Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Августин пеляновский osppe седьмая глава




страница1/4
Дата24.01.2017
Размер0.62 Mb.
  1   2   3   4
АВГУСТИН ПЕЛЯНОВСКИЙ OSPPE
СЕДЬМАЯ ГЛАВА
Молитва о внутреннем исцелении

Человеческая жизнь подобна книге, в которой записаны разные события: наши слова, чувства, мысли, переживания, молитвы, мечты, фантазии, страхи и мгновения пережитого счастья – попросту говоря, все с чем мы встречались. Они записываются внутри нас на вместительных страницах нашей памяти. Несомненно, ты не раз читал книги, в которых были разделы, взволновавшие тебя. Были и те, что вызывали утомление, и такие, которые хотелось бы перечитывать вновь и вновь, но были и те, в которые ты никогда не заглядывал, страшась написанного там…

Я помню, когда я начинал читать Библию, то в течение трех-четырех лет не обращался к описаниям Страстей Христовых. Я перечитывал повествования о притчах и чудесах, но как только начинались разделы с описанием событий в Гефсиманском саду, и Страстей, я избегал их, страшась читать о муках Иисуса, поскольку они напоминали мне мои собственные драматические переживания, - и я боялся возвращаться к ним, предпочитая вычеркнуть их из памяти.

Но если бы я удалил часть своей памяти, - была бы моя жизнь все еще моей? Остался бы я самим собой? Ведь я только тогда остаюсь собой, когда принимаю себя целиком, во всех измерениях моей личности. Зрелой и сформированной личностью обладает только тот, кто пребывает в согласии со всем своим опытом, со всем, что ему довелось пережить, со всем, что имеет отношение к его существованию. Сульпиций Север писал о святом Мартине, что тот всегда улыбался и никто никогда не видел его в гневе или раздражении. Когда святого спросили о причине такого спокойствия, он ответил: «Все, с чем я встретился в жизни, я принял так, как принимают из рук Божиих, веря, что Он был со мною во все это время».

Внутренне умиротворенный человек – тот, кто согласился с тем, что ему пришлось пережить, веря, что все это дано ему из рук Божиих. Иов ясно говорит: «неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов 2, 10).

Умиротворенный человек носит внутри себя мир. Живя в мире с прошлым и в готовности принять то, что принесет ему будущее, он верит, что во всем этом присутствует Бог. И так он уподобляется Христу.

Отличительной чертой человека со сформированной и зрелой личностью во-первых, является правдивость. Такой человек равно готов принять похвалу и выговор, одинаково отважно открывает в себе как высокие качества, так и слабости, готов вспомнить и минуты славы, и напомнить себе о своем позоре и падении, за все прославляя Бога. Чувства и эмоции, которые он проявляет вовне, передают его подлинные внутренние убеждения и переживания. Он правдив.

Его также отличает согласие с собой, то есть, принятие себя самого. Он не считает себя ни лучшим, ни худшим других. Ценность своей личности он познает не в сравнении себя с другими людьми, и не в том, что о нем говорят, но – в соотнесении с Богом. Он пребывает в согласии с тобой, - с таким, каков он есть, в согласии со своим внешним обликом (даже с некоторыми телесными изъянами), с его красотой и гармонией. Он также живет в согласии со своей внутренней жизнью: своими чувствами, переживаниями, реакциями, темпераментом, талантами, слабостями, интеллектуальными способностями, образованием (или его отсутствием), уровнем духовного развития, или своей незрелостью. Наконец, он пребывает в согласии со своими возможностями и их пределами, принимая и то, и другое. Он обладает чувством реальности, соглашаясь с тем, что есть и готовя себя к преодолению трудностей, преград и помех.

Его вера опирается на уверенность в том, что Бог любит его таким, каким Он его сотворил и каким желает видеть в будущем, благодаря уподоблению его Христу. Ибо Бог любит нас такими, какими мы станем в будущем благодаря Его дару, а не такими, каковы мы благодаря нашим усилиям. Человек, о котором мы говорим, верит в Бога, и в то, что сотворен Им и, коль скоро это было так, - любит Его, ибо Бог возлюбил Свое творение.

Он старается держаться неизменной системы ценностей, на него нелегко оказать влияние другим мнениям. Он уверен в своем, но не самоуверен, не упрям, гибок. Он постоянно совершенствует систему своих убеждений, поправляет, преобразует и непрестанно совершает собственное обращение. Отсюда следует еще одна черта умиротворенного человека: способность к самокритике. Он может смотреть на себя со стороны и умеет посмеяться над собой. Он способен изменить свое решение, если найдет его ошибочным; способен признаться в том, что причинил зло. Но он также в состоянии признать и свои таланты, и может согласиться, что сделал что-то доброе.

Иначе обстоят дела у того, кто не живет в согласии с собой, с Богом, со своей жизнью и с другими людьми. Такое несогласие делает святость невозможной. Об этом говорится в Евангелии по св. Матфею:
«Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу. Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Мф 5, 23-26).
Возможна и такая интерпретация этого текста, когда соперником, о котором идет речь, и с которым необходимо помириться в пути, мы сами для себя и являемся. Если мы живем во внутреннем разладе, то, таким образом, как бы заключаем себя в тюрьму. Вначале приходит стражник, он же – чувство опасности; затем судья, то есть – постоянные угрызения совести; наконец, - темница, то есть, неволя. Таковы плоды этого разлада.

