница13/13
Дата07.04.2018
Размер1.93 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
ХХХ …Мемориальную доску на доме № 38 1 на ул. Декабристов, где жил председатель горисполкома Николаева (1974 – 1982 гг), Почётный гражданин Николаева, кандидат исторических наук, доцент, почётный профессор Южной академии, замечательный человек И.М.Канаев, открыли в январе 2008 года. ХХХ Воспоминания внука И.М.Канаева Константина Сергеевича Жилина. «Вся моя жизнь и началась, и связана с дедушкой и бабушкой. Так или иначе, в большей, или меньшей степени   - все связано с дедушкой и бабушкой. В 1975 году ночью я родился в первом роддоме города Николаева. Утром моему дедушке разрешили меня увидеть. Я старший внук в нашей семье. Дедушка постоянно работал, но в свободное время много внимания уделял мне. Я помню, как утром просыпаясь, я видел, что дедушка уже работал за своим письменным столом, а когда я ложился спать – дедушка еще работал, Спал дедушка мало и большую часть времени посвящал работе. Он что-то писал, читал газеты и журналы, книги. Везде у него были пометки по тексту прочитанной литературы. Пометки о главном, подчеркнута суть абзаца, статьи. К нему приезжало много людей и домой, и на дачу. Одни просили его в чём- то помочь, другие – хотели что-то рассказать, спросить, как поступить в той или иной ситуации в жизни, в бизнесе и т.д. Он помогал людям составлять бизнес планы и начинать свое дело, как сейчас принято говорить Start Up. Первые свои полгода я и мама жили у бабушки с дедушкой. Потом прилетел мой папа с Камчатки и мы уехали с ним. Мама рассказывала, что впервые видела, как дедушка плакал, когда меня провожал. Когда мы с Камчатки прилетали в Москву, дедушка нас встречал. Каждое лето мы приезжали отдыхать в Николаев, на море в Рыбаковку. Дедушка читал мне книги, ходил со мной гулять в городок «Сказку», зоопарк, учил плавать и ловить рыбу. Когда мне было 5 лет, я очень хотел иметь щеночка и дедушка завел на даче Рекса. С тех пор у нас на даче была собака. Дедушка очень любил животных, собак и кошек. Зимой, когда на даче никто не жил, мы собаку отвозили в Варваровку к друзьям. Но дедушка регулярно ездил к Рексу. Кормил его и выгуливал. Всегда приезжая, давал привезенный кусочек колбаски. Часто и я с дедушкой ездил к Рексу. Он прожил у нас долго, А когда заболел, его возили в ветлечебницу и долго лечили. Дедушка за несколько километров ежедневно носил его в сумке в ветлечебницу. Когда Рекс умер, его похоронили там, где он любил бегать. Без собаки мы не смогли и взяли после Рекса Буяна. У нас всегда на даче были собака и кошка. Когда мне исполнилось 7 лет, дедушка купил мне велосипед «Десна». Это был мой первый велосипед, который, как память до сих пор хранится в гараже. С ним связано много воспоминаний. В первый класс я пошел в Николаеве в школу №34, которая была недалеко от дома. В то время у моего папы случился инфаркт и они с мамой жили в Ленинграде. Когда я шел в школу и возвращался из школы, за мной с балкона наблюдала бабушка, все ли со мной в порядке. Когда я учился в школе, дедушка подарил мне чернильную ручку с золотым пером. А когда я учился в училище, один из офицеров, увидев у меня эту ручку, сказал на весь класс, что чернильными ручками пишут будущие командиры кораблей, что и произошло со мной через пару лет. Можно сказать, что чернильная ручка, подаренная дедушкой, предопределила всю мою жизнь еще в первом классе. Дедушка помогал мне делать уроки, воспитывал и прививал хорошие качества: доброту, выносливость, работоспособность, черты лидера. Ведь Нахимов сказал: «Из трех способов действовать на подчиненных: наградами, страхом и примером — последний есть вернейший. И я старался от дедушки взять в пример себе все лучшее и наиболее полно. Насколько мог в то время осознавать важность увиденного примера в лице дедушки. Я окончил среднюю общеобразовательную школу с серебряной медалью, Калининградское высшее военно-морское училище с красным дипломом и университет РГСУ с красным дипломом. Считаю, что тяга к