Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Арундати Рой Бог Мелочей




страница16/21
Дата06.07.2018
Размер3.95 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
Глава 15. На тот берег Полночь уже миновала. Река вздулась, стала быстроводной и черноводной, и с собой она несла, извилисто скользя к морю, облачное ночное небо, целую пальмовую ветку гребенку, кусок плетня и прочие дары ветра. Мало помалу дождь превратился в морось, потом кончился совсем. Когда налетал ветер, он сбивал с листвы влагу, и тогда лило под деревьями, которые раньше, наоборот, давали укрытие. Бледная водянистая луна, просочась сквозь облака, осветила молодого человека, сидящего на верхней из тринадцати каменных ступеней, что вели в реку. Он был очень неподвижный, очень мокрый. Очень молодой. Посидев, он поднялся, снял свое белое мунду, выжал из него воду и обмотал его вокруг головы как тюрбан. Обнаженный, он стал спускаться по тринадцати ступеням в воду, пока не погрузился по грудь. Потом поплыл, легко и сильно вымахивая туда, где течение было быстрое и отчетливое, где была Самая Глубина. Освещенная луной река спадала с его гребущих рук серебристыми рукавами. Чтобы переплыть, ему понадобилось всего несколько минут. Достигнув того берега, он встал на ноги и, блестя, вылез – черный, как окружающая его ночь, черный, как оставшаяся позади река. Он ступил на тропинку, которая вела через болото к Историческому Дому. Он не оставлял ряби на воде. Следов на берегу. Расправив мунду, он поднял его над головой, чтобы сохло. Ветер взметнул ткань парусом. Вдруг он почувствовал себя счастливым. Сперва будет хуже, подумал он про себя. Потом лучше. Он шел теперь быстро, приближаясь к Сердцу Тьмы. Одинокий, как волк. Бог Утраты. Бог Мелочей. Обнаженный, если не считать лака на ногтях. Глава 16. Несколько часов спустя Трое детей на речном берегу. Пара близнецов и еще одна девочка в розовато лиловом вельветовом передничке, на котором косым развеселым шрифтом написано: Каникулы! Мокрые листья на деревьях блестели, будто кованые. Густо росший желтый бамбук клонился к реке, словно что то предчувствуя и горюя загодя. А сама река – она была темна, тиха. Казалась скорее отсутствием, чем присутствием, и ничем не показывала, как она вздулась, какой стала сильной. Эста и Рахель вытащили лодку из кустов, где они всегда ее прятали. Достали из дупла дерева сделанные Велюттой весла. Спустили лодку на воду и придерживали, чтобы не качалась, пока Софи моль садилась. Им, казалось, темнота была нипочем, и они уверенно, как горные козлики, бегали вверх вниз по блестящим каменным ступеням. Софи моль была куда осторожней. Ее немного страшила темнота и то, что могло в ней таиться. На плече у нее висела матерчатая сумочка с едой, похищенной из холодильника. Хлеб, пирожные, печенье. Близнецы, придавленные словами матери – Если бы не вы, я была бы свободна! Мне в приют вас надо было сдать, как только вы родились! Вы жернова у меня на шее!  – не взяли с собой ничего. Впрочем, благодаря тому, что Апельсиново Лимонный Газировщик так обошелся с Эстой, их Недомашний Дом был уже оборудован. За две недели, прошедшие с той поры, как Эста греб алый джем и думал Две Думы, они перевезли туда много Провианта и Снаряжения: спички, картошку, старую кастрюлю, надувного гусенка, носочки с разноцветными пальчиками, шариковые ручки с лондонскими автобусами и сувенирного коалу с разболтавшимися глазками пуговками. – А что, если Амму нас найдет и будет умолять нас вернуться – Тогда вернемся. Но только если будет умолять. Добросердечный наш Эста. Софи моль убедила близнецов в том, что им необходимо взять ее с собой. Потому что взрослые сильней раскаются, если все дети исчезнут разом. Тогда они будут убиваться по настоящему, как хамельнские горожане, когда их детей увёл Крысолов. Их примутся повсюду искать и решат уже, что всех троих нет в живых, – и тут они с триумфом вернутся домой. Родные, драгоценные и любимые куда больше прежнего. Решающим аргументом было то, что, если они оставят Софи моль дома, у нее пытками могут вырвать тайну их местонахождения. Эста подождал, пока в лодку влезла Рахель, потом сел сам, оседлав суденышко, как доску качелей. Ногами оттолкнулся от берега. Когда стало чуть поглубже, они начали грести по диагонали – вперед и против течения, как их учил Велютта («Если хотите попасть вон туда, грести надо во он туда»), В темноте им не видно было, что они выруливают на встречную полосу глухого шоссе с бесшумно мчащимся транспортом. Что навстречу им на приличной скорости плывут ветки, стволы, обломки деревьев. Они уже миновали Самую Глубину, совсем чуть чуть оставалось до Того Берега, когда их лодка натолкнулась на плывущее бревно и перевернулась. Во время прежних путешествий через реку подобное с ними случалось, и тогда они добирались до берега вплавь, держась за лодку и используя ее как спасательный круг. Но на этот раз из за темноты они потеряли лодку из виду. Ее унесло течением. Они поплыли к берегу, дивясь тому, как много сил уходит на покрытие такого пустякового расстояния. Эста сумел ухватиться за склоненную ветку, уходившую концом под воду. Он стал глядеть вниз по течению, надеясь увидеть в темноте лодку. – Нет ничего там. Пропала наша лодка. Рахель, вся перепачканная илом, вылезла на берег и подала Эсте руку, помогая ему выбраться из воды. Им понадобилось несколько минут, чтобы перевести дух и зафиксировать потерю лодки. Погоревать о ее гибели. – И вся наша еда испорчена, – сказала Рахель, обращаясь к Софи моль, и ответом было молчание. Несущееся, стремительное, рыбноплескучее молчание. – Софи моль! – прошептала она несущейся реке. – Мы здесь! Здесь! У иллимба дерева! Ничего. На сердце у Рахели ночная бабочка Паппачи повела сумрачными крылышками. Расправила. Сложила. И лапками. Вверх. Вниз. Они побежали по берегу, крича и зовя ее. Но ее не было. Ее унесло по глухому шоссе. Серо зеленому. В котором рыбы. В котором деревья и небо. В котором ночами – расколотая желтая луна. На сей раз не было бурной музыки. Чернильные воды Миначала не закручивались водоворотом. Не было никакой акулы свидетельницы. Была тихая, деловитая передача. Лодка избавилась от своего груза. Река приняла его. Одну маленькую жизнь. Мимолетный лучик. С серебряным наперстком, зажатым в кулачке на счастье. Было четыре утра – еще темно, – когда измученные, удрученные и грязные близнецы прошли тропкой через болото к Историческому Дому. Хензель и Гретель из мрачной сказки, в которой их мечты будут взяты в плен и перекроены. На задней веранде они легли на сенник, где уже лежали надувной гусенок и сувенирный медвежонок коала. Они были парочкой мокрых гномиков, ошалелых от страха, ожидающих конца света. – Она уже мертвая, да Эста не ответил. – И что теперь будет – Нас посадят в тюрьму. Как Миленьких исправляться. Он то знал, Малыш Морячок. Дверь открыл бум бум. Они не заметили, что там уже кто то спит в темноте. Одинокий, как волк. С коричневым листом на черной спине. Приносящим муссонные дожди, когда наступает их время.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

  • Глава 16.