Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Автобиографическое начало




страница2/4
Дата21.07.2017
Размер0.76 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4
§ 1. Женщина в свете Название статьи Гоголя Женщина в свете полностью соответствует той проблеме, которая стояла перед адресатом гоголевского письма. Писатель говорит о возможности женщины повлиять на современное ему светское общество, о смысле ее присутствия в свете. К кому было обращено письма Гоголя, точно до конца неизвестно. С. Т. Аксаков считал, что оно было написано к А. М. Веневитиновой {рожд. графине Виельгорской, 1818 – 1884), а Н. С. Тихонравов пред полагал, что оно обращено к С. М. Соллогуб (рожд. Виельгорской, 1820 – 1878). Ю. Барабаш в своей книге Гоголь. Загадка Прощальной повести. Выбранные места из переписки с друзьями высказывал предположение, что адресат этого письма-статьи – собирательный образ женщины, который Гоголь сам создал. Первоначально Гоголь хотел назвать это письмо Обязанности женщины, такое название мы встречаем в его записной книжке 1841 – 1846 годов. В статье Гоголь пишет об охлаждении душевном, овладевшим обществом, о нравственной усталости, требующей оживотворения, которое и может произнести женщина. Обращаясь к злоупотреблениям на любой службе в России, Гоголь отмечает прежде всего взятки и их причину: “Окажется, что большая часть взяток, несправедливостей по службе и тому подобного, в чем обвиняют наших чиновников и нечиновников всех классов, произошла или от расточительности их жен, или же от пустоты из домашней жизни... (т.б, с.14). Эти слова Гоголя очень близки Толкованию блж. Феофилакта, архиепископа Болгарского, на Первое послание св. апостола Павла к Коринфянам (гл. 7, ст. 22-23), которое было прочитано Гоголем во втором томе Христианского чтения за 1843 год: “Угодить жене и особенно такой, которая любит украшения и требует золота ... , это и располагает жалких мужей к несправедливости и душевредным распоряжениям ве щами (т.6, с.426). В поэтической (форме Гоголь говорит о высоком долге женщины: “Душа жены – хранительный талисман для мужа, оберегающий-его от нравственной заразы: она есть сила, удерживающая его на прямой дороге, и проводник, возвращающий его с кривой дороги на прямую; и наоборот, душа жены может быть его злом и погубить его навеки (т.б, с,14). Говоря о влиянии жены на мужа, Гоголь раскрывает слова Священного Писания: “И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному: сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. гл. 2, ст. 18). понимание этих слов Гоголем было очень глубоким: он увидел в женщине помощницу в самом главном деле человека – в его стремлении к Богу. Так, в письме Что такое губернаторша он писал:...Если только сколько-нибудь сумеете очертить перед женщиной ее высокое поприще, которого ждет теперь от нее мир, – ее небесное поприще, быть воздвижнецей нас на все прямое, благородное и честное ... , то та же самая женщина ... подвигнет себя самою на все чистое, подвигнет своего мужа на исполнение честное долга...(т.б, с.101). Гоголь даже написал отдельную статьи для книги Чем может быть жена для мужа в простом домашнем быту, при нынешнем порядке вещей в России. Первоначально Гоголем был сделан набросок 0 браке, сохранившийся ь его записной книжке 1846-1851 годов, который в последствии и был переделан в статью. В статье Гоголь дает советы о том, как вести хозяйство, как распределить время таким образом, чтобы жена была истинной помощницей мужа. Понятин Гоголя о браке были основаны на Посланиях св. апостола Павла (Совет Гоголя Не оставайтесь поутру с вашим мужем; гоните его на должность ‹ …› Чтобы ‹ …› через то встретились бы весело перед обедом (т.