Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Аръергард. Ру




страница7/20
Дата06.07.2018
Размер3.37 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
Около двадцати минут продолжались попытки построить почетный караул. Министр обороны Афганистана все еще пребывал в туалете. - Синицын, неси коньяк! Ка-кой человек! - А хорошо мы его раскрутили, товарищ генерал! - Анатолий Александрович, что ты чушь порешь - Все ж хорошо, товарищ генерал. - А может и хорошо. Ну и надрался же я... Синицын, чай готов - Готов. - Мудак. - Вам видней, товарищ генерал. - Все равно мудак. И порученец - мудак. Во, смотри. Переводчик голову потупил. Университет закончил. Не военный, ни х... Слушай, че он там, спит, что ли Синицын, пойди разбуди! Только Синицын сделал движение в сторону туалета, как дверь распахнулась и оттуда довольно уверенной походкой вышел министр обороны. Заметно посвежевший. - Ну, что, к чаю - Сайда. Пить чай перешли в соседнюю комнату к маленьким столикам. - Завтра голова болеть будет. Товарищ министр, приходите завтра лечиться по формуле, -продолжил беседу «Всадник». - Как это - Министр интересуется, в чем заключается формула. - Это наука, товарищ министр. Приезжайте, полечимся. - Куда - Сюда. - Зачем - Лечиться, чтобы голова не болела. - Как будет выглядеть лечение - Вот утром встаете и сразу соточку принимаете. Но не закусывать. Ни в коем случае. Минут двадцать походить нужно. -И - А потом вторую, но обязательно закусить. - И все - Если настроение будет, то можно и третью... - Генерал Шляповалов, вы это серьезно - Анатоль Санч, хватит формулировать. Товарищ министр. Коньяк с фруктами - Сайда. После рюмки коньяка свежесть с лица министра обороны исчезла. Он погрустнел и утоп в кресле. Коньяк уже больше разливали, чем пили. Оба генерала армии, обнявшись, застыли в глубоком поцелуе. - Товарищ министр, Вы заранее сообщите, чтобы мы Вам место нашли. - Я не буду прятаться в иностранных посольствах. - Товарищ министр... Попытки убедить Ватанджара найти убежище в иностранном посольстве Советского Союза, где он уже однажды пережидал несколько дней перед устранением Хафизуллы Амина, успеха не имели. - Во человек, а! Ладно, слушай. Переведи ему, что имели мы тот пароход, который дерьмо возит. - Товарищ генерал, Афганистан - страна сухопутная, не поймет. - Переведи, я сказал! - Везирь-сахиб, есть такой пароход, который осуществляет перевозки перегноя... - Какой пароход - Который перевозит удобрения... - И что пароход - Перевозит фекалии. - И что - Ничего. Просто есть. Существует. - Да хватит переводить про этот пароход, ну его на хер. - Что с пароходом - Министр интересуется судьбой парохода. - Скажи, что утонул со всем содержимым. - Утонул, везирь-сахиб, только круги по воде... - Ты перевел про пароход - А по радио не сообщали. - Перевел. - Аслан! - Да, Аслям. - Аслан, ты знаешь, как я тебя люблю. Переведи ему. - Он Вас любит. К этому моменту Ватанджар окончательно потерял дар речи и только мычал. - Переведи ему, что я его очень крепко люблю» - Он Вас очень крепко любит. - Гм-м-м-м. - Че он молчит Ты перевел - Перевел. - Скажи ему, что он даже не знает, как я его люблю. - Генерал-сахиб говорит, что Вы даже не представляете масштабов его любви к Вам. - Гм-м-м-м. - Аслан! - Да. Аслям. - Не, товарищ министр! - Не-е-е-е-е-е-ет! - Ну, хорошо. Аслан. - Да, Аслям. - Нет. Не могу. Товарищ министр! Я так привык говорить - товарищ министр. - Он так привык говорить - вазир-сахиб. - Ладно, Анатоль Санч, наливай! Товарищ министр, как танкисты... По одной. - А, танькист! Сайда. - Давай, поехали, за тот пароход... - Товарищ Драчев предлагает выпить за дружбу между советским и афганским народами. Ватанджару с трудом удалось встать: - Да, за дружбу! За дружбу между афганским и советским народами, армиями и Вооруженными силами наших стран! За здоровье наших лидеров