Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ббк 60. 5 Б 32 Бачинин В. А., Сандулов Ю. А. Б 32 История западной социологии




страница2/26
Дата09.07.2018
Размер4.76 Mb.
ТипУчебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
16 прибегнуть к компонентам воображаемым. В итоге в определенное место воздвигаемой концептуальной кон­струкции, будь то базовое причинное основание или вен­чающие все сооружение смысловые своды метасоциоло-гических выводов, вместо реальных содержательных бло­ков вписываются блоки виртуальные, измышленные автором или заимствованные им из других культурных контекстов. Привнесение их туда, где никто ранее в таком функциональном преломлении их не использо­вал, может считаться прямой заслугой творческого во­ображения исследователя. Достаточно распространенной является точка зрения, будто бы в науке, в отличие от искусства, воображение не играет существенной роли и потому в нем нет особой надобности. Не делается исключения и для социологии как одной из рядовых социогуманитарных дисциплин. Так, например, французский исследователь Ж. Карбо-нье писал, что социолог, в отличие от писателя, не дол­жен пропускать изучаемый объект сквозь призму своего воображения. Но американский социолог Ч. Р. Миллс утверждал противоположное в своей работе «Социологи­ческое воображение». Согласно его позиции, исследова­тель социальных проблем не должен сдерживать свое социологическое воображение. Напротив, он обязан как можно активнее привлекать его ресурсы к творческому освоению исследуемых проблем. Воображение выполняет важную функцию в модели­ровании социальных коллизий, при выстраивании мыс­ленных экспериментов. Без сомнения, оно сыграло оп­ределяющую роль для М. Вебера, когда тот создавал кон­цепцию идеального типа. Ведь идеальный тип вбирает в себя то, что разрознено, разбросано по частям в социаль­ном мире, и в качестве целостности он появляется имен­но как плод теоретического воображения ученого. Социологическое воображение имеет еще более важ­ное значение там, где социология обнаруживает ограни­ченность своих познавательных средств. Когда социоло­гические построения наталкиваются на непреодолимые методологические препятствия в виде ограниченных воз­можностей принципа социального детерминизма, ког­да каузальный вектор намерен устремиться за пределы 17 социальной реальности, но при этом обнаруживается не­хватка исходного материала и несовершенство социоло­гического инструментария, на помощь приходит твор­ческое воображение. В подобных ситуациях социологии не следует сторо­ниться метафизики, помня об их общих культурно-исто­рических корнях. Если в пределах сугубо социологиче­ских, преимущественно рассудочных построений вооб­ражение играет в основном вспомогательную роль, то при выходе на метафизический уровень его роль стано­вится ведущей, что предопределено различными свой­ствами социологических и метафизических средств по­знания. Так, если социологию интересует прежде всего мир реального, то метафизике интересен еще и мир воз­можного (равно как и невозможного). Социология исследует социальные реалии, будучи прочно привязана к ним, крепко стоя на почве фактов и имея весьма скромные возможности для полетов теоре­тического воображения. Метафизическое же воображе­ние, как правило, не рефлексивно и далеко не всегда связано с результатами непосредственного созерцания. Имея свои цели и прокладывая свои пути к ним, оно, в силу своей природы, более свободно и раскованно в по­летах и играх творческой фантазии. Метафизика готова делиться с социологией резуль­татами собственных изысканий, вносить свою специфи­ческую лепту в концептуальные блоки будущих теоре­тических построений социологической теории. Если социология с ее пристрастием к социальным фактам чем-то напоминает живопись импрессионистов-пуантилистов, поскольку ей присущ интерес к «точеч­ным» фактам и сиюминутным состояниям социальной среды, то метафизика — это нечто вроде живописи пост­импрессионизма, ибо она стремится разглядеть за соци­альными реалиями их сверхфизические сущности и обо­значить их концептуальные контуры при помощи соб­ственных изобразительных средств. Когда позитивистски ориентированные социологи об­виняют кого-либо из мыслителей прошлого, например, ученых немецкой школы, в метафизической умозритель­ности их теоретических построений, то они, по сути, 18 обрушиваются на методологию метафизического вообра­жения. Их не устраивает то, что мыслитель имел сме­лость поместить исследуемую реалию в контекст, гораз­до более широкий, чем социальность, что он решился вообразить некие дополнительные каузальные зависи­мости сверхсоциального, универсального характера. Меж­ду тем, умение соединить, синтезировать творческие по­тенциалы социологии и метафизики является одним из высших проявлений способности к социологическому воображению. Образцы такого умения содержатся в твор­честве таких писателей-мыслителей, как Бальзак, Каф­ка, Оруэлл и др., умевших искусно соотносить интере­сующие их социальные факты с метафизическими уни­версалиями. Интерес к общезначимому позволял им в ходе социально-художественного анализа воссоздавать не столько характеры, сколько типы. При этом в каждом из таких типов, как правило, отчетливо просматривается и социальное, и метафизическое содержание. Взаимно до­полняя друг друга, эти компоненты создают эффект нео­бычайной глубины постижения сущности отношений человека с социальным миром. 