Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Б. Д. Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия




Скачать 22.65 Mb.
страница46/116
Дата08.01.2017
Размер22.65 Mb.
1   ...   42   43   44   45   46   47   48   49   ...   116

МУЗЫКАЛЬНАЯ РЕЛАКСАЦИОННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ПО ЗАВЬЯЛОВУ. М. р. т. п. З. — вариант музыкальной психотерапии, при котором главной целью является достижение состояния мышечной релаксации и психического успокоения с помощью прослушивания специально подобранной музыки и особой техники работы с пациентом (Завьялов В. Ю., 1995).

В основе М. р. т. п. З. лежит эффект незавершенных действий, описанный Б. В. Зейгарник. По автору метода релаксационной музыкальной психотерапии, в случае незавершения какого-либо действия (остановка в движении к цели, фиксация на препятствии и поиск лучших путей реагирования и приспособления, поиск решения и т. п.) возникает психическое (психоэмоциональное) напряжение. М. р. т. п. З. «позволяет человеку символически (метафорически), на уровне чувств или образности создать модели выхода из состояний напряженности и пережить «разрядку» непосредственно как реальный, ощутимый физически, протекающий в реальном времени процесс. Музыкальная программа является «метафорическим сообщением» о новых возможностях справиться с трудными психологическими состояниями, «приглашением» войти в новое психологическое пространство (музыкальное переживание) и «навигатором» — средством ориентации и выбора оптимального «курса» прохождения через ограничения и стереотипы мышления, мешающие человеку пережить новый опыт» (Завьялов В. Ю., 1995).

Важнейшее условие эффективности М. р. т. п. З. — построение «терапевтического контекста» взаимоотношений между врачом и его пациентом. Музыкальная программа является только средством психотерапии. Для того чтобы это средство «работало», врачу необходимо точно диагностировать проблему пациента, проводить предварительное начальное обучение и создавать терапевтические ожидания и перспективы, вместе с пациентом выбирать достижимые цели, обеспечивать «доступ к ресурсам» пациента, грамотно анализировать сопротивление разрядке и расслаблению.

Методика М. р. т. п. З. предполагает следующие этапы: предварительное обучение, основной процесс, «психотерапевтическая разработка», посттерапевтическое обучение.

На предварительном этапе проводится первичное интервью, обучение пациента принципам релаксации и музыкальной разрядки, создается установка и готовность пациента испытать «музыкальное переживание». На этом этапе также осуществляется выбор музыки. Автором рекомендуются применять созданные им музыкальные программы, либо создавать иные музыкальные программы, включающие музыкальные композиции для релаксации и медитации. Пациент готовится не только к прослушиванию музыки, но и всего происходящего внутри себя. Для этого создаются условия безопасности и комфортные «психоакустические параметры звуковой атмосферы». В этой предварительной части М. р. т. п. З. психотерапевт является наиболее активным участником психотерапевтического процесса, а пациент является ведомым.

На этапе основного процесса прослушивается музыкальная программа совместно с врачом, самостоятельно и в группе.

Каждый вариант имеет свои достоинства и недостатки. Присутствие психотерапевта повышает значимость происходящего. Самостоятельное прослушивание чаще всего принимает характер домашнего задания, в этом случае М. р. т. п. З. является вспомогательным инструментом основного варианта психотерапии, например краткосрочной ее формы. Прослушивание музыкальных программ в группе может значительно усилить воздействие музыки, способствовать созданию особой атмосферы коллективного погружения и фантазирования, когда создаются и переживаются сходные образы, метафоры и эмоциональные состояния. Автором отмечается «погружение» в процесс музыкального восприятия, напоминающее состояние транса, для которого характерно отключение от внешних условий, состояние мечтательности и двигательного покоя, обращение внутрь себя. На этапе психотерапевтической разработки проводится процедура вербализации музыкальных переживаний. Она предполагает описание образов, возникших при прослушивании музыкальной программы, оттенков эмоционального состояния, а также более сложных процессов — «смыслообразов», переживания психической трансформации, самовосприятие собственной личности в целом, сложных личностных мотивов, ценностей и пр. Важным элементом этого этапа является фиксация позитивных изменений и суггестия желательных результатов. Автором также выделяется процедура так называемого «релакс-анализа» — совместный с пациентом анализ психических процессов в ответ на релаксацию при прослушивании музыкальных программ. Процедура «релакс-анализа» рассматривается автором как переработанная известная в психосоматической литературе методика «Relax-analitique» (Stephanos S., De M'Uzan G., 1976). При рассмотрении «релакс-анализа» как самостоятельного процесса в рамках музыкальной релаксационной психотерапии предполагается, что отношения между психотерапевтом и пациентом приобретают определенные закономерности. В частности, предусматривается рассмотрение следующих планов «релакс-анализа»:

