Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Белкин А. Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве




страница9/34
Дата07.07.2017
Размер6.45 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   34

Глава 3. Доказывание и его связь с оперативно-розыскной деятельностью и криминалистикой




3.1. Научные основы оперативно-розыскной деятельности

- Дружище, если бы вам было известно о Кэти все - ее привычки, друзья, желания, антипатии, надежды, страхи, мечты, планы и тому подобное, - как по-вашему, удалось бы вам ее найти?

- Наверняка удалось бы, - ответил Марвин.

- Несмотря на то, что вы ничего не знаете о теории поисков?

- Да.

- Что ж, - сказал Вальдец, - а теперь рассмотрим обратный случай. О теории поисков я знаю решительно все. Следовательно, мне нет нужды знать что-либо о Кэти. (Роберт Шекли. Обмен разумов).



Мнение И.Н. Якимова и некоторых других криминалистов 20-30-х гг. XX в. о том, что научные основы оперативно-розыскной деятельности (ОРД) - это положения криминалистики, что именно последние составляют теоретическую основу как гласных, так и негласных действий органов дознания и розыска, фактически не подвергалось ревизии вплоть до Великой Отечественной войны и в первые годы после ее окончания. Так, во второй книге первого советского учебника по криминалистике для юридических вузов "Техника и тактика расследования преступлений" автор введения Е.У. Зицер писал: "Советская криминалистика должна вооружить работников следственных и розыскных органов новыми средствами безошибочной оперативной работы, построенной под углом зрения максимального овладения искусством следственной техники... Этой задаче должно быть подчинено и все содержание нашей криминалистики, заключающей в себе: уголовную технику, уголовную тактику и частную методику"*(164). В последующие годы в криминалистической литературе наблюдается разброс мнений по поводу природы научных основ ОРД. Определились три направления в решении этого вопроса.

1. Криминалистика вооружает оперативных работников розыска и дознания эффективными средствами и методами борьбы с преступностью. Вопрос о научных основах ОРД при этом не затрагивается. Такую позицию вплоть до 1950 г. занимал ведущий отечественный криминалист А.И. Винберг. В первом послевоенном вузовском учебнике криминалистики он писал: "Криминалистика существует и там, где вовсе нет уголовного процесса. Приемы криминалистики, в отличие от процессуальных действий, осуществляются еще до начала уголовного дела. Проверка личности по уголовной регистрации (дактилоскопии), использование в ряде случаев служебно-розыскных собак, применение оперативной фотографии, вопросы организации розыска без вести пропавших лиц и т.п. - все эти далеко не исчерпывающие отрасли криминалистики находят применение вне непосредственной связи с уголовным процессом"*(165).

Обходят вопрос о природе и научных основах оперативно-розыскных мер и другие авторы. В главе, посвященной розыску в деятельности следственных органов, впервые появившейся в учебниках криминалистики в 1959 г., ее автор М.П. Шаламов многократно упоминает оперативно-розыскные мероприятия. "По своему характеру, - замечает автор, - эти оперативные действия свойственны органам милиции. Если розыск производится по делу, находящемуся в производстве следователя прокуратуры, то оперативные действия по розыску производятся милицией по поручению следователя" и должны сочетаться со следственными действиями*(166).

Было совершенно очевидно, что замалчивать вопрос о научных основах ОРД, ограничиваться отведением криминалистике роли лишь арсенала средств и методов для оперативных работников, - непродуктивно. Требовалось более четко определить свои позиции в этом вопросе. И такие позиции стали формироваться уже с начала 50-х гг.

2. Научную основу ОРД составляют положения криминалистической науки. Этот тезис был выдвинут также А.И. Винбергом практически в то же время, что и названная "вооруженческая" роль криминалистики. Широкой известности он не получил, поскольку был опубликован в выпуске лекций для слушателей Военно-юридической академии, изданном малым тиражом. Вот что говорилось в первой лекции: "Теоретические обобщения оперативной работы, активного и общесоюзного розыска, научная постановка планомерной борьбы с преступностью в виде системы уголовной регистрации, вопросы организации задержания преступников (облавы, засады, обыски и т.п.) - все это является той специальной областью, которая составляет компетенцию только криминалистики"*(167).

