Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Б. Д. Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия




Скачать 22.65 Mb.
страница72/116
Дата08.01.2017
Размер22.65 Mb.
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   116
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МОЛИТВЫ. Молитва — обращение верующего к Богу. Слово «обращение», греческое «койнониа», подразумевает определенные отношения между двумя или несколькими лицами. Молитва выражает межличностные отношения человека с Богом и диалогична по своей сути и форме, в этом ее коренное отличие от медитации, с которой она имеет сходство в организации внимания, его концентрации. Структурно молитва включает в себя предписанные религиозными учениями вербальное и невербальное действия, а также необходимые для них соответствующие настрой и установку, т. е. это многогранный процесс, в котором соучаствуют дух, душа и тело. К действию молитвы необходимо отнести желаемые и возможные изменения состояния молящегося, его субъективного соматического и психического самочувствия в контексте достигаемой трансформации личностного мироощущения и миропонимания. С этой стороны молитва, по суждению авторитетного исследователя «умного делания», центром которого она является, архимандрита Киприана (Керн), оценивается как «терапевтика и гигиена души» (1996). Само понятие «молитва», содержащее емкую и многостороннюю характеристику одного из самых значимых актов религиозной жизни, актуализировано в научно-практической психотерапии необходимостью учитывать и целесообразно использовать максимально полнее все факторы, влияющие на психические и психосоматические процессы. Методологически молитва — главное связующее звено между психотерапией и богословием; практически — между психотерапевтическими и сотериологическими задачами, решаемыми в условиях, когда хотя бы один из участников психотерапевтического процесса является адептом монотеистической религии и вследствие чего обычная коммуникативная диада «врач-психотерапевт — пациент» преобразуется в триаду «врач-психотерапевт — Бог — пациент». Измененная таким образом структура взаимодействия при проведении психотерапии требует внимания к направленности и характеру явных или сокрытых дополнительных коммуникаций, имеющих прежде всего молитвенное содержание. Наиболее полно учение о молитве и сведения о ней рассмотрены в творениях и трудах по аскетике, согласующихся с фундаментальными положениями церковной антропологии и мистического богословия. По христианской молитве самый полный свод содержится в Добротолюбии (т. 1-5, 1992) и Сборнике о молитве Иисусовой (1994), в которых компилятивно и со строгой методологической практичностью использованы творения Иоанна Кассиана Римлянина и Ефрема Сирина (IV в.), Марка Подвижника и Иоанна Лествичника (V в.), Максима Исповедника и Исаака Сирина (VII в.), Симеона Нового Богослова и Григория Паламы (XII в.), Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова (XIX в.), многих других великих подвижников, испытавших и истолковавших целительную силу деятельной и созерцательной молитвы. Основанием всего аскетического опыта, вершиной которого признан духовный опыт, связанный с молитвой, являются священные тексты с заповедями и иными установлениями, касающиеся наравне со сферой сакрального (богослужения с акцентом на Богоустремленность) и области поведенческой, когнитивной и эмоциональной. Реализм религиозной ортодоксии отражен в подвижнической жизни в ее движении и действии. В монотеистических религиях (иудаизме, христианстве и исламе) внутренний смысл духовного подвижничества «берет свое начало в молитве — важнейшем движителе творческого преображения человека» (Шукуров Ш., 1997). Самыми адаптированными к психотерапевтическому лексикону являются такие определения молитвы, как «обращение», «беседа», «общение», «диалог». Все они подчеркивают характеристику молитвы как личного и межличностного общения, а направленность молитвы к Богу как к Личности выражает уникальность этого общения. Словарь исихастской антропологии (1995), строящийся на анализе «умного делания», центром которого является построенная по особому чину молитва, определяет, что «молитва есть ответ сознания на присутствие или волю Божию — конечно, такого сознания, для которого его ситуация запечатлена этим присутствием и этой волей». Далее приводятся особенности молитвенного общения, что это «обоюдный, двусторонний процесс, в котором мы предполагаем получить и отклик, ответ. Но если адресат — Бог, то получение от Него ответа — не что иное, как уловление Его энергии, получение Его благодати: акт мистический и крайне отличный от всего, что обычно понимают под диалогом». Благодать — вненаучное