товарища Наджиба и товарища Горбачева! За успех политики перестройки в СССР и примирения в Афганистане! - Товарищ министр предлагает выпить за тот пароход..., за дружбу между народами, армиями и правительствами наших стран, за здоровье лидеров Горбачева и Наджибуллы и за успех нашего дела! - Общего дела! Переведи! Общего дела! - Общего дела, везирь-сахиб. - Который дерьмо возит! - Ну, что, товарищ министр, по домам - Аллее, везирь-сахиб - А Никуда я не пойду. - У товарища министра нет желания покидать застолье. - Анатолий Санч, наливай! - По последней, товарищ министр. - По последней не буду. - Товарищ министр, давайте по последней. - Сайда. - Товарищ министр, по домам - Никуда я не пойду. - Министр не хочет домой. Ватанджара приподняли, но стоять он был не в состоянии. На подмогу пришел его адъютант. С трудом процессия вывела министра на улицу. Оглядевшись по сторонам и освободившись от помощников, он развернулся и шмыгнул обратно в открытые двери. Следом за ним рванулся шеф. Уже через минуту два генерала армии мирно сидели на диване. Ватанджар закрыл глаза, а шеф гладил его по голове и говорил о том, как его сильно любит. Переводчик уже не был нужен. Вторая попытка вывести Ватанджара на улицу удалась с большими усилиями. На всякий случай прикрыли дверь дабы отсечь пути назад. На стоянке перед виллой стоял автомобиль «Тойота». - Товарищ министр, вот...- и шеф вытянул руку по направлению к машине. У Драчева была еще причина для встречи с министром. Он прикупил себе в посольстве трехлетнюю «Тойоту» за 200 долларов и хотел ее отремонтировать за счет афганского министерства обороны. Причем представил дело так, что машина в некотором роде государственная и предназначается для нового начальника штаба ГВС, который вот-вот приедет. Целый генерал-лейтенант, а не какой-то там нынешний полковник. И как тут министру-то обороны после вкусного обеда отказать радушным хозяевам стола в мелкой просьбе. Оплати ремонт и все тут. Не из своего же кармана. Ватанджар воспринял этот жест как-то по-своему. Очевидно, он подумал, что сейчас будут фотографировать и стал строить народ для съемки на фоне машины. - Где переводчик - Я, везирь-сахиб. - Ты кто - Переводчик. - Стань сюда! - Стал. - Где переводчик - Я - переводчик. Министр долго выяснял кто переводчик и где переводчик, строил и перестраивал стройные, но покачивавшиеся ряды присутствующих. - Везирь-сахиб, фотоаппарата нет. - Ты кто - Я переводчик. - Где переводчик - Фотоаппарата нет. - Ну че он говорит - Он уточняет, кто здесь переводчик и как лучше сфотографироваться. - Так фотоаппарата нет. - Я уже сказал, что нет. - А он - Он хочет фотографироваться. - Синицын! Есть фотоаппарат -Нету. - Мудаки. Все мудаки. И я мудак. Ладно, скажи ему, пусть завтра приезжает фотографироваться. 13 сентября 1991 года. Пятница. К обеду подготовил два документа. ОТЧЕТ о встрече Главного военного советника в Республике Афганистан генерала армии Драчева Н.Ф. с министром обороны Республики Афганистан генералом армии Мухаммадом Аслямом Ватанджаром, состоявшейся 12 сентября 1991 года. 1. В настоящее время руководство РА негативно расценивает последние шаги Москвы на международной арене, которые были осуществлены без предварительных консультаций с афганской стороной. Выражена озабоченность отсутствием реакции на советское заявление других заинтересованных стран и сложностью в осуществлении контроля за прекращением поставок военно-технического имущества противной стороне. Афганское руководство и в дальнейшем хотело бы рассчитывать на долговременное взаимовыгодное сотрудничество с СССР. Оно неизменно в своем стремлении следовать курсу укрощения непримиримых. 2. В беседе была высказана озабоченность усилением позиций фундаменталистов в соседних странах, включая некоторые республики СССР 3. Несмотря на серьезные разногласия в афганском руководстве между фракциями «Хальк» и «Парчам» правящей партии «Ватан» в настоящее время активизация какой-либо из фракций считается маловероятной. Исполнил: капитан Камушкин А.