Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Бакшт Дмитрий Алексеевич




Скачать 94.69 Kb.
Дата08.07.2017
Размер94.69 Kb.
Бакшт Дмитрий Алексеевич

Деятельность М.С. Комиссарова в Сибири (1909-1911 гг.): новые аспекты
Изучение предреволюционной монархии и процесса упадка империи можно рассматривать с двух ракурсов: «глобального» (исследуя процессы и факторы исторического развития) и «локального». Разница заключается лишь в масштабе предмета исследования. Научное изучение личности в истории интересно, поскольку на микроуровне отражает объективные глобальные процессы, подтверждает или опровергает теории.

Для исследования государственного аппарата «на личностном уровне» поздней монархии мы выбрали Михаила Семеновича Комиссарова, жандармского офицера, встретившего революцию 1917 г. в должности градоначальника Ростова. Выбор не случаен: Комиссаров – один из ярких деятелей государственной службы начала ХХ века. Являясь исключением из правил, он, как это ни парадоксально, есть общее правило, соединяя в себе практически все пороки царской бюрократии. Этот отпечаток объективных процессов разложения имперского аппарата, наловившись на личностные качества, дает яркий контраст, позволяющий говорить о Комиссарове, как явлении.

Историография по этой личности крайне скудная и относится к нашему времени. Два направления научной литературы отражают два различных периода жизни жандармского офицера: работы по военной разведке, отражающие работу секретного бюро в период русско-японской войны1 и охрану Г. Распутина. Часть из его биографии в эмиграционный период осветила достаточно подробно Т.А. Покивайлова на материалах архива Военной Истории Венгрии (Hadtörténeti Levéltár)2. Период работы Комиссарова в должностях начальника ряда губернских жандармских управлений (1909—1915 гг.) задевается в монографии Н.Н. Анисимова (период начальства в Пермском ГЖУ)3, диссертации Е.А. Гончаровой («саратовский период») и в заметке красноярского краеведа В. Кузнецова4.

В этой череде разрозненных работ отсутствует изучение «красноярского периода» биографии М.С. Комиссарова (если не считать краеведческой заметки), который важен тем, что это первый регион, куда прибыл Комиссаров после «столичных» заданий.

М.С. Комиссаров по времени проходил службу в Сибири всего десять месяцев (т.е. с июля 1909 г. по май 1910 г.). Легко посчитать, что прибыл он в Красноярск, когда ему было неполных тридцать девять лет (родился 6 сентября 1870 г.)5.

После Февральской революции, когда Комиссарова арестовали, при допросе его отдельно спрашивали о службе в Сибири, касаясь, прежде всего, организации внутренней агентуры. Михаил Семенович заявил: «…там [в Красноярске – Д.Б.] безусловно не было никакой агентуры. Вы можете убедиться в этом из департаментских отчетов»6.

Очевидно, Комиссаров надеялся, что его коллеги из департамента уничтожили архивы за последние годы по секретной агентуре, как это делали во многих жандармских подразделениях по всей Империи. Самой большой утратой подобного рода служит часть документов Петроградского охранного отделения. Но то, что Комиссаров лгал, вполне ясно. На вопрос о том, что кроме самого начальника жандармского управления есть еще офицеры, допрашиваемый не дал вразумительного ответа. Документальное опровержение его лжи и отрывки его деятельности в Енисейской губернии нам удалось найти в фондах Государственного архива Красноярского края.

Копия письма заведующему Особого отдела департамента полиции Е.К. Климовичу свидетельствует о том, что Комиссаров начал свою деятельность, буквально сошедши с вагона. В этом небольшом документе, датированном от 20 июля 1909 г. указывается, что в этот день (20 июля) был завербован агент «Иланский». Учитывая то, что в губернии Комиссаров был несколько дней, это показывает его активность в служебных вопросах. Однако его первые агенты («Иланский» и «Васильев» были уволены прошествии шести месяцев, не дав никакой информации)7.

