Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Автобиографическое начало




страница3/4
Дата21.07.2017
Размер0.76 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4
§ .4. " О России".

Несколько статей и писем книги Гоголя "Выбранные места..." ("Нужно любить Россию", " Нужно проездиться по России", "Страхи и ужасы России", "Близорукому приятелю", "Занимающему важное место") посвящены проблеме России, места ее среди других народов и назначения русского человека. О том, насколько важна была для Гоголя эта тема, насколько глубоко он интересовался ее, говорит сам замысел "Мертвых душ", о котором Гоголь писал в "Авторской исповеди" - "не случайно следует мне взять характеры, какие попадутся, но избрать одни те, на которых заметней и глубже отпечатлелись истинно русские, коренные свойства наши." (т.6,с.2123), а также многочисленные записи о крестьянском быте, заметки о жизни и обычаях русских, выписанные из разных источников, сохранившихся в черновиках и записных книжках писателя.

Письмо "Нужно любить Россию" адресовано графу А.П. Толстому. В нем Гоголь любовь к России изображает как определенную ступень к любви к ближним и к Богу ("Но как полюбить братьев, как полюбить людей ? (..). Для русского теперь открывается этот путь , и этот путь есть сама Россия" (т.6. с.84). В письме многие мысли находят опору в Священном Писании. Так, слова Гоголя :"Один Христос принес и возвестил нам тайну, что в любви к братьям получаем любовь к Богу". (т.6, c.84). можно соотнести со словами Первого Соборного Послания Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова "Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть: ибо не любят брата своего, егоже виде, Бога, егоже не виде, како может любить". (гл.4, cn.2О). Более подробное толкование того, как, любя Россию, можно обрести любовь к Богу, мы находим в гоголевской выписке из частного письма протоиерея Сабинина "О почитании святых" - "Еще более относится это к святым нашим собратьям, совершеннейшим, нежели мы, которые наша Православная Церковь признает к тому же нашими посредниками между Богом и нами". (т.8, с.556).

Это письмо не было пропущено цензурой. Гоголь понимал, почему оно могло быть запрещено, так как 22 февраля 1847 года н.ст. он писал А.О. Смирновой: ".... знаю только то, что цензор был кажется в руках людей так называемого европейского взгляда, одолеваемых духом всякого рода преобразований, которым было неприятно появление моей книги ". (т.9, с.368). Автор хорошо понимал вред, исходящий от европейского взгляда на Россию. В письме "Близорукому приятелю" он прямо обличает суждения о России, основанные только на знании европейских законов развития истории и государства: "Мысли твои о финансах основаны на чтенье иностранных книг да на английских журналах, а потому суть мертвые мысли". (т.6,с.127). "Россия не Франция; элементы французские не русские " (т.6, с.127). В письме "Страхи и ужасы России", обращенном к Л.К. Виельгорской, он также пишет о том, что русским незачем во всем подражать Европе. "В Европе заваривается теперь повсюду такие сумятицы, что не поможет никакое человеческое средство, когда они вскроются, и перед ними будет ничтожная вещь те страхи, которые вам видятся теперь в России. В России еще брезжит свет, есть еще пути и дороги к спасению ..."(т.6. c. 124). Критика западных принципов и нововведений присутствует и в произведениях Гоголя. Так, страсть к приобретению денег он высмеивает в образе немца Шиллера из "Невского проспекта" - "Он положил себе в течение десяти лет составить капитал ‹...› и уже это было так верно и неотразимо, как судьба ..." (т.3, с.34). Система европейского делопроизводства сатирически изображена во втором томе "Мертвых душ" - Гоголь показал хозяйство полковника Кошкорева, состоящее из множества контор и комитетов, контролирующих один другого, а на деле не выполняющих ничего. Однако, Гоголь не считал необходимым отвергать все европейские достижения и отвернуться от всего, что происходит в мире. Он писал в "Авторской исповеди": "Не менее странно также из того, что я выставил ярко на вид наши русские элементы, делать вывод, будто я отвергаю потребность просвещения европейского и считаю ненужным для русского знать весь трудный путь совершенствования человеческого. И прежде и теперь мне казалось, что русский гражданин должен знать дела Европы ". (т.6,с.2О7). Гоголь очень высоко ставил значение прежде всего своей родины:" И прежде и теперь я был уверен в том, что нужно очень хорошо и очень глубоко знать свою русскую природу и что только с помощью этого знанья можно почувствовать, что именно следует нам брать и заимствовать из Европы, которая сама не говорит ". (т.6,с.2О7-2О8).