И. Документ второй: АКТ «14» сентября 1991 года. г. Кабул Комиссия в составе полковника Коровина А.В., майора Клуши Н.С. и капитана Камушкина А.И. составила настоящий акт в том, что 12 сентября 1991 года Главным Военным Советником в РА генералом армии Драчевым Н.Ф. в целях укрепления близких доверительных отношений с военным руководством Республики Афганистан была организована встреча в городе Кабуле, на проведение которой на местном рынке были закуплены продукты на сумму тридцать восемь тысяч четыреста пятьдесят афгани. На встрече присутствовало 26 человек. Комиссия считает, что названные продукты на сумму 38450 афгани подлежат списанию с книг учета. Полковник Коровин А.В. Майор Клуша Н.С. Капитан Камушкин А.И. 14 сентября 1991г. Пока ГВС был в отпуске, генерал-лейтенант Шляповалов оставался за старшего. События под Файзабадом, центром афганского Бадахшана, ощутил большую ответственность. Будучи знатоком современной военной стратегии, тактики и оперативного искусства, «Всадник» спланировал наступательную воздушно-десантную операцию по разгрому группировки мятежников. Замысел: переброска вертолетами из Мазари-Шарифа личного состава на советскую территорию, накопление сил и средств на границе, заправка вертолетов и десантирование войск с воздуха. Оказывается, отговорить «Всадника» от этой затеи удалось с большим трудом. Объясняли, что в современных условиях этого нельзя делать. Не дай бог, ООН узнает, на весь мир прославишься. На утреннем совещании у ГВС решили занять афганцев прикрытием границы. Поставок нет и не будет, надо же как-то обосновать необходимость своего присутствия. На прикрытие границы «Всадник» бросил всех своих специалистов, включая доктора Руденко. Как Док ни пытался объяснить свою ненужность на этом мероприятии, он получил категорический отказ. Генерал Мячин - советник Начальника штаба МО или попросту Лева попросил доктора не брать для прикрытия слишком большой участок границы, а нарезать себе кусочек в районе моста «Дружбы», дабы гарантировать благополучный исход на Родину. Перед поездкой в МО доктор вытащил из папки рукотворную карту РА, которую срисовал на развернутом тетрадочном листе в клеточку за 2 копейки. Лева сказал, что через неделю-другую его можно будет посылать и на пуски ракет Р-300 «СКАД». Доктор вернулся к 12-ти, доложил, что стратегические резервы на границе созданы. И граница прикрыта. Афганцы, правда, не были готовы разрабатывать план прикрытия государственной границы, долго возмущались, что им, мол, не ставили такую задачу. Лева, понимая всю ответственность момента, заявил: «Хоть и будем работать на корзину, что несомненно, но нужно постараться и исполнить работу качественно». 16 сентября 1991 года. Проводы начальника штаба аппарата ГВС полковника Ринахина. Отмечали на вилле шефа. После объявления двух перерывов и не дойдя до сладкого шеф, «Всадник» и новый начштаба генерал-лейтенант Перфильев покинули торжество. И вдруг телефонный звонок на виллу. Лева берет трубку. - Слушаю. Кто это Звонил оперативный дежурный штаба ГВС. - Что там такое - Духи в 4 километрах от Гардеза. - Погоди, не клади трубку. Я сейчас позову Борисова, он их отгонит. И, обращаясь к полковнику Борисову - начальнику отдела кадров ГВС, сказал: - Эй, Борисов, ну-ка отгони духов километров на восемь! Несмотря на серьезное положение под Гардезом и поубавившуюся радость остающихся. Лева продолжал, обращаясь к виновнику застолья: - Саша! Черт с ним, с Гардезом. Сдадим! И Джалалабад сдадим, и Герат, и Кандагар, и Мазари-Шариф! Да еще столько сдавать осталось! Давай выпьем! И вообще - не такие дела заваливали! И это завалим! С богом! 