Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Аръергард. Ру




страница8/20
Дата06.07.2018
Размер3.37 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20
18 ноября 1991 года. Ну вот полковник Руденко - наш Док улетел. Все посольское руководство второй день ходит в трансе. Руцкой рубанул совместное с Раббани заявление о согласии на исламское правительство. В 10 утра посол в составе делегации из пяти человек выезжал успокаивать Наджиба. К 11 и мы с шефом выезжали поддержать Президента. 19 ноября 1991 года. Дока оказывается шмонали на афганской таможне. Заставили вскрыть ящик, вывернуть карманы. Спросили, откуда у него доллары. Оказывается, нам зарплату в долларах выдают не совсем законно. По валютному распоряжению Совета министров РА иностранным специалистам и советникам положено выдавать валюту через банк. При этом 40 выдается в афгани по государственному курсу, а остальные 60 долларами на руки. На заседании Ставки Наджиб отказался платить изюм за 144 «Урагана», который уже в пути. Шеф страшно обиделся, так как выбивал эти снаряды у министра обороны и начальника Генерального штаба. С трудом выбил под изюм, под него же договорился с начальником управления тыла о выделении автомашин для аппарата ГВС. Наджиб сказал, что 252,4 тонны изюма не соберут в течение всего года. Шеф понял, что это произошло с подачи Ватанджара, и решил на совещания в министерство обороны не ездить. На совещании аппарата шеф брызгал слюной: - Не навязываться афганцам ни в коем случае. Попросят о помощи - помогите. Я больше к министру обороны ездить не собираюсь. Ни ногой! Нечего! Хватит. Приучили. С завтрашнего дня буду ездить с охраной. Порученцу, переводчику, водителю брать с собой оружие. Обеспечить связь машины с оперативным дежурным. Проверить БТР. Чтобы не было разговоров, выполнять приказ или нет. Как это не выполнять! Да я тебя застрелю, если не выполнишь и черт с тобой! 21 ноября 1991 года. Выезд в город группам менее 4-х человек, без оружия и без регистрации в книге учета запрещен. Первый день прошел успешно, но уже сегодня система начала давать сбои. Машина охраны понадобилась жене ГВС для выезда по дуканам. Адъютант без поручений должен был ее прикрывать. Но тут заболел секретчик, выдававший оружие и ехать в город пришлось без оружия. Однако бдительнее мы стали! Навязчивая идея отремонтировать свою «Тойоту»-четырехлетку за счет афганского министерства обороны не дает шефу покоя. Министру обороны объяснили, что Дом советской науки и культуры (!) выделил для нового начальника штаба аппарата ГВС автомобиль, который нуждается в срочном ремонте. Министр обороны предложил обратиться по интересующему вопросу к начальнику техники и вооружений МО генерал-лейтенанту Асадулле. Все было бы ничего, да при Асадулле состоял советником генерал-майор Томашевский. А Степана Томашевского в аппарате знали как борца за справедливость. За генеральскую справедливость. Его опасался даже шеф. При завозе дефицита в посольскую «Березку» Степан составлял очередность посещения магазина работниками аппарата. Конечно, первыми были генералы. А как же иначе. И чтобы не допустить шантажа со стороны Степена, было принято решение отослать его в Хайратон проверять перевалочные базы. Переговорили с Асадуллой. Тот предложил отремонтировать «Тойоту» в автомобильном управлении министерства обороны, что обошлось бы дешевле. Драчев настаивал на ремонте в автомобильном дукане с последующей оплатой счетов Министерством обороны Афганистана. В конечном счете, договорились, что как генерал Драчев решит, так Асадулла и поступит. Ну и, естественно, чтобы об этом знали три человека: шеф, Асадулла и переводчик. Степан должен завтра уже вернуться, а сегодня Асадулла заболел и на работе не показывался. А ведь его нужно было поставить перед фактом, что «Тойота» уже в дукане и самое главное сейчас - выбить деньги из банка. И деньги большие. Артелью водителей-механиков был составлен список ремонтных работ и