Если смотреть на деятельность М.С. Комиссарова в губернии, то мы увидим, что он сконцентрировался на двух районах: зона Сибирской железной дороги и Енисейский Север (Приангарская и Туруханская районы ссылок). Это объясняется объективными и субъективными факторами: эти районы были наиболее революционизированы, а значит, давали большие возможности карьерного роста. Это и объясняет скорость работы и мобильность молодого подполковника. Стоит отметить, что после Первой революции железнодорожной жандармерии били приданы функции политической полиции, чтобы освободить жандармские управления от этой работы. Однако Комиссаров активно вмешивается в сферу своих коллег. Это наглядно иллюстрирует массив отчетно-финансовой документации Енисейского губернского жандармского управления (ЕГЖУ):

Т а б л и ц а 1. Поездки М.С. Комиссарова по железной дороге (1909-1910 гг.)8



Дата поездки

Маршрут

02.07.1909

Красноярск – Канск – Красноярск;

11.07.1909

Красноярск – Иркутск – Красноярск;

18.07.1909

Красноярск – Иркутск – Красноярск;

08.09.1909

Красноярск – Канск – ст. Тайшет – Красноярск;

08.10.1909

Красноярск - ст. Ключи – Красноярск;

14.11.1909

Красноярск – Канск – Красноярск;

23.11.1909

Красноярск – Ачинск – ст. Тайшет –Ачинск – Красноярск;

10.12.1909

Красноярск – ст. Иланская – ст. Ачинск – Красноярск;

03.04.1910

Красноярск – ст. Тайшет – Красноярск;

08.04.1910

Красноярск – Ачинск – Красноярск;

Как можно заметить, что из поездок пять являются посещением станций, а не населенных пунктов. Это можно считать наиболее полной информацией, поскольку дорожные карты, которые мы исследовали, были составлены несколько позднее Комиссаровым, когда была ревизия финансов Енисейского управления в 1911 г.

Надзор за Енисейским Севером в это время стал полностью основываться на наблюдениях секретной агентуры. Здесь Комиссаров воспользовался наработками предыдущего жандармского начальника подполковника Иваненко. По Туруханской ссылке специализировался агент по кличке «Доктор», он же ссыльный Валерий Шубин, практикующий медик по профессии. Он освещал зарождающиеся социал-демократические организации в Туруханском крае в среде ссылки, отслеживал их связи с другими районами (в частности волнующий жандармов вопрос о существовании связи «Якутки» и «Туруханкой»)9. Однако к моменту прибытия в губернию Комиссарова, Шубин попал под подозрение и ему пришлось разрешать вопрос о переводе его с предыдущего места ссылки ближе к Енисейску10.

Сходный по профилю агент был Михаил Яковлевич Манчевский, завербованный в январе 1909 г. тем же Иваненко с присвоенной кличкой «Хохол». Разница была лишь в том, что Манчевский был эсером и больше уделял внимание Приангарью и Енисейскому уезду, поскольку сам там проходил ссылку11. Манчевский примечателен тем, что с первых же дней своей службы полиции вскрыл эсеровскую подпольную сеть Енисейска, а информация при проверке подтвердилась12.

Личное дело Манчевского находится в красноярском архиве, однако все документы «комиссаровского периода» были изъяты. Между 1909 и июлем 1910 находится большой пробел, а завершается дело справкой другого жандарма, полковника Микеладзе, о переводе «Хохла» и сотрудника «Уфимца» в Пермь13. Следует отметить, что Манчевский будет следовать за Комиссаровым до Саратова. К марту 1914 г. он был заподозрен, инсценирован арест и его этапом доставили назад в Енисейскую губернию с сопроводительной телеграммой заведующему Енисейским розыскным пунктом ротмистру Железнякову. В сентябре он был принят в Енисейске и ему был присвоен псевдоним «Кучерявенко»14.