б, с, 121) восходит к словам св. апостола. Павла из Первого Послания к 1(Коринфянам: “Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе... (гл. 7, ст. 5)) и Домострое. В своем наброске он писал о браке как о строгом монастыре. Многие свои взгляды на брак Гоголь излагал в письмах к Анне Михайловне Вьельгорской, с которой он познакомился за границей. Сближение его с большой семьей Вьельгорских началось после 1839 года. В письме к ней от 30 марта 1842 года он писал о частном семейном быте, отраженном в Домострое. Для Гоголи устройство домашнего быта во многом совпадало с домостроевским, он словно высказывал свои взгляды на брак. В своих письмах Гоголь поддерживал ее желание сделаться русскою, давал ей множество советов. Вообще, Гоголь очень доверял Анне Михайловне и русские занятия с нею хотел начать вторым томом Мертвых душ. В 1847 году Гоголь просил ее собирать для него отзывы о книге Выбранные места..., а в 1849 году сватался к ней. 0 сватовстве Гоголя рассказывал в своей книге И. Золотусский. По его словам, в Анне Михайловне Гоголя привлекали разум, спокойствие, чувство меры и та спокойная способность вникать в предмет и оглядывать его неспешно, которая так редко дается женщинам. На него также произвела впечатление встреча со старым другом Константином Базили, с которым они вместе ездили в Иерусалим, – отношения Базили с супругой были на редкость ровными, такого мог желать себе и Гоголь. Существует мнение, что Гоголь сделал свое предложение через Веневитиновых – Аполлинарию Михайловну (рожд. графиню Вьельгорскую) и Алексея Владимировича Веневитинова, которые посоветовали ему отказаться от этого предложении. Однако на Пасху 1849 года он все же решился на этот шаг, о чем свидетельствуют слова из его письма к Анне Михайловне, написанного в мае 1849 года: “Мы бы, верно, все стали чрез несколько времени в такие отношенья друг к другу, в каких следует нам быть. Тогда бы и мне и вам оказалось видно и ясно, чем я должен быть относительно вас. Чем-нибудь да должен же я быть относительно вас: Бог не даром сталкивает так чудно людей. Может быть, я должен быть не что другое в отношении вас , как верный пес, обязанный беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего (т.9, с.457). Однако сватовство окончилось ничем, и в мае 1849 года Гоголь писал матери: “Слава Богу! Бог Сам пристроивает детей ваших: ни я не женился, ни сестры мои не вступили в брак, стало быть, меньше забот и хлопот. И в этом великан милость Божья (т.9, с.457-458). Однако в статье Женщина в свете автор не ограничивает возможности женщины изменить людей семейным кругом, он пишет о ее влиянии на светское общество. Он отмечает черты, с которыми, по его мнению, все возможно: красоту, неоклеветанное имя и власть чистоты душевной. Гоголь писал о красоте женщины как о тайне, о силе, поражающей всех равно. Красота – одно из имен Божиих, – писал кто-то из святых. Позднее в русской литературе началось много споров о красоте, через несколько десятилетий один из героев Достоевского скажет: “Красота спасет мир, однако Гоголь, воз можно, единственный и то время стал писать о высшей красоте как о проявлении Божественного в человеке (Но вы имеете еще высшую красоту, чистую прелесть какой-то особенной, одной вам свойственной невинности, которую я не умею определить словом, но в которой так и светится всем ваша голубиная душа (т.6, с.16)). В этой статье нашли особенно яркое отражение слова Гоголя из Авторской исповеди о том, что венцом всех эстетических наслаждений в нем осталось свойство восхищаться красотой души человека(т.6, с.224).Красота для Гоголя неразрывно связана с христианской добродетелью – чистотой душевной, а все письма представляют собой призыв к милосердию и любви, обращенный именно к женщине. Он изображает свет как больницу, в которой люди и болеют, и страждут, и нуждаются, и без слов вопиют о помощи, – и, увы, даже не знают, как попросить о ней (т. 6, с.15). Эти слова перекликаются с другой статьей Что такое губернаторша. В ней Гоголь пишет: “Друг мой, вспомните вновь мои слова, в справедливости которых, говорите, что сами убедились: глядеть на весь город, как лекарь глядит на лазарет (т. 6, с,93). Вся статья Что такое губернаторша тесно связана с письмом к А. О. Смирновой, чей муж, И. М. Смирнов, в 1845-1851 годах был калужским губернатором. В письме от 28 июля 1845 года н. ст., на написанном Гоголем из Карлсбада, он обращает ее влияние на возможность влияния губернаторши на общество: ...Ваше влияние – на жен чиновников вообще, по мере прикосновения их с жизнью городскою и домашнею и по влиянию их на мужей своих, существеннейшему и сильнейшему, чем все другие власти. Губернаторша как бы то ни было первое лицо в городе. Благодаря нынешнему направлению обезьянства, с вас будут брать и заимствовать все до последней. без безделицы.