3 СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС И ЕГО УСЛОВИЯ Понятие дискурс (от лат. discursus — рассужде­ние, логический довод, аргумент) означает ком­муникативно-речевую практику обсуждения и рационального обоснования различных мысли­тельных, в том числе и теоретических, моделей сущего и должного. Идея дискурса была выдвинута и получила развитие в работах Ю. Хабермаса, М. Фуко, А. Гидден-са и других западных социологов XX в. как альтернати­ва принципам идеологической ангажированности, пре­пятствующим серьезным интеллектуальным изыскани­ям в самых разных сферах социогуманитарной мысли. Дискурс предполагает исходную установку на пре­дельную непредвзятость при обсуждении научных про­блем и требует отвлечения от всех привносимых моти­вов прагматического, ценностно-ориентационного и нор­мативно-регулятивного характера, от традиций, а также каких-либо фобий (страхов) во имя обретения возмож­ности интеллектуального консенсуса в форме взаимо­понимания. Согласование позиций в дискурсе требует высокой профессиональной компетентности, непредвзятости суж­дений и оценок, свободы от предрассудков и корпоратив­ных пристрастий, интеллектуальной честности и толе­рантности. Оно достигается в результате дуэли аргумен­тов, являющихся продуктом чистой мысли, и возможно лишь в атмосфере отсутствия какого-либо давления и принуждения. 20 Для достижения дискурсивного консенсуса наиболее предпочтительна «идеальная речевая ситуация» (Хабер-мас), при которой субъекты коммуникации максималь­но свободны от внешних, вненаучных воздействий, а их аргументы и контраргументы в концептуальном отно­шении уравновешивают друг друга. В этих условиях обнаруживается скрытая, резервная возможность объе­динения несоединимого и согласия несогласного. В концепции дискурса присутствует многое от вебе-ровского «идеального типа»: это скорее модель должно­го, чем сущего, нормативно-ценностный образец науч­ного коммуницирования, выстроенный в соответствии с логикой чистой рациональности, не принимающий во внимание иррациональные компоненты бытия и, в осо­бенности, человеческой природы. ДИАЛОГИЧЕСКАЯ ОТКРЫТОСТЬ В современной практике социологического познания важную роль играет принцип диалогизма. Диалог уче­ных имеет своей целью выяснение позиций, поиск точек их соприкосновения, обнаружение общих интересов, до­стижение взаимопонимания, разрешение существующих противоречий. В отличие от простого социального взаи­модействия диалог имеет усложненную аксиологичес­кую структуру. Некогда из попыток осмыслить его кон­структивные возможности возникла античная диалек­тика. Как рационализированная форма живого диалога, диалектика сложилась в основных своих признаках к XIX в. В дальнейшем же лежащая в ее основе идея диа­логизма должна трансформироваться в систему принци­пов аутокоммуникации и живого взаимодействия лич­ностей между собой, в идею мирового диалога, в кото­рый человек включен. Диалогизму противостоит монологизм как стратегия агрессивно-оборонительной социальной практики, ори­ентированной на самозамкнутость, обособленность. Для ученого-социолога монологизм губителен. Ему необхо­димы как воздух внутренние и внешние диалоги в силу его человеческой несамодостаточности, потребности в ак­тивном взаимодействии с миром, социумом и культурой. 21 И он готов брать на себя всю меру ответственности за то, что происходит в диалогических взаимодействиях и в результате их. Диалогизм прокладывает путь к взаимопониманию, которое, в свою очередь, выступает как интеллектуаль­ное оформление процесса коммуникации, как стремле­ние к логическому воспроизведению и уяснению содер­жания и смысла ситуации, являющейся «эпицентром» диалога. При наличии взаимопонимания диалог всегда будет и взаимообогащением, источник которого — в том разнообразии духовных миров, носителями которых яв­ляются разные люди. ПОНИМАНИЕ КАК ПОИСК СМЫСЛОВ Понимание — это ситуация оптимального отноше­ния познающего субъекта к познаваемому объекту, имею­щая своим результатом постижение искомых смыслов. Понимание в качестве особого метода социогуманитар-ных теорий противопоставляется объяснению как мето­ду, общему для всех естественных наук. Основная осо­бенность понимания состоит в том, что оно активно, т. е. не тождественно простому, непосредственному от­ражению. Человеческому «я» свойственно привносить в рацио­нально-логические модели интересующих его объектов свои собственные, сугубо