понятие, но жизненный факт, реальное субъективное чувство божественной помощи молящимся, подтверждаемое на протяжении веков многочисленными свидетельствами. В религиозной традиции, включая христианское предание, сила частного примера (исцеление, чудо, житие) обладает приоритетом перед нивелирующей неповторимые личности статистикой, которая не вписывается в концепцию пастырского душепопечения. Практика молитвы и ее эффективность передаются через авторитет благочестия от отцов к детям, от пастыря к пасомым как научение и наставление. Примером такой передачи фундаментальной истины «о связи между болезнью, молитвой и медицинскими профессиями», по словам католического священника Бенедикта Херона (М. Benedict Heron), является ветхозаветное свидетельство из 38 гл. книги Иисуса, сына Сирахова: «В болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя», «Оставь греховную жизнь и исправь руки твои, и от всякого греха очисти сердце», «Дай место врачу, ибо и его создал Господь», «В иное время и в их (врачах) руках бывает успех; ибо и они молятся Господу, чтобы Он помог им подать больному облегчение и исцеление». В книге отца Бенедикта Херона «Молитва об исцелении» (1994) изложен практический опыт молитвенного служения в больницах совместно клириков, врачей и мирян из католического движения «Харизматическое возрождение», приведены свидетельства молитвенной помощи. Корректное отношение к религиозности человека обязывает психотерапевта принимать во внимание религиозную норму, предписывающую молитву, учитывать потенциал молитвы как духовного делания, понимать возможные противоречия между лечебной психотехникой и молитвенными правилами, способствовать гармонизации психического состояния пациента, не игнорируя его положительный духовный опыт, опирающийся на опыт учителей и наставников. Типология молитвы имеет различные варианты, но в основании всегда лежит структура источника молитвы и вектор ее направленности: «Молитва есть теоцентрическое устроение души» (Флоровский Г., 1972). В молитве различают многочисленные виды в соответствии с ее движущим побуждением или настроением, или степени ее как ступени духовного процесса, или действия ее как силы исцеления, преображения и обожения. В духовно-аскетической письменности, как в образной и метафоричной форме, так и в конкретном и методичном виде, отражены все названные стороны молитвы. Для оценки эффективности психотерапии специалисту предстоит мобилизовать свое искусство толкования и понимания коммуникации между пациентом и Богом, которая может быть не только учитываемой, но и рекомендуемой, принимая во внимание мобилизацию участвующих в ней сил. «Молитва — это есть как обязанность всеобъемлющая, так и средство вседейственное. Ею и истины веры напечатлеваются в уме, и добрые нравы — на воле; но преимущественно оживляется сердце в чувствах своих. Тогда только идут и первые два, когда есть это одно. Потому образование молитвы должно быть начато прежде всего и продолжаемо постоянно, неутомимо, пока не даст Господь молитву молящемуся. Начатки молитвы полагаются в самом обращении, ибо молитва есть устремление ума и сердца к Богу», — наставляет епископ Феофан (Говоров) (1962), опытный педагог и психолог. Этот же автор определяет далее, что первая степень молитвы — молитва телесная, иначе называемая деятельной; она состоит в читании, стоянии, поклонах. Ей могут быть свойственны недостаточная собранность внимания, некоторое нечувствие сердца, слабость желания, и достигается она трудом, терпением и самопринуждением. Вторая степень молитвы определяется как внимательная, или умная; ум начинает привычно собираться в установленный час молитвы и всю ее произносит с сознанием, а внимание проникается писаным молитвенным словом и говорит как свое. Третья степень — молитва чувства, или сердечная; «от внимания согревается сердце, и что там в мысли, то здесь становится чувством. Там — слово сокрушительное, здесь — сокрушение; там — прошение, а здесь — чувство нужды и потребность. Кто перешел к чувству, тот без слов молится, ибо Бог есть Бог сердца. Потому это и есть предел молитвенного воспитания — став на молитву, переходить от чувства к чувству. При сем читание может прекращаться, равно как и мышление, а пусть будет только пребывание в чувстве с известными молитвенными знаками». Последняя степень постигаемой молитвы — молитва духовная, когда молитвенное чувство дойдет до беспрерывности, эта молитва — есть дар Духа Божия, молящегося за нас. По своему действию подвижническая молитва может рассматриваться с трех сторон, классифицированных архимандритом Киприаном (Керн, 1996) «прежде всего как способ освободиться от страстей, так сказать, замолить грех, умолить