Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Апофис бог тьмы




страница1/6
Дата06.07.2018
Размер0.8 Mb.
  1   2   3   4   5   6
АПОФИС – БОГ ТЬМЫ «Поэты рассуждают о любви – сказал Машина, водя опасной бритвой вверх и вниз по ремню точными, равномерными движениями в каком-то гипнотическом ритме, – и это нормально. Любовь существует. Политики рассуждают о долге, и это тоже нормально. Долг тоже существует. Эрик Хоффер рассуждает о постмодернизме, Хью Хэфнер рассуждает о сексе, Хантер Томпсон рассуждает о наркотиках, а Джим Суаггарт рассуждает о Боге и Отце всемогущем, создателе земли и небес. Все эти вещи существуют, и с ними тоже все в порядке. Ты понимаешь, о чем я говорю, Джек - Да, кажется, понимаю, - ответил Джек Рэнгли. На самом деле он не понимал и даже понятия не имел, но когда Машина пребывал в таком настроении, только лунатик стал бы вступать с ним в спор. Машина повернул бритву лезвием вниз и неожиданно рассек ремень надвое. Длинная полоса упала на пол бассейна, как обрубленный язык. - Но то, о чем рассуждаю я, это смерть – сказал он. – Потому что, в конечном счете лишь смерть имеет значение». Джордж Старк «Скачка в Вавилон» Стивен Кинг «Темная половина» 1 Девушка, вышла из автобуса, и быстро застучала каблучками по асфальтовому покрытию дорожки ведущей в парк, на ходу прижимая рукой сумочку. Темнота летней ночи окутала ее, и она слегка поеживаясь, заспешила по садовой аллейке. Настроение у Алины было приподнятое: еще бы! Сегодня ее день рождения, коллеги по работе поздравили ее, как говориться, так, как она, и ожидать не могла: стихи написали, вручили огромный букет роз и подарили давным-давно облюбованную ею вещь – прекрасную кожаную сумочку. Честно говоря, на такой праздник она, простой секретарь, работавший в фирме только полгода, совершенно не рассчитывала. Ее подруга, Светка, пристроившая ее на эту работу, конечно, знала о заветной мечте подруги, о необыкновенно элегантной и красивой сумочке, которую Алина давно хотела купить, но зарплата секретаря, хоть и крупной фирмы, пока не позволяла осуществить вожделенную покупку. И вот она шагает счастливая и в голове только самые приятные мысли. Сегодня она почувствовала себя если не принцессой, то хотя бы Золушкой на балу. Боже, как приятно чувствовать себя женщиной, которой все уделяют внимание, дарят подарки, приглашают на танец… Да, внешностью, конечно, Бог не обидел: длинные ноги, фигура, заставляющая мужчин смотреть вслед, роскошные, длинные, черные волосы, зеленые кошачьи глаза с длиннющими ресницами… Но как говорят не родись красивой, а родись счастливой. Мужским вниманием вроде и не обижена была, да только семейного счастья как-то не получалось… Впервые выйдя замуж, Алина была счастлива, да только вот счастье ее продлилось недолго. Леха был крепким и здоровым парнем, бывший спортсмен, боксер, вот и поперло его на волне перестройки в популярное тогда рэкетирское «движение». Леха любил Алину и весь мир хотел к ее ногам положить, да только вот не вышло… В одной из разборок отморозок из сопернической бригады пальнул из помповика. Хоронили Леху в закрытом гробу. Даже на опознание Алину не пустили, куда ей было на такие ужасы смотреть, да еще на четвертом месяце! Но и это не уберегло, в аккурат с похорон в больницу и увезли. Ребенка спасти не удалось. Долго, очень долго Алина оплакивала своего непутевого мужа и не родившегося ребенка. Но жить то как-то нужно, а тут и место на базаре подвернулось, у знакомого, с которым еще со школы дружили. Так и стала на рынке торговать, а тут еще и работодатель, Сережка, между прочим, холостой, видный парень, стал знаки внимания оказывать. Короче, свадьбу через год сыграли, забеременела, жизнь стала как-то налаживаться: муж любящий, квартира, машина - все вроде как у людей. Но снова пришла беда. Сергей как челночник частенько за товаром мотался - то в Турцию, то в Китай, торговля-то бойко шла, бизнес налаживался… И вот уехал Сережа в очередной свой челночный рейс в Стамбул, а обратно только пепел в гробу приехал… Пожар в Стамбульской гостинице унес жизни многих таких же, как и он, торговцев. Алина как раз на сохранении лежала, через неделю рожать, так до родов ничего и не узнала… Из роддома ее приехали забирать родители и подруги. Алина удивилась, тому, что муж до сих пор не вернулся, но все молчали. Она видела, что что-то случилось, но спросить не осмелилась, а через неделю пожаловали «гости». Оказывается, Сергей перед поездкой занял крупную сумму денег, да и свои, те, что были, все вложил. Тут Алина все и узнала. Пришлось за долги и товар, и место на рынке отдать… А на декретные деньги даже