индивидуальные штрихи и ак­центы. В результате на объект познания накладывается печать не только интеллекта, но и эмоций, интуиции, социального опыта, всей личности субъекта, стремяще­гося к пониманию. Понять — значит установить лично­стную связь между чужим и своим, включить то, что являлось до определенного момента внешним, в систему своих личностных смыслов, ценностных координат и собственного экзистенциального опыта. Именно это от­личает научное понимание от научного объяснения. Научное понимание — процесс смыслообразования, когда объективные свойства, содержащиеся в предмете, соединяются с субъективными представлениями, являю­щимися личным достоянием индивидуального сознания исследователя, и образуется нечто третье, проливающее 22 дополнительный свет на суть вещей. Для социолога по­нять нечто — это значит подчинить смыслы, содержа­щиеся в объекте, смысловым первопринципам своей кон­цепции. Смысл — это логическая конструкция, формирую­щаяся в индивидуальном и коллективном сознании, ука­зывающая на содержательно-функциональную значи­мость той или иной социальной реалии и предназначаю­щаяся для того, чтобы определить ее место либо в иерархии сопутствующих человеку вещей, связей, отно­шений, либо в общей картине мира. Категория смысла восходит к антропоцентрической модели бытия. Смыслы, изначально отсутствующие в самих вещах, не существующие сами по себе, исходят от человека, являются продуктами его духовно-практиче­ских усилий. Благодаря усилиям рассудка и разума, они образуются в социокультурном пространстве, через которое тянутся связи, соединяющие человека с много­образием объективных и субъективных реалий. Обнаружение смысла в том или ином элементе соци­ально-правовой реальности выступает как понимание его предназначения и основных содержательно-функциональ­ных свойств. Логика подобного понимания предстает как процесс преобразования хаоса возможных значений в структурированный, иерархизированный умозритель­ный космос первозначимых, второстепенных, третьесте­пенных и других смыслов. За пределами каждого смысла кроется хаос предпо­лагаемых, в том числе самых невероятных значений, уводящих разум от постижения действительной сути дела или предмета. Сам же смысл выступает как предельная, пиковая точка, в которой хаос абсурдных, кажущихся бессмысленными предположений и значений переходит в качественно иное состояние, превращается в логиче­ски упорядоченные структуры-формулировки, отвечаю­щие на вопросы о сущности, содержании, свойствах и назначении данной реалии. Если учитывать, что семантическое пространство каж­дого социального феномена практически беспредельно, то дискурс любого из его найденных смыслов принципи­ально открыт и в его структуру всегда можно ввести • 23 • дополнительные конструктивные элементы. Ограничен­ное и, казалось бы, исчерпанное на данный момент число приемлемых вариантов искомого смысла, прилагаемых к конкретному предмету, способно изменяться под воздей­ствием самых разных обстоятельств и событий в суще­ствовании мира, социума, цивилизации и человека. ПРИНЦИПЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ Принцип детерминации В распоряжении социологии имеется ряд общих ме­тодологических принципов, на которые она опирается при решении конкретных познавательных задач. В пер­вую очередь это принцип детерминации, требующий исходить из того, что общественные отношения, соци­альные институты со всеми сопутствующими им социо­генными структурами способны задавать существую­щим структурам отношений и сознания определенную целевую направленность и содержательно-смысловую конфигурацию. Важно различать такие виды детерминации, как но-мотетическую (осуществляющуюся посредством необхо­димости) и эвентуальную (проявляющуюся посредством случайности). Традиционно считалось, что лишь первая играет существенную роль, задавая социальным реали­ям исходные параметры. В классическую эпоху пробле­мы эвентуальной детерминации пребывали на перифе­рии научных интересов, и лишь в XX в. благодаря в первую очередь развитию синергетики изменилось отно­шение к роли этой разновидности детерминации в сфере социальной реальности. Принцип противоречия В свете принципа противоречия социальная реаль­ность предстает в виде разнообразных коммуникатив­ных и мотивационных коллизий — конфликтов, анта­гонизмов, антиномий, антитез, оппозиций, диссонансов и т. д. Выявление в социальном феномене внутренних оппозиций противостоящих друг другу сторон — это в определенном смысле схематизация того, что происхо­дит в социальной действительности. В отношениях меж- •24» ду противоположностями за каждой из сторон всегда остается еще очень многое из того, что невозможно полностью учесть даже в самом обстоятельном исследо­вании и что полноправно присутствует в «живой жиз­ни» человека, пребывающего внутри социальной ре­альности. Эта невозможность объять необъятное, однако, не препятствует теоретическому