Еще более определенно и категорично высказались по этому вопросу Р.С. Белкин и А.С. Соколов. В одной из статей они доказывали, что уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная деятельность базируются на общей научной основе и этой основой служит криминалистика (1957). Исходя из этого они предлагали по-новому строить курс криминалистики в учебных заведениях МВД, излагая в соответствующих разделах курса не только собственно криминалистические средства и методы, но и соответственно методы и средства проведения оперативных мероприятий, в том числе и такие, как средства и приемы выявления и учета преступного элемента, личного сыска, наружного наблюдения, оперативной проверки и т.п. Эта позиция авторов не вызвала в литературе возражений, но и явной поддержки тоже не получила.

3. Научные основы ОРД должны формироваться на базе той науки - не криминалистики, - которая изучает деятельность административных органов, к числу которых относится и милиция. Этот взгляд впервые был высказан С.П. Митричевым в 1958 г.: "Организация розыска и задержания преступников, постановка уголовной регистрации и так далее регулируются административным правом"*(168). Позже он обратился к этой проблеме с позиций связи криминалистики с другими науками: "Советская криминалистика находит применение и в оперативной работе органов милиции. В связи с этим криминалистика имеет отношение и к науке административного права. Организация розыска и задержания преступников, постановка уголовной регистрации регулируются административным правом"*(169).

Другой видный ученый-криминалист тех лет - Н.В. Терзиев - занимал аналогичную позицию. "В области оперативных мероприятий, - писал он, - служащих для раскрытия, пресечения и предупреждения преступлений, криминалистика связана с административным правом. Примером могут служить вопросы уголовной регистрации"*(170). Но и эта позиция, как и предыдущая, поддержки не получила и в дальнейшем в литературе не фигурировала. В вышедших под редакцией С.П. Митричева вузовских учебниках по криминалистике 1963 и 1966 гг. говорилось лишь о связях криминалистики с уголовно-процессуальной и уголовно-правовой науками и лишь вновь подчеркивалась необходимость вооружения органов дознания современными криминалистическими методами: "...в криминалистике рекомендуется уделять больше внимания изучению и обобщению опыта их (органов милиции. - А.Б.) работы и оказывать им повседневную помощь в разработке и внедрении в практику научных методов расследования"*(171).

Впервые о существовании специальной научной дисциплины, изучающей ОРД органов внутренних дел, упомянул А.И. Винберг в первом учебнике по криминалистике для специальных учебных средних заведений МВД. Он писал: "Криминалистика тесно связана и с дисциплиной, разрабатывающей комплекс вопросов оперативной работы учреждений внутренних дел. Как известно, в оперативной работе криминалистические и специальные оперативные средства и приемы используются для непроцессуальных действий по предупреждению преступлений, выявлению данных, могущих затем в ходе предварительного следствия быть использованными в качестве доказательств, установлению и розыску преступника. Как криминалистика, так и дисциплина, специально разрабатывающая вопросы оперативной работы учреждений внутренних дел, служат целям борьбы с преступностью. Эта общность целей является основой их неразрывной связи. Криминалистика вооружает оперативных работников научно-техническими и тактическими приемами борьбы с преступностью, которые используются в оперативной работе. В свою очередь, указанная дисциплина, обобщая опыт оперативной работы, выявляет новые способы совершения преступлений, знание которых обогащает криминалистику... В криминалистической тактике и методике расследования учитываются оперативные возможности учреждений внутренних дел, решаются вопросы координации следственных действий и оперативных мероприятий, планирования расследования и разработки версий с учетом оперативных данных и т.п."*(172)  Через несколько лет А.И. Винберг повторил эти положения*(173), но при этом, допустив явные противоречия, указал, что разработка проблем оперативно-розыскной тактики и методики, обобщение опыта оперативной работы, путей использования ее возможностей и т.п. - компетенция и прерогатива криминалистики*(174).