знаниям, усердие и трудолюбие заложены во мне именно моим дедушкой Иваном Максимовичем Канаевым. Дедушка меня привел на станцию юных техников Николаева к Кириченко Борису Ивановичу, который руководил судомодельным кружком, где я несколько лет учился судомоделизму. Все мои модели стояли у дедушки на шкафу. В дальнейшей моей учебе, уже после школы, когда у меня возникали вопросы по политологии, экономике, менеджменту, я обращался с ними к дедушке. Он всегда мне помогал своими знаниями, советами. Писал мне целые трактаты (если меня не было рядом), чтобы объяснить те или иные непонятные вопросы. Высылал их почтой. Спустя некоторое время я получал и читал их. Так, в то время, когда не было электронной мгновенной почты, мы общались с дедушкой на темы науки. Жизненные темы мы обсуждали в письмах, которые регулярно писали друг другу. Дедушка рассказывал в письмах, как они с бабушкой живут, что нового у них и в Николаеве, как обстоят дела на даче. Я писал про учебу и службу. Дедушка очень любил рыбалку. Привил эту любовь и мне. Когда я был подростком, каждое лето, мы с ним на ставках, а позже и на даче, на берегу Южного Буга ловили рыбу. В девяностые годы дедушка приобрел лодку и мы ловили рыбу с лодки. Иногда и бабушка с нами ходила на рыбалку. Рыбалка – это была церемония. Вечером, накануне, мы готовили снасти и прикорм. Рано утром шли на лодочную станцию и спускали лодку на воду. Искали место по известным только дедушке приметам, где должна была собираться рыба. Становились на якорь и начинали ловлю. Часов в 10 утра завтракали тем, что давала бабушка нам с собой на рыбалку. Эта еда казалась вкуснее, чем дома. Рыбачили до полудня и, поставив лодку на место, шли домой с остановкой на купание. Дома бабушка жарила рыбу. И уже за обедом мы наслаждались сегодняшним уловом. Часто после рыбалки дедушка уезжал в город на работу. Он много работал даже будучи на пенсии, У него были занятия в институте, консультации, участие в городской жизни мэрии, сессии депутатов. Ведь он был Почетным гражданином города Николаева. Его активная жизненная позиция, огромные знания, многолетний опыт руководителя, даже когда дедушка был на пенсии, помогали в развитии города и конкретным людям. Он мог решить любой вопрос в городе – столько у него было знакомых. Мне очень нравилось жить летом на даче с дедушкой и бабушкой. Это складывалось из тех занятий, которые превращали обыденную жизнь в нечто интересное, незабываемое. Мне нравилось с дедушкой вечерами играть в домино, шахматы или шашки, пить чай с только что собранной на участке малиной, утром идти на рыбалку, днем - купаться на речке. Работали мы и по дому, и на огороде. На даче, под крышей, была небольшая комнатка, где мы с дедушкой ночевали. Там было уютно, тепло, висела картинка на тему рыбалки, подаренная дедушке в один из дней его рождения. Висел штурвал, как напоминание о военно-морской службе дедушки во время Великой Отечественной войны. Все было родное. Мне нравилось просыпаться утром и вдыхать запах только что испечённых бабушкой оладушек, или пирожков. Тогда казалось, что так будет вечно и ничто не сможет этому помешать. В свободное время мы играли в шахматы, шашки и домино. И я до сих пор в сложных ситуациях вспоминаю то, что мне дедушка говорил за игрой в шахматы: «Костя, дум-дум!» - т.е. думай, думай. Шахматы дома всегда лежали в зале, что называется, «под рукой». Чтобы не нужно было их искать. Чтобы игре в шахматы, где нужно думать, ничто не мешало, чтобы она не была недосягаемой. В 1981 году я попал в больницу в Ленинграде с сотрясением мозга. Вечером того же дня дедушка прилетел с целым портфелем лекарств для моего лечения (тогда лекарства были в большом дефиците). Дедушка очень сильно меня любил. Это было очевидно, и мама говорила мне, что возможно, если бы не было меня, то и не было бы у Николаева детского городка «Сказка». Когда у дедушки выдавалось свободное время, мы ходили с ним в «Сказку». Я катался на аттракционах, бегал по каменной и деревянной крепости, ездил на велосипеде, играл в игровых автоматах по 15 копеек. А настоящий железный паровоз был моим излюбленным местом в этом сказочном городке. Мы гуляли и по набережной Ингула, возле мэрии. И возле Дворца судостроителей (ныне Областной дворец культуры). Корабельный винт, который лежит у Дворца судостроителей в детстве казался мне огромным. Я с него скатывался, как с горки.  