Глубокий интерес к России, к ее прошлому и настоящему, никогда не оставлял Гоголя. Его записные книжки содержат сведения о русских национальных праздниках, как христианских, так и языческих, об обычаях крестьян, занятых земельными работами и многое другое. В период работы над вторым томом поэмы Гоголь задумал книгу о русской географии. О своем желании написать такую книгу он писал в неотправленном официальном письме к графу Л.А. Перовскому, или князю П.А. Ширинскому-Шахматову или графу А.Ф. Орлову в июле 185О года:"... Если бы доставлена была мне возможность в продолжении трех лет сделать три летние поездки во внутренность России ‹...›. Я мог бы окончить тогда ту необходимую и нужную у нас книгу ‹...›. Нам нужно живое, а не мертвое изображение России, та существенная, говорящая ее география, начертанная сильным, живым слогом, которая поставила бы русского лицом к России ..." (т.9, c. 485-486). Главной темой его поэмы стало познание России, а также природы русского человека, как он писал в "Авторской исповеди": "Мне хотелось в сочинении моем выставить преимущественно те высшие свойства русской природы, которые еще не всеми ценятся справедливо, и преимущественно те низкие, которые еще не достаточно всеми осмеяны и поражены.."(т.6,с.213).

Сам сюжет "Мертвых душ", как говорил Пушкин, способствовал тому, чтобы "изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров."(т.6, с.211). В письме к графу А.П. Толстому "Нужно проездиться по России" Гоголь также говорит о необходимости знания того, что происходит в ней : " Нужно самому узнавать, нужно проездиться по России ‹...›. Таким же образом, как русский путешественник, приезжая в каждый значительный европейский город, спешит увидеть все его древности и достопримечательности, таким же точно образом и еще с большим любопытством приехавший в первый уездный или губернский город старается узнать его достопримечательности". (т.6, с.87). В " Предисловии" к "Мертвым душам" и "Четырех письмах по поводу "Мертвых душ" Гоголь даже выражал надежду, что кто-нибудь сообщит ему конкретные факты о том, что происходит сейчас в России ("По поводу "Мертвых душ" могла бы написаться всей толпой читателей другая книга, несравненно любопытнейшая "Мертвых душ", которая могла бы научить не только меня, но и самих читателей, потому что - нечего таить греха - все мы очень плохо знаем Россию." (т.6, с.72).Хорошее знание того, что происходит в современной России, казалось необходимым Гоголю для одной важной цели, о которой он писал в "Авторской исповеди": " Нам должен всякий такой человек, который бы, при некотором познанье души и сердце и при некотором знанье вообще проникнут был желанием истинным мирить." (т.6, с.229). То же самое он советует в своем письме к графу А.П. Толстому :" Во-первых, будучи приятны в разговоре, нравясь каждому, вы можете, как посторонний и свежий человек, стать третьим, примиряющим лицом. Знаете ли, как это важно, как это теперь нужно России и какой в этом высокий подвиг! Спаситель оценил его едва ли не выше всех других! Он прямо называет миротворцев сынами Божьими ‹...›.Везде поприще примирителю ." (т.6, c.88).

