Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Глава 14 Свитки и библейские истории




страница9/16
Дата28.06.2017
Размер3.67 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16
Глава 14
Свитки и библейские истории
Создание и переписывание свитков, которые затем расходились по разным уголкам мира, — один из видов деятельности Кумранской общины. Это был своего рода издательский центр.

С: Нам поручено сохранение рукописей — так, чтоб ни одно слово не пропало. Вот чем занимаются в библиотеке. Затем свитки забирают и посылают их во множество стран в надежде, что хоть какие-то из них сохранятся. Там столько всего! Там все истории, переписка между разными царскими дворами, исторические сочинения и описания повседневной жизни. Нужно жить очень долго, чтобы прочесть все свитки.

Д.: Знаешь ли ты, где еще в ваших землях есть хранилища со свитками? Существуют ли другие библиотеки?

С: Думаю, есть. Откуда мне знать? (К нему вернулась прежняя подозрительность.) Зачем ты хочешь знать?

Я попыталась получить ответ хитростью, сказав, что мне интересно и что я люблю читать. Если у них чего-то нет, то я хочу знать, где это можно поискать. Моя уловка не убедила Садди. «Да ты сумеешь ли прочесть их?» — спросил он. Мне пришлось быстро соображать. Я сказала, что если и не сумею, то всегда смогу обратиться к кому-то, кто переведет их для меня. Это тоже не произвело на Садди должного впечатления.

С.: Очень мало кому разрешается даже видеть эти свитки. Для этого нужно иметь основания.

Я удивилась, так как думала, что каждый может посмотреть их так же, как в современных библиотеках.

С: Хранители захотят узнать, зачем это нужно. Если бы эти знания были у всех, их можно было бы использовать во вред.

Во время сеансов не раз были упомянуты языки, на которых разговаривали в то время. Я полагала, что большинство говорили по-арамейски.

С.: Нет, говорят также по-еврейски, по-арабски, по-египетски. И на языке ромов, романи. Есть много, много разных наречий.

Упоминание ромов удивило меня, так как я знала, что так называют себя современные цыгане.

С.: Они скитальцы. Говорят, что это два потерянных племени Израиля. Насколько это правда, я не знаю.

Д.: А на каком языке разговаривают римляне?

С: На вульгарной латыни. Некоторые на греческом. Есть много говоров и в арамейском языке. Какую маленькую область ни возьми, везде свой диалект. Везде выражаются по-своему. Мой говор, я думаю, просто галилейский. (Произнесено быстро: «галилеянский».)

Садди мог понять другие диалекты, но временами это было нелегко. Эти различия влияли также и на чтение на арамейском языке.

С.: Существует так много способов произношения, и способы написания тоже отличаются. Если только тебе это не знакомо очень хорошо, ты можешь вычитать в написанном такое, чего там совершенно нет. Понимаешь, это выглядит так: какое-то слово обозначает для меня одно, а для тебя, может быть, совершенно другое. Это зависит от того, как оно расположено в документе. И еще, когда слово произносится, то важно, как при этом звучит голос. Оно может означать много чего. Есть слова с пятью, шестью, семью значениями. Эти значения различаются.

Это согласуется со сказанным во время другого сеанса, когда Садди утверждал, что слова составляются из звуков, а не из букв. Если звуки передаются символами, я рассматриваю такую систему как род стенографии. Если существуют различные диалекты, то слова звучат по-разному, в зависимости от того, кто их произносит. Пишущий человек в этом случае применял бы символы в соответствии с тем, как он произносит звуки. Я спросила об этом одного иранца, и он подтвердил, что в их языке одно и то же слово может иметь множество совершенно различных значений. Например, одно и то же слово означает льва, водопроводный кран и молоко — абсолютно различные понятия. Я поинтересовалась, как они узнают правильное значение слова. Он ответил, что это зависит от предложения, в котором слово употребляется. Если принять во внимание все это, а также тот факт, что знаки препинания появились только в XV веке, становится ясно, каким кошмаром мог обернуться перевод с этих языков. Д.: Значит, если бы кому-то пришлось читать один из ваших свитков, он мог бы увидеть в нем какой-то совсем иной смысл?

С: Да, очень даже возможно отыскать там совсем не то, что имелось в виду.

Даже если символы были по сути одни и те же, читатель мог воспринять текст совершенно иначе, если не знал, на каком диалекте он написан. Я спросила, как вообще кто-то мог узнать, что на самом деле имел в виду писатель. С: Нужно воспринимать текст как целое и найти способ сочетать понятия. Если слово не имеет никакого смысла и как бы выпадает, тогда придется поискать для него другое значение.