1) «дозирование» (релаксация проводится поэтапно и последовательно);

2) «психомоторная активность» (поощрение активности пациента);

3) «собственно релаксация» (релаксация как способ достижения удовольствия;

4) «осознавание дилеммы» (пациент приобретает опыт разделения ответственности за собственные эмоциональные переживания в момент релаксации;

5) «переживания табу инцеста» — решающий этап терапии — психотерапевт уходит как реальный объект, а пациент принимает всю ответственность на себя.

Задачей этапа посттерапевтического обучения является перенос терапевтических достижений в жизнь. На этом этапе М. р. т. п. З. пациенту даются задания, он продумывает собственные модели выхода из трудных ситуаций, преодоления остаточных явлений болезни.

Среди механизмов лечебного действия М. р. т. п. З. выделяются следующие: коммуникативные, психофизиологические, психодинамические эффекты, сдвиг локуса контроля, плацебо-эффекты.

Автор отмечает, что не предполагается определенной последовательности в применении тех или иных музыкальных программ. Более важным является индивидуальный план терапии. Иногда достаточно применения 2-3 программ, выбранных удачным образом, или прослушивания одной программы несколько раз. Как правило, в курсе лечения предусматривается 6-7 программ.

МУЗЫКОТЕРАПИЯ. Психотерапевтический метод, использующий музыку в качестве лечебного средства.

Лечебное действие музыки на организм человека известно с древних времен. Первые попытки научного объяснения этого феномена относятся к XVII в., а широкие экспериментальные исследования — к XIX в. Большое значение музыке в системе лечения психически больных придавали С. С. Корсаков, В. М. Бехтерев и другие известные русские ученые. Подробный обзор литературы, посвященной различным аспектам М., представлен в работах Л. С. Брусиловского (1971), В. Ю. Завьялова (1995), Швабе (Schwabe Ch., 1974), Галинской (Galinska E., 1977) и др.

Выделяют 4 основных направления лечебного действия М.: эмоциональное активирование в ходе вербальной психотерапии; развитие навыков межличностного общения (коммуникативных функций и способностей); регулирующее влияние на психовегетативные процессы; повышение эстетических потребностей. В качестве механизмов лечебного действия М. указывают: катарсис, эмоциональную разрядку, регулирование эмоционального состояния, облегчение осознания собственных переживаний, конфронтацию с жизненными проблемами, повышение социальной активности, приобретение новых средств эмоциональной экспрессии, облегчение формирования новых отношений и установок.

М. существует в двух основных формах: активной и рецептивной. Активная М. представляет собой терапевтически направленную, активную музыкальную деятельность: воспроизведение, фантазирование, импровизацию с помощью человеческого голоса и выбранных музыкальных инструментов. Рецептивная М. предполагает процесс восприятия музыки с терапевтической целью. В свою очередь рецептивная М. существует в трех формах: коммуникативной (совместное прослушивание музыки, направленное на поддержание взаимных контактов, взаимопонимания и доверия), реактивной (направленной на достижение катарсиса) и регулятивной (способствующей снижению нервно-психического напряжения).