17 сентября 1991 года. В аппарате скандал. Шеф устроил разнос майору Арефьеву - старшему специалисту по запускам ракет Р-300. Похоже, высылают в Союз. Афганцы его вызвали в ночь на пуски по Гардезу. То ли он забыл передать в штаб ГВС координаты для проверки, то ли штаб чего-то не уразумел. Скорее второе. На картах штаба получалось, что удар наносился в 300 метрах от переднего края, что достаточно опасно при возможных отклонениях ракеты до двух километров. Потом выяснилось, что духи находятся не в 12 километрах от Гардеза, а в четырех и удар получился отменный! Прямо по скоплению танков и бронетехники. Афганские ракетчики поощрены ценными подарками, а майор Арефьев - «выкинштейном». Итог - важен не результат, а принципы. К тому же у Арефьева не было карты. А на карте, которой у него не было, не нанесен передний край. 18 сентября 1991года. Вчера шеф пытался встретиться с Наджибом. Безрезультатно. Зато сегодня Наджиб сам звонил шесть раз. И один раз ездили к нему. Сначала просил самолеты Ан-22, то отказывался от них, так как нет пилотов на эти самолеты. Потом просил парашюты и разыскать этих афганских чудаков - пилотов, отправленных в Киев за самолетами Ан-32. До позднего вечера искали их по всему Союзу. Нашли в Ташкенте. Они отказываются вылетать из Ташкента в Кабул. Все самолеты забили товаром : мотоциклами, велосипедами, бытовой техникой. Договорились с таможней, чтобы их не шерстили. Кажется, вылетают. 19 сентября 1991 года. Теперь не замерзнем. Шеф подписал бумагу на имя министра обороны, чтобы МО выделило семьсот тысяч афгани на закупку обогревателей для советских специалистов. Не закупить, а выделить деньги. Возвращаясь со ставки, шеф критиковал водителя: - Хм, по Москве возил. Вот в частях - да! Начальник едет со скоростью 5 километров в час -и ты так должен ехать! «Всадник» беседовал с министром обороны. - Товарищ министр, надо принимать меры по прикрытию границы. - Ничего же пока не известно, кто будет прикрывать. - Вот нам тоже неизвестно. Дайте команду МИДу. Пусть прояснят обстановку. Я - человек военный, люблю ясность. - Я - тоже не специалист по сельскому хозяйству. 20 сентября 1991 года. На «Тойоту» шефа переделываются документы. Якобы машина куплена не в сентябре, а в мае с целью ее эксплуатации здесь. Таможенная пошлина должна быть меньше. Вечером к доку пришел полковник Полищук за таблетками от нервов. «Всадник» поставил ему задачу к утру нарисовать график по убиенным в Гардезе. И расписать по дням. Зря переживает. Ведь могли озадачить составлением и поименного списка. 21 сентября 1991 года. Шеф разругался со Смирновым - начальником 10 управления ПП по поводу сокращения штата. Вроде бы сократят со ста человек до двенадцати. Штаты спланированы на новый 1992 год. К новому году будем дома. 25 сентября 1991 года. Ставка по Гардезе и Логару. Как стояли духи в 4-х километрах от Гардеза так и стоят. Последнюю неделю не смолкают победные реляции. Вчера отвезли Наджибу план контрнаступления. Утвердил. Двадцатку (кэгэбэпшиков) сокращают со 120 человек до 20-ти. Аппарат ГВС до 12 человек: 3 спеца по космической связи, 2 водителя, один переводчик. Старшим останется Перфильев. Шеф рассчитывал, что оставят старшим его. 25 сентября 1991 года. Шляповалов заболел. Вызвал к себе доктора. Говорит, что день - насморк, день - горло. Половина головы ничего. Вторая половина - тяжелая. Док выдал два вида таблеток, сказал: - Аскофен - три раза в день, а вот эти - два раза. - Глотать одновременно Если получится - одновременно, но не всегда выйдет: одни-то два раза в день, а другие - три. 26 сентября 1991 года. Вчера ездили к Наджибу. Шеф надеялся, что Наджиб попросит Горбачева оставить Грачева. Наджиб: - Что будем делать Ждать -Ждать. Шеф пытался запугать Наджиба тем, что останется дурак Шляповалов. Как будто афганцы его боятся. А они его за дурака и держат. 