Не без помощи этих агентов в конце 1909 – начале 1910 г. полиция нанесла удары по революционерам Приангарья. Так, в 18 октября 1909 г. Комиссаров докладывал в департамент полиции о Беспартийном союзе политических ссыльных на Ангаре с конкретными именами, политической раскладкой, внутренним устройством15. Жандармерия точно знала, кто и когда готовится совершать побег (так образцово было проведено «ведение» филерами беглых эсеров Д.Х. Соболева и И. Нестеренко). Выяснена ключевая точка маршрута беглых – станция Тайшет, которую М.С. Комиссаров сам посетил (см. таблицу 1)16. 30 октября на столах командира Корпуса жандармов и директора департамента полиции лежал устав Союза.

Наступление на ангарскую ссылку началось с февраля 1910 г. К этому времени жандармы дали развиться Беспартийному союзу, который кроме кассы взаимопомощи организовал и подпольную типографию (гектограф), на котором под руководством социал-демократа Г.С. Вейнбаума печатался журнал «Тайга» в селе Челбышевском. В Енисейске в среде Енисейских гимназистов печатался журнал «К свету», выходил также юмористический журнал «Снежинка». Эти издания дополнялись обилием листовок и прокламаций17. С виду скромные записи журнала жандармского управления свидетельствуют о размахе облавы: 1 февраля в Приангарье стянули четырех унтер-офицеров и одного вахмистра из Красноярска, одного унтер-офицера и чинов общей полиции из Енисейска и сняли полностью пункт села Стрелково (2 унтер-офицера). Облаву возглавил сам М.С. Комиссаров в сопровождении своего помощника18.

Результаты оказались впечатляющими: был разгромлен социал-демократический кружок в Енисейске, захвачена обширная библиотека нелегальной литературы (119 наименований книг без учета дубликатов, 7 наименований периодики и несколько книг на иврите, польском, немецком языках). Разгромлен Беспартийный союз, изъяты типографии. Согласно журналу, Комиссаров вернулся в Красноярск 14 февраля, т.е. вместе с дорогой основная часть операции составила две недели. Журнал «Тайга» несколько жандармов захватили в ночь на 12 марта 1910 г.19.

Комиссаров добился своей главной цели: его назначают начальником Пермского губернского жандармского управления согласно приказу от 4 апреля 1910 г.20. По статусу Пермь стояла выше Красноярска, поскольку предоставленный пост был совмещен с должностью начальника районного охранного отделения. Это было началом возвращения Комиссарова из «ссылки», куда он был отправлен после скандала с погромными прокламациями. Позже, уже в Перми ему было присвоено звание жандармского полковника, что в биографической справке фигурирует как награда21.

Краткое пребывание Комиссарова в Красноярске иллюстрирует нам классическую «пассивную» провокацию: наблюдение за вызреванием подпольных организаций и ее ликвидация на критическом уровне. Однако рассмотренный нами жандарм был не просто изворотливым карьеристом, без сомнения это был человек, профессионально разбирающийся в революционном движении и на хорошем уровне подкованный теоретически. Н.Н. Анисимов в своей монографии дает прекрасный пример, когда М.С. Комиссаров будучи в Перми письменно отчитывал своего помощника за незнания ни революционной теории, ни лидеров движения, таких как В.И. Ленина22. Но характер его действий показывает нам, что это был не «идейный» борец с революцией, ни патриотичный администратор, а классический талантливый карьерист, цинично использующий любые средства. Даже тот факт, что это один из немногих жандармов, перешедших на сторону большевиков, говорит сам за себя. В дальнейшем будет ясно, что целью было вовсе не победа над революцией и укрепление монархического порядка, а генеральский чин (причем по линии артиллерии) и административный пост (градоначальник в Ростове).