Если кто-то отвергает себя самого из-за пережитых прежде происшествий, несправедливостей, грехов или проступков, - такой человек станет накапливать в душе все больше зла и злости, которые будут вырываться наружу, в том числе совершенно неожиданно. Его также будет соблазнять возможность скрывать то, чего он в самом себе не принимает, с чем не соглашается; а также возможность подчеркнуть, выпятить идеализированные достоинства, которые он себе приписывает. Чем глубже его внутренний разлад, тем сильнее он будет стараться приписать себе внешне ценные качества, пытаться связать себя идеальными, радикальными и неисполнимыми постановлениями так, как если бы он самому себе был надсмотрщиком. Так он и построит себе темницу, станет для самого себя тюремщиком, скрупулезно подсчитывающим монеты.

Такой человек не видит ценности своей личности, не может оценить своих достижений, все время живет с ощущением вины, не уверен в своих решениях, чувствует себя бессильным и беспомощным, его не оставляет ощущение, что с ним обошлись несправедливо, отовсюду он ждет новых ударов, ему постоянно мерещится, что его хотят еще и еще раз унизить. Ежедневно он вновь высказывает к себе самому претензии и сожалеет, что думает о себе и подозревает ближних в дурных умыслах. Он постоянно ожидает ухудшения своего положения. Такой человек занят дописыванием в книгу своей жизни новых разделов, в которых повествуется о том, чего он на самом деле не переживал, о том, чего в действительности он не имеет. Это вымышленные, фиктивные главы. Он склонен к приукрашиванию, самовосхвалению, приписыванию себе черт, которые ему не присущи. Он не снимает маски, вынужден играть не свою роль, воображает, что ему стоит быть несгибаемым, исполнять решения и постановления, которые он принял в отношении себя самого. Ему видится, что он будет сильным, несгибаемым, справится со всеми трудностями. Он сам себя убеждает что красив, умен, всем дает понять, насколько он образован, во всем разбирается и требует от себя, чтобы все ему удавалось. Он повторяет, что все должны его любить, а ему надлежит сделать так, чтобы это стало реальностью. Он ни в чем не оставляет за собой права на ошибку, запрещает себе оступиться и, тем более, - проиграть.

Теперь ты легко можешь понять, живешь ли ты в согласии с собой, или во внутреннем разладе.

Может и так статься, что какую-то главу ты вовсе не хочешь раскрыть, но одновременно с легкостью и часто раскрываешь и дописываешь лишние главы, причем, на глазах у других.

Если же ты в ладу с собой, - нет нужды возвращаться к прошлому, если же это почему-то необходимо, следует еще раз раскрыть книгу своей жизни пред Иисусом Христом, и внимательно просмотреть в ней каждую главу.

Прежде всего, нужно исправить раздел, касающийся самых тяжелых событий жизни и сравнить его с жизнью Христа. Тогда от Него и придет исцеление, как и сказано: «Ранами Его мы исцелились» (Ис 53, 5).

Как Его раны могут нас исцелить, если мы утаим свои в запретной главе? Исцеление приходит тогда, когда мы убеждаемся, что наши раны и Его раны имеют сходство, и делают нас похожими, а значит близкими друг другу.

Когда мы похожи на кого-нибудь, этот «некто» нравится нам и мы тоже вызываем в нем симпатию. Несомненно, ты не раз ощущал это. Кто-то, с кем произошло нечто похожее на события, имевшие место и в моей жизни, становился мне необычайно близок.

Сходство рождает любовь, а любовь есть полнота исцеления, благодаря ей исчезает горечь сожаления и яд озлобления на себя, на свою жизнь.

Библия говорит нам, что Сын Божий стал подобен нам во всем, кроме греха. Средневековая мистика, в особенности цистерцианская (свв. Бернард, Вильгельм де Сен-Тьерри) постоянно подчеркивала, что смысл нашей жизни состоит в открытии сходства с Богом в том, что в человеке совершенно: «Et haec est hominis perfectio, simulatio est». Человеческое совершенство – в богоподобии. Но, коль скоро Сын Божий явил людям не только красоту и любовь божества Своего, но также одиночество и страдание своего израненного человечества, - Он тем самым указал человеку путь для поиска совершенства (то есть, подобия Сыну Божию) в совершенном принятии страдания и прославлении Христа Спасителя, разделившего его страдания. Эта истина наилучшим образом выражена в мученичестве за веру и искупительном страдании. Но мы также можем, будучи движимы верой и жаждой поклонения Ему, подойти к нашим «жизненным страданиям», чтобы включить их в этот процесс1.