Одна из особенностей "Выбранных мест..." заключается в том, что Гоголь советует друзьям именно то, что было важно для него самого, что было глубоко пережито им. О том, насколько тесно творчество Гоголя было связано с его личной перепиской, говорит следующее: два места из отрывков письма, относящегося к "Четырем письмам по поводу "Мертвых душ" Гоголь повторяет в письме к графине А.М. Вьельгорской от 29 октября 1948 года:" Хотел бы я, чтобы по прочтении моей книги люди всех партий и мнений сказали:" Он знает, точно, русского человека. Не скрывши ни одного нашего недостатка, он глубже всех почувствовал наше достоинство. Хотелось бы также заговорить о том, о чем еще со дня младенчества любила задумываться моя душа, о чем неясные звуки и намеки были уже рассеяны в самых первоначальных моих сочинениях ".(т.9, с.44О). О своих занятиях историей Гоголь писал в незаконченном отрывке, представляющем собой, возможно, письмо к "Четырем письмам по поводу "Мертвых душ": " Читаю все вышедшее без меня по части русской истории, все, где является русский быт и русская жизнь. Перечту сызнова всю русскую историю в ее источниках и летописях. Поверю историей и статистикой и древнего и нынешнего времени свои познания о русском человеке, и тогда примусь за труд свой". (т.6, с.242).

Так, основной мотив "Мертвых душ" - дорога, по которой путешествует Чичиков, перекликается с главной идеей письма "Нужно проездиться по России". Однако познание Гоголем России не ограничивалось внешними фактами - "Чтобы определить себе русскую природу, следует узнать получше природу человека вообще и душу человека вообще, без этого не станешь на ту точку воззренья, с которой видятся ясно недостатки и достоинства всякого народа". (т.6, с.214) - писал он в "Авторской исповеди". Это стремленье к познанию человеческой души привело Гоголя к Богу ("...Почти сам не ведая как, я пришел ко Христу, увидевши, что в Нем ключ к душе к душе человека ..." (т.6,с.214).

С этого времени главной его целью стало стремление стать истинным христианином, о чем он писал в "Авторской исповеди" (" Я не знал еще тогда, что тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова (т.6, с.212). Таким образом, любовь к России была неразрывно связана для Гоголя с любовью к Православию.

Возможность принадлежать к Русской Православной Церкви благодаря уже тому, что он родился в России, Гоголь осознавал как небесный дар:" Поблагодарите Бога прежде всего за то, что вы русский," - писал он в письме "Нужно любить Россию" (т.6,с.64). В письмах Гоголя особенно подробно раскрывается понимание им русской души. Так, в письме к графине А.М. Виельгорской от 3О марта 1849 года он писал:" Что такое сделаться русским на самом деле?" (..) Высокое достоинство русской породы состоит в том, что она способна глубже, чем другие, принять в себя высокое слово Евангельское, возводящее к совершенству человека. Семена Небесного Сеятеля с равной щедростью были разбросаны повсюду. ‹...› Добрая почва - русская восприимчивая природа." (т.9, с. 446-447). В этом же письме он советует графине А.М. Виельгорской изучить церковно-славянский язык, чтобы читать на нем Евангелие и Послания Апостолов, а также обратиться к древним рукописям и Домосторою, отображающим ту жизнь, которою жили наши предки несколько веков назад.

Подтверждением тому, насколько любовь к России была связана для Гоголя с любовью к Православию, является статья "Светлое Воскресенье", написанная специально для книги. В этой статье, начинающейся словами :"В русском человеке есть особенное участие к празднику Светлого Воскресения (т.6,с.185), Гоголь, хотя и критикует многие нравы, распространившиеся в 19 веке, однако утверждает, что нигде так не празднуется праздник Пасхи, как на русской земле(" Не умрет из нашей старины ни зерно того, что есть в ней истинно русского и что освящено Самим Христом.

Разнесется звонкими струями поэтов, развозвестится благоухающими устами святителей, вспыхнет померкнувшие - и праздник Светлого Воскресения воспразднуется, как следует, прежде у нас, чем у других народов " (т.6, с.192). Очень близки тому, что Гоголь писал о русских А.М. Виельгорской последующие слова письма "Светлое Воскресенье", объясняющие почему именно у русских прежде , чем у других народов воспразнуется Светлое Воскресение:" Есть много в коренной природе нашей, нами позабытой, близкого закону Христа, - доказательство тому уже то, что без меча пришел к нам Христос, и приготовленная земля сердец наших призывала сама собой Его слово, что есть уже начала братства Христова в самой нашей славянской природе." (т.9,с.44О-441).