освободиться от страстей; затем молитва является средством успокоения души, стяжания внутреннего мира, средством, приводящим к совершенному покою, или исихии; и, наконец, молитва есть и некий метод богопознания, приближения к Источнику Света, к самому Богу», Можно отметить, таким образом, что подвижничество вообще и молитва в частности являются комплексом исправительного, предупредительного, воспитательного и целительного средств. Это сближает молитву с психотерапевтическими задачами. В образной форме отражены в подвижнических словах и аскетических опытах результаты и возможности молитвы: «обучение сердца, укрощение кичливости, очищение от памятозлобия, исправление нечестия; крепость телу, благоденствие дому; оружие путников; благонадежность бодрствующих; утешение скорбящим, ободрение плачущим» (Ефрем Сирин, 1994), «утверждение мира, примирение с Богом, умилостивление о грехах, мост для перехождения искушений, стена, защищающая от скорбей; источник добродетелей, виновница дарований, невидимое преуспеяние, пища души, просвещение ума, секира отчаянию, указание надежды, уничтожение печали» (Иоанн Лествичник, 1994). Для того чтобы молитва приводила к результатам, необходимо следовать учению и наставлениям. Современный подвижник архимандрит Софроний (Сахаров) вслед за своими предшественниками выделил в раскрытой форме два условия: «Первое условие — вера во Христа как Бога-Спасителя; второе — сознание себя погибающим грешником. Это сознание может достигать такой глубины, что человек ощущает себя худшим всех других; и это ему предстает как очевидность не в силу внешне соделанных актов, но как увидение своей отдаленности от Бога и себя — как потенциального носителя всякого зла. Чем больше смиряемся мы в болезненном покаянии, тем быстрее молитва наша достигает Бога. Когда же мы теряем смирение, тогда никакие подвиги не помогают нам. Действие в нас гордости, осуждения братьев, превозношение и неприязнь к ближним — далеко отбрасывает нас от Господа» (Софроний (Сахаров), 1994). В молитве реализуется сплав всего существа: ума, сердца и тела; достигается целостность как противоположность разладу духовности, душевности и телесности. Виды молитв объять невозможно, они многочисленны, как и состояния человека, и подвержены качественной изменчивости, «всякий иначе молится в веселии, нежели когда отягчен бывает бременем печали и отчаяния; иначе, когда укрепляется в духовном преуспеянии, нежели когда утесняется нападениями врага; иначе, когда испрашивает отпущения грехов, нежели когда просит приобретения благодати или какой-нибудь добродетели или уничтожения какого-нибудь порока» (Иоанн Кассиан Римлянин, 1993). В изложении апостола Павла приведена такая типология: молитвы, прошения, моления, благодарения. При таком делении важно определить, что есть молитва и моление, ибо прошение и благодарение имеют буквальное значение. Так, молитва есть умилостивление за грехи, посредством коего человек кающийся испрашивает прощение или в настоящих, или в прежних своих беззакониях. Моление же соответствует обещанию, обету, зароку. Известно также деление молитвенного делания на внешнее и внутреннее, первое из которых деятельное, знаковое, упражненческое или выражение ритуальной обязанности, т. е. умственно-телесное, а второе — сердечное, сокрушенное, покаянное, связанное с умосердцем (по современной терминологии), с внутрь-пребыванием. Важно отметить, что умосердце — такая структура, на базе которой становится возможно образование других, возводящих человека далее, энергийных структур. Так свидетельствует об этом святой Феофан Затворник (1994): «Надобно ум соединить с сердцем, и ты получишь руль для управления кораблем души — рычаг, которым начнешь приводить в движение весь твой внутренний мир». Сведение ума в сердце не является психотехникой, оно не достигается обычным человеческим действием, оно предполагает участие благодати. И этот фактор уже принципиально неподконтролен, нерегламентируем и не может быть обеспечен никакой программой действий. Усилия молящегося направлены на стяжание благодати, он готовит себя для ее принятия — получить ответ свыше. Само внутрь-пребывание достигается сведением ума в сердце и собиранием напряжением туда всех сил души и тела. Собирание ума в сердце есть внимание, собирание воли — бодренность, собирание чувства — трезвение; за вниманием — обращение очей внутрь, за бодренностью — напряжение мускулов. Состояние внутрь-пребывания — условия господства человека над собой, истинной свободы и разумности, соединение своей воли с волей Божией. Молитва и ее качества — развернутый фактор, сопутствующий терапевтике и регулирующий ее. Научный интерес лежит к методике умного делания, но