4 октября 1991 года. Для улучшения работы призывных комиссий на местах Наджиб послал министров по провинциям. Министр обороны уехал в Герат. Шляповалова с собой не взял. Тот остался в Кабуле обиженным: - Слушай, я ему скажу. - Кому, товарищ генерал - спрашивает переводчик. - Да министру. Я же при неспециалист. Это же пощечина. Я ему обязательно скажу. - Товарищ генерал, Герат каждый день обстреливают. Может и лучше, что не взял. - Может и лучше, но я ему обязательно скажу. 8 октября 1991 года. Всадник стал страдать бессонницей. Обращаясь ко мне, говорит: - Сегодня опять до муллы не дотянул. - То есть - Мулла в 4 утра встает, а я в 2 проснулся. 10 октября 1991 года. «Всадник» в министерстве обороны ставил задачи усиления ПВО Кабула. Возвращаясь в посольство, заявил, что ПВО - это как волосы на лобке у женщины - прикрывают, но не защищают. 27 октября 1991 года. На прошлом совещании шеф заявил, что никого не отпустит до нового года. Всадник никому не дает покоя. То приказал составить Полищуку список убиенных под Гардезом, то гоняется как угорелый с подсчетом снарядов и сколько афганцы протянут. 28 октября 1991 года. На совещании аппарата ГВС шеф выдал тираду: - Я не против того, чтобы люди ходили по дуканам, выезжали на зеленку (зеленый базар). Я сам три дня назад выезжал на зеленку. Захожу к индусу, который стихами предлагает гондоны, мадонны, платки... А тот говорит: - Вот вы, советские, уедете к новому году, продавать товар некому будет. Закрою свой дукан и уеду в Индию. - Ну кто тебя просил У кого языки не держатся за зубами Я всегда говорю: «Выйди в поле... и выговорись». Синицын, отведи на вилле возле бассейна угол, пусть приходят и трепятся сколько душа пожелает. - Фарук - бывший командующий ракетными войсками, в прошлом году уволен. Звонит Мячину и спрашивает: «Ну что, к январю уезжаете». Отставник знает! Чего тебе... Делать нечего Узнаю, у кого язык чешется - за 12 часов отправлю. Пешком. Вы же военные люди. Как опустились! Как же с вами решать боевые задачи Безобразие! 29 октября 1991 года. Ельцин заявил, что Россия никаких кредитов никаким странам выдавать не будет. Ставка закончилась быстро. Шеф докладывал результаты космической разведки. Наджиб только уточнил, будет ли космическая разведка с нового!992 года. «Всадник» должен был вернуться из Мазари-Шарифа после обеда. Видимо, обед затянулся. 30 октября 1991 года. Шляповалов вернулся из Мазара. Не хотели сажать на военный борт. Вместо личного состава летчики набили самолет гражданскими за соответствующую мзду. «Всадник» сказал, что он советник министра обороны, а его открыто посылали на три буквы. По «Вестям» передали, что делегация афганской оппозиции во главе с Моджаддеди посетит Москву в начале ноября. Полковник Щербаков, специалист по разведке, утверждает, что афганцы уже знают день нашего отлета (25 и 28 декабря). 1 ноября 1991 года. Вчера перед Ставкой с утра съездили к министру обороны. Шеф пошел на примирение. Заявка на покупку обогревателей на 700 долларов находится у замминистра по строительству, а тот в Гардезе. На Ставке докладывал генерал-полковник Делавар - начальник Генерального штаба и Сайд Азам, прибывшие из Гардеза. Ругань стояла! Личный состав подают на замену, а в Кабуле все плюсуют. По бумагам личного состава в Гардезе в два раза больше, чем на самом деле. С учетом боеприпасов тоже не все в порядке. С утра едем к Делавару поднимать моральный дух. Начальник Генерального штаба заявил, что боеприпасов в Гардезе вообще нет. Моральный дух подняли. Шеф разразился философской тирадой применительно к условиям горно-пустынной местности: - Когда катят бочку в гору, то на некотором этапе она уже вверх не катится, а начинает движение вниз. И здесь главное - оказаться не под бочкой, а вверху на горе и иметь в руке маленький камушек, который может остановить бочку. Чтобы на тебя бочку не катили. У Наджиба опять просили изюм за поставку 1 тонны авиамасла ИПМ-10. 