(т. 3, с.317). Это утверждение находит отражение и в статье – Вы первое лицо ж городе, с вас будут перенимать все до последней безделушки, благодаря обезьянству моды и вообще нашему русскому обезьянству (т. 6, с.93). Гоголь пишет о вреде роскоши и страсти к новым платьям: “Гоните роскошь Не пропускайте ни одного собрания и бала приезжайте те именно затем, чтобы показаться в одном и том же платье...(т.6, с.93). Об этом он писал и в своем письме к Смирновой: Смотрите, чтобы вы всегда были одеты просто, чтобы у вас как можно было поменьше платья(т.9, с.317). В обоих письмах он советует получше узнать людей города. Б письме, адресованном Смирновой, Что такое губернаторша, Гоголь просил не отвращаться ни от каких людей: “Не пугайтесь же ивы мерзостей и особенно не отвращайтесь от тех людей, которые вам кажутся почему-либо мерзки (т.6, с.103). 0 том, насколько внутреннюю душевную красоту Гоголь ценил более внешних качеств, говорят слова из его письма к Анне Михайловне Вьельгорской от 29 октября 1848 года: “Вы бываете хороши только тогда, когда в лице вашем проявляется благородное движенье; видно, черты лица вашего затем уже устроены, чтобы выражать благородство душевное...(т.9, с.440). Эти слова отрицают понятие о красоте, увиденное им в Толковании на св. Матфея Евангелиста - св. Иоанна Златоуста: “Для того-то тотчас и истлевает тело, чтобы ты мог видеть в наготе красоту души ... Не в теле красота, но красота тела зависит от того образования и цвета, который отпечатлевает душа в существе его.... Но такое понимание роли женщины в обществе пришло к Гоголю не сразу. Женские образы ранних его произведений (Вий, Тарас Бульба) несут в себе лишь соблазн и гибель. Так, прекрасная панночка убивала всех, очарованных ею, а красота полячки приводит к - измене казака Андрия. Образ Улиньки в Мертвых душах уже несет в себе те черты, которые нашли яркое отражение в Выбранных местах.... Случайная встреча с нею Чичикова на пути к Собакевичу, описанная в пятой главе первого тома Мертвых душ несколько пробуждает героя от его духовного сна, вызывая в нем чувство, непохожее на те, которые суждено ему чувствовать всю жизнь (т.5, с.86-87). Во втором томе поэмы Гоголь так характеризует ее: ...Добрый, даже самый застенчивый, мог разговориться с нем, как никогда в жизни своей ни с кем, и, – странный обман! – с первых минут разговора ему уже казалось, что где-то и когда-то он знал ее... (т.5, с.245) . Эти слова напоминают нам ту небесную родную сестру, о которой говорил Гоголь в статье Женщина в свете. Отзыв Гоголя о Вьельгорской в письме к ней от 29 октября 1848 года Вы бываете хороши только тогда, когда в лице вашем проявляется благородное движение можно сравнить с деталью портрета Улиньки (Когда она говорила, у ней, казалось, все стремилось вслед за мыслью (т.5, с.245). Впечатление, произведенное ею на Тентетникова, имело и духовный смысл: “Одно обстоятельство чуть было, однако, же, не разбудило Тентетникова и чуть было не произвело переворота в его характере(т.5, с. 224). Однако Улинька – еще не совершенство. Наиболее полно ее характер раскрывается во второй главе второго тома поэмы. Говоря с отцом, она быстро впадает в благородный гнев, легко называет его друга Вишнепокромова пустым и низким человеком, на что неожиданно отвечает ей Чичиков: “По христианству именно таких мы должны любить (т.5, с.261). Звучит неслучайно в этой главе, в ее присутствии смешная и грустная одновременно история, рассказанная Чичиковым, и как будто к ней обращен скрытый смысл сказанных им слов: “Полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий любит. Так, подобно тому, что говорится в диалоге, описанном в поэме, в письме Что такое губернаторша Гоголь пишет Смирновой: “Не отвращайтесь от тех людей, которые вам кажутся почему-либо мерзки (т.6, с. 10З). И следующая фраза письма несколько перекликается с теми черненькими и беленькими, о которых говорил Чичиков: “Уверяю вас, что придет время, когда многие у нас на Руси из чистеньких горько заплачут, закрыв руками лицо свое, именно оттого, что считали себя слишком чистыми, что хвалились