Этим объясняется, почему некоторые известные нам библейские истории отличаются от оригинала. Если бы кто-то вставил другое слово в какой-то из многочисленных переводов, которые делались на протяжении всей истории, нелегко было бы понять, как предполагали читать эту историю изначально.

Д.: Некоторые из ваших свитков содержат тексты на еврейском языке?

С: Да, в них есть написанное на всех языках земли.

Д.: В еврейских текстах тоже делают ошибки?

С: Да, это почти так же легко, как и в арамейских. Слова имеют много значений.

У евреев буквенное письмо, но они не проставляют гласных, только согласные, поэтому прочтение одного слова по-разному во многих случаях более чем возможно.

Все это создавало немалые трудности для переписчиков. Если они допускали одну ошибку, они могли, даже просто по незнанию, изменить всю историю.

С: Да, по незнанию или от страха. Я не ученый. Я не знаю, почему люди поступают так, а не иначе.

С оглядкой на эту информацию я предложу версии библейских повествований из свитков и Торы, рассказанные Садди. Они во многом отличаются от известных нам текстов Библии. Необходимо помнить, что он узнал их от своих учителей, поэтому для него это истина, — так, как он понимал ее. Но кто знает: ведь он ближе по времени к оригиналам этих рассказов. Примите их как пищу для размышлений.

Д.: У нас сейчас есть книга, куда входят некоторые из ваших поучений, но предполагают, что она была написана многими разными людьми. Их именами названы разные части этой книги. Одна из них называется Книга Исайи.

С: Да, есть такой пророк Исайя. Ты говоришь «книга» — так это не книга, это часть Торы. В ней говорится о пророке Исайе. А еще есть про Иезекииля и Девору, про

Вениамина, про Моисея и Руфь, и много-много других историй. (Девора — это одна библейская героиня, о которой я не знала.) Это часть, которая рассказывает о судьях Израильских. Она была одной из таких. Она была одной из законодателей. Для израильтян поставить женщину над собой—что-то необычное. И многие из них не смогли смириться с тем, что ими правит женщина. Она была очень мудрой. Ее история не входит в Тору, она записана в некоторых свитках.

В Библии Девора едва упоминается в 4-й и 5-й главах «Книги Судей».

Я спросила Садди, слышал ли он когда-нибудь о части, озаглавленной «Бытие», но такого названия он не знал. Когда я объяснила, что в ней рассказывается о том, как был создан мир, он сказал: «Ты имеешь в виду Основание? Это называется «В начале». Он также не узнал названия «Исход», но в Кумране была повесть о Моисее, она была очень важна для ессеев. Я не знаю, что представляет собою Тора в современном иудаизме, но я спросила Садди, из каких частей она состояла в его время.

С: Тора, она состоит из законов и речений пророков. И все больше начиная со времен Авраама. Мало что написано о том, что было до того. Истории — это в писаниях, а не в Торе. Она начинается с момента сотворения мира, рассказывает про Авраама, вождя народа (Израильского), и так далее.

Д.: Тора кончается историями о Моисее?

С: Нет, она кончается речениями пророков. Некоторые пророки есть в Торе, а некоторые — только в иных свитках. Это, скажу тебе, труд — свести их вместе. Я стараюсь сложить все пророчества так, чтобы они подходили друг к другу.

Д.: Какой пророк последний по счету в Торе?

С: Дай подумаю. Кажется, Захария.

Я высказала мысль, что было бы проще, если бы все истории были записаны на одном свитке. Ответ Садди вызвал смех у слушавших.

С: Если б их все записать на одном свитке, он оказался бы великоват. Просто неподъемный.

Мы столкнулись со способностью Садди рассказывать истории совершенно случайно. Мне никогда не приходило в голову спросить о чем-то подобном. Приведенные ниже рассказы изначально были рассыпаны среди расшифровок фонограмм и выбирались оттуда от случая к случаю в течение более трех месяцев. В этом разделе я собрала их все таким образом, чтобы их можно было читать вне контекста беседы. Известно, что наша Библия претерпела множество изменений на протяжении долгих лет, поэтому в рассказах Садди, возможно, куда больше точности, чем мы хотели бы признать. По крайней мере, прочтите их непредвзято.


Содом и Гоморра

Я расспрашивала Садди о Мертвом море, или «Море смерти», как он его называл. Кумранская община располагалась на утесах возле кромки этого водного массива. Все, что я о нем слышала,—это то, что оно очень соленое и непригодно для жизни. Эта его особенность никогда не имела удовлетворительного объяснения. Помня об этом, я спросила, было ли в Мертвом море что-нибудь необычное. Ответ был для меня неожиданным.

С: Да, иногда оно пахнет дегтем, смолой или асфальтом. Говорят, к югу от него есть асфальтовые озера, и они являются частью моря. Еще в Море смерти ничего не растет. По берегам встречаются только редкие растения.