Мы знаем, что сатана – владыка тьмы. Но что же это означает? Это означает, что его власть всегда сосредоточена там, где воцаряется тьма. Она простерта над теми страницами нашей книги, которые не были освещены светом Евангелия и сиянием Христа. Они глубоко нами спрятаны. Эти страницы склеены, составляют единую главу, главу сумрачную, в которую мы не заглядываем, и не впускаем туда свет. Мы боимся этого. Где нет любви, нет и исцеления.

Там записано все, из-за чего мы не можем примириться с собой, все, из-за чего мы себя «не любим», все, в чем мы ощутили недостаток любви к другим, все что доставило боль, по-прежнему терзающую нас. Там – сожаление, злость, ненависть, предубеждение, жажда мести, боль, терзание, бессилие, страх и угрозы. И все это вписано туда чернилами тьмы.

Там непонимание и обиды, о которых мы не хотим думать. Мы держим все это во тьме, но увы! Все, что скрыто во тьме – уже не принадлежит ко Христу, ибо Он есть Свет. Сокрытое во тьме – собственность сатаны, владыки всего, пронизанного и покрытого тьмой.

Разумеется, не следует эту тайную главу давать читать всем, - ее нужно раскрыть перед Христом и теми людьми, или тому человеку, которым мы доверяем. Не доверяя, нельзя рисковать.

И я лишь потому осмелился написать тебе это письмо, что убежден – ты поверишь этим словам. Я хочу твое доверие использовать во славу Иисуса Христа и ради твоего исцеления в Его ранах. Уверен, ты примешь Христа, служащего тебе в моем лице…

Слово Божие подобно меду – у него свой особый вкус, оно привлекает нас восхитительным янтарным цветом. Таким видел его Иезекииль, когда рука Духа Святого явилась ему, держа свиток Священного Писания:
«И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, и в ней книжный свиток. И Он развернул его предо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи, и написано на нем: «плач, и стон, и горе». И сказал мне: сын человеческий! Съешь, что пред тобою, съешь этот свиток, и иди, говори дому Израилеву. Тогда я открыл уста мои, и Он дал мне съесть этот свиток; И сказал мне: сын человеческий! напитай чрево твое и наполни внутренность твою этим свитком, который Я даю тебе. И я съел, и было в устах моих сладко, как мед» (Иез 2,9 – 3,3).

Когда Иезекииль съел книгу, в устах его она была сладка как мед, хотя выше этих слов было написано, что в свитке содержались очень горькие истины, жалобы, вздохи, предрекавшие несчастья. Такова сила молитвы: она самые неприятные истины преображает в сладчайшие ощущения.

Примером может служить хотя бы то, что наши раны и болезни, пережитые унижения и слабости и наконец, наши грехи Слово Божие превращает в сладость, сравнимую разве что с тем, что приносит пчела.

Вспомним Великую Субботу. Во всех церквях мира в этот день поется чудесный гимн Экзультет.

В тексте гимна содержатся и такие слова:

По благодати этой ночи

прими, Отче Святой,

вечернюю жертву хваления,

которую в торжественном приношении этой свечи –

плода трудов пчелинного роя –

совершает руками Твоих служителей

святая Церковь.

Но теперь мы знаем,

что возвещает эта свеча,

которая пылает огнём во славу Божию;

и её сияние не угасает,

хотя её пламя разделяется,

раздавая свет.

Его питает тающий воск,

который дала мать-пчела

для создания этого драгоценного светильника.
В строфах, помещенных немного выше, гимн повествует и о такой прекрасной истине:

«О воистину необходимый грех Адама,

который изглажен смертью Христа!

О счастливая вина,

заслужившая столь славного Искупителя»
Возможно ли, чтобы в Католической Церкви, в центральный и самый важный день литургического года прославлялись…вина и грех Адама?

Это учение похоже на свиток Иезекииля. Благодаря Христу даже самые отвратительные и страшные грехи и величайшие неправды могут изнутри наполниться величайшей благодатью!

Иезекииль, смотря на руку Духа Святого, видит свиток. Свиток этот – свиток человеческих несчастий, грехов и неправд – и есть источник бед и жалоб. Лишь рука Святого Духа способна развернуть его (в древности свитки сворачивали и скрепляли печатями, таким образом, необходимо было сломать печать). Лишь Бог во Иисусе Христе, помазанном Духом Святым, способен сломать печати непрощения, сожаления, гнева и кары. Лишь Он один!

Иезекиилю нужно было съесть свиток, поскольку было необходимо принять все эти несчастья, вкусить и переварить то, что до сих пор было неприемлемо.

В нашей жизни много таких моментов и событий, которые, как кажется поначалу, невозможно принять внутрь, «съесть» - событий печальных, унизительных и вызывающих боль. Все это невозможно принять без Иисуса.

Когда же человек «съест свиток своих несчастий» - он увидит, что унижавшее его до сих пор, теперь делает его подобным Иисусу! А это страдание может понравиться ему как мед…

Что же делает нас подобными Христу? Мудрость? Смирение? Чистота? Способность к чудотворению? Хождение по воде? Преображение? Совершенство и безошибочность? Нет! Только наши раны! Только это: жала – гвозди! Дух Святой запечатлевает в нас подобие Иисусу Христу и, таким образом, то, что было для других источником стыда - а для нас служит основанием славы.