чистотой своей и всякими возвышенными стремлениями куда-то, считая себя чрез это лучшими других(т.6, с.104). Возможно, говоря о разочаровании таких людей в себе и слезах покаяния, автор и указал здесь путь к очищению и совершенству для таких натур, как Улинька, в которых есть стремление к правде, однако нет еще сострадания к погибающим душам, которого искал Гоголь в своих современницах. И лишь в Выбранных местах… Гоголь пишет о женщине как христианке. Отвечая на письмо той, которая считала себя недостойной наслаждаться счастьем, когда вокруг так много страданий и бед (Женщина в свете), он называет ее беспокойство о людях небесным, тоску о них – ангельской, а ту женщину, чьи хотя бы голос и облик смогут повести и исправлению нравов страждущих людей – их небесною родною сестрой. § 2. О Значении болезней В 1846 году Гоголь написал статью “Значение болезней. В ней много автобиографического. В начала 1840-х годов Гоголь постоянно болел, о чем неоднократно писал в письмах к разным лицам. 20 февраля 1046 года Гоголь писал П. А. Плетневу из Рима: “Тяжки, тяжки мне были последние времена, и весь минувший год так был тяжел, что н дивлюсь теперь, как вынес его. Болезненные состояния до такой степени (в конце прошлого года и даже в начале нынешнего) были невыносимы, что повеситься или утопиться казалось как бы похожим на какое-то лекарство и облегчение. А между тем Бог так был милостив ко мне в это время, как никогда дотоле (т.9, с.324-325). Слова этого письма перекликаются с началом статьи: Часто бывает так тяжело, так тяжело, такая страшная усталость чувствуется во всем составе тела, что рад бываешь, как Бог знает чему, когда наконец оканчивается день и доберешься до постели ‹…›. Но потом, когда оглянешься на самого себя и посмотришь глубже себе внутрь – ничего уже не издает душа, кроме одних слез и благодарения. О ! Как нужны нам недуги (т.6, с.18). Слабость и недостаток сил Гоголь чувствовал еще в начале 1840-х годов. Об этом он писал матери 25 июня 1840 года из Вены, где пытался лечиться: “Я приехал в Вену довольно благополучно назад тому неделю. ‹…› Хочется попробовать новоткрытых вод, которые всем помогают, а главное, говорят, дают свежесть сил, которых у меня уже с давних пор нет”. В письме к М. П. Балабиной, написанном в феврале 1842 года из Москвы Гоголь так описывал свое болезненное состояние: ... Болезнь моя выражается такими страшными припадками, каких никогда еще со мною не было; но страшнее всего мне показалось то состояние, которое напомнило мне ужаснув болезнь мою в Вене, а особенно когда я почувствовал то подступив шее к сердцу волнение, которое всякий образ, пролетающий в мыслях, обращало в исполина, всякое незначительно-приятное чувство превращало в такую страшную радость, какую не в силах вынести природа человека, и всякое сумрачное чувство претворялось в печаль, тяжкую, мучительную печаль, и потом следовали обмороки; наконец, совершенно сомнамбулическое состояние. Один из таких припадков, случившийся в Италии за день до похорон знакомого Гоголю молодого русского архитектора, умершего в Риме от лихорадки, описывал в своих воспоминаниях П. В. Анненков: “Едва только заметили мы друг друга, как Гоголь, ускорив шаги и раздвинув руки, спустился ко мне на площадку и начал с видом и выражением совершеннейшего отчаяния: “Спасите меня, рады Бога; я не знаю, что со мною делается... Я умирав... Я едва не умер от нервического удара нынче ночью... Увезите меня куда-нибудь, да поскорее, чтоб не было поздно...”. Автор воспоминаний отвез Гоголя в Альбано, где он стал покоен. Несмотря на лечение за границей, болезненное состояние не оставляло Гоголя. В мае 1845 года Гоголь просил графа А. П. Толстого отслужить молебен в Париже о его выздоровлении: “Прошу нас просить нашего доброго священника в Париже отправить молебен о моем выздоровлении. Отправьте также молебен о вашем выздоровлении” (т. 9, с. 326-327).