Имея глубокую любовь к России, Гоголь искренне хотел служить ей. Желание послужить Родине родилось у него давно. Так, еще в 1827 году Гоголь писал из Нежина своему дяде П.П. Косяровскому: " Еще с самых времен прошлых, с самых лет почти непонимания, я пламенел неугасимою ревностью сделать жизнь свою нужною для блага государства, я кипел принести хотя малейшую пользу" (т.9,с.19). О том, что, желая принести пользу государству, надо быть готовым служить России на любом поприще, Гоголь писал графу А.П. Толстому в письме "Нужно любить Россию":" Нет, если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей; не в губернаторы, но в капитан-исправники пойдете, - последнее место, какое ни отыщется в ней, возьмете, предпочитая одну крупицу деятельности на нем всей вашей нынешней бездеятельности и праздной жизни""т.6, с.84-85). Такая готовность была и у Гоголя. В юности, как он писал в "Авторской исповеди", он думал о государственной службе. И 1О апреля 183О года Гоголь поступил на службу в Департамент Уделов, в июне 183О года был утвержден в чине коллежского регистратора, а 1О июля был помещен помощником столоначальника. В 1831 году Гоголь, по его собственному желанию, был определен в Патриотический Институт старшим учителем истории, состоя в чине титулярного советника.

Позднее он стал относится к писательству, как к определенного рода служению. Так, в "Авторской исповеди" он писал о работе над "Мертвыми душами": " Но как только я почувствовал, что на поприще писателя могу сослужить также службу государственную, я бросил все: и прежние свои должности, и Петербург, и общества близких душе моей людей, и самую Россию, затем чтобы ‹...› произвести таким образом свое творенье, чтобы доказало оно, что я был также гражданин земли своей и хотел служить ей (т.6,с.212-213).Письмо, обращенное к графу А.П. Толстому, "Занимающему важное место" тесно связано с темой служения Родине. В нем Гоголь пишет о должности генерал-губернатора. Отдельные места этого письма совпадают с записью "Дела, предстоящие губернатору", сделанной Гоголем со слов графа А.П. Толстого в записной книжке 1841-1844 годов. В одном из писем к нему Гоголь писал:" Я Вас очень благодарю, что Вы объяснили должность генерал-губернатора: "Я только с Ваших слов узнал, чем она истинно может быть важна и нужна России"(т.6,с.457).

А в письме "Занимающему важное место" писатель советует не отказываться ни от какой должности:" Для того, кто не христианин, все стало теперь трудно: для того же, кто внес Христа во все дела и во все действия своей жизни, - все легко" (т.6,с.129). Гоголь указывает путь, следуя которому, можно по-настоящему послужить России. Этот путь- воцерковление общественной и государственной деятельности (".. Если бы завелось так, как и быть должно, чтобы во всех делах запутанных, казусных, темных, словом, - во всех тех делах, где угрожает проволочка по инстанциям, мирила человека с человеком Церковь, а не гражданский закон". (т.6,с.142). Гоголь советовал также возродить Советный суд как истинно христианский способ решения дела, называя его Божеским судом. Участие Церкви во всех важнейших делах государства Гоголь считал совершенно необходимым и возможным, и писал графу А.П. Толстому о том, как можно это сделать: "Также, как на водворенье обычаев, может подействовать генерал-губернатор на законное водворенье Церкви в нынешнюю жизнь русского человека:" во-первых, примером собственной жизни." (т.6,с.143).

Все, сказанное в статьях и письмах, Гоголь относил к самому себе. Все его творчество вырастало из духа его христианской жизни. Будучи с детства верующим, Гоголь постоянно посещал церковь, по поводу своих сочинений он советовался со своим духовником о. Матфеем Константиновским. Примером этому может служить его переписка с о.Матфеем по поводу книги "Выбранные места..", особенно - статьи "О театре". Само свое творчество Гоголь воспринимал как служение. В статье "О лиризме наших поэтов" он указывает два предмета, вызывающие этот "библейский лиризм": Россия и любовь к царю.



