Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Б. Д. Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия




Скачать 22.65 Mb.
страница42/116
Дата08.01.2017
Размер22.65 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   116

МЕТОД МИНИ-ИНТЕРВЕНЦИИ ПРИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИИ ПСИХОАКТИВНЫМИ ВЕЩЕСТВАМИ. Первые свидетельства эффективности легких психотерапевтических вмешательств (названных мини-интервенцией) были зафиксированы в 1970-х гг. в Англии. Сравнивалась эффективность «Совета» и «Лечения» в сдерживании неумеренного употребления алкоголя. Оказалось, что катамнестические данные, собранные через год, достоверно статистически не отличались в двух экспериментальных группах 100 мужчин, больных алкоголизмом. Позже было подтверждено, что больные, имеющие сформировавшийся синдром зависимости от алкоголя, получали больше пользы от лечения, чем от консультации, а злоупотребляющие алкоголем справлялись со своими проблемами лучше после минимального психотерапевтического вмешательства, чем после курса лечения. В 1980-е гг. в США, Шотландии, Норвегии, Финляндии были разработаны и изданы справочники собственной помощи (ССП), содержащие практические советы о том, как лучше контролировать употребление спиртного. Было установлено, что использование ССП в большей мере способствовало уменьшению количества выпиваемого спиртного, чем чтение книг о вреде алкоголя. В миниинтервенциях выделяют основные факторы, способствующие уменьшению употребления алкоголя:

1) личная обратная связь о состоянии и здоровье пациента;

2) в доброжелательном и конструктивном духе даются конкретные советы о том, как изменить употребление алкоголя;

3) самостоятельность и самоконтроль за изменениями.

Обычно человек, имеющий алкогольные проблемы, приходит в профилактический центр при наркологических клиниках и консультируется по поводу вреда от употребления алкоголя. Определяется степень сформированности зависимости от алкоголя, проводятся анализы ферментов печени, пациент обследуется при помощи простых нейропсихологических тестов, чувствительных к вредностям алкогольной интоксикации. Далее психотерапевт проводит оценивание, консультирование и стимулирование пациента к изменениям его образа жизни. Контрольные встречи и самоотчеты пациентов проводятся по мере необходимости с периодичностью, которую устанавливают коллегиально. Метод мини-интервенции наиболее показан для людей, которые физически и душевно здоровы, имеют стабильное социальное положение, злоупотребляли алкоголем недолго, одновременно не употребляют другие психоактивные вещества; сами не считают себя больными алкоголизмом.

Мини-интервенции в наркологии призваны оградить от дорогостоящего лечения многочисленную категорию пьющих людей, у которых еще не сформировалась зависимость от алкоголя.