Д.: И поэтому вы называете его Морем смерти?

С: Оно так называется, потому что на этом побережье были разрушены Гоморра и Содомон. А море должно напоминать нам об этом.

Я бросила взгляд на Харриет и увидела, что она удивлена так же, как и я. Это было слишком неожиданно. Мы знали эту библейскую историю, но представления не имели, что два нечестивых города были связаны с Мертвым морем. Обратите внимание на обратный порядок упоминания их названий и отличающееся произношение «Содомон» вместо «Содом». Совершенно очевидно, что ни то, ни другое не явилось телепатически из глубин наших умов.

Д.: Да ну? А мы всегда думали, что море так называется, потому что там ничего не может расти.

С. (перебивает): Вот поэтому здесь ничего и не растет.

Д.: Как же были разрушены эти города?

«Излучением», — небрежно ответил Садди. И опять его ответ застиг меня врасплох, и я спросила, не может ли он нам рассказать, что там случилось.

С: Говорят, они навлекли на себя гнев Яхве, так как сошли с пути истинного. А когда их много, много раз предупреждали, чтобы они вернулись на путь праведности, они смеялись. И говорят, что в одном из этих городов был Лот, и его посетили две великие сущности, которые велели ему взять его семейство и уйти, и тогда они будут в безопасности. И он был сокрушен, я хочу сказать, — это же был его город, в конце концов, и пусть даже он был так плох, в нем жили близкие ему люди. Но Лоту было сказано, что те недостойны спастись, а ему надлежит пуститься в путь и все начать сначала. И вот взял он двух своих дочерей и жену свою, и они пошли. Говорят, что жена его обернулась и посмотрела на город, а посмотрев, умерла от того, что увидела, оттого, что своими глазами убедилась, каковы разрушения.

Я припомнила хорошо известный рассказ о превращении жены Лота в соляной столп, но Садди сказал, что ничего странного в ее смерти не было, кроме того, что она оглянулась и увидела разрушения. Я спросила, есть ли у него какое-то объяснение этим разрушениям.

С: Там, где стояли эти города, есть ямы, заполненные асфальтом и угольной смолой, а была страшная жара. Стрелы молний ударили с небес, и когда они попали в эти ямы, они причинили разрушения, которые царили повсюду. (Или, может быть, он сказал «парили»? Интересное различие в смыслах.) И это привело к... взрыву. И эти города, они обрушились почти сразу, сами, и погружались все глубже, пока ничего от них не осталось.

Д.: Значит, ты думаешь, что все это вызвал Яхве? С: Да, это было Его решение.

Это было то, что надлежало немедленно проверить. Садди разжег мое любопытство. Я не считала, что ессейской истории что-то угрожает, если я поищу информацию о Содоме и Гоморре. Кое-что из самых надежных сведений было в моей энциклопедии. Нам пришлось вспомнить, что мы не удосужились покопаться в ней раньше, ведь мы никогда не думали, что существует какая-то связь.

Археологические и библейские свидетельства подтверждают локализацию пяти городов равнины (Содом и Гоморра были двумя из них) в долине Сиддим. Эта когда-то плодородная равнина была расположена при устье реки Иордан, там, где она поворачивает к югу и впадает в Мертвое море. В древности пришедшие в эти места захватчики обнаружили, что долина изобилует асфальтовыми колодцами, или, по выражению древних, «асфальтовыми ключами». Древние и современные авторы свидетельствуют о наличии асфальта, или, как это вещество называлось по-гречески или по-латыни, битума, вокруг Мертвого моря, особенно у южной его оконечности. В древние времена оно называлось Соленым морем или Асфальтовым озером. У юго-западной его оконечности виднеется невысокая гора, частично состоящая из сплошной, чистой кристаллической соли. Эту гору современные арабы называют Джебель-Усдум, гора Содома.

Недавние геологические изыскания показали здесь наличие нефти, так же как и выходов асфальта на поверхность. Геологи также допускают присутствие урана, но полагают, что было бы слишком сложно его добывать. Древние авторы упоминали о скверных запахах и испарениях, распространявшихся от Мертвого моря. Испарения эти были столь интенсивны, что из-за них металл терял свой блеск. Современные же геологи утверждают, что это происходит из-за природного газа, о котором не знали люди древности. Они утверждают, что разрушение Содома и Гоморры можно объяснить тем, что газ и пары нефти загорелись от удара молнии, или тем, что землетрясение разрушило печи в домах и их огонь вызвал взрыв. В Библии говорится, что Авраам увидел поднимающийся с равнины дым, который шел вверх, «как дым из печи»: описание, применимое к горящей нефти и газу. Пожалуй, оно подходит и к атомному взрыву.

