Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Аръергард. Ру




страница15/20
Дата06.07.2018
Размер3.37 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20


Высоко в небе кучерявились белые облака. Бывший душман заунывно мычал свою нескончаемую

песню. Серега с Шульгиным смотрели в небо, думая каждый о своем...

Радист!!! - Внезапно заорал Шульгин. - Где он? Давай сюда «Ромашку»! Живо! - Здесь и Серега услышал где-то вдали гулкое буханье вертолетных лопастей. - Частоты! Запускай!

Радист лихорадочно крутил настройки, пока радиостанция мучительно медленно зажигала один за

другим свои бледные огоньки. Шульгин достал из бокового кармана брюк свернутую в несколько раз

бумажку.


Какое сегодня? - Он глянул на часы. - Где, где, где... вот! Серега, набивай: один, четыре, восемь, и шесть в этом маленьком окошечке! Стой! - Он сверился с таблицей. - Давай, не жди!

Серега поймал глазами взгляд Зольмая...

***

- Налей-ка еще кофе, приятель! - Джеф Джасо расправил затекшую спину. - Черного! Перед ним перемигивались десятки красных огоньков на приборной панели. Пока помощник наливал из кофеварки кофе, Джеф поднялся из кресла и прошелся по тесной кабинке. - Какая там погода снаружи?



Да та же, что и вчера, сэр. Жарко. В этих местах не бывает другой в августе.

Джеф подставил руку под холодный ветерок кондиционера. Из динамика донеслось вперемежку с треском помех:

...на подходе... «Керамика», давай целеуказание... эти дымы крестом не ваши? Сто полсотни

пятый... Через плечо он бросил взгляд на дисплей сканера.

Это русские, сэр? - Спросил помощник.

Дружище, пора бы в конце первого месяца отличать русский от фарси. - Джеф подставил под

кондиционер чашку с кофе. - Проверь, ушло ли оповещение по сигналу... - Джеф посмотрел в

журнал. - ... одиннадцать сорок девять? Ну-ка! - И он заглянул через плечо помощнику.

Одиннадцать сорок... - Провел по журналу пальцем помощник. - «11.49... Штурмовая авиация,

предположительно два звена Су-25 вылетела на поддержку колонны «Дельта Ромео»... Птичка,

сэр! Они уже подтвердили получение. Джеф кивнул и пригубил кофе.

У кого сегодня День Рождения? Я видел в буфете бумажку на стене, кто-то будет сегодня что-то

праздновать?

Э-э... Я не знаю точно, сэр... Кажется, у Нельсона родилась дочка.

Ха! Нашел, что праздновать! Да если бы у меня родилась хотя бы одна дочь, я бы не вечеринку

заказал, а поминки...

Он немного отстранился от прохладного струи кондиционера.

«... вертушки в воздухе!» - Раздался в динамиках голос. - «... слева от вас по курсу красная ракета! Наблюдаете?» Джеф быстро подошел к дисплею.

Что-то новенькое! Частота... Сто сорок восемь и шесть. - Он ткнул кнопку на панели и

удостоверился, что зеленый огонек магнитофона загорелся. - Послушаем!

« ...вертушки! Все, кто слышит, поглядите влево! Кто видит красную ракету, отзовитесь!» -Продолжал взывать голос.

Кого-то, кажется припекло в задницу! - Проговорил Джасо и поставил кофе на столик. Он

быстро набрал три цифры на телефоне. - Это Джасо! Частота сто сорок восемь и шесть,

запеленгуйте источник, срочно! Да, на русском. Он положил трубку и тут же набрал три других цифры.

Пожалуйста, в тринадцатую два... - Он вопросительно глянул на помощника. - Нет, три

сэндвича с рыбой. Да, на счет Джасо. Он положил трубку.

Через несколько минут в окошко передали три обернутых в горячую фольгу сэндвича.

Почему они вызывают на частоте авианаводчиков? - Проговорил Джасо негромко. - А где их основная радиостанция?

На экране компьютера с легким электронным звонком появилось сообщение о координатах.