При групповой психотерапии М. применяется довольно широко. Чаще всего в лечебной практике используется рецептивная М. с ориентацией на коммуникативные задачи. Пациенты в группе прослушивают специально подобранные музыкальные произведения, а затем обсуждают собственные переживания, воспоминания, мысли, ассоциации, фантазии (часто проективного характера), возникающие у них в ходе прослушивания. На одном занятии прослушивают, как правило, 3 произведения или более-менее законченных отрывка (каждый по 10-15 минут). Программы музыкальных произведений строятся на основе постепенного изменения настроения, динамики и темпа с учетом их различной эмоциональной нагрузки. Первое произведение должно формировать определенную атмосферу для всего занятия, проявлять настроения пациентов, налаживать контакты и вводить в музыкальное занятие, готовить к дальнейшему прослушиванию. Это спокойное произведение, отличающееся расслабляющим действием. Второе произведение — динамичное, драматическое, напряженное, несет основную нагрузку, его функция заключается в стимулировании интенсивных эмоций, воспоминаний, ассоциаций проективного характера из собственной жизни пациента. После его прослушивания в группе уделяется значительно больше времени для обсуждения переживаний, воспоминаний, мыслей, ассоциаций, возникающих у пациентов. Третье произведение должно снять напряжение, создать атмосферу покоя. Оно может быть спокойным, релаксирующим либо, напротив, энергичным, дающим заряд бодрости, оптимизма, энергии.

В процессе групповой психотерапии активность пациентов может стимулироваться с помощью различных дополнительных заданий, например: постараться понять, чье эмоциональное состояние в большей степени соответствует данному музыкальному произведению; из имеющейся фонотеки подобрать собственный «музыкальный портрет», т. е. произведение, отражающее эмоциональное состояние кого-либо из членов группы.

При групповой психотерапии используется и активный вариант М. Он требует наличия простейших музыкальных инструментов. Пациентам предлагается выразить свои чувства или провести диалог с кем-либо из членов группы с помощью выбранных музыкальных инструментов. Как вариант активной М. может рассматриваться хоровое пение. Исполнение музыкальных произведений психотерапевтом также имеет лечебный эффект, способствуя созданию доверительной, теплой атмосферы.

МУЛЬТИМОДАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ЛАЗАРУСА. Предложена группой авторов, специалистов в различных областях психотерапии, во главе с Лазарусом (Lazarus А. А.). Представляет собой метод обеспечения комплексности психотерапевтического обследования и воздействия. Основывается на положении, что любое психическое заболевание охватывает все важнейшие сферы человеческой психики (поведение, мышление, эмоции, соматику и т.д.), вызывая специфические для данных сфер нарушения. Взаимосвязь этих нарушений обусловливает резистентность каждого из них по отношению к психотерапевтическому воздействию. В соответствии с этим успешной является лишь система воздействий, направленных на нарушения, возникающие в различных сферах психики.

Метод BASIC-ID охватывает: поведение (В — behavior), эмоции (А — affect), ощущения (S — sensibility), представления (I — images), когниции (С — cognitions), взаимоотношения с другими людьми (I — interrelations), медикаментозную и другие зависимости (D — drugs).

Как правило, результатом диагностического обследования являются отдельные выводы и психотерапевтические мероприятия, направленные на коррекцию нарушений в каждой из перечисленных сфер.

Положительный опыт М. п. Л. отмечен при лечении сексуальных нарушений, депрессивных состояний, фобий, психосоматических расстройств, нарушений поведения у детей (Brunnell L. F., 1978; Roberts Т. K. et. al., 1980). М. п. Л. противопоказана в случаях, когда столь интенсивное обследование приводит к перегрузке пациента, а также когда требуется узкоспециализированное воздействие.



МЯСИЩЕВ Владимир Николаевич (1893-1973). Видный русский ученый, психиатр и психолог. С момента окончания в 1919 г. Психоневрологического института в Петрограде и до последнего дня жизни его научная деятельность была связана с Санкт-Петербургским психоневрологическим институтом им. В. М. Бехтерева, которым он руководил более 20 лет, и с Санкт-Петербургским университетом, где он много лет возглавлял кафедру психологии.

Деятельность М., ученика В. М. Бехтерева и А. Ф. Лазурского, характеризовалась большой глубиной и широтой научных и общественных интересов. После смерти А. Ф. Лазурского М. закончил и подготовил к печати известный труд своего учителя «Классификация личностей». Его ранние работы были посвящены исследованию трудовой деятельности человека и трудовому воспитанию детей. В 1921 г. на 1-й Всероссийской конференции по научной организации труда и производства он обосновал необходимость особой научной дисциплины — эргологии, призванной комплексно изучать процессы труда на основе данных психологии, физиологии, педагогики и других наук.