Поверхность Мертвого моря, расположенная на глубине 394 метра ниже уровня моря, является самым низким местом на Земле. Далее, максимальная глубина моря составляет 400 метров, а вода в нем в шесть раз солоней, чем обычная морская вода, что делает Мертвое море еще и самым соленым на свете. Это уникальный геологический феномен. Ни одно другое место земного шара, не находящееся под водой, не располагается ниже уровня моря более чем на 90 метров. В воде Мертвого моря невозможна абсолютно никакая жизнь*.

Вернер Келлер в своей книге «Библия как история»** утверждает, что исследования в этом районе показали нечто необычное. Хотя основной массив Мертвого моря отличается невероятной глубиной, его южная оконечность довольно мелкая, не более 15-18 метров. Когда солнце светит в определенном направлении, под водой можно разглядеть очертания деревьев. Лес сохранился благодаря высокой концентрации солей в воде. Это говорит о том, что до разрушения Содома и Гоморры эта местность представляла собой плодородную равнину, покрытую пышной растительностью. Считается, что именно здесь ушли под воду эти города, и этим объясняется здешнее мелководье.
* Здесь автор не совсем права, ибо некоторое время назад в Мертвом море обнаружен некий уникальный штамм бактерий, способных выживать даже в столь неблагоприятных условиях. — Прим. ред.

** Werner Keller, The Bible as History. — Прим. перев.
Воздух пропитан солью, и все вокруг, включая и людей, быстро покрывается соленой коркой. Возможно, этим объясняется рассказ о превращении жены Лота в соляной столп. В момент взрыва в воздух должно было взлететь огромное количество соли из соляной горы, расположенной неподалеку от городов.

Я, пожалуй, рискну высказать мои собственные соображения, касающиеся того, что там произошло. Для того чтобы города затонули, а вся округа оказалась безжизненной и заброшенной, должен был произойти, как я считаю, естественный атомный взрыв. Не это ли также является причиной неслыханной глубины моря? Такое возможно при наличии урана, а также других высоколетучих химических веществ в данной зоне. Интересно отметить, что, как утверждает писатель Эрих фон Деникен, в этом месте счетчик Гейгера никогда не показывал какой-либо избыточной радиоактивности.

Но этим не объяснить появление двух сущностей, которые пришли предупредить Лота и его семейство. Если взрыв был природным феноменом, то как они узнали о нем заранее? Было выдвинуто предположение, что взрыв был вызван не ударом молнии, а нагреванием, которое производилось лучами лазера с инопланетного космического корабля. Человек непредвзятый может многое увидеть иначе, чем ортодокс.

Нам открылась новая область изучения истории той эпохи. Возможно, Садди мог бы рассказать еще что-то и дать нам новую пищу для размышлений.


Даниил

Когда я попросила Садди рассказать о пещи огненной, он сказал, что не знает такой истории. Тогда я спросила его, знает ли он историю о ком-то, кого бросили в ров со львами.

С: Ты говоришь о Данииле. Повесть о нем есть в свитках. Он был мудрец и пророк. Некоторые люди боялись, что он будет влиять на их царя. Он ведь был еврей и не веровал так, как они, вот они его и бросили львам. И вот, когда он вышел оттуда живым, они исполнились страха, ибо поняли, что его Бог — это истинный Бог. Говорят, что это ангел пришел и затворил пасти львам. Но я склонен думать, что Даниил сам разговаривал со львами. Это возможно. Человек может беседовать с животными. Разве они не создания Божьи, как и мы?
Царь Давид

Садди сказал мне, что ведет свое происхождение от дома Давидова, поэтому я спросила его, слышал ли он рассказ о Давиде, который принял вызов великана на поединок.

С: Ты говоришь о Голиафе. Рассказывают, что Голиаф командовал войском... кажется, филистимлян. И люди этого... как его, этого царя? По-моему, Саул был царем, и они воевали. И каждый день израильское войско выступало, и терпело поражение, и много воинов гибло из-за этого предводителя филистимлян, Голиафа. Он выходил, вызывал их на поединок и побеждал.

Д.: Он и вправду был великаном?