МЕТОД ТЕМЫ ЯДЕРНЫХ КОНФЛИКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЛЮБОРСКИ. Оригинальный вариант краткосрочной фокальной психодинамически ориентированной психотерапии(ССRТ — The core conflictual relationship theme method), разработан американским психологом Люборски (Luborsky L.) в начале 1990-х гг. Фокусом психотерапевтического вмешательства являются эмоционально значимые отношения больного в его референтном окружении. В течение первых нескольких сеансов пациенту предлагается воспроизвести эмоционально окрашенные эпизоды общения с окружающими, наиболее типичные для его социального поведения. В каждом эпизоде психотерапевтом выделяется основной мотив (стремление, желание, потребность), движущий больным в общении, реакция окружающих на этот мотив и ответная реакция пациента. В руководстве по проведению психотерапии приводятся дифференцированные наборы наиболее типичных вариантов мотивов в общении, возможных реакций окружающих и ответного поведения больного. В качестве реакций учитываются как сопутствующие эмоциональные переживания, так и манифестное поведение. Наличие такой дифференцировки позволяет психотерапевту быстро сориентироваться в диагностике типа наиболее существенных для социальной дезадаптации больного конфликтных отношений, который автор называет темой ядерных конфликтных отношений. Идентификация ядерного конфликта предполагает предварительное обучение психотерапевта, чему способствует подробная инструкция, приводимая в руководстве по проведению метода. Воспроизводимость идентификации ядерного конфликта достаточно высока, процент расхождений оценок, выносимых разными экспертами, по данным автора не превышает 16%. В ходе дальнейшей психотерапии больной приучается воспринимать ядерные конфликтные отношения в своей повседневной жизни в соответствии со схемой, использованной при диагностике: мотив — реакция окружающих — реакция пациента, что облегчает ему распознавание основного конфликта. В последующей работе с больным углубляется диагностика механизмов возникновения конфликта. При отсутствии сопротивления больного, вызванного действием неосознаваемых защитных механизмов, в психотерапии в большей степени используются когнитивно-поведенческие техники, при наличии сопротивления акцент ставится на психоаналитических приемах. Оба подхода имеют главной целью оптимизацию приспособительного поведения больных. Интересным развитием метода является прием прослеживания причинно-следственной взаимосвязи между эпизодами конфликтных отношений и возникновением индивидуально-типических симптомов у пациента, открывающий дополнительные возможности их декондиционирования. Достоинства метода в существенной мере определяются высоким уровнем объективации фокуса психотерапевтического вмешательства, а также учетом важной роли интерперсональных отношений в формировании конфликта. Сочетанное использование когнитивно-поведенческих и психоаналитических методов отражает новейший этап интеграции различных лечебных стратегий в современной психотерапии.

МЕТОДИКА ВЫЗВАННОГО ГНЕВА. Относится к поведенческой психотерапии. Использует гнев как реципрокный ингибитор страха и основывается на предположении, что гнев и страх — это эмоции, которые не могут сосуществовать одновременно, так как они активируют различные физиологические структуры.

В ходе освоения реакций, связанных с гневом, агрессией, расширяется диапазон ролевого поведения пациента, поэтому его позиция становится все более активной, появляется возможность выбора реакций (раздражением, агрессией, гневом), помимо страха. Когнитивная переработка подобного более активного поведения способствует переоценке своих возможностей, ожиданий негативных последствий и в результате этого — модификации прежнего стереотипа поведения — реагирования лишь страхом.

Занятие проводится по типу десенсибилизации in vivo, но когда пациент начинает чувствовать страх, его просят представить себе, что в этот момент его оскорбили, произошло нечто такое, что вызвало у него сильный гнев (над ним насмехаются и т. п.).

МЕТОДИКА ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ И ТРЕНИНГОВОГО ОБУЧЕНИЯ «ТЕПЛЫЕ КЛЮЧИ» ЭЙДЕМИЛЛЕРА И ВОВКА. Название «Теплые ключи» (занятия проводились в Теплых Ключах около г. Бишкека) отражает соединение процессов непосредственного переживания и понимания в ходе группового тренинга на основе резонансного взаимодействия двух попеременно работающих групп, возникающего в атмосфере взаимной поддержки и доверия, в условиях единого психотерапевтического пространства.

Участники разбиваются на две малые, равные по численности группы. По договоренности работу начинает одна из групп — А, другая — Б — в это время наблюдает за ее действиями, находясь за кругом. Через 1,5-2 часа группы меняются местами и т. д. Таким образом каждый получает возможность последовательно испытать роли участника группы и наблюдателя в рамках единого психотерапевтического процесса. По мнению авторов, терапевтические достижения участников первой группы катализируют более эффективную работу второй группы. Используется правило, по которому группа, работавшая в первый день первой, во второй день работает второй, в третий день — первой и т. д. Подобный взаимный групповой резонанс способствует существенному ускорению процесса групповой динамики.

Как тренинговый метод обучения групповой психотерапии данный метод позволяет удовлетворить те мотивы, которыми движимы обучающиеся: 1) стремление к профессиональному росту, расширение методического репертуара; 2) стремление к личностному росту, решению своих проблем, обретению уверенности в себе. Соединение этих двух взаимозависимых мотивов в рамках единого тренинга является позитивной стороной данного метода.