анализу. Обращая основ­ное внимание на социальные противоречия, социологи­ческое сознание исходит из того, что эти противоре­чия — тоже «живая жизнь», причем взятая в ее наибо­лее существенном измерении. В социологических исследованиях принимается во внимание то, что в каждом социальном феномене со­держатся и могут быть выявлены различные по своей значимости пары противоположных сторон, свойств, качеств, функциональных особенностей, взаимообуслов-ливающих и одновременно взаимоисключающих друг друга, находящихся в отношениях взаимозависимости и вместе с тем обладающих относительной самостоя­тельностью. Отношения противоположностей предполагают содер­жательно-функциональную «асимметрию» сторон, т. е. наличие ведущей и ведомой, доминирующей и подчи­ненной сторон, каждая из которых обладает собствен­ной тенденцией изменений, подчиняющейся как внеш­ним воздействиям, так и внутренней логике своего само­развития. Каждое конкретное социальное противоречие прохо­дит в своем развитии ряд ступеней от возникновения до окончательного разрешения. Оно представляет собой об­щественное отношение, где стороны связаны непосред­ственными и опосредованными, постоянными и пере­менными, материальными и духовными узами между собой и со всей социальной системой. В зависимости от их содержательно-функциональных особенностей про­тиворечия могут либо способствовать стабилизации об­щественной системы, упорядочению ее структур, повы­шению степени ее цивилизованности, либо же, напро­тив, способствовать ее дезорганизации, дестабилизации и деструкции. • 25 • Все социальные противоречия возникают, обостря­ются и разрешаются при непременном участии соци­альных субъектов, при посредстве их конструктивных или деструктивных усилий. При этом сами противоре­чия являются следствиями действия одних конкретных факторов и одновременно причинами возникновения дру­гих, столь же конкретных явлений и процессов. Каждое частное противоречие, разрешаясь, неизбежно ведет к тому, что в пределах того же ареала социального про­странства неизбежно возникают новые противоречия. В этом состоит неустранимый драматизм социального су­ществования людей, где гармония относительна, а про­тивоборство в самых разных его формах абсолютно и неизбывно. За счет динамики возникновения, обострения и раз­решения бесчисленного множества конкретных проти­воречий в сфере социальной реальности совершаются благотворные или злокачественные изменения. Принцип рационализации Этот принцип предполагает, что познающий разум делает ставку прежде всего на построение сугубо рацио­нальных объяснительных схем, касающихся того, что происходит в сфере социальной реальности. Рациональ­ное понимание выглядит при этом как процесс смысло-образования, в результате которого объективные смыс­лы, содержащиеся в предмете, соединяются с субъек­тивными смыслами, являющимися личным достоянием индивидуального сознания, и образуется нечто третье, проливающее дополнительный свет на суть вещей, про­цессов и отношений. Рациональное понимание — это не только овладение знаниями в виде информации, имеющейся в данный мо­мент в распоряжении социологов и подлежащей усвое­нию. В индивидуальном сознании эта информация обре­тает субъективно-личностную окрашенность, изменяет содержательную конфигурацию под воздействием рас­ставленных исследователем специфических смысловых акцентов. Так создается предпосылочная интеллектуаль­ная ситуация, обусловливающая процесс максимально аутентичного понимания. 26 Принцип эмпиризма Для того чтобы социологическая картина исследуе­мой реальности была достаточно полной, необходимо располагать информацией о множестве конкретных фак­тов. Среди социологов всегда находится достаточно боль­шое количество представителей их профессионального цеха, считающих, что именно работа с конкретными социальными фактами является их главной задачей, а статистические выкладки представляются им верши­ной социологической мудрости. Как бы то ни было, социология располагает достаточно эффективным ин­струментарием для анализа фактов реальной социаль­ной жизни. В ее распоряжении имеются разнообразные методы и методики эмпирических исследований. С их помощью осуществляются сбор и обработка первичной информации, добывается такая информация о деятель­ности правовой системы, которую сами юристы с их традиционными аналитическими средствами добыть не в состоянии. Достоинством эмпирической социологии является ее способность получать объективную информацию о со­стоянии дел в социальной сфере, предоставлять ее в рас­поряжение не только государственных институтов, но и гражданского общества. А это помогает контролировать деятельность различных сфер социальной системы и свое­временно принимать меры по ее совершенствованию. Объективность и беспристрастность получаемой инфор­мации являются ее важными свойствами. Когда некая реалия недосягаема для непосредствен­ного эмпирического изучения (например, исчезла