деталей, которые нужно закупить. Предполагалось закупить пять колес с колпаками, чехлы, аккумулятор, передние и задние тормозные колодки, цилиндры тормозные передние и задние, фильтр масляный, ремень привода распредвала, ремень генератора, ремень привода кондиционера, контакты распределителя, тормозные шланги, крестовины, шаровые опоры, втулки передние и задние, прокладку головки блока, бампер передний, диск сцепления с корзиной и выжимным подшипником, фонари габаритные и поворотные, стекла задних фонарей, свечи, масло, тормозную жидкость и антифриз. Плюс переборка двигателя, рихтовка, покраска. Закупка деталей с их установкой была оценена в 1 миллион 200 тысяч афгани или 1200 долларов. Без переборки двигателя. А сама «Тойота-Королла» обошлась в 200 долларов. Итак, сумма была определена. Осталось выловить генерала Асадуллу. А Асадулла болел. И Степан не выходил из управления. Нужно было, чтобы Асадулла не болел, а Степан отсутствовал. Поскольку такого благоприятного стечения обстоятельств никак не удавалось заполучить, а приказ переводчику и водителю был поставлен, пришли к выводу, что Асадуллу надо пасти. Пасти в министерстве обороны, куда последний должен приезжать на совещания к министру, но не приезжал или у управления, работой которого руководил, но там тоже не показывался. Недели две мы вместе с водителем выезжали в управление техники и вооружения, парковали машину метрах в 150 и наблюдали за въезжающими и выезжающими машинами, выкуривали по полпачки сигарет, подъезжали к управлению, спрашивали у часового, на месте ли начальник управления. Начальника не оказывалось. На вопрос, прибыл ли господин советник, ответ всегда был положительным. Сделав кислую мину, мы отъезжали. Впоследствии выяснилось, что Асадулла слег в госпиталь. По не зависящим от нас причинам. Но нашему полку прибыло. К ремонту «Тойоты» подключились работники спецслужб. Одни советовали отремонтировать машину в советско-афганском транспортном предприятии «Афсотр», другие в мастерской представительства «Тойота», куда машина и была благополучно сдана. - Так, надо сказать, чтобы не выбрасывали старые детали. Пусть ремонтируют, но предупреди, чтобы без покраски. Говорят что в АФСОТРе красят дешевле. Договориться в АФСОТРе о покраске в короткие сроки не удалось. Там была очередь на две недели. - Ладно. Будем красить в «Тойота-сервис». Сколько стоит - Двести долларов. - Ого! Пусть красят. Они хорошо красят - Гарантию дают. Не отказавшись от своей идеи и будучи недовольным из-за недосягаемости Захина, шеф решил обратиться напрямую к министру обороны. Срочно была переведена оценочная стоимость работ. Но тут в авторемонт вмешалась политика. На весь мир прозвучало совместное советско-американское заявление по Афганистану о прекращении поставок вооружения и боеприпасов воюющим сторонам. Конечно, заявление афганцев переполошило. Делегация Республики Афганистан во главе с Премьер-министром Халекйаром намеревалась из Нью-Йорка заехать в Москву. Из Кабула решили направить военную делегацию из трех человек для участия в переговорах с советским руководством. В приеме военной делегации Москва отказала. Об отказе в приеме военной делегации министру обороны сообщил военный атташе. Афганцы обиделись, но виду не подали. И в этот момент генерал армии Драчев договорился о встрече с министром обороны. 22 ноября 1991 года. Приехали к министру к десяти утра. После расспросов о здоровье долго беседовали о тяжелом состоянии советской экономики, о том, что Соединенные Штаты без войны победили Советский Союз, о том, что в СССР нет правительства. Драчев пытался сгладить вопрос о военной делегации, что, мол, это нужно рассматривать не как отказ, а временную задержку в связи с тем, что советское руководство не успело должным образом рассмотреть поставленные афганцами задачи. Так, что делегация обязательно поедет в Москву, но позже. В кабинет к министру зашел начальник Генерального штаба Делавар. Снова поговорили о политике, попили