Затем М. опубликовал целый ряд исследований в области нейрофизиологии. Особо следует отметить работы о типологии сочетательно-рефлекторной деятельности человека, соотношении внешних, анимальных, и внутренних, висцерально-вегетативных, реакций, психогальваническом рефлексе. Крупные работы М. по изучению кожно-гальванических показателей нервно-психического состояния человека повлекли за собой широкое применение этого метода в физиологических и психологических исследованиях здоровых людей, а также для изучения механизмов лечебного действия и эффективности психотерапии в клинике. Важным направлением в научной деятельности М. являлось изучение индивидуально-психических особенностей человека, типов личности и характера. Ученый представлял себе личность и характер не как формально-динамическое, а как структурно-содержательное целое, определяемое условиями общественно-индивидуального развития. Исследования в этой области были обобщены в известной монографии (подготовленной совместно с А. Г. Ковалевым) «Психические особенности человека» (т. 1 — 1957, т. 2 — 1960). Широкую известность в нашей стране получила разработка М. проблемы отношений человека в норме и патологии. Предложенное им понимание отношений личности имело важное значение для психологии, медицины и педагогики. Признанием заслуг М. явилось избрание его членом-корреспондентом Академии педагогических наук.

Немало труда вложил М. в решение проблем медицинской психологии и связанных с этим задач в области гуманизации медицины. Неслучайно он стал первым председателем проблемной комиссии по медицинской психологии Академии медицинских наук страны. Исследования в области медицинской психологии были обобщены в книге «Введение в медицинскую психологию», написанной совместно с М. С. Лебединским (1966).

М. была разработана клинико-патогенетическая концепция неврозов человека, которая объясняла их возникновение и течение. При этом понимание неврозов основывалось на синтезе конкретных исторических условий развития человека и всех особенностей его личности, взаимоотношений с людьми, а также реакции на сложные обстоятельства в конкретной жизненной ситуации. В основу понимания невроза было положено напряжение конфликта при неадекватной попытке решения ситуации.

Логическим следствием создания М. концепции неврозов явилась разработка им системы патогенетически обоснованной психотерапии при этих заболеваниях (см. Патогенетическая психотерапия Мясищева). Сущность системы заключалась в том, что проводимая терапия носила прежде всего психофизиологический и социально-педагогический характер, при котором больной вновь обретал смысл жизни посредством самоперевоспитания в ходе преодоления болезни. Учение М. о неврозах и психотерапии было обобщено в его классическом труде «Личность и неврозы» (1960), который первым был удостоен премии АМН им. В. М. Бехтерева и явился основой для дальнейшей разработки его учениками и последователями современной биопсихосоциальной концепции неврозов и системы их психотерапии.

См. также Личностно-ориентированная (реконструктивная) психотерапия Карвасарского, Исуриной, Ташлыкова.

_Н_


НАЙКАН-ТЕРАПИЯ. «Найкан» (японск.) — саморефлексия, самонаблюдение. Медитативная форма психотерапии, разработанная в Японии Ишимом Йошимото, священником и бывшим коммерсантом. Цель ее — вызвать экзистенциальное сознание вины и одновременно ощущение того, что человек может получить любовь и заботу о себе, несмотря на собственное несовершенство.

От «найканша» (пациента) требуют в основном поразмышлять о собственном прошлом и сообщить свои мысли психотерапевту («сенсей»). По прибытии в найкан-центр пациент получает от психотерапевта краткую информацию о своем участии в психотерапии и прослушивает короткую магнитофонную запись-инструкцию. Через 30 минут он начинает применять найкан, сидя в углу (или лицом к стене) за ширмой. Пациент может принять любое удобное для себя положение на подушках, однако ему запрещено лежать из опасения, что он заснет.

Первая задача — поразмышлять о том, как он вел себя в младших классах по отношению к своей матери и что чувствовал при этом. Он должен подумать, что мать сделала для него (20% времени медитации), какие услуги он оказал ей (20%) и какие огорчения и заботы причинил ей (60%). Цель — вызвать в памяти подробности о специфических событиях и способах поведения, характерных для этого времени. Через час или два появляется психотерапевт, делает поклон перед ширмой, открывает ее, кланяется еще раз и спрашивает пациента, о чем он думал. Пациент рассказывает, что он получал и что давал взамен, какие причинял заботы. В заключение он получает задание поразмышлять о себе и своих отношениях с матерью теперь уже в период старшего школьного возраста. Если не возникает вопросов, разговор завершается поклонами, и психотерапевт предоставляет пациенту возможность дальнейших размышлений.