Трудно точно сказать, в чем состояла тогда болезнь Гоголя. Он чувствовал слабость, “обмирания”, “нервические припадки”. Зиму 1840 - 1841 годов Гоголь проводил в Риме, где жил на via Sistina на одной квартире с В. И. Пановым, который был для него по воспоминаниям Ф. И. Буслаева, и радушным хозяином, и заботливой нянькой, и, в случае необходимости, секретарем. В. И. Панов с редкой чуткостью понимал состояние Гоголя, о котором писал С. Т. Аксакову: “Его физическое состояние действует, конечно, на силы душевные; поэтому он им черезвычайно дорожит, и поэтому он ужасно мнителен. Все эти причины, действуя совокупно, приводят иногда его в такое состояние, в котором он истинно несчастнейший человек, и эти тяжкие минуты, в которые вы его видели, мне кажется, были здесь с ним чаще, продолжительнее и сильнее, чем в России”. Без сомнения, болезнь Гоголя отражалась на его душевном состоянии, одно было связано с другим. В частности, возможность или невозможность творить сильно влияла на здоровье писателя. Так, в статье “Исторический живописец Иванов” Гоголь писал о себе: “Когда, послушавшись совета одного неразумного человека, вздумал было заставить себя насильно написать кое-какие статейки для журнала, это было мне в такой степени трудно, что ныла моя голова, болели все чувства, я марал и раздирал страницы, и после двух, трех месяцев таковой пытки так расстроил здоровье, которое и без того было плохо, что слег в постель…”(т. 6, с.115). в продолжении этого времени он чувствовал зависимость от своего физического состояния, к нему приходили мысли о смерти (“… Но, слыша ежеминутно, что жизнь моя на волоске, что недуг может остановить вдруг тот труд мой... (т. 6, с.18.). Однако Гоголь пытался отыскать смысл в своей болезни. О себе он писал в статье Значение болезней: ...Самое здоровье, которое беспрестанно подталкивает русского человека на какие-то прыжки и желанье порисоваться своими качествами перед другими, заставило бы меня наделать уже тысячу глупостей (т.6, с.18). Отыскать этот смысл посланных Богом страданий он желал и своему другу Н. И. Языкову в письме от 15 февраля 1844 года: “Спрашивает ли кто-нибудь из нас, что значат сии случающиеся препятствия и несчастья, для чего они случаются... Часто мы должны бы просить не об отвращении от нас несчастий, но о прозрении, о проразумении тайного их смысла и о просветлении очей наших (т.9, с.223) . Гоголю помогали в уразумении смысла его скорбей и болезней творения святых отцов Православной Церкви, которые он читал и пере писывал. В его выписках, найденных после смерти, мы находим слова св. Иоанна Златоуста: “Тленное дано нам тело не удя того, чтобы мы страданиями его увлекались к нечестию, напротив, для того, чтобы мы пользовались им ко благочестию. Эта тленность, эта смертность тела послужит для нас, если мы только поведем себя внимательно, источником славы и сообщит нам в оный день великое дерзновение, впрочем, не только в оный день, но и в настоящей жизни (т.8, с.512), и еще: “Бедствия посылаются за грех человеку (т.8, с.553). Несмотря на все страдания, в письмах Гоголя этого периода звучит глубокая преданность воле Божией. В 1846 году Гоголь пи сал графу А. П. Толстому: “Я худев, вяну и слабею и с тем вместе слышу, что есть что-то во мне, которое по одному мановению высшей воли выбросит из меня недуги все вдруг, хотя бы и смерть летала надо мной. Да будет же во всем святая воля над нами Создавшего нас, да обратится в нас все на вечную хвалу Ему: в болезни, и недуги, и все существованье наше, да обратится в неумолкаемую песнь Ему !” Гоголь увидел благодаря своей, болезни возможности. дальнейшего совершенствования: “Не будь этих недугов, я бы задумал, что стал уже таким, каким следует мне быть(т. 6, с 10). Ю. Барабаш в книге Гоголь. Загадка Прощальной повести... указывает и на другую причину, побуждавшую Гоголя с благодарностью переносить болезни – для Гоголя значение болезней ‹…› заключается еще и в том, что перенесенные страдания и наступающее вслед за ними духовное просветление становятся мощным творческим импульсом. Гоголь писал в статье о том, что ныне, в мои свежие минуты, которые дает мне милость небесная и среди самых страданий, иногда приходят ко мне мысли, несравненно лучшие прежних... (т.6, с.18). Все это давало Гоголю возможность видеть в своих болезнях милость Божию и за все благодарить Творца. Поэтому в конце статьи это настроение и вылилось ь радостные строки: “Слыша все это смиряюсь я всякую минуту и не нахожу слов, как благодарить небесного Промыслителя за мою болезнь (т.6, с.18). § .3. Исторический живописец Иванов Двадцать третья глава Выбранных мест из переписки с друзьями посвящена художнику Александру Андреевичу Иванову. В основе этой статьи лежат два письма: первое - письмо к А.