«Ибо слава о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, - сила Божия» (1 Кор 1, 18).

Никто не имеет права так созерцать крест, лишь носящие в себе Его раны и скорби…

Не удивительно ли, что ты более всего уподобляешься Иисусу Христу, именно благодаря одиночеству и оставленности?

Вспомни, как на Самсона, шедшего в Фимнафу, и в пути повстречавшего льва, бросившегося на него. Самсон растерзал его, явно не надеясь, что обнаружит в его утробе что-нибудь полезное. Но, когда возвращался, то с удивлением обнаружил в гниющем трупе животного рой пчел и соты сладчайшего меда…
«Спустя несколько дней, опять пошел он (…) и зашел посмотреть труп льва, и вот, рой пчел в трупе львином и мед. Он взял его в руки свои, и пошел, и ел дорогою» (Суд 14, 8-9).
Это необычайное происшествие имеет огромное значение в нашей истории. Бог именно из трупа нашей жизни желает получить мед любви! Даже если ты чувствуешь, что судьба растерзала тебя, что ты упал, даже если твоя жизнь гниет духовно, - уверуй в чудесную силу Божию! Он может сделать для тебя очень многое. Он в силах сделать очень многое для тебя…и у Него это получится!
Свой свиток следует съесть с послушанием. Этот свиток также символизирует Библию. Ибо ничто не дает человеку такого света, как Библия. Ничто не имеет такой силы преобразить горькие мгновения нашей жизни в сладкий мед мистической любви к Иисусу Христу!

Пчела, говорит Феодорит Кирский, способна и с цветов горьких собрать сладкий мед…


В книге Откровения апостола Иоанна есть глава, в которой говорится о таинственной книге, именуемой даже «книжкой». Речь идет о десятой главе. Прочтем ее:
«И увидел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные. В руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю, и воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими. И когда семь громов проговорили голосами своими, я хотел было писать; но услышал голос с неба, говорящий мне: скрой, что говорили семь громов, и не пиши сего. И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет; но в те дни, когда возгласит седьмой Ангел, когда он вострубит, совершается тайна Божия, как Он благовествовал рабам Своим пророкам. И голос, который с неба, опять стал говорить со мною, и сказал: пойди, возьми раскрытую книжку из руки Ангела, стоящего на море и на земле. И я пошел к Ангелу, и сказал ему: дай мне книжку. Он сказал мне: возьми и съешь ее; она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка, как мед; когда же съел ее, то горько стало во чреве моем. И сказал мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках, и царях многих».
Книга, о которой выше шла речь, имеет отношение ко всему человечеству, но у каждого из нас есть такая книга последних судов.

Наша вечность будет такой, какой была наша жизнь. Если во всем, что мы пережили на земле, мы прославим Бога, то и наша небесная жизнь во всем будет прославлена в Боге. Но если останется что-то, за что мы проклинаем свою жизнь, то по тем же самым причинам мы должны будем понести наказание в жизни, - как бы проклятие, которое в конце пути исчезнет. И все – ради того, чтобы очистить себя от роптания.

Иоанн Евангелист увидел ангела, говорящего семью громами. Он велел запечатать то, что было возвещено этими семью громами.

Человеческая жизнь полна различных переживаний, радости, проблесков света, озарений, но и ударов, громов, шума, прекрасных картин. Все это составляет сущность нашей жизни. Молния прекрасна, но и страшна. Небо яснеет через мгновение, но удар ощутим…Пугает и притягивает…И такова жизнь, таковы наши жизненные удары. Есть события, сильные как гром, блещущие светом и пробуждающие страх, приносящие как зло, так и добро. Но все это нужно принять, то есть, положить печати (ср. Откр 10, 4). Дальше в десятой главе этой книги ангел велит пророку проглотить книжку. Проглотить, - значит съесть и переварить…

Это переживания, которые легко усвоить, переварить, поскольку они записаны в памяти сладкими буквами. Но есть и такие, которых мы не сможем проглотить, ибо они горьки. Слишком горьки. Эта горечь может и нас насытить собою до самой смерти. Горькие переживания – как горькая пища, которую не переварить.

Такие переживания, которые мы не в состоянии принять, которые вредят нам, отравляют нас, могут быть и в душе. Проглотить книжку наших переживаний, то есть, принять ее внутрь и съесть – в терминах психологии – означает примириться со своей жизнью и принять все, что в ней написано, и во всем прославить Иисуса Христа. Во всем, кроме собственного греха, поскольку грехи могут быть прощены, но в Библии нет текстов, которые призывали бы человека благодарить за собственные грехи. Напротив, в книге Иисуса сына Сирахова (Сир 15, 11-20) говорится совершенно иное:


«Не говори: «ради Господа я отступил»; ибо, что Он ненавидит, того ты не должен делать. Не говори: «Он ввел меня в заблуждение»; ибо Он не имеет надобности в муже грешном. Всякую мерзость Господь ненавидит, и неприятна она боящимся Его. Он от начала сотворил человека, и оставил его в руке произволения его. Если хочешь соблюдаешь заповеди, и сохранишь благоугодную верность. Он предложил тебе огонь и воду; на что хочешь, прострешь руку твою. Пред человеком жизнь и смерть, и чего он пожелает, то и дастся ему. Велика премудрость Господа крепок Он могуществом, и видит все. Очи Его – на боящихся Его, и Он знает всякое дело человека. Никому не заповедал Он поступать нечестиво, и никому не дал позволения грешить».