§ 5. " О поэзии"

Несколько статей писем книги Гоголь посвятил поэзии, русской литературе. Это - статьи " О лиризме наших поэтов", "Предметы для лирического поэта в нынешнее время", " В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность?" Но всем им предшествует короткая статья " О том, что такое слово", в которой Гоголь пишет о необходимости бережного отношения со словом, выражает здесь Евангельское понимание его. В Евангелии Христос сказал: "Глаголю же вам, яко всяко слово праздное, еже аще рекут человецы, воздадут о нем слово в день судный". (Мф. 12, 36). Гоголь применяет эти слова по отношению к писателю и в предостережении пишет:" Обращаться со словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку. Беда произносить его писателю в те поры, когда он находится под влиянием страстных увлечений ‹...›, словом - в те поры, когда не пришла еще стройность его собственная душа..." (т.6, с.2О-21). И, далее: "Опасно шутить писателю со словом. Слово гнило да не исходит из уст ваших!" (т.6, с.21). Последняя фраза - точная цитата из Послания к Ефессянам Св. ап. Павла (Еф.4, 29).

Гоголь в статье говорит о высоком назначении писателя и поэта, о высокой ответственности его пред Богом и перед людьми, потому что его дело связано со словом! (Беда, если о предметах святых и возвышенных станет раздаваться гнилое слово...." (т.6, с.21).

В статье писатель рассуждает о том, какой строгий суд ожидает писателя за сказанные им слова - " Поэт на поприще слова должен быть так же безукоризнен, как и всякий другой на своем поприще. (т.6,с. 19). Таким судом судил себя и сам Гоголь. Подтверждение тому - уничтоженный второй том "Мертвых душ", резкая оценка собственного творчества - " не мое дело поучать проповедью. Искусство и без того уже поученье". Такое же серьезное и глубокое отношение к литературе мы встречаем в его письмах.

Письмо "О лиризме наших поэтов" обращено к В.А. Жуковскому. В нем автор отмечает высокий лиризм, присущий русским поэтам: " В лиризме наших поэтов есть что-то такое, чего нет у поэтов других наций, именно - что-то близкое к библийскому, - то высшее состояние лиризма, которое чуждо движений страстных и есть твердый возлет в свете разума, верховное торжество духовной трезвости".(т.6, с.37). Далее, он раскрывает особенности этого лиризма: " "Этот лиризм уже ни к чему не может возноситься, как только к одному, верховному источнику своему - Богу. Он суров, он пуглив, он не любит многословия, ему приторно все, что ни есть на земле, если только он не видит на нем напечатления Божьего."(т.6, с.37).

В статье "В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность" Гоголь указывает источники этого лиризма: " Еще тайна для многих этот необыкновенный лиризм - рождение верховной трезвости ума, - который исходит от наших церковных песней и канонов". (т.6,с.164). А в настоящем письме пишет о двух предметах, вызывающих этот близкий к библейскому лиризм - это Россия и любовь к царю. В письме Гоголь раскрывает высокое значение монарха - " что такое монарх вообще, как Божий помазанник, обязанный стремить вверенный ему народ к тому свету, в котором обитает Бог..." (т.6, c.42). Поддержкой его мыслям звучат слова Пушкина, помещенные в письме:" Зачем нужно, - говорил он, чтобы один из нас стал выше всех и даже выше самого закона? Затем, что закон - дерево: в законе слышит человек что-то жесткое и небратское. С одним буквальным исполнителем закона недалеко уйдешь: нарушить же или не исполнить его никто не должен: для этого-то и нужна высшая личность, умягчающая закон, которая может явиться людям только в одной полномощной власти" (т.6, с.43) - писал Гоголь. В своем письме он цитировал стихи Державина и Пушкина, обращенные к государям. Особенно много вспоминает Гоголь стихотворений Пушкина, посвященных царю - " К Н***, "Друзьям", "Герой", "Пир Петра Первого".