В ходе каждого разговора психотерапевт благожелательно выслушивает пациента; после чего называет следующую тему, отвечает на вопросы и, возможно, иногда произносит слова ободрения, например: «Пожалуйста, поразмышляйте глубоко».

Обычно предметом рефлексии становятся 3-летние временные промежутки (у пациентов старшего возраста — 5- и 10-летние вплоть до настоящего времени).

Затем объектом размышлений становится отец — опять же с раннего школьного возраста вплоть до сегодняшнего дня. Подобным же образом размышляют о сиблингах, дядях и тетях, учителях, соучениках, начальниках, коллегах, супругах, детях и других референтных в жизни найканша лицах. Могут также задаваться специальные темы, такие как ложь, воровство, нарушения дисциплины, азартные игры и выпивка.

Найкан-рефлексия длится в течение недели каждый день с 5 до 21 часа.

НАПРАВЛЕННАЯ ДИНАМИЧЕСКАЯ ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ХЁКА (die intendierte dynamische Gruppenpsychotherapie). Хёк (Hock K., 1977) — известный немецкий психотерапевт, организатор и многолетний руководитель Дома здоровья и психотерапевтического стационара «Хиршгартен» (Берлин).

Сохранив основную концепцию недирективного поведения психотерапевта, Хёк разработал вариант динамической групповой психотерапии, характеризующийся специфическими фазами развития психотерапевтической группы: 1-я — фаза «разогрева», или «ориентации»; 2-я — начальная, или фаза зависимости; 3-я — фаза «активирования»; 4-я — терапевтическая, или рабочая фаза; 5-я — заключительная фаза. Первые две фазы понимаются им как предгрупповые стадии.

В системе Н. д. г. п. X. существенное значение имеют следующие теоретико-методические аспекты (Хёк, 1975).

1. Обязательным в Н. д. г. п. X. является принципиально положительное отношение со стороны психотерапевта к отдельным членам группы и к группе в целом, которое состоит в благожелательности, уважении, признании и эмпатии; однако психотерапевт открыто не выказывает это отношение.

2. Если при индивидуальном лечении в центре внимания находится симптоматика и проблематика индивида, т. е. психотерапевт занимается внутриличностными процессами, то в Н. д. г. п. X. — нарушения отношений личности с окружающей средой, общие для всех участников. Таким образом, речь идет о межличностных процессах, проблемах неуверенности в себе, зависимости от окружающих и соотнесенности с самим собой, в конечном счете, о нарушениях коммуникабельности, социального функционирования. Из-за неадекватных, недостаточно гибких способов поведения у больного неврозом непрерывно возникают напряженности и конфликты, разрешить которые в большинстве случаев ему не удается. В данном виде Н. д. г. п. X. этот феномен специфически используется и усиливается, причем психотерапевтическая группа формируется и функционирует в искусственно создаваемом поле напряженности.

3. В начальной фазе пациенты пытаются с помощью прямых вопросов, просьб об указаниях или путем создания псевдопроблем и псевдокоммуникаций справиться с ситуацией, вызывающей в них неуверенность. Ожидания концентрируются на психотерапевте, чья задача теперь состоит прежде всего в том, чтобы с первого же часа актуализировать ожидания пациентов и усилить их своей позицией молчаливого наблюдателя. Такое поведение психотерапевта ведет к возрастанию неуверенности группы, которое переживается ее членами с особенной тревогой и на которую они отвечают аффективным увеличением ожиданий. Этот процесс может быть значительно усилен и углублен соответствующим поведением психотерапевта, в результате чего: а) неадекватность в этой ситуации пассивно-зависимого поведения пациента проявляется все более явственно в различных формах, б) этот регрессивный процесс охватывает всех пациентов, в) возникает в высокой степени аффективная напряженность и г) у большинства пациентов сопротивление групповому давлению актуализирует стремление к независимости, и таким путем сокращается фаза зависимости.