Стиль работы психотерапевтов в тренинге характеризуется как гибкий, т. е. в одних эпизодах он ближе к директивному (авторитарному), в других — к демократическому (мягкому). Участники выносят «в круг» свои личностные проблемы, которые, как часто оказывается, значимы и для других членов обеих групп. При работе с индивидуальными проблемами участников используются следующие психотерапевтические приемы: работа с инконгруэнтностями, визуально-кинестетическая диссоциация, диалог частей тела и субличностей, рефрейминг перцептивного образа, психодрама, в частности психодраматическое проигрывание сновидений, и др. Для сбора информации о проблеме широко используются метамоделирующие вопросы.

Авторы исходят из принципиальной возможности поэтапной интеграции в их методику ряда методов психотерапии: 1) интеракционного метода групповой психотерапии (во всех фазах группового процесса, с усилением во 2-й); 2) невербальных методов (1-я фаза); 3) метамоделирования и терапевтических метафор (во всех фазах, с усилением в 3-й и до конца работы группы); 4) техник гештальт-терапии, психодрамы, модифицированных техник нейролингвистического программирования (З-я-4-я фазы). В 1-й фазе специально прорабатываются индивидуальные цели участников и определяются способы (на уровне образов и ощущений), которые позволят им в дальнейшем узнать, достигли ли они своих целей.

Механизмом, обусловливающим ускоренный темп созревания тренинговых групп и эффективность проработки личностных проблем участников, является психологический резонанс целей, темпов работы, эмоциональных и когнитивных изменений в двух тренинговых группах.

Каждая живая открытая система (организм—личность—семья, малая группа) характеризуется различными периодическими (колебательными) процессами, в основе которых борьба тенденций к упрощению или усложнению реакций в ответ на стрессовые и фрустрирующие воздействия. Групповой психотерапевт в 1-й фазе развития группы присоединяется к изначальному колебательному процессу каждого из участников и интегрирует эти отдельные контуры в единый групповой колебательный контур, а затем способствует созданию терапевтических флуктуации и усиливает их до такой степени, что целостная система группы переходит на иной, более сложный уровень функционирования (2-я фаза группового процесса) — происходит перераспределение ответственности за жизнь группы. И уже после этого группа переходит в рабочую фазу, где возникают эффективные кольца обратной связи между группами, оказывается действенная эмоциональная поддержка, иными словами, появляется устойчивый внутригрупповой резонансный контур, который отличается от имевшего место в 1-й фазе большей сложностью и гибкостью, а также невосприимчивостью к возникающим внутренним и внешним деструктивным воздействиям. Этот резонансный контур репрезентируется, в частности, наличием разделяемых целей (в 1-й фазе эту функцию в основном берут на себя групповые нормы). В ходе занятий по М. г. п. и т. о. «Т. к.» Э. и В. групповые процессы многократно усиливаются за счет взаимного влияния двух групп и создания единого резонансного терапевтического контура. Этот контур имеет два полюса, соответствующих характеру участия групп в данное время в общем контуре взаимодействия (ассоциированное и диссоциированное участие). Ограничиваясь лишь общими соображениями, авторы методики отмечают, что проблема психологического резонанса в контексте групповой динамики далеко не изучена и требует специальной разработки.

По мнению авторов, созданная ими методика имеет ряд преимуществ перед другими: 1) без увеличения времени работы групп и снижения эффективности можно умножить число участников (до 20 и более); 2) взаимовлияние групп (эффект резонанса) способствует более быстрому развитию групповой динамики — переходу в фазу продуктивной работы через 4,5-5 часов; 3) эмоциональная увлеченность и интерес участников к происходящему, выраженные на всем протяжении тренинга, о чем свидетельствует присутствие на всех этапах наблюдателей (т. е. закончив работу в «круге», все участники данной группы наблюдают за деятельностью другой группы), максимальная вовлеченность в работу и др.; 4) объем проделанной группами работы (общее время двух групп — 20 часов, каждой группы в «круге» — по 10 часов) сопоставим с объемом, который обычно осуществляет терапевтическая или тренинговая группа за 60 часов; 5) усвоение материала семинара, проводимого одновременно с тренингом, происходит быстрее, чем на семинарах с тренинговой группой при использовании традиционной технологии. Понимание и переживание, осуществляемые в рамках одного контекста, оказываются устойчиво сцепленными друг с другом, что приводит к появлению дополнительного эмоционально-когнитивного резонансного контура.