Божья помощь не в разработанной технологии призывания имени Иисусова с регламентированной концентрацией внимания и соответствующей позой, а в сокрушении сердца, во внутреннем покаянном состоянии, в следовании учению, в наличии веры, в состоявшемся диалоге с Богом. Вступающему на поприще борьбы за молитву советуется начинать с устной молитвы, доколе не усвоится она телом: языком, сердцем, мозгом. На время практика молитвы может быть связана с психосоматической техникой, т. е. носить характер ритмического или неритмического произношения молитвы умом посредством вдыхания при первой части молитвы и выдыхания при второй. Такое делание может быть полезным, если не теряется из виду, что призывание имя Иисусова связано с Ним. Если молитва превращается в техническое упражнение, то она обращается в грех. Психотерапевт не призван диагностировать уровень молитвы по ее ступеням: устная, умная, умно-сердечная, самодвижная, благодатная. Он как врач может учитывать религиозные чувства пациента и принимать как действенное средство коммуникацию пациента с Богом, поддерживая его в этом и соучаствуя по мере своего духовного состояния и мировоззрения. ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ПСИХОЛОГИИ ЗДОРОВЬЯ. В последние годы в нашей стране и за рубежом формируется новое научное направление — «психология здоровья». Эта отрасль знаний представляет собой синтез психологии и валеологии. Валеология является наукой об индивидуальном здоровье человека и состоит из двух основных частей: валеософии (валео — здоровье, софия — мудрость) — теории здоровья, и валеометрии — науки об измерении здоровья (Петленко В. П., 1996). Психология здоровья выступает в качестве опоры, фундамента валеологии, придерживаясь основного своего принципа: «человек, познай и сотвори себя». Данное научное направление пока только становится на ноги, поэтому специалистам еще предстоит установить дефиниции, предмет, цели, задачи, классифицировать методы и т. д. Но уже ясно одно, что психология здоровья — понятие значительно масштабнее, чем, скажем, психогигиена или психопрофилактика, чья задача предупреждать возникновение психических расстройств. Психология здоровья опирается на теорию и практику предупреждения развития различных заболеваний, как нервно-психических, так и соматических, однако этим не ограничивается, так как включает в себя мероприятия по фасилитации, созданию личностных условий индивидуального развития, компенсации и адаптации (в необходимых случаях) к требованиям жизненной среды; обеспечивает психологическую адаптацию личности в обществе, для чего развивает личностные качества, которые нужны индивидууму для установления гармоничных социальных связей; способствует самореализации человека, повышению его качества жизни и в том числе оказывает психологическую помощь при завершении жизненного пути и уходе из жизни. Общим для психогигиены и психологии здоровья являются: междисциплинарный характер, т. е. то, что участвовать в подобных мероприятиях призваны как психологи, врачи, так и педагоги, социальные работники, социологи и др.; неспецифичность целей; динамичность методов, их связь с задачами современности, в отличие от стабильности методов профилактики инфекционных заболеваний (Мягер В. К., 1985). И все же психология здоровья имеет более широкое поле теоретических и практических задач и включает в себя не только предупреждение развития психической и соматической патологий. Психология здоровья — это наука о психологических причинах здоровья, о методах и средствах его сохранения, укрепления и развития. Таким образом, в отличие от медицинской парадигмы: движение от патологии к здоровью, валеологическая формирует обратный курс: от здоровья к здоровью, скорее, от «нормы здоровья» к «норме болезни». («Нормальные болезни» — это естественные возрастные болезни, например климакс, болезни по старости (Дильман В. М., 1987). Медицина опирается на тактические задачи — это ретроспективная наука, которая ищет причины уже существующей болезни. Валеология, наоборот, — проспективная наука, опирающаяся на стратегические задачи: сохранение, укрепление и развитие здоровья. Объектом психологии здоровья является, с известной долей условности, «здоровая», а не «больная» личность, из чего следует, что психология здоровья видит в качестве своей задачи то, как делать не больных людей здоровыми. «Немного переупрощая, можно сказать, что Фрейд (Freud S.) представляет нам больную часть психологии, и мы должны теперь дополнить ее здоровой частью», — призывал Маслоу (Maslow A. H.). Цель психологии здоровья не может быть окончательно определена (в силу того, что определить — значит установить границы, предел, вместить в какие-то