Вернемся к книге Откровения…

Пророк проглотил книжку, и она в устах его стала сладкой как мед. И когда он проглотил ее, его внутренности наполнились горечью. Пророк, таким образом, согласился на двоякий вкус жизни: мед и горечь. И на приятное, сладкое, прекрасное, но и на неприятное, болезненное, терпкое, горькое и пресное…нужно принять оба вкуса нашей жизни. Небезопасно питаться одной лишь горечью, жить сожалениями, неустанно подчеркивая лишь зло, случившееся с нами в жизни. Если мы внутренне совершенно согласимся с этими горькими переживаниями, то сможем прославить Бога медом молитвы. И наоборот: если мы сможем вознести Ему сладостные хваления за все, с чем мы встретились в истории нашей жизни, то сможем проглотить и переварить самые горькие моменты нашей биографии и они станут для нас подкрепляющей пищей. Они дадут нам сил.

Вообрази себе, что и у тебя есть своя книга. И, как в каждой книге, в ней есть разные главы. Например, в первой главе повествуется о том, что было в твоей жизни самого прекрасного и радостного. О присутствии Бога. Вторая глава – глава твоих молитв, добрых дел, которые ты совершил по благодати Духа Святого. Третья глава – твой труд и твоя работа над собой. Наконец, четвертая глава: твои стремления, жизненные цели, мечты. Пятая – твои отношения с другими людьми. Шестая – твои грехи. К этой главе имеют доступ только Господь Иисус Христос и твой духовник. Седьмая глава – твои раны и болезни. Ее могут читать также только Господь и тот, кому ты доверяешь, причем – постольку, поскольку в его лице выступает твой Спаситель. Эти две последних главы открывают лишь в двух случаях: чтобы получить прощение посредством исповеди (это в первую очередь относится к шестой главе) и чтобы получить исцеление (посредством молитвы об исцелении). Исцеление во Иисусе Христе основано на прославлении Его, ибо Он близок к нам в Своих страданиях и ранах. Но чтобы Его прославить, нужно прежде всего убедиться в том, что и ты походишь на Него во всем этом. Здесь мы и подходим к седьмой главе.

Но как чаще всего поступают люди? Позволь рассказать тебе одну историю…
Вообрази себе, что ты – известный писатель, знаменитый литератор, книги которого читатели просто сметают с прилавков книжных магазинов. О тебе пишут как о лучшем и самом читаемом романисте. Целых полгода ты сидишь за письменным столом и стучишь по клавиатуре компьютера, как наконец можешь облегченно вздохнуть, - работа завершена. Ты закончил писать книгу, она наконец готова! Ее название – «Моя жизнь». В ней семь глав, 1260 страниц, и на каждой из них – по 46 стихов.

Когда ты уже все перечитал и исправил, - ты тут же поспешил к издателю. Но по пути с ужасом подумал – ведь кто-то может прочесть седьмую главу твоей книги! Прямо на улице, остановившись, ты вынимаешь из папки текст и начинаешь судорожно просматривать последнюю главу. Прочитав только первые несколько стихов, ты уже понимаешь, - они не появятся в печати. Ты быстро прячешь эту главу в портфель и с высоко поднятой головой входишь в здание, где помещается издательство.

Через несколько часов владелец издательства приглашает тебя в свой кабинет. Вы сидите друг против друга в изящных креслах, и он, в совершенном изумлении, целых семнадцать минут расхваливает твое произведение. Ты горд и счастлив…Тебе немного мешала только эта несчастная седьмая глава, торчащая из портфеля. Но ты никак не выдал своего стеснения. В конце разговора, когда ты уже стоял в дверях, издатель вдруг неожиданно, как бы между прочим, обронил: «Книга прекрасна. Несомненно, она получит много литературных премий и наград, и, быть может, даже Нобелевскую премию. Она замечательна, но у меня сложилось впечатление, что в ней не хватает одной главы…» - и смотрит прямо на тебя, одновременно избегая встретиться с тобой глазами. Мокрой от пота рукой ты нащупываешь в портфеле пачку бумаг, и, буркнув себе под нос что-то непонятное, бежишь, перескакивая ступеньки, на улицу.

Ты стремительно несешься домой, даже не заметив, как странички седьмой главы рассыпались по тротуару. И только дома ты замечаешь потерю. Хотя ты долго ходишь по улице в поисках потерянной главы, но уже не находишь ее.