6 ноября 1991 года. До обеда ездил с доктором по дуканам. После обеда ничего не планировалось, однако были вызваны пред светлые очи. Оказалось, что звонил генерал Бакы. У его дочери в Москве то ли радикулит, то ли смещение позвонков. Просил устроить в госпиталь имени Бурденко. Выезжали с Доком к Бакы. Вернулись и доложили. Телеграмму в Москву дали. Но звонить шеф не стал. Скорее всего откажут. -У нас, ведь, как принято Если я звоню - отказать не имеешь права! А если телеграммой -можешь отказать. 7 ноября 1991 года. Ставка прошла за 10 минут. Осложнения под Джалалабадом. 12 ноября 1991 года. Вчера доложили министру обороны новый штат военных специалистов на 1992 год. Когда Ватанджар узнал, что старшим остается генерал Перфильев, спросил, знает ли тот кого-либо в Министерстве обороны в Москве и знают ли там его. «Всадник» попытался что-то сказать, но Ватанджар продолжил, что будет рад, если из Москвы пришлют даже сержанта. Вчера на Ставке Наджиб заявил шефу, что сегодня будет еще одна Ставка, так что пусть товарищ Драчев приезжает. Шляповалов в машине спрашивает у шефа: «Мне не надо ехать». - А зачем, тебя ведь не приглашали. «Всадник» очень обиделся, сегодня носился по посольству и всем говорил: - Сегодня узкая Ставка, меня не пригласили. На Ставке заслушивали ситуацию под Гардезом. Принято решение отправить НГШ в Мазари-Шариф, а командующего Кабульским гарнизоном генерала Азими в Гардез. Осложнилась ситуация на севере. Опасность блокирования дороги Кабул - Хайратон и захвата Хайратона. А Хайратон - это все военные склады и арсеналы афганской армии и граница с Узбекистаном. Хромой Бакы должен сегодня лететь в Москву выправлять позвонки своей дочери. ИЛ-76 прилетел из Алма-Аты только после 15 часов, загрузка проводилась в сумятице и неразберихе в щель полуоткрытой рампы. Долго не смогли завести четвертый двигатель. Улетел в сумерках в девятнадцать пятнадцать. 14 ноября 1991 года. «Всадник» совсем потерял память. Посылает своего водителя с переводчиком Афониным на заправку, а минут через двадцать спрашивает у Мячина: - Ты моего переводчика не видел - Нет, не заходил. - Вот сука, проспал, блин. 5 ноября 1991 года Док устроил для спецов банкет в министерстве по поводу своего отъезда. После банкета «Всадник», Лева и полковник Коробкин остались играть в карты. Когда Дока увидала жена Мячина, спросила, где же ее муж. - Они там на совещании остались. - Какое совещание в пятницу Извините, но я эту бл... знаю. В карты играет. А такая интеллигентная женщина. 16 ноября 1991 года. На малом совещании ГВС шеф накричал на полковника Жбанова - специалиста по военным поставкам и обругал его. Чего-то там не доложил о поездке генерала Самада - замминистра по вооружениям в Москву. Жбанов оправдывался: - Я не х...йня, товарищ генерал. - А я сказал: «Х...йня!». Жбанова откомандировывают. 17 ноября 1991 года. Ставка прошла без Наджиба. Закончилась за 5 минут. В 15.59 были уже в посольстве. В 18.00 с Володькой Афониным поехали к профессору Грюнбергу в «Ариану». Заехали в Шахри-Нау (новый город), купили шашлыка и водки. Вернулись в подпитии в 21.30 и сразу нарвались на шефа. Уже с полчаса меня искали. По городскому телефону мне на квартиру звонил Наджиб из-за вертолетов, которым не дают добро на взлет из Термеза. Гена Одарич взял трубку, принял информацию, но не уточнил кто и почему не дает им разрешение. Стали искать меня. Получил втык и стал названивать Наджибу. Выяснилось, что пилоты еще не затарились товаром и сами не спешат вылетать. Вчера на совещании искали майора Гавриленко, никто не знал где он. Хотя последний утверждал, что отпрашивался у генерала Аносова. Дома в подпитии Гавриленко сказал, что взорвет Аносова ручной гранатой. Шеф об этом узнал. Гавриленко откомандировывают.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20