Дедушка меня научил стремиться к цели и достигать ее, как бы сложно не выглядел путь. Он научил меня учиться, благодаря ему я научился работать не только головой, но и руками. Любили мы с дедушкой с дачи ходить пешком до Варваровки. Это 3 километра и 30-40 минут нашей ходьбы. Как-то к нему кто-то приехал на дачу за консультацией, или за помощью, и нужно было ехать в город. Я очень расстроился, что мы не идем пешком, а едем на машине. Предлагал гостю подождать в Варваровке пока мы с дедушкой придем туда. В тот момент у меня было чувство, что у нас с дедушкой отнимают время, которое мы посвящали друг другу. Любил я, когда дедушка мне по вечерам делал массаж, гладил спину, в детстве это было часто. После окончания школы, когда я приезжал в Николаев, мы часто с дедушкой вечерами разговаривали о жизни. Он рассказывал мне о войне. О том, как они с напарником подрывали немецкие морские мины. Мой дедушка был минером во время войны. Его воинское звание — капитан первого ранга в отставке, но во время Великой Отечественной войны он был старшиной. Дедушка рассказывал, что после того, как обнаружили мину, их корабль спускал на воду шлюпку. Он и второй матрос плыли на шлюпке к мине. Подплыть нужно было осторожно, чтобы мина не взорвалась от касания шлюпки. Под днище мины дедушка брал руками, чтобы прикрепить взрывчатку. Мины зачастую были все в ракушках, которые резали ладони мелкими порезами. К мине крепили взрывчатку и поджигали бикфордов шнур. Потом нужно было отплыть от мины, как можно быстрее и дальше на шлюпке, чтобы взрывной волной не зацепило шлюпку. Подорвал мой дедушка 18 мин. Рассказывал мне, как было страшно находиться рядом с миной. Эти примеры героического поступка я помню всю свою жизнь. Особенно, когда нырял под свой пограничный катер второго ранга уже в мирное время и разматывал трос с винтов во время шторма, который заблокировал ход катера и мог обрести пограничный катер, находящийся на службе, на гибель. Дедушка наставлял меня, делился со мной своими планами. Часть из них были посвящены даче, часть нам, его родным. Немалая их часть была посвящена городу. Участие в городских мероприятиях, митингах, шествиях – везде мой дедушка, принимал участие и будучи на пенсии. Знакомые дедушки меня часто называли Канаев Константин, потому что так всем было привычнее и более логично – ведь я внук Канаева. Помню, как я был с дедушкой на спуске сухогруза на судостроительном заводе в Николаеве. Это было грандиозное зрелище, когда огромный сухогруз на стапелях начал съезжать в воду из дока. Конечно, перед этим - разбитое шампанское о нос судна и памятные слова с трибуны. У дедушки было много друзей, знакомых, сослуживцев, коллег по работе. Ему постоянно кто-то звонил. В основном это были звонки с вопросами: как поступить в той или иной ситуации Или просьбы помочь советом. В праздники телефон разрывался от поздравлений. А в дни выборов в городе нам, домочадцам, казалось что избирком находится у нас в квартире. Но ведь именно это говорит о востребованности человека. Дедушка до последних своих дней писал в газеты статьи и ходил на сессии городского совета, т.