чаю. В заключении Драчев обратился к министру: - Товарищ министр, последний вопрос. Окажите содействие с ремонтом автомобиля. - Обратитесь к Асадулле, я ему задачу уже поставил. - Так ведь он в госпитале. - Ну тогда обратитесь к генералу Марджану. Хотя нет. Давайте сюда. На сколько там тысяч Уф-ф-ф! Миллион двести. Возникла напряженная пауза. - Надо подумать о статье доходов. Я Марджану скажу. А генерал-лейтенант Марджан, начальник штаба Главного управления вооружений, был в составе той делегации, которая так в Москву и не уехала. Хотя уже были поменяны афгани на рубли, закуплен товар для торговли в Союзе. Было очевидно, что в подобных условиях Марджан пальцем не ударит, чтобы выполнить просьбу ГВС. Прощались сухо. Уже в машине шеф стал заговариваться. С его уст срывался только один вопрос, который на протяжении веков будоражил умы русской интеллигенции - что делать Идя по коридору посольства и, постоянно оглядываясь, все спрашивал себя: «Что же делать». Войдя в свой кабинет, спрашивает: - Что будем делать - Видимо ждать, товарищ генерал. - Так, ладно, пусть ремонтируют. Сколько это будет стоить - Миллион двести, но если по минимуму, можно уложиться в пятьсот тысяч. - Так... Где же взять деньги - ...! - Где взять деньги - Может поискать где-нибудь. - Ладно, занимайся ремонтом. Деньги найдем. А впрочем, поезжай к Марджану, уточни ставил ему министр задачу или нет. Но смотри, не попадайся на глаза Степану. Если Степан учует -продаст. Продаст - Продаст, товарищ генерал. - Про-да-а-аст. Продаст, говоришь - Как пить дать. - Про-да-а-аст. Да, про-да-а-аст. - И не задумается даже. - Про-да-а-аст. Точно, Степан продаст. Поэтому,... ладно,... поезжай к Марджану в 3 часа, Степан в это время будет на совещании у меня. Мы уже с водителем примелькались у ворот управления по технике и вооружениям. Марджана мы в лицо не знали, но часовой ответил что начальника нет на месте. На следующий день к поискам Марджана подключился «Всадник». Марджана нашли. Нужно было тактично объяснить товарищу, что если ему министр поставил задачу, то Степану об этом знать не следует. Пусть доложит Шляповалову. На что обиженный и не уехавший в Москву Марджан заявил, что никому докладывать не будет и что министр никакую задачу ему не ставил. Шефа охватила паника, сопровождавшаяся расстройством желудка. Включили кондиционер. - Так. На совещания к министру обороны больше ездить не будем. Много чести. Я думал поддержать его. А он Пацан... Мальчишка... Говно! Революционер долбаный! Понаставил танков на пьедесталы... А я ему всегда подарки... - Товарищ генерал, может бумажку забрать надо - Какую бумажку - С оценочной стоимостью, что министру передали. - А зачем - Мало ли. Зачем следы оставлять А то еще шантажировать начнет. - О, е, точно. Надо забрать. Надо забрать бумагу. На-а-до забрать. Поезжай к Марджану, а если у него нет, езжай к начальнику канцелярии министра. - А если она у министра - Если у министра - Шляповалов возьмет. Бумагу надо забрать. Понял -Понял. И опять начались поиски Марджана... 23 ноября 1991 года. Исторический день! При посадке в бронированный «Мерседес» защемил 230-килограммовой дверцей палец генералу армии Драчеву. Шеф полдороги охал и ахал, а «Всадник» рассказывал ужасные истории, когда танковым люком обрубало пальцы. Володька Афонин уточнял по какому пальцу попало. Волновался, что теперь в носу неудобно будет ковыряться. 24 ноября 1991 года. На ставке Наджиб выразил Драчеву обиду за то, что афганскую военная делегация не смогла вылететь в Москву. Попытки ГВС разъяснить ситуацию не дали должного результата. Стороны остались при своих. При выходе из бункера спрашивает: - Ты ему перевел, что я позавчера беседовал с министром обороны, но разговор не получился - А Вы разве это говорили - Еж твоють, му-у-да-ак. Не перевел, что ли - Не помню, товарищ генерал, чтобы говорили. - Му-у-да-ак. Сели в машину. - Анатоль Санч, я говорил, что... - Да-а. А как же. Конечно говорили. - Что с министром обороны беседовал, но разговор не получился - Да-а, говорили. А как же. Говорили. - Да вот, мудак не перевел. - Да перевел. Я слово в слово перевожу. - А перевел, что разговор не получился - Я перевел, что разговор не совсем удался. - Конечно, не совсем. Как же иначе - Перевел, товарищ генерал. - Смотри мне, а то сразу... Мудак. 