А. Иванову от 9 января 1845 года н.ст., написанное из Франкфурта, второе - к графу Матвею Юрьевичу Виельгорскому, вице-президенту Общества поощрения художников, в котором автор просил о назначении содержания художнику. Гоголь сразу напечатал его в книге, потому что, как он объяснял в письме к графу М.Ю. Виельгорскому в июле 1847 года, у нас по тех пор никакие хлопоты не возымеют надлежащего действия, пока общий крик и общий голос не станут за того человека, о котором хлопочут(т.9,с.394). Письмо Гоголя самому художнику (от 9 января 1845 года) еще в то время, когда картина не была закончена, тоже связано с недостатком денег ( А насчет ваших смущений по поводу денежных недостатков скажу вам только то, что у меня никогда не было денег в то время, когда я об них думал (т.9,с.3О1), далее он пишет о картине так, что есть основания считать это письмо основанием целой статьи из Выбранных мест.. Гоголь написал об Иванове так, что в Выбранных местах.. отразился своеобразный идеал художника, каким представлял его себе сам автор. Художник в понимании Гоголя - аскет, отдавший всего себя своему труду как монах монастырю (т.6,c.117), который даже давно уже умер для всего в мире, кроме своей работы (т.6,с.11О) и позабыл даже, существует ли на свете какое-нибудь наслаждение, кроме работы (т.6,с.111). Такой образ встречается еще в сравнительно ранней повести Портрет (1842). Гоголь писал о мастере, надолго уехавшем для своей работы в Рим: Там, как отшельник, погрузился он в труд и в не развлекаемые ничем занятия, всем пренебрегал он, все отдал искусству (т.3,с.87). А во время написания Выбранных мест.. Гоголь, скорее всего, сам обладал уже теми чертами, которые отличают истинного художника-творца, так как в процессе работы над Мертвыми душами Гоголь осознал, насколько тесно связано создание произведения с духовным совершенствованием автора. Собственный путь духовного развития, пройденный Гоголем, дал ему возможность понять другого художника - А.А. Иванова, которому посвящена статья. Иванов писал картину в течение восьми лет, и Гоголь объясняет причину медленности работы, поскольку и капля времени у художника не пропала даром. (т.6, с.111). Так Гоголь пишет: С производством этой картины связалось собственное душевное дело художника, - явленье слишком редкое в мире, явленье, в котором вовсе не участвует произвол человека, по воле Того, Кто повыше человека (т.6,c.111). Подобное было и с писателем, о чем он писал в письме к П.А. Пестневу в октябре 1843 года. Сочиненья мои так связаны тесно с духовным образованием меня самого. А также, даме, в этой же статье: Мои сочиненья тоже связались чудным образом с моей душой моим внутренним воспитанием. В продолжении более шести лет я ничего не мог работать для света. (т.6,с.114). Так, в 1845 году он писал А.И. Иванову: Работа ваша соединена с вашим душевным делом. Как о душевном деле Гоголь говорил в Авторской исповеди о книге Выбранные места.... Часть статьи Гоголь посвятил непосредственно предмету картины. Картина Явление Мессии изображает первое явление Христа народу во временя крещения Иоанном в Иордане. Он описал всю группу лиц, помещенную на картине, и назвал главной ее задачей - ход обращения человека ко Христу. Глубокое проникновение в замысл художника было связано с тем, что Гоголь ставил и себе подобную задачу. Поэму Мертвые души он предполагал закончить обращением на путь христианской жизни Чичикова и других героев, то есть вся поэма должна была бы изображать постепенное обращение человека к Богу. Автор пишет о тех трудах и подвигах, которые нес художник во время своей работы: Иванов молил Бога о ниспослании ему такого полного обращения, лил слезы в тишине, прося у Него же сил исполнить Им же внушенную мысль;‹...› просил у Бога, чтобы огнем благодати испепелил в нем ту холодную черствость, которую теперь страждут многие наилучшие и наидобрейшие люди, и вдохновил бы его так изобразить это обращение, чтобы умилился и нехристианин, взглянувши на его картину.