Сам Гоголь имел искреннюю веру в необходимость царского правления на русской земле, был глубоко предан императору Николаю 1. В письме к графу А.П. Толстому от 2 января 1846 года н.ст. из Рима он с благоговением описывал то, как увидел Государя. Он писал: "Бог да спасет его и да внушит ему все, что ему нужно, что нужно истинно для доставления счастья его подданным. Если он молится и если молится та сильно искренне, как он действительно молиться, то, верно, Бог внушит ему весь ход и надлежащий закон действий. "Сердце царя в руке Божией ",- говорит нам Божий глагол". (т.9, с.323). Гоголь обращался к Государю императору Николаю Павловичу дважды - в декабре 1846 г, прося выдать ему паспорт на полтора года перед путешествием в Иерусалим; и около 16 января н.ст. из Неаполя, когда он просил особо рассмотреть главы "Выбранных мест", исключенные цензурой. Отношение Гоголя к государю отразилось и в его произведениях - в " Повести о капитане Копейкине", включенной в поэму "Мертвые души", -Копейкин решил отправиться в Петербург просить монаршей милости.

Гоголю были известны и отношенья государя с Пушкиным. В письме “О лиризме наших поэтов” есть такие слова: ”Только по смерти Пушкина обнаружилось его истинные отношения к государю” (т.6, с. 46). Гоголь знал письмо В. А. Жуковского отцу поэта С. Л. Пушкина, в котором он описывал последние дни Пушкина. Жуковский писал о том, какая тесная связь была у Пушкина с государем: “При начале своего царствования он его себе присвоил.... он следил за ним до последнего его часа; бывали минуты, в которые, как буйный, еще неостепенившийся ребенок, он навлекал на себя неудовольствие своего хранителя, но во всех изъявлениях неудовольствия со стороны государя было что-то нежное, отеческое." (В.А.Жуковский. Соч.6т., изд. 7-е под ред. П.А. Ефремова, Спб. 1848, т.6,с.9). Жуковский передает, что перед отъездом доктора, Аренту Пушкин сказал: " Попросите государя, чтобы он меня простил". ( Жуковский В.А., т.6, с.11). И государь ответил Пушкину письмом:" Если Бог не велит нам более увидеться, посылаю тебе мое прощение, и вместе мой совет: исполнить долг христианский. О жене и детях не беспокойся: я их беру на свое попечение." (Жуковский В.А., т.6, стр.12). Жуковский так описывал эту сцену: " Около полуночи фельдегерь с повелением немедленно ехать к Пушкину, прочитать ему письмо, собственноручно государем к нему написанное, и тот час " обо всем донести". "Я не могу, я буду ждать", - приказывал государь Аренту. (Жуковский В.А.,т.6,с.12). И когда Жуковский подошел к умирающему Пушкину и спросил:" Может быть увижу государя, что мне сказать ему от тебя?" И Пушкин ответил:" Скажи, что мне жаль умереть, был бы весь его". (Жуковский В.А.,т.6,с.14).

Когда во второй раз Арент приехал от государя, Пушкин сказал:" Жду царского слова, чтобы умереть спокойно." (Жуковский В.А., т.6, с.14). И последние слова Пушкина, обращенные к государю были:" Скажи государю, что я желаю ему долгого, долгого царствования, что я желаю ему счастья в его сыне, что я желаю ему счастья в его России".(Жуковский В.А., т.6,с. 15). Таковы были отношения государя с великим русским поэтом. Слова Жуковского, сказанные в том же письме, наверное, совпадали с мнением Гоголя: "Редкий из писателей, помолясь над гробом, не помолился в то же время за государя и можно сказать, что это изъявление национальной печали о поэте было самым трогательным прославлением его великодушного покровителя". (Жуковский В.А., т.6,с.21).