26 ноября 1991 года. Шляповалов носился с паспортами для афганцев. Припахал переводчика Одарича. Гена носился между консульством, где не ставили визу, Обловым -советником-посланником, к которому «Всадник» обращался за помощью, послом, к которому обращался Облов с просьбой «Всадника», консульским отделом, куда звонил посол, но в конце концов, консул убедил посла, что это нарушение инструкции. Посол согласился, что нарушать инструкцию нельзя. И круг снова завертелся: «Всадник» - Облов - посол - консул. Гена прошел вторично Малую буддийскую колесницу, однако из четырех паспортов один оказался просроченным и, хотя виза на него была выписана, консул этот паспорт попридержал. А в это время телефон у меня на квартире разрывался. Искали Гену по поводу паспорта доя Солдатского. Который улетает 27-го. Пришлось на час уйти из квартиры. 27 ноября 1991 года. Всадник спрашивает у своего переводчика Афонина: - Ты бы поехал сейчас в Москву на неделю - Я Нет. У меня недавно жена была. Да и осталось-то две недели. Зачем доллары терять - А Томашевский сам поехал на неделю в Термез. - Наверное, штамп пересечения границы в паспорте ставить не будут. - Да нет, его приказом отдали. - Значит торговать будет. Сейчас в Узбекистане ткани дорогие. Здесь наберет - там толкнет. - Ну разве это генерал 1 декабря 1991 года. Афонин заболел. «Всадник» упросил шефа взять меня. Беседовали с министром обороны. - Товарищ министр, как Вы считаете, есть ли опасность сепаратистских тенденций в Афганистане - Такой опасности, по-моему, нет. Даже в случае прихода к власти Гульбеддина. Афганистан не будет подвержен разделу. - А север - Кто на севере - таджики, узбеки, туркмены Никто из них не сможет противостоять пуштунам, а они не допустят раздела Афганистана. Тем более, что и на севере вдоль границы проживает много пуштунов. - А на юге - Кто на юге Белуджи - Товарищ министр, так пуштуны и белуджи - это одно и то же. - Что он говорит - Товарищ Шляповалов считает. Что пуштуны и белуджи - это одно и то же. - Это не совсем так. - Ну как же! Я в справочнике читал. - Товарищ генерал, не спорьте с пуштуном о том, кто пуштун, а кто белудж. - Да у них и язык-то один. - Анатолий Александрович, у них два языка и они разные. Я это знаю. Помните у Высоцкого: «Я был белуджем и судьбину клял...» Высоцкий же не о пуштунах говорит, а о белуджах. Подобные доводы убеждали. «Всадник» все-таки согласился, что между пуштунами и белуджами существуют некоторые различия. 4 декабря 1991 года. Некоторые самолеты «воздушного моста» не заправляют уже и в Ташкенте. В связи с этим упорно ходят слухи (со ссылкой на авиадиспетчеров), что улетать будем раньше. С 20-го по 24-е. Володька Афонин выздоровел и уже второй день работает со «Всадником». В половину девятого утра ставит Володьке задачу: 1. Забрать паспорта у афганцев и отдать в консульский отдел. 2. Съездить с водителем в ремроту, решить вопрос с глушителем - заехать на базар и купить. 3. Заехать в автохозяйственное управление. 4. Без пятнадцати десять быть с машиной в посольстве. Генерал Мячин добавляет: - Не забудь до без пятнадцати десять трахнуть хозяйку и накормить Жучку. - Хозяйку я и сам трахну. Ха-ха-ха! 8 декабря 1991 года Воскресенье. С утра съездили к Наджибу, доложили по поставкам, 5200 бомб могут не поставить. Сегодня началась загрузка кишмиша. Первый ИЛ-76 увез 17,5 тонн. 10 декабря 1991 года. «Всадник» назначил на 11.40 совещание по поводу того, что афганцы отказываются устраивать прощальный ужин и поэтому планируется застолье своими силами в клубе. Выпив с утра две бутылки водки с Мячиным в министерстве и проигравшись в «Кинга», «Всадник» на совещание опоздал на 30 минут. Удивился, что мало народу. Генерал Аносов ему: - Еще через пять минут Вы никого здесь не увидели бы. -Я думал, что здесь все люди военные. Есть приказ - выполняй! - Мы-то военные. - Товарищ генерал, выйдите вон! Аносов пошел сразу к шефу и доложил, что «Всадник» в присутствии офицеров и прапорщиков обругал и выгнал его с совещания. Шеф взгрел «Всадника». 