е. отдавал себя городу, делился опытом и знаниями с более молодым поколением, которое приходило на смену уже его ученикам. Я был на 80-летии дедушки. Юбилей проходил в столовой мэрии. Пришло очень много его знакомых, фронтовых друзей, коллег по работе. В адрес дедушки было сказано очень много тостов, теплых, откровенных, благодарных слов за то, что Он есть. Не могу не сказать о моей бабушке, Тамаре Васильевне Канаевой, которая была значительной частью жизни моего замечательного дедушки. Он не был бы тем кем был, если бы не было у него такой спутницы жизни. Она взяла на себя «тыл» дедушки, была его оплотом, надёжной поддержкой во всех ситуациях, нередко очень тяжёлых. Дедушка поэтому и мог всецело отдавать себя людям, работе, городу, что дома у него всегда было уютно, тепло, ждали родные и любимые. Бабушка отлично готовила, профессионально шила. Эти хорошие навыки передались и моей маме. По праздникам у нас собиралась вся наша семья, человек по 12. Это были веселые вечера с русскими, украинскими песнями, с застольем до полуночи. Дедушка всегда сидел во главе стола в торце. С другого торца сидела бабушка, как хозяйка дома. Гости - вдоль стола. Я всегда сидел с левой руки дедушки. С правой руки сидел Виктор Канаев — сын дедушки с бабушкой и мой дядя.  На похоронах дедушки я плакал от невыразимого горя, которое обрушилось на нашу семью. В то, что дедушки больше нет, было трудно поверить. Он был главой нашей семьи, ее душой и основой. И вдруг - ушёл. Мы остались без главы семьи. С этого момента наша семья, в том составе как раньше, перестала существовать. Не к кому стало приезжать в Николаев. Бабушку мы забрали в Анапу.  На похоронах дедушки было очень много людей. Прощание с ним было в Доме культуры железнодорожников. Траурная процессия шла по улице города несколько кварталов. Мэр Николаева  Владимир Дмитриевич Чайка организовал похороны на очень высоком уровне. Я, думаю, не каждый даже Почетный гражданин города был удостоен таких похорон. В тот прискорбный момент я понял почему дедушка не хотел уезжать из Николаева — он хотел чтобы его похоронили в его любимом, ставшем родным, городе, который он строил. Мой дедушка Иван Максимович Канаевн не хотел безликой смерти. Даже уйдя из жизни, он запомнился николаевцам» Часть 14. Всё остаётся людям «А всё, что унесу с собой Под твой, кладбищенская птица, Зелёный куст, звалось судьбой. И никогда не повторится» С. Дрофенко. Проводить в последний путь Почётного гражданина Николаева, кавалера многих боевых и трудовых орденов и медалей, необыкновенного человека и труженика Ивана Максимовича Канаева в Дом культуры железнодорожников пришли его друзья и сослуживцы, представители облгосадминистрации, горисполкома, предприятий, учреждений, вузов, школ, общественных организаций и просто «неорганизованные» горожане. Одним он помог в трудный момент решить свою проблему. Других, будучи заведующим кафедрой Южной академии повышения квалификации кадров Минпромполитики Украины, учил найти себя в жестоких реалиях рыночной экономики. Третьи, хоть и не встречались с Канаевым лично, были признательны неутомимому и справедливому градоначальнику, который служил людям, делу не за страх, не только по долгу, а и по совести. И одно сознание этого способствовало трудовому настрою людей, создавало в Николаеве благотворную атмосферу созидательного покоя, неброской любви к городу, в котором живём. Своих наград в будни Иван Максимович не носил. Если и надевал, то в День Великой Победы. На похоронах их несли на красных подушечках: – орден Отечественной войны 2-й степени, два ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почёта», боевую медаль «Адмирал Нахимов» и 13 других боевых и трудовых медалей. В этих символах значимости его личности отлилась в металл вся неуёмная биография человека стальной закалки, оборвать которую смогла только смерть. Но даже смерть не сможет в одночасье разрушить то, что содеяно людьми в значительной степени под руководством, благодаря созидательной энергии, трудовому энтузиазму, организаторскому таланту Ивана Максимовича Канаева. Безмолвными свидетелями его деятельной любви к городу, трудового подвижничества в Николаеве стали целые микрорайоны «Лески», «Намыв», многие жилые кварталы, мемориальный комплекс Героям – десантникам Константина Ольшанского, реконструированные бульвары, спортивные комплексы «Трудовые резервы», «Заря», плавательные бассейны, ныне лучший в Украине зоопарк, Областной дворец культуры, кинотеатры «Юность», «Искра», Ингульский мост, облагороженный вход на территорию парка «Победы», въезд в Николаев со стороны пгт.