Главное же наследие, оставленное Комиссаровым в Енисейской губернии, был не только возвращенный в 1914 г. агент-эсер Манчевсикй, а захваченное в ходе операции февраля 1910 г. библиотека. После ее захвата она полностью была запечатана и пролежала в участке третьего станового пристава до 1912 г. Прибывший в Енисейск для организации Енисейского розыскного пункта ротмистр В.Ф. Железняков (тот самый, который был замешан в нашумевшей истории «письма Еремина»), в январе 1912 г. ходатайствовал в Красноярске о передаче в служебное пользование захваченных изданий для организации собственной библиотеки на пункте. Разрешение было получено и вплоть до 1917 г. в Енисейске существовало уникальное книжное собрание, пополняемое в ходе арестов и обмена между жандармскими ведомствами23. Дальнейшая судьба этих книг пока остается невыясненной, однако по документальным данным известно, что по размерам она была достаточно значительной.

Таким образом, подводя итог нашему исследованию, необходимо отметить, что деятельность М.С. Комиссарова в Енисейской губернии является не только значительной вехой в истории государственной службы в Приенисейском регионе, но и примечательным периодом «реакции» или угасанием революционной деятельности подпольных организаций в губернии.



1 Алексеев М.Н. Военная разведка России от Рюрика до Николая II. Книга II. — М., 1998. – 432 с.; Мерзляков В.М. Русская контрразведка: на заре века тотального шпионажа. — М., 2002. - С. 3-25; Старков Б.А. Охотники на шпионов. Контрразведка Российской империи 1903—1914. — СПб., 2006 – 304 с.;

2 В поисках лучшей доли. Российская эмиграция в странах Центральной и Юго-Восточной Европы (вторая половина XIX — первая половина ХХ в.). — М., 2009. — 248 с.

3 Анисимов Н.Н. Борьба большевиков против тайной полиции самодержавия (1903 - 1917). - Свердловск, 1989. - 152 с.

4 В. Кузнецов. Арапка, Флёк, Топка и подполковник Комиссаров // Красноярский рабочий. – Вып. 293 (11.11.2008).

5 Список полковникам по старшинству. Сост. по 1-е марта 1914 г. – СПб., 1914. – С. 595.

6 Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного Правительства. / ред. П.Е. Щеголева. Т. III. Допросы и показания: А. В. Герасимова, А.И. Спиридовича, В.Н. Воейкова, Н.А. Маклакова, М.С. Комиссарова, П.Г. Курлова, М.И. Трусевича, А.А. Вырубовой, С. П. Белецкого, И.Л. Горемыкина, О.А. Лохтной, С.Е. Виссарионова, Н.С. Чхеидзе. - Л., 1925. – С. 146.


7 Государственный архив Красноярского края (ГАКК). Ф. 827. Оп. 3. Д. 164. Л. 2.

8 ГАКК. Ф. 827. Оп. 2. Д. 62. Л. 6, 11, 14, 15, 18-20, 59-59 об., 62, 65-68. Пункты указанные с сокращением «ст.» - станция означает, что командируемый прибывал не в населенный пункт, а только на станцию.

9 ГАКК. Ф 827. Оп. 3. Д. 159. Л. 1-2.

10 Там же. Д. 249. Л. 6.

11 Там же. Д. 187. Л. 1.

12 Там же. Л. 13.

13ГАКК. Ф. 827. Оп. 3. Д. 184. Л. 18.

14ГАКК. Ф. 827. Оп. 3. Д. 188. Л. 1, 4, 9.

15ГАКК. Ф. 827. Оп. 1. Д. 128. Л. 1-2 об.

16 Там же. Л. 3-3 об.

17Логвинов В.К. Революционная печать Красноярска. - Красноярск, 1950. – С. 43.

18 ГАКК. Ф. 827. Оп. 2. Д. 41. Л. 1.

19 Логвинов В.К. Указ. соч. – С. 43.

20 ГАКК. Ф. 827. Оп. 2. Д. 41. Л. 13.

21Список полковникам по старшинству. – С. 595.

22 Анисимов Н.Н. Указ. соч. – С. 28.

23 ГАКК. Ф. 830. Оп. 1. Д. 37. – Л. 1, 9.





  • Дата поездки Маршрут