11 декабря 1991 года. Шляповалов вчера в машине рассказывал, что ему отказали в Главном управлении кадров МО в звании и в должности. Шеф посоветовал ему ехать числа 15-го. Но у «Всадника» 19 декабря мероприятие в министерстве обороны по поводу нерушимой советско-афганской дружбы и нашего отъезда. Собирается лететь 20 или 21-го. 12 декабря 1991 года. «Всадник» мечется в поисках должности в СНГ. Спрашивает у шефа: - Товарищ генерал, а если у Наджиба попросить орден для министра обороны Шапошникова - Анатолий Санч, ты что же, сам вручать его будешь Вчера отговорил, а сегодня он сунулся с этой просьбой к Ватанджару.. Тот задал аналогичный вопрос. «Всаднику» пришлось забрать свою бумагу, после того, как Ватанджар пообещал обратиться с этой просьбой к Президенту. Кстати, как это новообразование СНГ переводится на персидский Союз - это иттихад. Советский Союз - иттихаде шурави ( эти гады шурави). СНГ - тоже союз. Спасибо Наджибу, назвал Коммонвелтом (Commonwealth). 14 декабря 1991 года. Всадник два дня подряд решал с генералом Аюбом - начальником секретариата министра вопросы организации прощального банкета и согласовывали списки приглашенных. Вычеркнули из списка «человека без поручений» и водителя ГВС. Планируется два банкета. Первый 18 декабря для разведчиков и полковников, второй - для ограниченного количества генералов с участием ГВС и министра обороны. Аюб не хотел включать генерал-лейтенанта Перфильева, так как тот остается. Когда же «Всадник» настоял, Аюба удивила фамилия: - Пир филь ( Старый слон) 15 декабря 1991 года. В связи с некоторыми расходами по поводу прощального ужина (4 тысячи афгани на водку и 2 тысячи на еду) Всадник пытается сдать не всю сумму, а лишь на еду. Водки у него 15 бутылок, купленных еще по 150 афгани. Сейчас носится с идеей продать всю свою водку по 2000 афгани за бутылку. 16 декабря 1991 года. Осталась одна баня по графику. На торжественном банкете в посольстве по поводу отъезда шеф не предупредил посла, что дата вылета нам неизвестна, и открыл ему точную дату. А тот нам. Итак 24 и 27-го. 18 декабря 1991 года. Ставка, на удивление, немного затянулась. Вечером в 18.00 прощальный банкет в министерстве обороны. Посол не приехал, так как его перехватил Пактин и увез в МВД. Присутствующим вручили медальки «От благодарного афганского народа». У меня уже вторая, хотя по статусу положена одна. Министр просто достал из ящика и вручил. Замысел проведения банкета принадлежал «Всаднику», однако произошли некоторые сбои, как-то: афганцы водки не обещали, пришлось с каждого участника собрать по бутылке, да к тому же «Всадника» не избрали тамадой. Он очень обиделся и весь вечер сидел хмурым. Банкет прошел спокойно без оптимистических призывов и заверений в победе. Всаднику вечер не понравился: стол бедный, весело не было и вручили не боевые награды. 27 декабря - знаменательная дата. Ровно 13 лет назад в 1979 году советские войска вошли в Афганистан. День в день и уходим. 19 декабря 1991 года. Утром на пробежке в 6.30 встретил «Всадника». - Анатолий Александрович, куда это Вы в такую рань - Да вот проснулся в 4.30, решил перебрать бумаги, а жена назвала меня лунатиком и выгнала. - А сейчас-то куда - Да поеду в министерство обороны. Вчера Володька Афонин застал «Всадника» с ворохом матрацев, которые тот тащил к машине. Мог бы Володьку попросить донести, но не стал. Все везет Хабибу - старшему переводчику министерства. Позавчера залил ему две бочки авиационного топлива. Лично видел, как «Всадник» выносил масляный радиатор. На проводах в оперативном управлении «Всадник» заверял генерала Хашема, что афганцы не использовали его даже на 30 . Ведь он здесь все знает. Выдвигал проекты на перспективу, как то: развитие газового комплекса, перевод автомашин на заправку газом, а платить иностранным фирмам необходимо только мрамором, а никак не газом, золотом или валютой. - У меня масса идей, вот сегодня проснусь в 3 утра и буду думать. 