Идея существования специальной дисциплины об ОРД нашла своеобразное преломление в работах А.Н. Васильева 1963-1971 гг. По его мнению, проблемы ОРД, связанные с процессуальными действиями органов дознания и предварительного расследования, - область криминалистической науки, а некоторые виды оперативной работы, которые "отдалены от уголовно-процессуальной деятельности", должны составлять содержание специальных дисциплин*(175). Впоследствии он изменил свое мнение и указал, что "оперативно-розыскные действия, используемые для предупреждения, обнаружения, пресечения преступлений, а также в процессе расследования, составляют особую дисциплину", а изменение своих взглядов объяснил так: "Существовавшая ранее точка зрения о том, что оперативно-розыскные действия, используемые в расследовании, охватываются криминалистикой, объясняется главным образом тем, что особая дисциплина, объединяющая все виды оперативно-розыскных действий, находилась в процессе становления. По мере того как эта дисциплина заняла свое место в системе наук, вышеуказанная точка зрения изменилась"*(176). С этого времени он придерживался этого мнения, но не называл рассматриваемую область знаний наукой, а именовал "специальной дисциплиной"*(177). Это же название использовал и С.П. Митричев*(178).

До 1974 г. и криминалисты, работающие в системе научных и учебных заведений МВД, говоря о научных основах ОРД, пользовались термином "специальная научная дисциплина". Но в учебнике для средних специальных учебных заведений МВД 1974 г. Р.С. Белкин писал уже о выяснении отношений между криминалистикой и теорией оперативно-розыскной деятельности: "В последние годы усилиями ряда советских ученых был заложен фундамент теории оперативно-розыскной деятельности и обоснована необходимость формулирования самостоятельного предмета этой науки, отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним"*(179). В учебнике для вузов 1976 г., подготовленном учеными Высшей школы МВД, отмечалось, что связь этих областей научного знания "выражается в том, что при разработке проблем криминалистической тактики и методики расследования учитываются возможности оперативно-розыскной деятельности, определяемые ее теорией, а при разработке последней - положения и рекомендации криминалистики"*(180). Отмечалось, что первые элементы этой теории возникли и накапливались в криминалистической науке, и затем, когда "количественный рост этих теоретических положений привел к качественным изменениям, теория оперативно-розыскной деятельности выделилась из криминалистики в самостоятельную область научного знания, данные которой подобно данным других наук используются в криминалистике в непосредственном или преобразованном виде"*(181). Аналогичные взгляды выражены и в других учебниках, подготовленных учеными системы МВД*(182).

В 1977 г. Р.С. Белкин предпринял попытку анализа процесса выделения теории ОРД из криминалистической науки, выяснения движущих причин этого процесса*(183). По его мнению, это происходило следующим образом.

Пока накапливающийся в рамках криминалистики эмпирический материал не противоречил представлениям о криминалистике как науке лишь о средствах и методах борьбы с преступностью, зарождавшаяся теория ОРД развивалась как часть этой науки, как элементы ее составных частей, разделов. Это был закономерный процесс, типичный для любой науки. Существо этого этапа развития теории ОРД составляло преимущественно использование положений, приемов, средств криминалистики в непроцессуальной деятельности по борьбе с преступностью. И хотя тогда уже шел интенсивный процесс разработки практических методов ОРД, отличных от криминалистических методов и средств работы с доказательствами, теория этой деятельности в основном сводилась к сумме некоторых положений криминалистики и не выходила за рамки теории криминалистики в целом. Взаимосвязь криминалистики и зарождавшейся теории ОРД выступала как отношение целого и части, выражалась в связи подчиненности.

Затем положение существенно изменилось. Интенсивная разработка всех разделов теории ОРД (чему, несомненно, способствовала организация самостоятельной кафедры ОРД в Высшей школе МВД СССР в середине 50-х гг. и циклов ОРД в средних специальных школах МВД), труды ведущих специалистов в этой области - все это не только послужило фундаментом теории оперативно-розыскной деятельности, но и явилось обоснованием необходимости формулирования самостоятельного предмета этой науки, несколько отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним. Становлению теории ОРД способствовало и новое представление о предмете криминалистики, в рамки которого уже не вписывалось содержание самой ОРД.