Варваровка и т.д., В бытность Канаева председателем горисполкома построены детский городок «Сказка» и Музей судостроения и флота, достиг апогея размах жилищного строительства. Тогда в Николаеве ежегодно сдавались в эксплуатацию 1- 2 школы, 3-4 детских сада, каждые два года – здание больницы. Асфальтированы не только центральные улицы, но и многие «второстепенные» дороги, внутриквартальные проезды города. Работа во благо людей была его главным увлечением. Ответственность за судьбу городской общины он принял на себя, как солдат присягу и не изменил ей до конца своих дней. И поныне живут, работают, отдыхают, лечатся, учатся, воспитывают детей и внуков горожане в зданиях, микрорайонах, в которые он вложил свою энергию и душу. Решительный, волевой, системный руководитель Канаев служил самозабвенно, без страха и упрёка, людям, делу, коммунистической партии, в которой состоял более четырёх десятков лет. Мастер прорыва, он всегда был там где труднее, где надо было зажечь людей инициативой, вдохновить, помочь поверить в успех дела и достичь цели. Он был выше бытового, эгоцентричного благополучия. Для себя и своей семьи богатства не накопил, да и не стремился к личному обогащению. Умел во имя высокой цели работать до седьмого пота сам и увлечь за собой сограждан. Жил не по инструкции. И не напоказ. Нравиться всем не стремился. Умел принимать рискованные решения. Брать ответственность на себя, даже в ситуациях, когда вопрос «быть или не быть» был, как шаг в пропасть. Умел быть смелым в бою и перед начальством, что в реалиях так называемой мирной жизни, нередко бывает сродни моральному самоубийству. Умел не соглашаться, когда соглашаются все. Многое умел. Не умел, да и не хотел Иван Максимович «прогибаться под изменчивый мир». Старался изо всех своих сил изменить его к лучшему. Во всяком случае, мир вверенной ему судьбой городской общины. Помнится, в одной из бесед Иван Максимович ненароком заметил мне, что Николаев для него не просто место проживания, а, действительно, город судьбы. Мол, есть тому знаки свыше. И он, Канаев, и город Николаев – «сентябрьские». Дни рождения обоих совпадают. Только город Николаев намного старше. Говорил, что эскадренный миноносец «Бесстрашный», на котором он был первым секретарём комсомольской организации, строился на заводе им. 61 Коммунара в Николаеве. Словно для него. Имя своего эсминца первый его комсорг любил, будто сам его и выбирал. Старался ему соответствовать. В конце Великой Отечественной войны и после неё, будучи минёром дивизиона тральщиков службы охраны водного района г. Одессы, ему приходилось очищать от мин акваторию Днепро-Бугского лимана, непосредственно в районе порта Николаев. Да и жену свою, Тамару Васильевну, с которой прожил всю жизнь, он встретил в Николаеве. Мол, капризная особа судьба привела его из донского казачьего хутора в южный украинский город корабельных дел мастеров не случайно. И городским головой замечательного города судостроителей, он стал тоже не просто так. А посему ответственен за вверенный ему город не только перед людьми, а и перед самой судьбой При всей фантастичности этих рассуждений логика фактов наводит на размышления о том, что и в земной жизни, её незримых переплетениях, есть нечто нам неизвестное. Цельная, самостоятельная, самодостаточная личность с независимым характером осталась верна себе до конца своих дней. Кроме огромнейшего богатства в виде зданий и сооружений, в которые вложена созидательная энергия Канаева, которые служат, и ещё долго, долго будут служить горожанам Николаева, Иван Максимович оставил нам в наследство пример несгибаемой силы духа, нравственной стойкости, преданности делу и людям. Напоминание живущим о долге, чести, совести. Июль 2012 – апрель 2013 г. гор. Николаев Автор Виноградова Агнесса Викторовна. Тел. 37 –73- 64. Моб. 380 992 850 200 Эл. адрес: agnes _ 1928 @ maiI. ru
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

  • Воспоминания внука И.М.Канаева
  • Июль 2012 – апрель 2013 г. гор. Николаев