Отлично, дружище! Садись и пиши. - Джасо облизал губы, готовясь диктовать. Помощник быстро занял свое место за столиком. - Источник, предположительно рейдовая группа советского «спецназа», запеленгован сегодня в 1344 при попытке установить на русском языке связь с авиацией на частоте, зарезервированной для целеуказания авиации наземными авианаводчиками. Предполагаю, вышла из строя основная радиостанция, и группа пыталась установить контакт с пролетающими самолетами или вертолетами. Координаты источника на момент пеленгации экс-кью 3423 7769. Перехваченная часть передачи длилась... - Джасо глянул на счетчик магнитофона. - ...одну минуту двенадцать секунд, после чего источник передачу прекратил. Контакта с вызываемой единицей авиации источник не установил. Прилагаю отдельным сообщением примерный перевод несостоявшегося контакта. - Помощник с потрясающей скоростью превращал слова Джасо в текст на экране компьютера. - Зашли это все в аналитический отдел с пометкой «срочно» и «для принятия немедленного решения». И поставь вместо подписи мой код допуска.

В полумраке отдела аналитиков вспыхнул экран компьютера и одновременно выдал короткую трель зуммер. Трейс, дежурный аналитик, подкатился к столу могучим толчком кресла на колесиках из противоположного угла, где он до того листал справочник по пакистанскому Военно-Морскому Флоту. Трейс вчитался в сообщение на дисплее и слегка потер ладонью небритый подбородок. Он что-то мыкнул невразумительно про себя, снова оттолкнулся от стола и подъехал, все так же не вставая со стула, к полке со справочниками. Достав с полки один из них, он бегло проглядел оглавление через нижние секции бифокальных очков, для чего ему пришлось высоко задрать нос. Он снова мыкнул, подъехал к столу с компьютером и ткнул пальцем в клавишу. Из принтера рядом немедленно поползла распечатка.

Кевин! - Спросил Трейс в трубку после того, как он набрал несколько цифр на аппарате. - Я тебе сейчас пришлю файл с записью на русском языке. Да, радио... Нет, качество не очень... Ну, что ты хочешь? Это же перехват того, что не нам предназначалось, между прочим. Ты сделай точный перевод и зашли его мне обратно в виде текста. Да, вот уже посылаю. Я знаю, что у вас ночь... Я знаю... Старик, не горячись, у нас тут и так градусов хватает. Буду должен... Спасибо. Трейс положил трубку и тут же набрал другой номер. В это раз на другом конце довольно долго не брали.

Дональд? Это Трейс... У нас тут интересная информация, как раз про то, что ты тогда спрашивал... Будь добр, приглуши там музыку ... Вот, уже лучше... - Трейс прокашлялся. -Похоже, в зоне твоих подопечных заблудилась группка советских «спецназовцев»... Что? А они на связь вышли на русском языке, вот почему... Кажется, у них проблемы с дальней связью, и они пытались вызвать какой-то случайный борт, пролетавший мимо. Да по этой, как ее, ну, маленькой рации для целеуказания. Нет, в этом районе у них ничего крупного уже несколько месяцев не было, это, я полагаю, именно советская рейдовая группа с проблемами по связи. Что? Минуту... - Он пролистал справочник у себя на коленях. - По сводным данным на... - Он заглянул в заголовок. - ... два месяца назад, обычно в такого рода рейды у них снаряжают от десяти до тридцати человек... Да, одно-три отделения и пара-тройка приданных солдат или уоррент-офицеров для чего-нибудь специального. Поскольку у них возникли проблемы со связью, я думаю, это маленькая группа, максимум два отделения или до двадцати человек. А скорее всего, даже десять. Если бы их было больше, у них нашлась бы еще одна радиостанция. Они довольно далеко от ближайших районов базирования, поэтому я не думаю, что у них могли быть какие-то особые задачи, кроме разведывательного патрулирования... Ну, если бы им попалась задачка по зубам, они, конечно, могли бы и и порезвиться... - После этого Трейс довольно долго слушал. - Фарук? - Переспросил он. - Не думаю... Да, он направлялся в эти места, но еще слишком рано связывать его молчание с ними. Да, при благоприятном стечении обстоятельств и опытном начальнике группы Фарук был бы им по зубам... Подождем еще денек, что сообщат из этого... Ну, куда там они шли... Да... Но ты же знаешь, как они относятся к инструкциям... У стола с компьютером снова коротко тренькнул зуммер, и Трейс посмотрел на экран.