При определении криминалистики как науки о средствах, приемах и методических рекомендациях по раскрытию и расследованию преступлений оперативно-розыскную деятельность можно было рассматривать как область применения этих средств и методов, а теорию ОРД (к тому же мало разработанную) - как часть криминалистической науки. При определении же криминалистики как науки, изучающей определенную специфическую группу объективных закономерностей действительности и основанных на познании этих закономерностей средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений, теория ОРД, изучающая иные закономерности, в целях разработки иных средств и методов борьбы с преступностью, уже не может рассматриваться как часть криминалистической теории. Таким образом, процесс обособления оперативно-розыскной теории шел как бы в двух уровнях: "снизу" - путем разработки самой этой теории - и "сверху" - как следствие пересмотра определения предмета криминалистики. Отношения подчиненности, в которых находились криминалистика и теория ОРД, сменились отношениями равноправного взаимодействия*(184).

Признание самостоятельного существования теории ОРД как одной из специальных наук уголовно-правового цикла характерно для современной криминалистической литературы*(185). Однако иногда это положение может толковаться двусмысленно. Так, в учебнике криминалистики для вузов автор главы о предмете, системе и задачах криминалистики И.Ф. Пантелеев пишет: "Теория оперативно-розыскной деятельности в части, касающейся раскрытия преступлений, является в принципе составным элементом предмета криминалистики. Однако, подчиняясь современной тенденции дифференциации наук, она выделилась из криминалистики и включена в общую теорию оперативно-розыскной деятельности, представляющую собой ныне самостоятельную отрасль научного знания. Тем не менее используемые в оперативно-розыскной деятельности теория тактических операций и отдельных тактических приемов, научные положения, касающиеся использования в раскрытии преступлений научно-технических методов и средств, являются составной частью криминалистики"*(186).

Эти рассуждения далеко не бесспорны. Если теория ОРД "в части, касающейся раскрытия преступлений", выделилась из криминалистики, она не может оставаться даже "в принципе" элементом предмета криминалистики. Составными элементами предметов каких наук являются остальные "части" теории ОРД? Откуда взялась общая теория ОРД и почему с момента ее возникновения в ней отсутствовала "часть, касающаяся раскрытия преступлений"?

Теория ОРД не претендовала на криминалистическую теорию тактических операций, не объявляла "своими" криминалистические средства и методы, используемые в оперативно-розыскной деятельности. В то же время, разумеется, отнюдь не все научно-технические средства и методы, используемые в ОРД, "являются составной частью криминалистики". Думается, что все эти сложные теоретические построения объясняются желанием автора доказать давно отвергнутый наукой и практикой тезис о том, что криминалистика - наука о раскрытии преступлений, игнорируя при этом, что раскрытие преступлений - это сфера и науки уголовного процесса, и теории ОРД, и науки управления в сфере правопорядка и др.

Рассуждения, подобные приведенному, встречающиеся в последнее время лишь в единичных случаях, свидетельствуют преимущественно о незнании авторами существа и содержания ОРД и весьма туманных представлениях о ее теории. Это объясняется чаще всего тем, что литература по проблемам ОРД, как правило, имеет ограничительный гриф и недоступна для массового читателя. Поэтому криминалисты - преподаватели общегражданских юридических учебных заведений и сотрудники экспертных учреждений иных, кроме МВД, ведомств - к этой литературе в большинстве случаев не имеют доступа (кстати, к ней не имеют доступа и сотрудники ряда служб МВД, не связанные по роду своей деятельности с оперативной работой). Вследствие этого они ограничиваются упоминанием лишь тех гласных оперативных мероприятий, которые ни для кого не составляют никакого секрета: это засада, облава, прочесывание местности, наблюдение за местами сбыта похищенного, блокирование путей отхода преступника, розыскные мероприятия и некоторые другие. Правда, круг таких общеизвестных оперативных мероприятий несколько расширился с появлением закона об оперативно-розыскной деятельности, в ст. 6 которого приводится перечень действий, осуществляемых с помощью оперативно-розыскных мер, хотя закон и не дает ответа на вопрос о том, каковы же сами эти оперативно-розыскные мероприятия.