4. Следующую за этим фазу Хёк называет фазой «активирования», которая характеризуется тенденцией к самоутверждению. В то время как в начальной фазе группа ведет себя пассивно-выжидательно и все больше разочаровывается в своем психотерапевте, теперь участники группы возлагают на него всю вину за свою неуверенность и зависимость, считают его неспособным, злым, заносчивым и т. д. Возможны агрессивные выступления отдельных членов группы, которые все больше подхватываются остальными ее участниками. Группа начинает действовать резко, в определенной мере воспринимая психотерапевта как противника, сплачивается против него, отгораживается от него и окружения. В этой фазе психотерапевт, вмешиваясь, стараясь прежде всего прервать коммуникацию между членами группы, поставить под сомнение целесообразность спонтанно выдвигаемых тем для дискуссий и др., постоянно вызывает агрессивность членов группы по отношению к себе.

5. Так называемый обратный процесс наступает тогда, когда группа объединяется против психотерапевта и тем самым оказывается сильнее, чем он. В этом процессе психотерапевт обычно переходит из первоначальной альфа-позиции через функцию противника в бета-позицию. Только начиная с этого момента можно говорить о группе, первые же две фазы понимаются как предгрупповые стадии и только теперь может начаться конструктивная дискуссия в группе. Группа создала себе гибкую и связанную групповую ситуацию, в которой отдельные члены чувствуют себя уверенно и в безопасности, что необходимо для того, чтобы открыться; в дальнейших дискуссиях она вырабатывает собственные нормы и иерархии ценностей. В этой фазе психотерапевт, зарекомендовавший себя надежным и более сильным, чем каждый индивид, и одновременно более слабым, чем все вместе взятые, становится катализатором дальнейшего процесса в функции благожелательного, нейтрального консультанта (бета-позиция). Для него важно укрепиться в этой позиции и иметь возможность допустить, чтобы группа функционировала «как бы сама по себе».

6. Только теперь группа представляет собой социальный организм, члены которого связаны единой целью и деятельностью, и развивает эмоциональную заинтересованность друг в друге, солидарность друг с другом, готовность к взаимопомощи: из прежнего «против друг друга» возникает возрастающее «друг за друга». Только теперь в группе могут обсуждаться различные страхи, проблемы и трудности. Тем самым в общении складывается самосознание как «социальное сознание, которое смещается вовнутрь» (Выготский Л. С.). Это создает предпосылки для возникновения новых задач и мотивов дальнейшей собственной деятельности, которая превращается в «деятельность, направленную в будущее» (Эльконин Д. Б.).

При проведении Н. д. г. п. X. к психотерапевту предъявляются очень высокие требования, поэтому необходимы как постоянное взаимодействие и обсуждение с котерапевтом, так и достаточно глубокая подготовка психотерапевта в рамках группового тренинга.

Основные показания для описанной формы психотерапии вытекают из того, что Хёк делил больных неврозами на 2 основные группы: невротические реакции (вегетативно-аффективные реакции, условно-рефлекторные нарушения), которые преимущественно определяются и формируются окружающей средой и поэтому возникают у очень многих людей при одинаковых условиях, и, с другой стороны, невротические нарушения, при которых решающее значение имеют особенности развития личности (первичное и вторичное невротическое развитие). Поскольку при невротических реакциях структура личности пациента нарушена относительно мало, то обычно достаточно менее дорогостоящей симптомоцентрированной психотерапии (аутогенная тренировка, поведенческая психотерапия и др.). При невротических развитиях изменена структура характера пациента и общая структура унаследованных и обусловленных предрасположением способов переживания и поведения, так что возникают существенные конфликты между усвоенными и закрепившимися образцами поведения и социального восприятия, с одной стороны, и требованиями к психической деятельности в жизненном процессе — с другой. Более адекватной и эффективной в этом случае является Н. д. г. п. X. Хёк полагает, что целесообразнее проводить ее в специализированных психотерапевтических отделениях, построенных на принципах терапевтического сообщества (см. Терапия средой).

1   ...   42   43   44   45   46   47   48   49   ...   116

  • МУЗЫКОТЕРАПИЯ.
  • МУЛЬТИМОДАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ЛАЗАРУСА
  • НАЙКАН-ТЕРАПИЯ.
  • НАПРАВЛЕННАЯ ДИНАМИЧЕСКАЯ ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ХЁКА