20 декабря 1991 года. С 10 до 13-ти была организована экскурсия для сотрудников аппарата ГВС и их жен.. Уже к 11-ти всем хотелось есть. Фотографировались и снимались на видео. Лев Семенович Мячин балагурил в автобусе, утверждал, что женщин здесь хоронят глубже, чтобы и в загробной жизни мужчина был над женщиной. Ему, конечно, не верили. Спросил меня. Я сказал, что правоверный мусульманин в том мире не собирается продолжать жизнь со своей законной земной супругой, так как его там ждут вечно молодые гурии, особенность которых заключается в том, что после любовных утех у них восстанавливается девственная плевра. На это Лева ответил: «У них уже все это происходит!». Посол вышел к нам для коллективной съемки. Не зная, чем нас порадовать, сказал, что пришла шифровка, что с сегодняшнего дня МИД СССР больше не существует. Лева добавил: - Когда у соседа хата горит - это тоже приятно. В 15.00 банкет у шефа на вилле. Перфильев после пятой рюмки убеждал, что прошибет головой дверь. Попытались отговорить, мол, женщины присутствуют. После чего «Старый слон» высказал сокровенное: - Поскольку я совершенно болен и руки переломаны, меня не хотели пускать в Афганистан. Поставили условие - разбить каменную стенку. Они рассчитывали, что я руками не смогу, а я головой разломал. Этот человек остается за главного, 21 декабря 1991 года. С утра шеф дергал с поздравительными открытками для генерала Панкина - советника при МВД, а к вечеру - для Облова. «Всадник» в это время сидел в кабинете. Тоже загорелся желанием поздравить Облова. Драчев сказал, чтобы не выпендривался, так как открытку подписываю от аппарата ГВС. «Всадник» согласился для порядка, а в коридоре взял-таки у меня открытку. Володька Афонин сказал, что «Всадник» накатал на 15 страницах «Завещание афганскому народу и будущему правительству страны» и припахал его переводить. Речь в «Завещании» идет об организации партизанской войны правительственными войсками, а также включает в себя экономический раздел. Разъясняет афганцам как им торговать с Западом: построить нефтеперерабатывающий завод, автомашины перевести на газ, а расплачиваться только мрамором. Шеф о «Завещании» не знает. 22 декабря 1991 года. Узнав о «Завещании» шеф назвал «Всадника» откровенным дураком. В 15.30 «Всадник» организовал поездку в МО для получения подарков от министра. Собралось 6 человек, а машины - ни одной. В конце концов машину нашли. Генерал Мячин сел за руль, мы с «Всадником» на переднем сиденье. Лева машину гнал. В повороты вписывался без снижения скорости. «Всадника» от такой езды лихорадило, но Лева отвечал: - Спокойно! Кто за рулем Скорость - всего 12 километров в час. Подарки вручал генерал Аюб. Досталось всем по коврику, а Драчеву, «Всаднику» и Леве -еще по коробчонке. Аюб закатил речь. «Всадник» ответил еще цветистее. Николай Степаныч Клуша - порученец ГВС или «человек без поручений» сопровождал жен шефа и «Всадника» по дуканам. «Всадница» покупала мандарины. Сторговавшись, заказала пять килограммов, потом остановилась на трех. Получив пакет с мандаринами, «Всадница» захотела один попробовать, достала один и дала жене шефа. Та очистила половину и разделила по две дольке каждому, а неочищенную половину оставила дуканщику, так как никто не хотел ее есть. Степаныч добавил, что это, мол, тебе для других покупателей на контроль вкуса. Дуканщик, улыбнувшись, согласился. Когда уже отошли метров на пять от дукана, «Всадница» вспомнила, вернулась, забрала половину мандарина, очистила и съела.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   20