Но есть еще одна причина, по которой криминалисты в своих работах порой обходят вопрос об ОРД и ее теории: стремление избежать неоправданного дублирования при рассмотрении вопросов, общих для криминалистики и теории ОРД, или тех, отнесение которых к предмету той или иной из этих наук стало предметом дискуссий. Наиболее типичным примером этого служит описание способов совершения и сокрытия преступлений, равно необходимое и для той и для другой при разработке рекомендаций по раскрытию отдельных видов преступлений.

В довоенных работах по уголовному процессу об ОРД упоминалось мало, чаще ее считали формой использования криминалистических средств и приемов. М.С. Строгович в кратком учебнике "Уголовный процесс" писал в 1938 г.: "С уголовным процессом соприкасается специальная дисциплина - криминалистика... это дисциплина о научно-технических приемах, служащих для наиболее успешного выявления и расследования преступлений... Соотношение между криминалистикой и уголовным процессом таково: криминалистические приемы применяются частью в допроцессуальной стадии, т.е. до возбуждения уголовного дела (активный розыск), частью же по возбуждении уголовного дела, в рамках уголовного процесса (осмотр места происшествия, исследование вещественных доказательств, научно-техническая экспертиза и т.д.)"*(187). Можно предполагать, что под активным розыском до возбуждения уголовного дела автор имел в виду оперативные меры органов милиции. В послевоенном учебнике 1946 г. М.С. Строгович вообще свел криминалистику к "научно-уголовной технике", что же касается тактики, то, по его мнению, все, что в ней "есть ценное, именно проверенные практикой и основанные на законе способы совершения процессуальных действий, относится к науке уголовного процесса, а то, что в уголовной тактике представляет собой лишь собрание инструктивных практических указаний по ведению следствия, вообще не является наукой"*(188). Ни о каком "активном розыске" в этом учебнике вообще не говорится. Лишь во втором издании своего "Курса уголовного процесса" М.С. Строгович упоминает об оперативно-розыскных действиях органа дознания как средстве непосредственного обнаружения органом дознания признаков преступления*(189).

Примечательно, что авторы всех учебников уголовного процесса, вышедших в последующие годы, а также общей части "Курса советского уголовного процесса" (М., 1989) вообще обходят молчанием вопрос о научных основах ОРД. Они не упоминают о ней и тогда, когда касаются соотношения науки уголовного процесса и криминалистики. Лишь в некоторых учебниках упоминаются оперативно-розыскные меры как источник непосредственного обнаружения органом дознания признаков преступлений. Исключением является лишь учебное пособие П.А. Лупинской "Доказывание в советском уголовном процессе", в котором указывается, что разработкой тактики оперативно-розыскных действий должны заниматься криминалисты*(190), из чего можно предположить, что автор относит научную проблематику ОРД к предмету криминалистики.

Сказанное свидетельствует, что некоторые ученые-процессуалисты до сих пор не видят оснований считать, что существует некая теория ОРД как самостоятельная область научного знания. Простое игнорирование этой проблемы вызывает недоумение особенно тогда, когда читатель знакомится с учебниками по уголовному процессу, подготовленными учеными, работающими в научных и учебных заведениях системы МВД, где они физически не могут избежать повседневных контактов со специалистами в области теории и практики ОРД, со структурными подразделениями, кафедрами, циклами, ведущими исследование и преподавание соответствующей проблематики. Такое игнорирование процессуалистами одного из важнейших направлений деятельности органов внутренних дел может свидетельствовать лишь об известном отрыве их от практики борьбы с преступностью, незнании или нежелании средствами своей науки способствовать решению актуальных в наши дни проблем непроцессуальной деятельности органов дознания.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   34