Вот, кстати, перевод от Кевина пришел... Хм... Да, нет, ничего особенного. Этот парень выдал в эфир минимум... Кроме самого факта выхода в эфир и своих координат... - Снова установилась

долгая пауза. Трейс наклонился и достал из ящика стола коробку с конфетами. Он сунул в рот леденец и принялся сосредоточенно сосать, время от времени лишь кивая и мыча в трубку. - Я думаю, самое время проверить в действии твою схему, Дональд. Ты давно хотел узнать, как быстро они реализуют данные, которые ты им поставляешь... Маршрут их я тебе сейчас примерно вычислю, вот и дай им задание... Что? Ну, я понимаю, не прикажи, так посоветуй... Посоветуй... Они хоть раз не послушали твоего совета?

Серега с чувством, бликим к отчаянию следил за удаляющимися вертолетами. Возвращение в комфорт и безопасность были так близко, что он уже физически ощутил струи горячей воды на лице... Вертолеты шли уверенно и неторопливо, не сворачивая ни на градус со своего курса, и так же неумолимо, ясно видимые в чистом прозрачном воздухе, они протарахтели к горизонту. Серега проводил их взглядом, пока они не превратились в малоразличимые черные точки на темно-синем небе. По побелевшим на тангенте радиостанции пальцам Шульгина Серега понял, какие чувства испытывал в эти мгновения и он.

Вот, бля... - Ровным голосом произнес Шульгин. - И проорали на весь мир, где мы, и что мы, и

не докричались, до кого следовало.

Может, и эта радиостанция не работает, товарищ капитан? — Предположил Серега.

Они просто не слушали эту частоту. - Шульгин опустил голову. - Они ее не слушают, пока не

работают на кого-нибудь...

Шульгин посмотрел на часы, а затем медленно и тщательно оглянулся по сторонам. Затем он глянул безо всягоко выражения на Серегу и долго смотрел ему в лицо, мыслями явно где-то далеко...

Я помню, на учениях в Белорусском округе за такой вот выход в эфир снимали с маршрута... И

ставили «двойку»... Ну, ладно, потопали дальше...

А почему не выйти на аварийной частоте? Ее-то должны слушать!

Должны, да не те, кому надо.

Серегин взгляд упал случайно на Зольмая, и на его раскрасневшееся лицо. Он явно отходил от порядочного испуга.

Клиент твой, предположил опять, что мы его сейчас снова кончать будем. — Усмехнулся

Шульгин. - Проверь, ему снова штаны поменять не надо?

Посмотрел бы я на себя в его положении... - Пробормотал Серега. - Он знает, что жив, пока

нужен.

С помощью Шульгина Серега взгромоздил на себя свой рюкзак и надел на шею ремень автомата. Оттянув слегка затвор, Серега машинально проверил, дослан ли патрон в патронник, и подвигал плечами, распределяя по ним вес мешка:



Мы уже не три дня лошади, а все пять,..

Скажи спасибо, не все двадцать пять.

Рано еще благодарить, может, все двадцать пять и проходим.

Да ты боле не оптимист исторический, или как, Серега?

Я оптимист стратегический, а в тактическом плане, я скорее реалист, товарищ капитан. Они снова пошли, примериваясь к темпу, задаваемому носилками с раненым. Идти было явно легче, так как шли они теперь гораздо медленнее, чем день назад, но Шульгина именно этот темп совершенно очевидно тяготил. На каждом привале, которые приходилось делать через сорок минут, он подолгу водил по горизонту биноклем. После очередной остановки вся группа, повинуясь команде Шульгина, круто изменила курс и двинула под девяносто градусов к из прежнему направлению. Они прошли почти два часа прежде, чем Серега решился спросить, в чем дело:

- Товарищ капитан, я думаю...

- Твое дело идти, Серега, а не думать... - Был ответ. - Позови Салима.

Салим присел к Шульгину в классической индейской позе, на одно колено, уставив автомат перед

собой стволом вверх.

Салим! - Сказал Шульгин, разложив на коленях карту. - Сейчас назначишь себе заместителей по цепочке, кто после тебя, кто после того, кто после тебя и так до самого последнего, кто будет командовать самим собой. Понял? - Выслушав перевод, Салим после недолгой паузы согласно кивнул. - Твоего первого и второго замов на следующем привале проинструктируешь, как добираться до базы в случае, если нас разметает в стороны, и назначишь им их группы для командования. Минимальная группа должна быть три человека. «Ромашку» для связи с авиацией отдать тем, у кого окажется раненый. В случае разделения всем идти строго на север от места разделения, обходя населенные пункты вот до этой линии, после этого поворачивать на Гардез или идти к трассе и ловить попутки.