С: Его бы сочли крупнее большинства людей. Он был с филистимлянами, но он не был филистимлянином сам. Иными словами, он был откуда-то из других мест. И рассказывают, что Давид решил одолеть и убить Голиафа. Так он и сделал. Говорят, что он воспользовался своей пращой. И что он был пастух и из своей пращи очень смело убивал волков. Если ты метко попадаешь, это держит волков и шакалов подальше от стада. Так ты не потеряешь много ягнят. Давид едва достиг возраста возмужания. Я думаю, ему было лет четырнадцать. Все, что он совершил, — об этом ему было сказано, что он сможет это сделать. Нетрудно одолеть кого-то, когда ты прав, а те неправы. В таких случаях лучше лишить жизни одного человека и остановить убийство, чем позволить одному убивать столь многих. Так написано.
Иосиф

С: Истории Иосифа нет в Торе. Рассказывают, что у него было много братьев от разных матерей. И только один брат был от той же матери, и он был младше Иосифа. Может даже, он был самым младшим, я не помню. Уже много времени прошло с тех пор, как я это читал. Рассказывают, что он был продан в рабство своими братьями, ибо братья завидовали тому вниманию, какое оказывал ему отец. Потому что он... Дай-ка подумаю... Да, припоминаю — он был младшим сыном у своей матери, а мать умерла, когда рожала его. А была она самой любимой женой. И вот поэтому ребенок был — как это ты говоришь? — наверное, избалованным. Он много чего получал, и его браться считали, что это не совсем справедливо. И вот отец подарил Иосифу одеяние с рукавами, и он...

Минутку! В библейском рассказе, который знаем мы, отец подарил Иосифу одежду многоцветную. «Одеяние с чем?» — перебила я.

С: Одеяние с рукавами. Рубаха, у которой есть рукава. Обычно у рубахи нет рукавов, этот просто открытая одежда. Ну, как бы там ни было, она была новой и хорошей, поэтому братья взревновали и решили, что им надо забрать ее у Иосифа, а тот сказал: «Нет, вы же знаете, что отец подарил это мне». И у них вышел спор из-за этого, и они бросили Иосифа в колодец — кажется, так — или спустили его туда, не помню. И они сказали: «Вот, нельзя, чтоб он вернулся домой к отцу. Он расскажет, что мы наделали». Поэтому они решили, что надо бы убить его. Но брат Иосифа, сын той же матери, сказал: «Нет, нет, нельзя нам совершить такое. Он нам брат. Нет, знаете, делать такое нельзя». И этот брат решил, что следует продать Иосифа работорговцам, которые пойдут в Египет, и так братья больше никогда его не увидят. Вот они и продали его.

Д.: А что братья сказали отцу?

С: Они принесли домой одеяние Иосифа, которое они, я думаю, запачкали кровью ягненка, и сказали, что на брата напал лев и что его больше нет в живых. И что это было все, что они нашли.

Д.: И что случилось потом, после того как работорговцы продали его?

С: Его хозяин, найдя, что он человек смышленый, приставил его к работе... Как это, счетовода, кажется (предполагаю, что Садди употребил именно это слово оно было произнесено необычно), и дал ему управлять своими владениями. А его жене приходит в голову, что она-де хочет Иосифа, а он отвечает: «Нет, нет, нет». Тогда она делает так, что у него происходят неприятности с хозяином, и тот бросает Иосифа в темницу. И вот... дай-ка вспомню... У фараона был один советник, который видел сны и который впал в немилость и тоже там сидел. А Иосиф умел разгадывать сны и рассказал ему, что они означают. И когда советник фараона был освобожден из темницы, Иосиф попросил его не забывать о нем. И в должное время тот о нем вспомнил. И когда фараон увидел сон, вспомнили об Иосифе и привели его, чтобы он истолковал сон, что он и сделал. И этим он спас Египет, потому что Египту предстояло семь лет изобилия и семь лет голода. Лишь Египет подготовился к голодным годам, а все земли вокруг голодали. И вот, рассказывают, что когда у семьи Иосифа уже не осталось никакой пищи, он (отец Иосифа) послал их (братьев) в Египет. И говорят, Иосиф узнал, что они приехали, и обвинил их в воровстве. И сказал им, что они должны оставить у него самого младшего брата, который был сыном той же матери, что сам Иосиф. А они не узнали Иосифа, потому что он очень изменился.

Д.: Много лет прошло?

С: Да, и... Дай-ка вспомню. И вот они отправились домой и рассказали все своему отцу, и предполагалось, что он вернется в Египет вместе с ними или что-то такое. Не помню уже. Ну, как бы там ни было, они в конце концов увиделись, и все должны были честно рассказать, что произошло. Но Иосиф — уж такой он был благородный, что простил братьев, и отец тоже простил. И так они возвысились в Египте. Вот так эта семья попала в Египет—ее туда переселили. Это очень длинная повесть, она часть нашей истории.


Адам и Ева

Садди ранее упомянул об Адаме и Еве, поэтому я спросила его об этой истории.