Издатель продал книгу миллионными тиражами, ее тут же переводят на несколько иностранных языков. Она потрясающе популярна. Наконец, ты получаешь желанное приглашение в Стокгольм на вручение премий лучшим писателям. К приглашению приложены билет на самолет и подтверждение о бронировании номера в одной из лучших гостиниц…

Во время торжественной церемонии ты сидишь в первом ряду, среди самых известных писателей. Наконец, начинается номинация лучших авторов. Названо последняя, четвертая фамилия. Это кто-то, кто занял последнее место. Ты с облегчением вздыхаешь – тебя не назвали. Третья фамилия…это тоже не ты. Внутренне ты рассчитываешь на первое место. Увы! Ты – на втором. Ты разочарован и возмущен. Кто же этот баловень судьбы, написавший лучше тебя?! Зависть снедает тебя изнутри, она заставляет твои зрачки вращаться, но ты делаешь все, чтобы этого не заметили. До боли стиснув зубы, кусая губы, ты наконец изображаешь радостную улыбку. После вручения награды, ты садишься в свое кресло и, затаив дыхание, ожидаешь увидеть лауреата первой премии. Кто же написал лучше? Ты изнемогаешь от любопытства.

В зале воцарилась тишина. Называют совершенно неизвестную в литературном мире фамилию. Все удивлены. Но, услышав название книги, ты вжимаешься в кресло в полном замешательстве. Название таково: «Глава седьмая»…

Худшие предчувствия раздирают тебя. Председатель жюри, со слезами на глазах, рассказывает собравшимся, что описанное в этой книге напомнило ему его собственные переживания. Мгновение, когда он взял в руки «Главу седьмую», было лучшим в его жизни. Его искренние признания тронули всех. Он долго рассказывает о том, что ни одна книга до сего дня не произвела на него такого впечатления.

По завершении торжеств, ты бежишь в книжный магазин, подстегиваемый одной только мыслью: купить эту книгу и убедиться, не твоя ли это потерянная глава? Ты вбегаешь в первый же магазин и, вырвав книгу из рук изумленной продавщицы, швыряешь деньги и, позабыв о сдаче, полностью погружаешься в чтение одной из страниц текста. Ты стоишь, как вкопанный.

В твоих руках твой собственный текст, потерянная глава твоей книги! Ты отбросил и отверг ее, самую ценную главу, а кто-то сделал на ней карьеру…Тот, кого все считают автором, на поверку – просто хитрый счастливчик, нашедший твой потерянный текст. Он удачно выдал ее за собственное произведение, в действительности будучи обычным вором.


Эта история замечательно иллюстрирует мысль о том, что самое ценное в нас – обычно то, чего мы в самих себе никак не можем принять, с чем не можем согласиться. Это – глава о наших самых горьких переживаниях, самых печальных событиях в нашей жизни.

Но именно эта глава заслуживает высшей награды! Не Нобеля – Неба! Награду мы получаем благодаря тому, что верховный Судия жизни, со слезами в очах, нашел в событиях нашей жизни нечто, что было бы сходно с Его собственными страданиями. А судить нашу жизнь будет Иисус распятый.

«Ибо хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь. Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1 Кор 4, 4-5).
В истории, которую я рассказал, председатель жюри – Сам Христос, Который, со слезами на глазах, взволнованный, может усмотреть в нашей седьмой главе, которой мы стыдимся, сходство со Своей жизнью.

Помнишь когда Иисус плакал?

Он плакал у гроба Лазаря. Глубоко переживая, Он пролил слезы, видя гроб и похороненного там уже четыре дня Лазаря, скрытого во тьме скалы и уже начинавшего разлагаться. Господь был тронут…поскольку увидел сходство с Собою. Гроб Лазаря и гроб Христа. Плачущие сестры Лазаря и плачущие о Христе у Его гроба женщины. Камень у пещеры Лазаря и у гроба Христа. Он видел это! Видел смерть Лазаря и Свою собственную смерть. Воскрешение Лазаря и Свое собственное Воскресение. Иисус увидел сходство с собственными страданиями и терзаниями, которые Он пророчески предвидел.

Наша седьмая глава – такая же смрадная пещера Лазаря. Смрадные дела. Скрытые – как бы в гробе – дела, не однажды вызвавшие плач, и не раз заставлявшие волноваться. Все эти смердящие, тяжелые и убийственные переживания завалены камнем забвения. Все, чем мы были распяты, все что убивало нас, смертельно мучило, порождало отчаяние и бессилие. Все это – страдания, которые мы пытаемся перевязать бинтами стыда и тканью забвения. Это наш внутренний Лазарь. Послушаем Евангелие от Иоанна:


«Сказав это, Он возгласил громким голосом: Лазарь! иди вон. И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет» (Ин 11, 43-44).
В каждом из нас – такой скрытый Лазарь. Он – седьмая глава в нас. Иисус велел ему выйти наружу и те же слова Он обращает к нам: выведи наружу смердящего Лазаря, не бойся своей седьмой главы, ведь если ты скроешь ее, или уничтожишь, сатана похитит у тебя бесценные сокровища твоих ран и отберет у тебя небесную награду. В нашей жизни речь идет не о награде Нобеля, но о награде Неба.
«Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши; потому что пришествие Господне приближается. Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей. В пример злострадания и долготерпения возьмите, братия мои, пророков, которые говорили именем Господним. Вот, мы ублажаем тех, которые терпели. Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа; ибо Господь весьма милосерд и сострадателен» (Иак 5, 7-11).
Но зачем нам открываться?