рамки), ибо процесс совершенствования можно, видимо, только направлять, устанавливая границы самого «русла» течения бесконечного обновления человека, познающего и сотворяющего себя. В задачи психологии здоровья входят сохранение, укрепление и целостное развитие духовной, психической, социальной и соматической составляющих здоровья. Цель психологии здоровья выходит за рамки только сохранения здоровья, т. е. представляет собой некую «запредельность». В таком случае само здоровье рассматривается психологией здоровья в качестве оптимальной предпосылки (условий) для выполнения человеком намеченных жизненных целей и задач, его предназначения, в конечном счете, его самоосуществления на Земле. Главный принцип развития здоровья не в том, чтобы только иметь крепкое здоровье, а в том, чтобы реализовать с помощью этого здоровья свою миссию. Таким образом, в понятие «здоровье» сегодня включаются и конкретные формы поведения, которые позволяют улучшать качество нашей жизни, делают ее более благополучной, позволяют достигать высокой степени самореализации. Психология здоровья в своем развитии опирается на холистический подход в науке о человеке, чем подчеркивается важность гармоничного развития всех составляющих человека для достижения полного благополучия. Реализация такого подхода связывается с раскрытием потенциала человека. Комплексная валеологическая программа развития человека — «цветок потенциалов» — включает в себя основные задачи и методы психологии здоровья. Программа «цветок потенциалов» — есть органично-целостная система теоретико-практических представлений, связанных между собой общим смыслом, идейными целями и технологиями. Программа символически представлена в виде цветка, семь лепестков которого формируют узор взаимоувязанных потенциалов, отражающих различные аспекты душевного, телесного и социального здоровья человека. Каждый потенциал важен сам по себе и влияет на все остальные. Ни одним из них нельзя пренебрегать, если человек стремится к здоровью и благополучию. Цель практической работы в психологии здоровья — максимальное раскрытие каждого из этих потенциалов, а также обучение человека самостоятельно пользоваться отдельными методами саморазвития, самосовершенствования. 1) Потенциал разума (интеллектуальный аспект здоровья) — способность человека развивать интеллект и уметь им пользоваться. Методы: развивающие стратегии обучения, концентрацию внимания, нейролингвистического программирования, методы, направленные на остановку внутреннего диалога (медитация), и др. 2) Потенциал воли (личностный аспект здоровья) — способность человека к самореализации; умение ставить цели и достигать их, выбирая адекватные средства. Методы: гуманистически-ориентированной психотерапии, группы личностного роста, модели построения, реализации целей и перенацеливания. 3) Потенциал чувств (эмоциональный аспект здоровья) — способность человека конгруэнтно выражать свои чувства, понимать и безоценочно принимать чувства других. Методы: сенситивный тренинг, гештальт-терапия, группы личностного роста. 4) Потенциал тела (физический аспект здоровья) — способность развивать физическую составляющую здоровья, «осознавать» и совершенствовать собственную «телесность» как свойство своей личности. Методы: телесно-ориентированная психотерапия, биосинтез, «дыхательные» практики, методы саморегуляции: аутогенная тренировка, саморегуляция по X. М. Алиеву и др. 5) Общественный потенциал (социальный аспект здоровья) — способность человека оптимально адаптироваться к социальным условиям; стремление постоянно повышать уровень коммуникативной компетентности. Методы: социально-психологический тренинг, тренинги профессионального общения, супружеская, семейная психотерапии, сказкотерапия для детей и другие групповые формы психотерапевтической работы. 6) Креативный потенциал (творческий аспект здоровья) — способность человека к созидающей активности, умение творчески самовыражаться в жизнедеятельности, выходя за рамки ограничивающих знаний. Методы: арттерапия, изо-, музыко-, танцтерапия, перформенс, тренинги креативности. 