С: Да-да, история о сотворении мужчины и женщины. Сотворенный из глины земной, когда земля была новой, — это был Адам. А когда Бог нашел, что Адам одинок и нуждается в другой половине, тогда, рассказывают, он изъял у Адама ребро. Хоть мне и не видно, но у мужчин столько же ребер, сколько и у женщин. Но, как бы там ни было, Бог вынул ребро у Адама и сотворил женщину, которой надлежало стать подругой души Адама, другой его половиной.

Д.: Интересно, а что может означать ребро?

С: Что женщина, изначальный твой партнер, — это часть тебя и часть целого.

Д.: Как ты думаешь, это всего лишь выдумка или они и вправду...

С. (перебивал): Не знаю. Меня там не было!

По его словам, место, где все это происходило, называлось Раем. Когда я спросила его про сад в Эдеме, он ответил, что не слышал такого названия.

Д.: Адам и Ева жили в Раю весь остаток жизни?

С.: По легенде, они были оттуда изгнаны, поскольку попытались взять у Бога то, что Бог пожелал оставить себе, а это было чувство стыда. Они вкусили от древа познания, и это очень странно. Зачем выбирать знание, когда можно выбрать жизнь? Много ли таких, кто не выбрал бы вечную жизнь? (Я не поняла и попросила Садди объяснишь.) Было два дерева. Одно — древо познания, другое—древо жизни. Зачем они вкусили плода древа познания? Разве не желает большинство жить вечно? Мне это непонятно. Я бы предпочел быть чуточку поглупее. Ведь если живешь вечно, за такое время гораздо больше возможностей обрести премудрость.

Его странная философия позабавила меня, но в ней определенно был смысл. Я спросила, как выглядели деревья.

С.: По виду одинаковы и огромного размера. Я слыхал, это были гранатовые деревья, но это, опять же, легенда.

Д.: А что-нибудь в твоей истории было сказано про то, как их искушали отведать плода с дерева?

С: Сказано, что змий соблазнил женщину. И когда, испытывая соблазн, она уступила ему, то, как говорится в легенде, отчасти из-за этого женщины должны в муках родить детей. Я этому не верю, потому что женщины не обязаны страдать. Я думаю, тут что-то такое мужчины добавили к этому рассказу. Почему рождение новой жизни должно причинять страдания? Конечно, женщины не обязаны страдать! Есть много способов родить дитя на свет, не причиняя матери боль. Надо научиться очищающему и успокаивающему дыханию и прибегать... Не сосредоточиваться слишком на том, что делает твое тело, в то время как оно продолжает двигаться. Вместо этого надо сосредоточиться на чем-то очень приятном и успокаивающем для тебя. И чем спокойнее тело, тем проще ребенку родиться. (Это очень похоже на современный метод Ламаза.)

Д.: А женщин обучают, чтобы они делали это сами?

С.: Есть женщины, которым рассказывают, каким образом делать все это. И, конечно, при родах присутствуют другие женщины, с ними обычно и супруг. Но я-то при родах не присутствовал.

Д.: Ты упомянул змия. Ты имеешь в виду настоящую змею?

С: Кое-кто говорит, что это одна из тех светлых сущностей, которые пали. Ее дух вошел в змея. Об этом есть много легенд, но я в это не верю. Я думаю, человек сам подготовил свое падение, развивая в себе жадность и похоть. Чем больше имеешь, тем больше тебе хочется. И человек сам устроил себе отпадение от Рая. Легче ведь сказать, что это змей соблазнил, чем признать, что змей — это низшая часть тебя самого.

Д.: И что произошло, когда Адам и Ева съели плод?

С: Сказано, что они были изгнаны из Рая. И они поняли, что у них нет одежд, и так стыд был явлен миру. И с тех самых пор люди все пытаются прикрыться. Стыдиться своего тела, когда оно твой храм, — это плохо. Тело — это то, что Бог дал тебе, чтобы было в чем провести свою жизнь. Нужно обращаться с ним хорошо — так, чтобы оно продлило твою жизнь. А стыдиться того, что дано как дар Божий, — это великий грех.

Это упоминание тела как храма напоминало изречения Иисуса в Новом Завете.

Д.: Но вы же прикрываете свои тела.

С: Но мы не прячемся. В детстве каждый из нас волен ходить как в день, когда он родился на свет. Это приемлемо. Нет ничего постыдного, если что-то на теле открыто. Никто не убегает и не прячется, чтобы прикрыться, если кто-то застиг его без одежды.

Д.: В некоторых обществах это очень осуждается.

С: И обычно это те, у кого больше всего неприятностей.

Этим можно объяснить ежедневные совместные омовения в Кумране. Так было принято.

Садди упомянул о падших светлых сущностях, и я тут же вспомнила рассказы о Люцифере как о падшем ангеле. Но о нем Садди никогда не слышал никаких историй. Однако он хорошо знал об архангеле Михаиле.