Затем Шульгин собрал назначенных Салимом старших групп и показал им на карте точку назначения.

Здесь всех безопасно встретят. Предупрежденные о том, что мы можем появиться. Серега смерил по карте взглядом расстояние. Выходило километров пятьдесят, не больше.

Ты! - Шульгин указал Сереге в грудь, когда афганцы разошлись, - Будешь держаться меня во что

бы то ни стало! Ясно?

Что-то мне не нравятся ваши предчувствия, товарищ капитан,..

Шульгин развернул карту и, оглянувшись по сторонам, показал Сереге, куда полагалось идти им. Это место было в стороне от общего километров на десять.

Товарищ капитан, если у меня не будет карты, как я найду все эти дороги и высоты?

Применишь свои следопытские навыки. Идти надо на север, до дороги Гардез-Хост. Затем вдоль

нее повернуть налево, на запад. Дорогу узнаешь легко, она единственная асфальтовая дорога в

этих местах. Ну, ладно... - Шульгин сложил карту и сунул ее в боковой карман брюк. Затем он

глянул на небо и добавил, - спать пора...

И ты, значит, решил вот так сходить к себе в кишлак? - Серега с Зольмаем лежат, замотавшись в

одеяла на голых, стремительно остывающих камнях. - И не побоялся?

Там, в лагере Фарук считался заколдованным. За много лет его ни разу даже не царапнуло. Они лежат молча, думая каждый о своем.

А этот ваш лагерь, где ты жил, далеко от Парачинара? - Как будто вспомнив о чем-то, спросил

Серега.


От города по дороге на Кветту, мимо южного базара... Километров двадцать...

И часто такие караваны отправляются через границу?

Я не знаю точно. Я слышал, что многие ходили в Афганистан из нашего лагеря и возвращались

благополучно.

И что, всякий раз возили оружие и патроны?

Не-ет! - Покачал головой Зольмай. - Обычно всякое домашнее барахло. Ведь они ходят так

каждый год много лет подряд, только последнее время не каждый год, боятся русской авиации...

- Зольмай осекся и покосился в темноте на Серегу.

А что ее бояться, она не стреляет, по кому попало! - Сказал Серега, но Зольмай промолчал. Они

смотрели на необыкновенно звездное небо, и Серега даже на время забыл про Зольмая, пока тот

не заворочался в своем одеяле. Неподалеку в темноте вспыхнула красноватым светом зажатая в

кулаке сигарета часового.

Ну, и что обычно возят?

Палатки, еду, посуду. •' -

Что-нибудь для торговли?

Нет, это через Хайбер, по большой дороге. Хороший товар не довезешь на верблюдах. Ему

дорога и грузовик нужен. -

А не хороший товар?

Вот его и возят на ишаках.

Гашиш?


И его тоже. - Нимало не смутясь ответил Зольмай, очевидно, не считая нужным скрывать. - Это

всегда хорошо продавать. Серега немного помолчал.

Куда чаще возят?

Да всегда в Кабул. Нет, иногда, говорили, и в Герат, а оттуда в Иран, там тоже торговля хорошо

идет.

А ты сам-то курил?



Конечно. - Обыденно ответил Зольмай. - Его все мальчишки в лагере курят.

И как сейчас, не тянет? Ты, наверное, втянулся уже по уши.

А я взял у солдата сегодня, у Ибрагима. Он одолжил крупинку.

Серега даже закашлялся от неожиданности. Его удивило не то, что у солдата Ибрагима оказался гашиш, он знал, что солдатам выдают его в качестве одного из предметов довольствия. В первый же день среди людей, готовых накануне зарезать его, как барана безо всяких душевных переживаний он просил гашиш и получил его. «Я их не понимаю!» - Вспомнил он слова Шульгина...

А в Афганистане ты где жил?

Пули-Чуби, недалеко от Газни.

А в Пакистане как оказался?

^ - Два года назад солдаты пришли и мы бежали, вместе с дядей Рухолой. Какие солдаты?

Бабрака! - Слегка смутившись, ответил Зольмай. - Там и ваши были тоже, говорят, но я не видел.

- Наши?


Русские.

А почему они пришли? Зольмай немного помолчал.