Обучающий семинар по групповой психотерапии и тренинг, проводимый по М. г. п. и т. о. «Т. к.» Э. и В., позволяют совместить первые 3 этапа подготовки психотерапевтов — получение информации о динамике малой группы, участие в качестве члена в тренинговой группе, наблюдение за процессом групповой работы — в рамках единого пространственно-временного, эмоционального, когнитивного и содержательного контекста — и создать у обучающихся целостное представление о психотерапевтическом процессе. Целесообразно ведение двух групп одной парой или одним психотерапевтом-тренером. Это центрирует общий межгрупповой процесс взаимодействия, потенцируя в первых фазах работы естественную конкуренцию между группами. Делается акцент на роли взаимной индукции трансовых групповых состояний — тонких динамичных изменений сознания и восприятия у участников обеих групп, концентрации внимания на значимых объектах и др. Подчеркивается необходимость групповых трансовых состояний для успешной работы психотерапевтической группы и то, что транс сам по себе является мощным неспецифическим активатором группового процесса.

М. г. п. и т. о. «Т. к.» Э. и В. в описанном виде, по мнению ее авторов, может эффективно применяться также при проведении групповой психотерапии больных с пограничными нервно-психическими расстройствами. В качестве примера дается ссылка на работу 8 подростков с пограничной патологией и второй группы — их родителей. С учетом желания участников были образованы две смешанные по возрасту группы, в которые вошли родители и подростки, выбравшие друг друга на основе доверия и симпатии. Совместная работа оказалась эффективной для разрешения семейных конфликтов.



МЕТОДИКА КОРСИНИ «ЗА СПИНОЙ». Предложена Корсини (Corsini R. J.) в качестве приема групповой психотерапии с целью преодоления трудностей, которые испытывают члены группы при необходимости откровенных и нелицеприятных высказываний друг о друге. Методика представляет собой формализованную процедуру, которая существенно экономит время и усилия психотерапевта, направленные на повышение продуктивности коллективного взаимодействия. Участники предварительно информируются о том, что назначение этого приема — помочь выразить свое мнение о других и узнать, что члены группы в действительности думают друг о друге. Затем они приглашаются для участия в занятиях в качестве как пациентов, так и психотерапевтов. Каждому человеку в течение двух занятий предоставляется по полчаса для рассказа о себе. Его в это время не перебивают, но затем рассказчик садится спиной к группе, а каждый пациент высказывается об «отсутствующем». На это отводится в целом 20-40 минут. Когда психотерапевт кратко резюмирует содержание высказываний, «отсутствующий» вновь присоединяется к группе. Ему дается 5 минут для ответного высказывания, которое оценивается психотерапевтом с точки зрения наличия отрицания действительности, принятия оценок других членов, отличающихся от его собственных, уклонения и других типов защиты. Затем пациент садится в центре круга, и все желающие задают ему вопросы. Психотерапевт может прекратить эти расспросы и выслать человека, находящегося в центре обсуждения, из комнаты, если эмоциональное сопровождение происходящего будет излишне бурным. Эмоциональная «встряска», как ожидается, должна «разморозить» обсуждаемого пациента, заставить его задуматься над проблемами, наличие которых он ранее отрицал, уточнить впечатление, которое он производит на других. На следующем занятии этого больного просят резюмировать свои ощущения от предыдущего занятия. Одним из эффектов методики является высвобождение сдерживаемых эмоций и коррекция поведения во внетерапевтических ситуациях.