(т.6,c. 113). В статье выражена и главная мысль, объясняющая многое в последнем периоде творчества Гоголя : ...пока в самом художнике не произошло истинное обращение к Христу, не изобразить ему того на полотне” (т. 6, с. 113). Об этом он писал в своем письме. Иванову от 9 января 1845 года н.ст.: Пока с вами или, лучше в вас самих не произойдет того внутреннего события, какое силитесь вы изобразить на вашей картине в лице подвигнутых и обращенных словом Иоанна Крестителя, поверьте, что до тех пор не будет кончена ваша картина. (т.9, c.3О9). Гоголь пишет о том, что невозможно было Иванову отозваться от такого труда, который по воле Бога, обратился в его душевное дело и, далее рассказывает о своей болезни, случившейся по причине того, что пытался заставить себя написать статьи для журнала. Объясняя положение художника, нуждавшегося в помощи в то время, когда он, обращаясь к Богу и живя в Боге, творил свое произведение, изображая лишь то, что стало в его душе плодом долгих молитв и трудов, Гоголь указывает на невозможность объяснить это переходное душевное состояние людям. ( Не думайте, чтобы легко было изъясниться с людьми во время переходного состояния душевного, когда, по воле Бога начнется переработка в собственной природе человека. Я это знаю и отчасти даже испытал сам.(т.6, c.11О).Автор сумел так изобразить то, что творилось в душе Иванова потому, что сам он прошел этот путь во время работы над Мертвыми душами, о чем он и написал в статье. Все письмо содержит горячую просьбу об оказании денежной помощи художнику, автор пишет о той пользе для русского общества, с которой Иванов может употребить данную ему сумму, хотя бы она и составляла миллион, однако конец письма достаточно неожиданный: Не давайте ему большого содержания: дайте ему бедное и нищенское даже, и не соблазняйте его соблазнами света. Есть люди, которые должны век остаться нищими. Нищенство есть блаженство, которого еще не раскусил свет. Но кого Бог удостоил отведать его сладость, и кто уже возлюбил истинно свою нищенскую сумку, тот не продает ее ни за какие сокровища мира. (т.6, с.118). Здесь Гоголь, говоря о нищете, или нестяжании, одном из монашеских обетов, еще раз указывает на высоту подвига Иванова, оставившего мысль не только об удовольствиях и пирушках, но даже мысль завестись когда-нибудь женою и семейством, или каким-нибудь хозяйством.(т.6,c.118), трудившегося день и ночь, непрестанно молясь. В глазах Гоголя труд художника и делание монаха очень близки между собой. Так, в письме А.А. Иванову в 1851 году Гоголь писал: Все, что ни есть в мире, так ниже того, что творится в уединенной келье художника, что я сам не гляжу ни на что и мир кажется вовсе ни для меня.(т.9,с.5О7-5О8). То нищенство, о котором писал Гоголь в статье, было ему самому хорошо знакомо. В письме к сестре Елисавете от 14 июля 1851 года он пишет: Говорю тебе, что если я умру, то не на что будет, может быть похоронить меня, вот какого рода мои обстоятельства.(....). Денежные обстоятельства мои плохи. Видно, Богу угодно, чтобы мы оставались в бедности. (т.9,с.5О1). Последние годы жизни Гоголь провел в доме графа А.П. Толстого, не имея собственных средств к существованию. Но он видел смысл бедности средств в большей свободе духа, не привязанного ни к каким земным вещам. Так, в письме к В.И. Быкову (от 14 июля 1851) , жениху его сестры, он советует: Ради Бога, не оставляйте такой жизни никогда, но, напротив, полюбите более, чем когда-либо прежде, бедность и поведите жену свою таким образом с первых же дней замужества. (т.9, с.500). В письме от того же числа к сестре Елисавете он снова пишет о бедности (... Полная бедность гораздо лучше средственного состояния ‹...›.Милая сестра моя, люби бедность. Тайна великая скрыта в этом слове. Кто полюбит бедность, тот уже не беден, тот богат. Истину говорю тебе, и чем далее живу, тем более ее чувствую. Недаром Бог не хочет, чтобы иные люди были богаты: трудно богатому спастись. (т.9,с.5О2), заставляя вспомнить слова Христа Аминь глаголю вам, яко неудобь богатый внидет в Царствие Небесное. (Мф.19, ст.23).
1   2   3   4

  • § 2. О "Значении болезней"
  • § .3. "Исторический живописец Иванов"