Я не знаю. Довольно долго их не было, только от нас в Кабул ходили моджахеды, и всегда

возвращались, хотя и не все. А один раз они вернулись так быстро, что все поняли, что солдаты

уже очень близко.

А зачем было бежать-то? Что, солдаты что-то плохое делали?

Они сначала по кишлаку из пушек стреляли. А когда пришли, они забрали бы всех в армию. Серега вздохнул и снова уставился в небо. Звезд было необычайно много, но за несколько месяцев Серега привык к невероятно яркому звездному небу Афгана. Еще в первую ночь в Панджшере он был совершенно потрясен распластавшимся через весь небосклон Млечным Путем, истинный смысл названия которого только теперь стал ему понятен. Серега легко и без напряжения обнаружил на небе Полярную Звезду, несколько знакомых созвездий и планет. Ночной ветер холодил лицо, и невозможно было представить, что только этим днем было так жарко, и солнце сушило воздух, который в свою очередь иссушал бронхи до кровавого кашля. По небу чиркнул метеор, и словно связанно с ним откуда-то издалека донесся раскат грома. Справа поднялась неслышно тень Шульгина...

Серега! - Громким шепотом спросил Шульгин.- Откуда это?

Серега покрутил головой и махнул рукой в сторону, откуда ему показалось шел звук. Шульгин послушал еще немного и снова отвалился на спину.

Серега прислушался к своим ощущениям. Спина ныла от дневного напряжения, а плечи немного жгло в тех местах, где их натерли лямки вещмешка. Ступни ног горели даже через час после того, как Шульгин разрешил Сереге расшнуровать ботинки и дать ногам подышать... Серега привык к нескончаемым неприятным ощущениям, которые приходилось беспрестанно преодолевать. Страх отступал на второй, третий и более далекие планы, и гнездился уже так далеко, что Серега почти перестал его чувствовать. На самом видном месте его шкалы страданий, причиняемых Афганом была усталость. Пройдя через несколько бурных операций без единой царапины, Серега был уже почти убежден, что бессмертен. Но усталость, физическое изнеможение, следовавшее за ним постоянно весьма изменили Серегино представление о собственных возможностях. На одной из первых операций он был поражен степенью, до какой переоценивал свои силы. Серега выдохся так быстро и так основательно, что не мог подняться с земли под тяжестью своего мешка. Однако несколько месяцев Панджшера закалили Серегино сердце и приучили его к постоянной нехватке кислорода. Скоро он уже мог поспевать за Шульгиным и не задерживать группы. Боль в ушах от разреженного воздуха гор не беспокоила его так часто. Постоянно обожженное солнцем лицо уже на причиняло больших неудобств, и Серега начал понимать, что пределы его возможностей еще ему неведомы. Лента предстоящей жизни вновь стала длинной и изобиловала вехами...

Несколько раз за ночь Серега просыпался от холода, от того, что ноги в расшнурованных ботинках мерзли и застывало на холодном ветру лицо. С рассветом Серега почти с облегчением проснулся, и лежал, не раскрывая глаза, прислушиваясь к звукам утра. Под утро на часах стоял солдат с его бесконечной заунывной песней. Зольмай спал, подложив под голову связанные на кистях руки. Когда все стали постепенно просыпаться, солдат ткнул его прикладом, не вставая, и бросил:

- Чаю давай!

Ему развязали руки, и Зольмай, соорудив из камней подобие мангала, кипятил на брикетах сухого спирта воду в черном закопченном чайнике. Серега следил, как он, сопя носом от старания, пытался развести огонь. Шульгин осматривал горизонт в бинокль. Он делал это тщательно, подолгу задерживаясь на каких-то одному ему видимых точках.

Как там раненый? - Спросил он Салима, не отрываясь от бинокля. Раненый был плох. Шульгин сам осмотрел его раны и сказал негромко стоявшему рядом Салиму:

Если что случится, его надо будет оставить. - Салим вопросительно глянул на Шульгина, и тот

подтверждающе кивнул головой.

Они тронулись в путь, медленно передвигаясь от отдыха к отдыху, Зольмай тащил по два мешка сразу, а раненого несли двое солдат. Шульгин ввел рационирование воды.

День прошел, и наши шансы растут... - Пробормотал он, как бы раздумывая. Вы что-то сказали, товарищ капитан?

Или у них реакция ни к черту, или нам повезло, Серега, и нас никто не слышал.