7) Духовный потенциал (духовный аспект здоровья) — способность развивать духовную природу человека, выражать высшие ценности. Методы: трансперсональная психотерапия, потрясающая психотерапия Ананьева, медитация. К задачам психологии здоровья относят следующие: повышение уровня психологической культуры, под которой понимается степень совершенства, достигнутого в овладении отраслью психологических знаний и психической деятельностью; повышение уровня культуры общения, степени совершенства в области внутренней и внешней коммуникации; определение путей и условий для самореализации, самоосуществления, раскрытия своего творческого и духовного потенциала. Все эти три задачи интегрируются в процессах развития и «обогащения» личности и могут состоять из трех аспектов работы: самопознания, самовоспитания, самоосуществления. Наличие психической составляющей во всех областях профилактической медицины определяет масштаб мероприятий психологии здоровья. Вектор ее исследований может быть направлен на частные области сохранения и развития индивидуального и общественного здоровья. Представим наиболее важные из них: 1) охрана психического здоровья; 2) физическое здоровье; 3) профилактическая наркология; 4) психосоматическая медицина; 5) питание; 6) семейное здоровье; 7) сексуальное здоровье; 8) перинатальное и половое воспитание; 9) образование и просвещение; 10) труд и отдых; 11) национальное здоровье. Выделяют следующие направления исследований в области психологии здоровья: 1) роль психологических факторов в сохранении, укреплении и развитии здоровья; 2) внутренняя картина здоровья; 3) методы психологического воздействия в укреплении и развитии здоровой личности; 4) обучение здоровью. Психология здоровья включает в себя практику поддержания здоровья человека от его зачатия до смерти, представляет собой психологическую базу первичной и вторичной профилактики, а также реабилитации. Психология здоровья в своем становлении продолжает намеченный гуманистической психологией принципиально иной путь развития психологической науки — путь, ведущий к познанию не абстрактного и искусственно сконструированного человека, а реального, подлинного, и, следовательно, к созданию новой науки — «психологии с человеческим и человечным лицом». Таким образом, жизнеспособность психологии здоровья, возможно, определяется не столько анализом глубин человеческого поведения, сколько изучением высот, которых каждый индивидуум способен достичь (Маслоу). Классификация методов развития личности. Методы психологического воздействия в области развития, совершенствования человека условно дифференцируются в психологии здоровья в зависимости от уровня сознания, на котором производятся позитивные изменения. Наиболее приемлемой для психологии здоровья является классификация, основанная на модели «Спектра сознания» Уилбера (Wilber K., 1980). «Спектр сознания» — это многомерный подход к человеческой личности. Уровни сознания рассматриваются от Верховной Личности, соотносимой с космическим Сознанием, до резко суженной идентификации, ассоциируемой с Эго-уровнем. Совершенствование на уровне Эго. Дезадаптации на этом уровне возникают тогда, когда образ самого себя подвергается искажению и изображается (истолковывается) неточно. Это может быть результатом разрушения связей между сознанием и бессознательным, и тогда совершенствование будет заключаться в восстановлении точного и, следовательно реального, приемлемого образа себя. Если человек отчуждает какие-то грани своей личности, он обманывает себя, искажает свой образ. Отвергнутые, вытесненные аспекты (т. е. пока «неосознаваемая тень персоны») тем не менее принадлежат ему и, например, с помощью механизмов психологической защиты выходят наружу в виде проекции этих теневых сторон на других людей. Резерв роста личности включает контактирование с «тенью», осознание этих аспектов и принятие их, что расширяет чувство идентификации. Таким образом, человек обретает уточненный и приемлемый образ себя, устраняется разрыв между «персоной» и «тенью». Личность выходит на уровень: «понимаю и принимаю себя со всеми своими достоинствами и недостатками». Совершенствование на экзистенциональном уровне. Цель этих методов состоит не в том, чтобы воссоздать уточненный образ целостного организма, а в том, чтобы быть целостным организмом. Терапия направлена на актуализацию целостного, полностью проявленного бытия человека, не разорванного на части. На данном уровне основная забота совершенствования состоит в преодолении глубинной двойственности, как-то: субъект—объект, жизнь—смерть. Большинство методов экзистенционального уровня обращено к целостному психосоматическому организму и тем кризисам, которые могут здесь иметь место. В эту группу методов входят преимущественно те, в основе которых лежит ноэтический подход, например экзистенциональная психология, гештальт-терапия, логотерапия, гуманистическая психология и др. Совершенствование биосоциального слоя. Этот слой относится к верхним пределам экзистенционального уровня. Он хранит в себе объемный массив информации, отобранной из культурного наследия человека. Сформированные поведенческие паттерны этого слоя оказывают всепроникающее влияние как на характер мыслительного процесса, структуру Эго, так и на общее поведение человека. При восприятии и описании мира