Пятнадцатая глава - "Предметы для лирического поэта в нынешнее время" (Два письма к Н.М.Языкову написаны на основании двух писем Н.М. Языкову - от 2 и 26 декабря н.ст. 1844 года. Оба письма, положенные в основу главы, написаны по поводу стихотворения "Землятрясение", которое было включено в качестве примера в "Учебную книгу словестности", написанную Гоголем в 1845 году. В этих письмах Гоголь советовал поэту :" Одних нужно поднять, других попрекнуть: поднять тех, которые смутились, от страхов и бесчинств, их окружающих: попрекнуть тех, которые в святые минуты небесного гнева и страданий дерзают предаваться буйству всяких скаканий и позорного мгновения". (Жуковский В.А., т.6,с.64). Этот совет Гоголь дает на основании собственного опыта: и в "Мертвых душах"' и в " Выбранных местах..." он пытается прежде всего повлиять на души людей. В своей поэме он в ярких образах показал страсти, живущие в человеческой душе, чтобы читатель, пораженный их убожеством, пожелал освободиться от них, в "Выбранных местах ..." Гоголь прямо высказывал и упреки ("Близорукому приятелю", "Советы", "Нужно любить Россию" и др.), и готовность протянуть руку помощи ("Напутствие"). В письме к Н.М. Языкову от 26 декабря н.ст. 1844 года Гоголь говорил об этой возможности лирического поэта:" И один только лирический поэт имеет теперь законное право так попрекнуть человека, так с тем вместе воздвигнуть дух в человеке". (т.9, с.279). В том же письме есть строки, очень близкие опубликованным в книге:"...Упрек, и еще сильнейший, может быть упадет на тех, которые осмеливаются даже в такие святые минуты Божьего посещения пользоваться смутностью времени .." (т.9,с. 279). Он также пишет: "А если хочешь быть еще понятней всем, то, набравшись духа библейского, опустись с ним, как со светочем, во глубины русской старины и в ней порази позор нынешнего времени и углуби в то же время глубже в нас то, перед чем еще позорнее станет позор наш. Стих твой не будет вял, не бойся, старина даст тебе краски и уже одной собой вдохновит тебя! Она так живьем и шевелится в наших летописях". (т.6,с.64).



Гоголь долгое время сам изучал летописи и обращался к историческим сюжетам. В 1842 году им был написан "Тарас Бульба". Над этим произведением Гоголь начал работать в конце 1833 года, в период своего увлечения всеобщей историей и историей Украины. "Тарас Бульба" был написан на основании тех документов и исторических произведений, которые изучал тогда Гоголь. Последняя статья, написанная на эту тему в книге - " В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность". В этой статье присутствуют и размышления Гоголя о путях русской литературы, и своеобразный обзор поэзии от Ломоносова до современных Гоголю поэтов. Эта статья тесно связана с опытом Гоголя "Учебная книга словесности", которая была им задумана, скорее всего, в 1830 году, когда он, по совету Пушкина, начал писать " Историю русской критики". Сам Гоголь был хорошо знаком с такими книгами. Еще в Нежине он изучал русскую словестность по "учебной книге русской словестности, по "Учебной книге русской словесности, или избранных мест из русских сочинений и переводов в стихах и прозе, с привосокуплением кратких правил риторики и истории русской литературы, изданной Николаем "Правилам словестности" Я.В. Толмачева, он знал также "Основание российской словестности" А.С. Никольского, "Опыт о русском стихосложении" А.Х. Востокова, "Собрание образцовых русских сочинений и переводов в стихах и прозе" в 20 томах, составленное А.И. Тургеневым, В.А. Жуковским и А.Ф. Воейковым, о которых он писал в письмах 1824-1825 годов. А в 1830 году Гоголь сам пытался составить такого рода книгу. Впоследствии некоторые ее положения нашли отражение в "Выбранных местах .." Так, в разделе "Учебной книги словесности" "О поэзии" Гоголь делит поэзию на 3 рода: лирический, драматический или повествующий и третий - описательный или дидактический. Двумя путями передает он другим ощущения: или от себя самого лично, - тогда поэзия его лирическая, или выводит других людей и заставляет их действовать в живых примерах, - тогда поэзия его драматическая и повествующая (т.6,с. 167). В письме Гоголя к Н.М. Языкову от 15 февраля 1844 года, в котором он указывает поэту на отсутствие лиризма в его последних стихах, Гоголь пишет о различии между лирическим и описательным талантом:" Не суждено лирическому поэту быть спокойным созерцателем жизни, подобно эпическому. Не может лирическая поэзия, подобно драматической, описывать страдания и чувства другого." (т.9, с.223). В этом же письме примером для лирического поэта Гоголь называет псалмы Давида: "Все тут сердечный вопль и непритворное восторгновение к Богу. Вот почему остались они как лучшие молитвы, и до сих пор в течение тысячелетий низводит утешение в души. ‹...›. Но из твоей души должны исторгнуться другие псалмы, не похожие на те, из своих страданий и скорбей исшедшие, может быть более доступные для нынешнего человечества, потому что и самые страдания и скорби твои более доступны нынешнему человечеству, чем страдания и скорби Давидовы". (т.9,с.225). Подобно тому, как в "Учебной книге словесности" Гоголь указал три вида поэзии, в статье "В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность" Гоголь говорит о трех источниках русской поэзии, которые можно соотнести с этими тремя родами. Источником " лирического рода" можно назвать народную песню и "церковные песни и каноны", " повествовательно-драматический" род соотносится с пословицей, а "описательный, или драматический" род со "словом церковных пастырей". Эти три источника, указанные в статье ("Струи его пробиваются в наших песнях ... в пословицах наших... в самом слове церковных пастырей.").(т.6, c.147), были источниками творчества и для Гоголя. Русские народные песни Гоголь очень любил и собирал. Им даже была написана статья "О малороссийских песнях!" В 1833 году он так писал о них Максимовичу: " Моя радость, жизнь моя! Песни! Как я вас люблю! Что все эти черствые летописи, в которых я теперь роюсь, пред этими звонкими, живыми летописями!" Пословицы Гоголь широко использовал в "Мертвых душах", при помощи которых он давал ясное понятие о своих героях. Эпиграфом к "Ревизору" также послужили русские пословицы:" На зеркало неча пенять, коло рожа крива". А "Слово церковных пастырей" или мысли, выраженные в произведениях духовных писателей, особенно отразились в "Выбранных местах из переписки с друзьями".