Вы о чем?

Шульгин снова припал к биноклю.

При хорошем раскладе мы с тобой вдвоем могли бы быть у своих уже через день и ночь. Но ты

только представь, Серега, как мы с тобой являемся в бригаду и говорим: «А Салим с командой не

появлялся?»

Товарищ капитан, а нас никто не ищет?

Может и ищут, да не те, кто нужно... И не там.

- А где?

А прямо на север от того места, где мы на связь пытались выйти. Если бы я запеленговал нас в

этот момент, я бы легко вычислил, куда мы двинем: к ближайшей базе. А она в Гардезе. А это

прямо на север. Вот и черти на карте коридор километров пятнадцать шириной и устраивай

несколько засад. Патрулек-другой пусти по коридору. Дозоров парочку... Очень легко нас из

охотников превратить в дичь.

Вы про «духов»?

Про них...

А что, у них пеленгаторы есть?

А им не нужны никакие пеленгаторы. Есть они у других, а им нужна лишь информация, и

реализовать ее уже дело техники.

Да станут они возиться! Что им нечем больше заняться, что ли?

Серега, мы завалили мужика, который у них был легендой. Такие вещи не остаются без

последствий. Патроны и мины, что они везли? Да им на это наплевать, этого добра у них... А

Фарук, которого ты убил - это что-то вроде знамени! У нас за утерю знамени часть подлежит

расформированию, а командир идет под трибунал! Чего-чего, а мотив погоняться за нами у них

есть. - Шульгин спрятал спичку а карман. - И если они решат навалиться на нас всерьез, Серега,

молись всему Центральному Комитету в главе с Политбюро и лично..., ибо ничто нас тогда не

спасет, кроме длинных ног.

***


Без воды Серега начал быстро выдыхаться. Сначала пересохли губы, и стало трудно говорить. В бронхах и до этого было постоянное ощущение наждака, а теперь стало совсем невмоготу. Носатый солдат, наконец, прекратил свою заунывную песню. Идти стало труднее, каждый вдох отдавался резью в легких, и слюны скоро стало недостаточно для языка. Тушенка не лезла в сухое горло, а загнанная в желудок настойчиво требовала влаги.

Серега уже не смотрел по сторонам. Он лишь, как зачарованный кролик, следил за мелькавшими перед ним каблуками Шульгина. Последний ручей, попавшийся им позавчера казался сказочным водопадом.

Под ремешком часов у Сереги образовалось сильное раздражение на коже. То же было и в тех местах на ногах, где гетры ботинок схватывали щиколотки. Жжение на ключицах уже стало привычным, но эти новые напасти привели Серегу в ярость. Вдобавок, на очередном привале, разглядывая швы рубахи, он обнаружил вшей.

Это даже поздно! - Прокомментировал Шульгин. - Обычно они через пару ночей на земле

появляются, а ты сколько уже?..

***


Щелкнула по камню пуля и вся цепочка солдат впереди мгновенно исчезла из виду. Долетел звук выстрела. Серега покрутил головой, пытаясь определить, откуда стреляли.

Серега! - Крикнул Шульгин, и в этот момент шквал пуль защелкал вокруг.

Серега попытался приподняться и перебраться в укрытое место, но ядовитые «с-с-с» близко пролетающих пуль прижали его к камням. Никто из группы еще не ответил, все были заняты поиском ямок и щелей. Стреляли откуда-то издалека, ибо хлопки выстрелов звучали приглушенно и несерьезно. Серега сбросил с плеч мешок, высоко поднимавшийся над его укрытием и выдававший его. Он сдвинул мешок вперед и прилег за него, сознавая, однако, что ни от каких пуль тот его не укроет. Кто-то сдавленно и коротко вскрикнул.

«Кого-то достало!» - Подумал Серега, и только сейчас липкая волна страха пронзила его. Он перевернулся на спину, ощупал подсумки и проверил, сколько гранат было на поясе. Достав одну, он аккуратно разогнул усики кольца и уложил гранату на землю рядом. В мешке были еще патроны, в насыпку, в пластиковом пакете, и на поясе, в широком подсумке три снаряженных магазина. Серега прощупал мешок, нащупывая патроны, и их тяжесть придала ему уверенности. Близко хлопнул выстрел - кто-то из своих первый раз ответил огнем, и у Сереги сразу полегчало на сердце. Стреляли

1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20