из на­стоящего и осталась в историческом прошлом), но от нее остались некие единичные тексты, письменные доку­менты, то для социолога они могут служить источником информации. Документы в качестве артефактов свиде­тельствуют о действительных, некогда существовавших, первичных фактах жизни общества и личности. Для сбора информации из области исторической со­циологии определенный интерес может представлять фольклор — древние мифы, народные сказки, легенды, а также различные этнографические данные. Социоло­ги, наделенные художественным чутьем, могут успешно 27 • работать с литературными произведениями как источ­никами социально-исторической информации. Так, французские социологи склонны считать, что доброт­ный материал по социологии собственности присутствует в романах «Человеческой комедии» О. Бальзака, а по социологии семьи — в многотомной эпопее Э. Золя «Ру-гон-Маккары». Для подтверждения гипотез и опровержения проти­воречащих им предположений социологи могут моде­лировать необходимые им социальные коллизии — ре­ально-ситуационно или в воображении. Сферой разно­образных мысленных экспериментов можно считать талантливые драмы, романы, новеллы, созданные выдаю­щимися художниками слова, в которых исследуются разные аспекты социальных отношений, сложные струк­туры индивидуального сознания. В этом же предметно-проблемном ареале пребывают вопросы, связанные с использованием биографического метода, позволяющего: а) собирать необходимую инфор­мацию психологического, социологического, морально-правового характера; 2) формулировать гипотезы, касаю­щиеся особенностей отношения конкретной личности или определенной категории индивидов к тем или иным со­циальным явлениям и процессам; в) строить предполо­жения о характере сознания, особенностях социального поведения лиц, интересующих исследователей. Активное использование биографического метода на­чалось в первые десятилетия XX в. Оно связано с выхо­дом работ У. Хили «Преступник» (1915), «Душевные конфликты и неправильное поведение» (1917), 3. Фрей­да «Достоевский и отцеубийство» (1928). Многие запад­ные исследователи, в том числе Ф. Знанецкий, Ч. Кули, Г. Д. Лассуэлл, Д. Г. Мид, У. А. Томас, обращались к изучению личных документов, писем, дневников с це­лью приобретения достоверных сведений о мотивах со­циального поведения интересующих их людей. Эмпири­ческие данные биографического характера позволяют реконструировать сложнейшие мотивационные колли­зии внутренней жизни индивидов, оказавшихся в экст­раординарных условиях ситуаций самоубийства, совер­шения преступления, тюремного заключения и т. д. 28 СТРУКТУРА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ Социология представляет собой совокупность взаи­мосвязанных проблемных сфер, взаимопроникающих друг в друга и, вместе с тем, сохраняющих относитель­ную самостоятельность. У каждого проблемного комп­лекса имеется свой круг искомых смыслов и соотнося­щихся с ними познавательных задач. Одновременно структура социологического знания иерархична, имеет вертикально ориентированное, трехъярусное строение. На высшем уровне располагается метасоциология, сосредоточившая в себе знания об общих, фундамен­тальных принципах существования социума и его нор­мативно-ценностных структур. Метасоциологические идеи и принципы выполняют методологическую функ­цию, ориентируют, направляют социологическую мысль, создают исходные теоретические предпосылки для ус­пешного исследования конкретных проблемных сфер социальной реальности. На среднем уровне располагается теоретическая со­циология, исследующая социодинамику функциониро­вания социальных институтов в контексте обществен­ной системы. На самом нижнем уровне находится сфера эмпири­ческой социологии, которая ориентирована на то, чтобы собирать факты, наблюдать, опрашивать, проводить ан­кетирования, производить различные социальные заме­ры и т. д. Отдельные факты социальной жизни, взятые сами по себе, эфемерны и скоротечны. Обнаружив себя, заявив о себе, они тут же растворяются и исчезают в потоках новых событий к часто не оставляют после себя явных следов в общественном сознании. Но социология удерживает их от немедленного исчезновения. Будучи зафиксированы теоретическим сознанием, они привлека­ются к участию в построении гипотез и концепций, объяс­няющих суть того, что происходит с социальным миром. Все три уровня социологического знания обнаружи­вают отношения взаимозависимости и соподчиненности, выступая как единый познавательный комплекс. Отдельное место в системе социологических знаний занимает историческая социология, задача которой
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

  • СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЗНАНИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСКУРС И ЕГО УСЛОВИЯ
  • ПРИНЦИПЫ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ Принцип детерминации
  • Принцип противоречия
  • Принцип рационализации