человек использует фильтры, с помощью которых сортирует информацию о реальности. Фильтры могут быть обусловлены физиологическими, социальными и индивидуальными особенностями конкретного человека. Тот опыт, который не пропущен фильтрами, остается за пределами сознания. Отсюда мир воспринимается и репрезентируется по-своему и является в истинном смысле уникальным для каждого индивидуума. Чтобы осознать реальность, необходимо ее описать с помощью языка, но каждый видит мир по-своему, следовательно, и репрезентирует, описывает его по-своему, на своем языке (будь то язык слов, язык образов или символов). Так язык и логика человека могут изменять и искажать процесс осознания. Поэтому методы развития личности, естественно, адресуются более «глубокому» уровню, чем просто индивидуальные отклонения, вытеснения и т. п. Методы этого уровня более других касаются социального контекста отклонений. К ним относятся все межличностные методы, которые, по выражению Уилбера, «заняты играми, в которые играет Эго». Однако основные методы семейной терапии, нейролингвистического программирования и некоторые другие относятся к этой наиболее важной части. Совершенствование трансперсонального слоя. Этот слой представляет собой те уровни сознания, которые по природе сверхиндивидуальны. На этом уровне человек не ограничен условными пределами своего организма. Особую роль играют «первообразы», «коллективное бессознательное — архетипы». Здесь происходит примирение двойственности, «перемирие» «персоны» и «тени», Эго и тела. Выход человека в надличностный слой, за пределы своего индивидуального бытия, в метапозицию наблюдателя, способствует решению многих дезадаптаций: страхов и тревог, навязчивостей и депрессий, ибо «Я» становится «свидетелем» этих состояний, а не их участником. Этот сверхиндивидуальный свидетель способен наблюдать поток происходящего, течение событий, происходящих во внутреннем и внешнем пространствах психосоматического организма, оставаясь созерцательно беспричастным, не вмешиваясь и не отождествляясь с этим потоком. Эта позиция есть основание начальной буддийской практики. К этому слою могут относиться методы, направленные на расширение сознания: голотропное дыхание, психосинтез, медитация самонаблюдения, потрясающая психотерапия Ананьева, арттерапия и др. Именно благодаря таким переживаниям человек может коснуться мира метамотиваций, трансцендентных ценностей — другими словами, вступить в духовные области трансперсонального слоя. Совершенствование уровня существования (MIND). Если на уровне трансперсонального слоя еще есть тонкая грань различия свидетеля и свидетельствуемого, то на уровне MIND эта тонкая грань сливается, т. е. остаточные следы двойственности полностью стираются. На этом уровне свидетель и свидетельствуемое становятся одним и тем же. «...Добиться, чтобы созерцающее, как и требует изначальная его природа, стало подобно созерцаемому, и стяжать ту совершеннейшую жизнь, которую боги предложили нам как цель на эти и будущие времена». Итак, в первом случае (трансперсональный слой) человек свидетельствует реальность (сущее), во втором (уровень MIND) он есть реальность (сущее). Методы этого уровня пытаются избавить человека от дуализма субъект— объект, после чего он становится способным к взаимодействию с внепространственным миром космического Сознания. Выход на уровень MIND достигается с помощью специфических техник, включенных в некоторые формы религиозного мистицизма, таких как буддизм махаяны, даосизм, ведантизм, индуизм, суфизм, православный исихазм и другие. К описанной выше классификации методов имеется ряд замечаний. Во-первых, все уровни спектра сознания, как и любого спектра, плавно переходят друг в друга и никоим образом не могут быть отделены друг от друга. Причисление различных психотерапевтических школ к одному из уровней или слоев является грубой аппроксимацией. Во-вторых, психотерапевтические школы, конечно, включают в себя работу и на других уровнях. В-третьих, чтобы приступить к работе на каком-либо уровне, патологический опыт нижележащего уровня должен быть устранен. В-четвертых, изменение спектра сознания связано с разотождествлением от организма до Космоса, и поэтому сознание отъединяется от всех блокирующих идентификаций. В-пятых, так как каждый уровень имеет свое ощущение тождества, то он имеет и свои особенности, соотносимые с ним. То есть различным уровням соответствуют различные психосоматические феномены: специфические сны, потребности, симптомы и прочее, поэтому и вносить изменения необходимо различным образом.
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   116

  • ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ПСИХОЛОГИИ ЗДОРОВЬЯ.