С: Я знаю про Михаила. Говорят, что Михаил сидит по правую руку от Бога. Он один из тех, кто никогда не приходил сюда. Он всегда был с Богом, потому что никогда не позволял себе отдалиться от Него. И поэтому сейчас он так же совершенен, как и в день творения. И он служит чем-то вроде Божьего посланника. Когда Бог хочет кому-то что-то сказать, ну, может, не так прямо, Он иногда посылает Михаила или Гавриила (произнесено очень быстро).

Д.: А как Он разговаривает с тобой?

С: Отвечая мыслью на мысль. Почему бы нет?

Д.: А на самом деле ты Его не видишь?

С: Есть такие, которые видят. Есть такие, которым это нужно. Но не всегда необходимость знать есть у всех, кому доведется услышать Его. К тебе и ко мне Он явится по-разному. Он может явиться как некто одетый золотым светом, или как видимый солнечный луч, или как человек — молодой или, может, даже старый. Все зависит от того, как ты Его представляешь, какой Его образ тебе нужен. Можно увидеть и другие сущности. Много есть таких, которые еще не приходили сюда. Много есть таких, которые не решили для себя, что именно они хотят делать. Так вот и посиживают, и выжидают.

Возвращаясь к рассказу об Адаме и Еве, я сказала, что слышала историю о том, будто в те времена на земле жили великаны.

С: Так рассказывают. Согласно историям, что были нам переданы, Адам — это окончательное решение Бога о том, как должен выглядеть человек. А до этого было много, много других, несовершенных, потому их и заменили. И в те давние времена было много такого, чего сейчас нет. Так что вполне возможно.

Д.: Есть много сказаний о необычных животных. Как ты думаешь, эти сказания пошли оттуда?

С: Так я слышал. Очень даже возможно.

Подробнее об этом в рассказе о сотворении мира в гл. 15.
Руфь

Во время сеанса, когда я беседовала с Садди-ребенком, я спросила, какая история у него самая любимая. Я удивилась, когда он ответил: «Про Руфь». Я подумала, что это довольно странный выбор для ребенка. Я могу вспомнить множество рассказов из нашей Библии, которые покажутся мальчику более увлекательными. Я спросила Садди, может ли он рассказать ее, и то, что последовало далее, было само по себе странно. Обычно гипнотерапевту приходится задавать множество вопросов, чтобы заставить субъектов продолжать беседу. Они расслабляются до такой степени, что могут и впрямь погрузиться в настоящий сон. У меня такого никогда не случалось, но это возможно. Кэти всегда была разговорчива, в любом состоянии. Но на сей раз Садди начал рассказывать эту историю и продолжал семь с половиной минут без каких-либо пауз. Я не задавала никаких вопросов и никак не способствовала течению рассказа. Я думаю, это своего рода исторический документ, если существуют еще подобные случаи. Это еще один пример того, насколько тесно Кэти отождествлялась с личностью из прошлого.

Садди взахлеб рассказывал эту историю со щенячьим восторгом мальчишки, жаждущего поделиться своими познаниями.

С: Рассказывают, что Ноеминь, — она сама, ее муж и двое сыновей пошли в землю Моав (произнесено почти как один слог), чтобы заработать себе на жизнь. И вот, долго ли, коротко, сыновья эти вошли в возраст и решили взять себе жен. Сейчас в свитках написано, что мы не должны брать жен среди тех, кто к нам не принадлежит. Но те поговорили со священником об этом деле, и он сказал, что, коль скоро женщины примут Яхве как своего Бога, братьям разрешат на них жениться. И так они выбрали себе женщин, на которых решили жениться, и случилось так, что они были сестрами. Одна была Руфь, а вот имя сестры я сейчас не припомню.

Ну, как бы там ни было! И вот случилось так, что несколько лет прошло и напала на людей тяжкая болезнь. И муж Ноемини заболел и умер, и оба ее сына тоже. И она решила, что пойдет обратно в свою землю, то есть в Израиль, — возьмет с собой только немного из своего имущества и пойдет к народу своему. Тогда сказала она своим снохам, что они-де молоды и что надо им остаться здесь, и выйти замуж, и жить среди народа своего. И сестра Руфи согласилась вернуться в дом родительский. А Руфь сказала ей, что, когда покинула она дом родителей своих, она перестала быть им дочерью и что Ноеминь — ее семья. И поэтому куда Ноеминь пойдет, туда же и Руфь. А Ноеминь все повторяла: «Нетнет, тебе нельзя так поступить. Это неправильно. Твой и мой народы не похожи». А Руфь и говорит: «Разве не следую я путями Яхве, как твой народ?» А та отвечает: «Да». — «А разве я не соблюдаю законы?» А та говорит: «Да». — «Стало быть, я одна из вас».