МЕТОДИКА «МАСКА». Вариант косвенной (опосредованной) психотерапии. В этом случае медицинский персонал предварительно готовит больного к процедуре, заключающейся в ингаляции «нового, чрезвычайно эффективного» лекарства, которое «специально заказано для больного» и будет использовано в особых условиях. Пациента укладывают на стол, кладут на лицо наркозную маску, смоченную неизвестной ему пахучей жидкостью, и, когда он начинает ее вдыхать, осуществляют внушение, направленное на восстановление нарушенных функций, обычно истерической природы (мутизм, стойкие гиперкинезы, паралич и т. д.).

Впервые об использовании методики «маски» упоминается в лекции выдающегося психоневролога Флексига (Flechsig P.), состоявшейся в Лейпциге в 1924 г.; демонстрировалась девушка, вообразившая, что у нее стеклянный зад. Боясь «разбить» его, она не садилась и не ложилась на спину. Флексиг пообещал пациентке удалить все стеклянные части оперативным путем. Больную в присутствии студентов уложили на стол, на лицо была наложена эфирная маска, один из ассистентов разбил над ее головой стеклянный сосуд, профессор произвел соответствующее внушение, после которого больная встала, спокойно села на предложенный ей стул и объявила, что она чувствует себя полностью выздоровевшей.



Косвенное внушение с использованием «маски» чаще применяется при зафиксированных истерических нарушениях как завершающий этап личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии Карвасарского, Исуриной, Ташлыкова, подготовившей пациента к «отказу» от симптома (выполнявшего приспособительные, адаптивные функции) путем осознания специфической содержательной связи между этим симптомом и внутренним конфликтом, а также генезиса этого конфликта. Использование «маски» в подобных случаях убеждает в ценности симптомо-центрированных методов, если применение их основывается на адекватном понимании механизмов развития невроза и включается в систему патогенетически обоснованной психотерапии.

МЕТОДИКА НАВОДНЕНИЯ. Относится к поведенческим методам. Если при систематической десенсибилизации погружение в ситуацию, вызывающую страх, происходит постепенно, то в других методиках подчеркивается эффективность быстрого столкновения, переживания сильной эмоции страха. Чем резче столкновение с ситуацией, вызывающей страх, чем она длительнее, чем интенсивнее эмоция страха, сопровождающая это столкновение, тем в большей степени процедуру можно назвать М. н.

В практической работе отнесение той или иной процедуры к М. н. или десенсибилизации во многих случаях является условным. Все методики подобного рода можно представить в виде континуума, на одном полюсе которого находится систематическая десенсибилизация, на другом — М. н. Параметры, по которым различаются эти полюса, следующие:

1) быстрая или медленная конфронтация (столкновение) со стимулом, вызывающим страх;

2) возникновение интенсивного или слабого страха;

3) длительность или кратковременность столкновения со стимулом, вызывающим страх.

М. н. состоит в том, что пациента побуждают столкнуться с реальной ситуацией, вызывающей страх, и убедиться при этом в отсутствии возможных негативных последствий (например, смерти от сердечного приступа у больного с кардиофобическим синдромом или падения в обморок у больного с агорафобическим синдромом). Для этого пациент должен находиться в этой ситуации как можно дольше и испытывать как можно более сильный страх. М. н. эффективна только при выполнении ряда условий. Больные, имеющие органическую патологию, которая может резко ухудшиться под влиянием интенсивного эмоционального стресса, не должны подвергаться лечению с помощью этой методики (например, с ишемической болезнью сердца). С самого начала лечения пациент должен стать активным его участником. Для этого он должен заранее получить необходимую информацию о механизмах действия этого метода, о причинах длительности страха. Обсуждаются конкретные задачи, реализовать которые пациент соглашается, интенсивность конфронтации со стимулом, вызывающим страх, преимущества быстрой или постепенной конфронтации применительно к данному конкретному пациенту. Должна быть исключена возможность использования механизмов скрытого избегания. Так, в столкновении с реальной ситуацией пациент может удаляться от нее, уходя в мир воображения, интеллектуальную деятельность, например во время поездки в метро при страхе замкнутых пространств решать в уме шахматные задачи или стараться думать о чем-нибудь приятном, о каких-нибудь важных делах, которые ему предстоит сделать. Если пациента в поездке кто-то сопровождает, то он вступает в разговор, требующий внимания и сосредоточения. Во всех этих случаях пациент удаляется от реальной ситуации, вызывающей страх, и тем самым снижает интенсивность своей тревоги. Пациенту должно быть объяснено, что скрытое избегание — снижение субъективного уровня страха — подкрепляет это избегание, механизм здесь близок к тому, который формирует сам страх и фобию (навыки избегания приобретаются и подкрепляются на основе редукции страха, приобретение опыта избегания подкрепляет поведение избегания). Пребывание в ситуации, вызывающей страх, должно быть длительным (не менее 45 минут). Последующие тренировки проводятся ежедневно, а намеченный их план следует выполнять, несмотря на различные обстоятельства (как правило, имеющие характер рационализации).