Только по двум причинам.

Во-первых, - чтобы прошлое не искажало нашего будущего. Лазарь не мог ходить, пока пелены связывали его тело, а плат стягивал голову и не давал ему видеть. Также и наши тяжкие переживания, позорные мгновения, страдания прошлого опутывают наши ноги и руки. Страх израниться вновь и открыть истину о себе самих приводит к тому, что мы боимся сделать любой шаг вперед, или за чем-нибудь протянуть руку. На наших головах – плат стыда, затрудняющий видение и распознание истины, связывающий нас в наших отношениях с другими людьми. Мы боимся, как бы прошлое не повторилось, и не решаемся к нему возвращаться.

Иисус сказал: «Развяжите его, пусть идет». Нужно развязать связанные переживания прошлого, чтобы человек мог ходить. Небольшое количество закваски может заквасить все тесто; немного кислых, горьких или терпких переживаний может заквасить всю жизнь. Все должно служить к прославлению Иисуса!

Существует и другая причина, из-за которой нам стоило бы открыться. Мы должны сделать это, чтобы увидеть, как наши раны схожи с ранами Христа. Это – также основа прославления Иисуса Христа. Прославление же ведет к небесной награде – к спасению.

Христос стоит и во главе жюри, рассматривающего последние в жизни человека награды. И если Он возьмет в Свои руки книгу чьей-нибудь жизни, то, обнаружив в ней скрытую главу, заплачет, будет глубоко тронут, и отрет наши слезы…Мы же будем счастливы оттого, что в чем-то схожи со Христом.

Итак, откроем себя Господу и покажем Ему нашу седьмую главу, чтобы увидеть свое с Ним сходство. Это сделает нас угодными Ему и нас – подобными Ему.
Святой Петр так говорит об этом:
«Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны; ибо Дух славы, Дух Божий почивает на вас» (1 Петр 4, 13-14).
Мы не стыдимся, но прославляем Бога в имени Его. Ибо время начаться суду с дома Божия (ср. 1 Петр 4, 16-17).
Поскольку в нашем тексте уже столько раз говорилось о числе семь, - давайте добавим еще одну, седьмую главу книги Откровения. Прочитаем ее и подумаем о том, что там написано:
«И после сего увидел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево. И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живого. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря: не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего. И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых.

Из колена Иудина запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Рувимова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Гадова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Асирова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Неффалимова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Манассиина запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Симеонова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Левиина запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Иссахарова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Завулонова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Иосифова запечатлено двенадцать тысяч;

Из колена Вениаминова запечатлено двенадцать тысяч.

После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло перед престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу!

И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырех животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу, говоря: аминь! Благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость богу нашему во веки веков! Аминь.

И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.

За это они пребывают ныне перед престолом Бога, и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной; ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их».
В этой главе говорится о запечатлении тех, кто будет спасен. Число запечатленных составляет 144 тысячи и – как мы узнаем из последующих слов – это те, кто «пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.

За это они пребывают ныне перед престолом Бога, и служат Ему день и ночь в храме Его». Обрати внимание, - они пред самым престолом Бога! И постоянно пребывают пред Ним. Иными словами: они ближе всего к Богу на небесах, в месте средоточия счастья.

Почему? Потому что они пережили несчастия и скорбь. И – великую скорбь: сильное страдание, угнетенность, боль, позор, нищету, от них отвращались люди, им доводилось плакать, бояться, пройти через преследования, вытерпеть избиения, ими помыкали, их проклинали, ими манипулировали, их свободу ограничивали, им приходилось горевать…

Иными словами, они – седьмая глава.

И каждый из них помнит свою седьмую главу. Великую скорбь. И ангел Божий запечатлел их.
«И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израилевых».
Строчкой выше евангелист Иоанн объясняет, что они получили запечатление на чело свое. Итак, на их жизнь было поставлено клеймо. В древности клеймление (запечатление) означало принадлежность к низшей социальной категории, к рабам, которые не имели прав и привилегий и были насильственно принуждаемы к труду, их продавали как вещи. Зачастую им не разрешалось обзаводиться семьями, их дети также становились собственностью хозяина, не раз случалось, что детей продавали на рынке одним хозяевам, а родителей – другим. Раб, если он совершал побег и был пойман, подвергался жестокому наказанию. Часто на его тело ставили клеймо. Таких рабов использовали для самых тяжелых работ, били, их человеческим достоинством совершенно пренебрегали. Они не имели собственного дома, им не принадлежало даже право на их собственную жизнь. Часто хозяева выжигали клеймо на их лбу раскаленным железом.

И те сто сорок четыре тысячи, о которых говорится в книге Откровения – именно такие люди пережившие великую скорбь. В жизни им случалось чувствовать себя так, как если бы они были рабами. На их жизни было клеймо, и они сами чувствовали себя так, как будто принадлежали к низшей касте общества.