И вот Ноеминь решила, что чем идти одной, — а путь-то был ох какой нелегкий, — так лучше уж вдвоем. И пошли они вместе. И дошли они до родного края Ноемини. И когда пришли они туда, все скорбели, что Ноеминь овдовела и что не было у нее сыновей, чтоб восстановить имя ее. И вернулась она к себе домой. По-настоящему бедными они не были, но было у них не так много денег, или чего поесть, или других вещей. И так жили они некоторое время.

А у Ноемини был родственник, которого звали Вооз, и был он уважаемый человек в их общине. Был он из дома Давидова, и весьма знатен, и человек очень праведный и добрый. И он владел многими полями, и Ноеминь послала Руфь в его поля подбирать колоски, что было дозволено. И сказала снохе, что это будет хорошо, поскольку знала, что это привлечет внимание. Ведь хоть они были очень бедны, показывать это — значит навлечь позор на дом. Мол, живут они в одном городе с родными, а должны ходить на поля подбирать колоски. Стало быть, так на них обратят внимание. Ноеминь надеялась, что из этого что-нибудь да выйдет. А может, как многие говорят, она про все знала и потому позволила, чтобы так произошло.

Ну, так или иначе, пошла Руфь в поле и собирала колоски, а надсмотрщики попытались помешать ей. И она сказала, что по закону имеет право делать так, потому что это остатки, которые были брошены. И это заметил Вооз, и он узнал, что она ему родня, вдова его родственника. Стало быть, они были одного роду-племени. И он, видя их затруднения, послал в их дом большое количество еды, чтобы им не надо было подбирать колоски.

А был еще один родственник, ближе Вооза, который должен был бы жениться на Руфи, если бы она пожелала выйти замуж. Потому что таков закон: если человек умрет бездетным, ближайший родственник-мужчина должен жениться на его вдове, если сам он холост. А ему было невыносимо думать, что она моавитянка (произнесено как «мовитянка») и не похожа на людей из его рода. Но ему также тяжко было думать, что Вооз, может, хочет взять ее за себя. Оттого-то он и метался.

Ведь если бы он сказал, что хочет жениться на Руфи, он бы взял родственницу, но не из своего рода. А если бы он позволил Воозу жениться на ней, так только этого Вооз и хотел, он это знал. Вот он и не мог решиться. Поэтому их вызвали. Вызвали к судьям. И тому родственнику сказали, что он должен взять Руфь в жены или отдать Воозу сапог свой*. Это для того, чтобы показать, что сделка заключена и они решили, что так пойдет. Сапог передается, чтобы показать, что все законно. И вот его пристыдили и заставили сделать это в присутствии людей.

Потому что он не хотел... Никак не хотел, даже назло Воозу, взять себе жену, вокруг которой поднялся такой шум. Она ведь была чужая, и не похожа на них, и все такое.

И вот они жили-поживали и добра наживали. От этой встречи Руфи и Вооза и пошел дом Давидов. Они для нас очень много значат. Их дом — это мой народ. А их сын был... Дай-ка подумаю... Это было... Давид был их внуком, сыном их сына. И оттуда мы все пошли...

Это все рассказывалось целых семь с половиной минут без перерыва.

Д.: Почему это твоя любимая история?


* Руфь, 4: 7. Сапог отдавался в знак подтверждения выкупа или мены. — Прим. перев.
С: Это все рассказы о моей семье. И так было положено начало нашему дому (родословной, генеалогическому древу).

Д.: Была ли Руфь довольна таким решением,—что говорят свитки?

С: Да, она была довольна, потому что, говорят, будто она вышла и возвестила Воозу, чтобы он узнал, что таков ее выбор. И тот родственник и Вооз вместе преломили хлеб, и все было решено. А затем тот публично отказался от своих прав.

Д.: Ну вот, а если бы она не пришла вместе с Ноеминью, она никогда бы не встретила Вооза.

С: Встретила бы. Это случилось бы, так или эдак.

Д.: События вроде этого предопределены— ну, чтобы люди соединились?

С: Если есть долги, по которым надо расплатиться, — не важно, добром или злом, они должны быть уплачены. И такие события непременно произойдут. А мы должны вынести урок из них. И научиться не уклоняться от них, пусть от этого бывает много боли и душевных страданий. Если получится просто сделать все возможное в твоем положении и извлечь из этого урок, получится немыслимое благо.

Д.: То есть не сопротивляться, а соглашаться.

С: Да.


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

  • Содом и Гоморра
  • Прим. ред. ** Werner Keller, The Bible as History. — Прим . перев .
  • Прим. перев.