В статье можно найти и автобиографические моменты. Среди многих поэтов Гоголь упоминает и В.В. Кайниста : " от одного только Кайниста послышался аромат истинно душевного чувства и какая-то особенная антологическая прелесть, дотоле незнакомая".(т.6,с.154). Василий Афанасьевич Гоголь, отец писателя, и Василий Васильевич Кайнист и были давно знакомы. Кайнист жил в Обуховке, по соседству с Гоголем. В.А. Гоголь был уездным предводителем дворянства, Кайнист - губернским предводителем, потом губернским судьей.

По воспоминаниям матери, он даже говорил с маленьким Николаем Гоголем. А в июле 1813 года Державин приезжал в Обуховку, где видел Н.В. Гоголя, т.к. они в то время там гостили.

В своих статьях Гоголь высказал особое мнение о русских литераторах. В письме от 29 октября 1848 года он писал графине А.М. Виельгорской: "Когда случится вам видеть Питиева, не забывайте его расспрашивать о всех русских литераторах, с которыми он был в сношениях. Эти люди были более русские, нежели люди других сословий". (т.9,с.441). Многие страницы своей книги Гоголь посвятил А.С. Пушкину, в котором он отмечал высоту души и истинно русские черты: "Как он весь оживился и вспыхивал, когда шло дело к тому, чтобы обличить участь какого-либо изгнанника или подать руку падшему! Как выжидал он первой минуты царского благоволения к нему, чтобы заикнуться не о себе, а о другом несчастном, упадшем! Черта истинно русская". (т.6,стр.46-47).

В статье "В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность" гоголь раскрыл высокое назначение всей русской поэзии:" Поэзия наша звучала не для современного ей времени, но чтобы, - если настанет наконец то благодатное время, когда мысль о внутреннем построении человека в таком образе, в каком повелел ему состроиться из самородных начал земли совей, сделается наконец у нас общего по всей России и давно желанною всем, - то чтобы увидели мы, что есть действительно в нас лучшего, собственно нашего и не позабыли бы его вместить в свое построение. (т.6, с.18О-181).

1   2   3   4

  • § 5. " О поэзии"