Я думаю, что ты чувствуешь, читая эти слова?

Не был ли и ты заклеймлен крестом?

Если да – помни, что седьмая глава книги Откровения обещает таким людям как ты, место у престола Бога.
Я не хотел бы много внимания посвящать этому числу 144 тысячи, но я хотел бы напомнить еще об одной детали. В списке спасенных колен, содержащимся в седьмой главе книги Откровения, не достает одного колена. Колена Данова. Ты можешь убедиться в этом, открыв «Библию тысячелетия»2. Это колено не упоминается, хотя и должно бы упоминаться. Почему же не спасется никто из колена Данова?

Речь идет о людях, не примирившихся со страданиями своей жизни, и жившими с осуждением Бога за то, что Он, якобы, сделал их жизнь ужасной и проклятой, заклейменной. Откуда нам известно об этом? Слово «дан» в древнееврейском языке этимологически связано с «дайан» или «дийн» - судить, обвинять, вести судебный процесс, ссориться, жить в несогласии. Это слово означает также змею.

Потомки Дана – те, кто не согласился со своей жизненной скорбью, со своей «седьмой главой». Они взбунтовались и обвинили Бога в том, что Он сотворил такой несправедливый и жестокий мир. Они стали судьями Бога.

То же колено, во время хождения по пустыне, сразу после исхода из Египта, всегда шло последним, всегда роптало, жаловалось, осуждало Бога. И Он уничтожил их огнем небесным. Так и ныне.

Слово «скорбь» по на древнееврейскоми звучит также как название Египта – «мицраим».

Итак, те, кто пытается уйти от своей скорби, из своего Египта, но хранит в себе горечь и озлобление на Бога, живя в совершенном несогласии с историей своей жизни, - погибают и не достигают спасения. Поэтому о них ничего не сказано в книге Откровения.

Теперь прочитаем вторую главу книги Чисел, обращая особое внимание на стих, в котором говорится о колене Дановом. Видишь, в каком месте оно было поставлено при начале следования израильтян из Египта?
«И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: сыны Израилевы должны каждый ставить стан свой при знамени своем, при знаках семейств своих; пред скиниею собрания вокруг должны ставить стан свой. С передней стороны к востоку ставят стан: знамя стана Иудина по ополчениям их, и начальник сынов Иуды Наассон, сын Амнадава, и воинство его, вошедших в исчисление его, семьдесят четыре тысячи шестьсот. После него ставит стан колено Иссахарово, и начальник сынов Иссахара Нафанаил, сын Цуара, и воинство его, вошедших в исчисление его, пятьдесят четыре тысячи четыреста. (Далее ставит стан) колено Завулона, и начальник сынов Завулона Елиав, сын Хелона, и воинство его, вошедших в исчисление его, пятьдесят семь тысяч четыреста. Всех вошедших в исчисление к стану Иуды сто восемьдесят шесть тысяч четыреста, по ополчениям их; первыми они должны отправляться.

Знамя стана Рувимова к югу, по ополчениям их, и начальник сынов Рувимовых Елицур, сын Шедеура, и воинства его, вошедших в исчисление его, сорок шесть тысяч пятьсот. Подле него ставит стан колено Симеоново, и начальник сынов Симеона Шелумиил, сын Цуришаддая, и воинства его, вошедших в исчисление его, пятьдесят девять тысяч триста. Потом колено Гада, и начальник сынов Гада Елиасаф, сын Регуила, и воинства его, вошедших в исчисление его, сорок пять тысяч шестьсот пятьдесят. Всех вошедших в исчисление к стану Рувима сто пятьдесят одна тысяча четыреста пятьдесят, по ополчениям их; вторыми они должны отправляться.

Когда пойдет скиния собрания, стан левитов будет в середине станов. Как стоят, так и должны идти, каждый на своем месте при знаменах своих.

Знамя стана Ефремова по ополчениям их к западу, и начальник сынов Ефрема Елишана, сын Аммиуда, и воинства его, вошедших в исчисление его, сорок тысяч пятьсот. Подле него колено Манассиино, и начальник сынов Манассии Гамалиил, сын Педацура, и воинства его, вошедших в исчисление его, тридцать две тысячи двести. Потом колено Вениамина, и начальник сынов Вениамина Авидан, сын Гидеония, и воинства его, вошедших в исчисление его, тридцать пять тысяч четыреста. Всех вошедших в исчисление к стану Ефрема сто восемь тысяч сто, по ополчениям их; третьими они должны отправляться.

Знамя стана Данова к северу, по ополчениям их, и начальник сынов Дана Ахиезер, сын Аммишаддая, и воинства его, вошедших в исчисление его, шестьдесят две тысячи семьсот. Подле него ставит стан колено Асирово, и начальник сынов Асира Пагиил, сын Охрана, и воинства его, вошедших в исчисление его, сорок одна тысяча пятьсот. Далее (ставит стан) колено Неффалима, и начальник сынов Неффалима Ахира, сын Енана, и воинства его, вошедших в исчисление его, пятьдесят три тысячи четыреста.

  1   2   3   4