С начала лечения члены семьи также должны быть ознакомлены с его задачами, участвовать в их решении и, уж во всяком случае, ему не противодействовать. Обязательным является письменное фиксирование самостоятельных тренировок в периоды между заданиями (позитивное подкрепление), выполняющимися в присутствии медицинского персонала. Если тренировки проводятся с группой пациентов, имеющих сходную симптоматику, то следует максимально использовать эффект моделирования.

М. н. показана при страхах и других расстройствах, включающих страхи.



МЕТОДИКА НАКАЗАНИЯ. Относится к поведенческим приемам. Заключается в использовании отрицательного (аверсивного) стимула сразу же за ответной реакцией, которую стремятся угасить. В качестве отрицательного чаще всего используют болезненный, субъективно неприятный стимул, и тогда методика фактически превращается в аверсивную. Можно применять и социальные стимулы, такие как осмеяние, осуждение, негативная оценка определенного аспекта поведения и т. д. Но следует помнить, что только болезненные стимулы являются практически всеобщими, оказывают свое воздействие в 100% случаев, в то время как социальные отрицательные стимулы сугубо индивидуальны.

Методика эффективна при соблюдении ряда условий.

1. Если отрицательный (аверсивный) стимул применяется сразу же, непосредственно после ответной реакции. Нужно вспомнить, какую важную роль в выработке условной реакции играет смежность. Обычно оптимальный временной интервал колеблется от десятых долей секунды до нескольких секунд. Если применение аверсивного стимула откладывается, его эффективность начинает быстро уменьшаться. Примером такого отдаленного эффекта наказания, выражающегося в негативных последствиях в виде хронических заболеваний, является курение. В этом случае эффект удовлетворения наступает сразу же, в то время как негативные последствия не ощущаются долгое время.

2. Важным условием является и схема применения аверсивного стимула. На первом этапе более эффективное подавление нежелательного поведения достигается с помощью постоянного применения аверсивного стимула. И только впоследствии можно переходить к непостоянной схеме угашения.

3. Наличие в поведении пациента альтернативных ответных реакций является также важным условием использования этой методики. Третье условие касается угашения только того поведения, которое имеет целенаправленный характер. Поскольку в данном случае цель сохраняет свое значение для пациента, а имеющийся в репертуаре стереотип достижения ее является заблокированным, то при отсутствии других, «желательных» стереотипов поведения это часто вызывает агрессию или другие формы деструктивного поведения (у детей — лживость).

Все это ограничивает сферу применения данной методики, так же как и в случае аверсивных приемов.


1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   116

  • МЕТОД ТЕМЫ ЯДЕРНЫХ КОНФЛИКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЛЮБОРСКИ.
  • МЕТОДИКА ВЫЗВАННОГО ГНЕВА.
  • МЕТОДИКА ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ И ТРЕНИНГОВОГО ОБУЧЕНИЯ «ТЕПЛЫЕ КЛЮЧИ» ЭЙДЕМИЛЛЕРА И ВОВКА.
  • МЕТОДИКА КОРСИНИ «ЗА СПИНОЙ».
  • МЕТОДИКА «МАСКА».
  • МЕТОДИКА НАВОДНЕНИЯ.
  • МЕТОДИКА НАКАЗАНИЯ.