молока не купишь, не то что разгуляться. Родители, конечно, помогали, но какая помощь от пенсионеров Правда, брат иногда помогал, но и у него своих забот хватало... Так прошло два года. Совсем тяжело стало, а тут как-то подруга предложила место секретаря в фирме, где сама работала менеджером. Алина, конечно, согласилась. Зарплата хоть и не высокая, но вполне на жизнь хватало, да и Артемка подрастал - то одно, то другое… Вот такая история. Но сегодня Алина не думала о грустном. Настроение было хорошее, даже петь хотелось! Наверное, еще и потому, что Димка, старший менеджер их фирмы, который давно, надо сказать, нравился Алине, назначил ей свидание на завтра! Нет, положительно все складывается как нельзя лучше! Алина улыбнулась, сладко вдохнула ароматный воздух августовской ночи и ускорила шаг. До дома оставалось каких–то сто метров, предстояло только пройти мимо живой изгороди из кустов сирени и обогнуть большую трансформаторную будку… Нет, все-таки сегодня прекрасный вечер! Двадцать восемь, и жизнь только начинается! Сейчас приду, скину эти неудобные туфли на высоченной шпильке, поцелую Артемку - и спать… То, что произошло дальше, Алина даже не успела понять. Из кустов сирени тихо вышла огромная мужская фигура и перегородила дорогу. Страх ледяной струйкой пополз за шиворот, фигура в полной тишине двинулась навстречу Алине, та медленно попятилась назад, и тут чья-то грязная и волосатая лапа закрыла ей рот, ноги кто-то подсек, и она упала на дорожку, а в нос ударил едкий химический запах. Сознание быстро покидало ее, последнее, что осталось в памяти - это то, что туфля, зацепившись за кусты, через которые ее тащили, слетела с ноги, но ей уже было не до этого… 7 Майор Мигалкин с трудом переносил летнюю жару. Так было каждое лето. Мигалкин сидел в своем кабинете на втором этаже, пил ледяную минералку, но все равно ничто не помогало. Пот стекал по лбу крупными каплями. Работать в такую жару было невыносимо. Мигалкин работал в уголовном розыске уже двенадцать лет. В убойном отделе. Работы в последнее время прибавилось. Что ни день, пара-тройка трупов на район. Где-то он читал, что в жару агрессия усиливается, ученые доказали, что у психически больных людей в жару прогрессирует заболевание, что и выражается во вспышках беспричинного гнева и приводит к нанесению травм, даже убийствам. Так то психи… а здесь и у нормальных крыша едет! Вон, неделю назад два соседа водки попили, ах, мать их! Ну и пили бы, коли пьется, так ведь нет же! Без драки нельзя - ну и подеритесь, чего за ножи хвататься! Короче, один сосед другого приласкал по голове табуретом, а потом зачем-то взял нож и перерезал ему горло. Но и на этом инцидент исчерпан не был – мужику показалось этого мало, и он вырезал соседу глаза, отрезал половые органы и сварил их в кастрюле. Далее он не придумал ничего лучше, как придти к жене убиенного им собутыльника и принести ей кастрюльку со сваренными причиндалами ее мужа. Можно представить себе реакцию бедной женщины, к которой в квартиру вперся окровавленный подонок с кастрюлькой в руке и просит соли, чтобы сварить супчик из гениталий ее мужа! Взяли его, конечно, привезли, лыка не вязал, а как очнулся, так распустил штаны на лоскуты, удавиться хотел. Вытащили из петли, привели в себя - он в истерику. Короче, клиент психушки. Вот так то… Мигалкин вспомнил этот случай и помрачнел. В последнее время даже бытовуха обрела какой-то чересчур кровавый оттенок. Мигалкин поморщился, плеснул в стакан минералки, выпил и поднял трубку телефона. Дверь кабинета распахнулась, просунулась рыжая и вихрастая голова Сени Разгуляева, опера его отдела. Сеня тоже страдал от жары, поэтому был в яркой открытой майке с Микки Маусом на груди. За эту самую майку он и получил кличку Микки Маус. Он вымученно улыбнулся майору и сказал: - Антон Ильич, полковник просил зайти. Мигалкин нехотя поднялся и, закрыв кабинет на ключ, пошел по коридору, поднялся по лестнице и остановился перед кабинетом начальника райотдела. Войдя в приемную, майор улыбнулся секретарше, Ирочке, поцеловал ей ручку, на что Ирочка приветливо кивнула. Мигалкин многозначительно повел глазами в сторону кабинета начальника, Ирочка снова кивнула. Антон Ильич поправил галстук и толкнул дверь кабинета. Полковник Зеленый на самом деле зеленым, конечно, не был, а его фамилия с детства доставляло ему массу неудобств, начиная с детского прозвища – Зеленка - и заканчивая нынешней кличкой Светофор. Естественно, что начальника райотдела так никто в лицо не называл, но за глаза так о нем говорил все, от патрульных до оперов. Вот уже пять лет он возглавлял Краснопресненское районное отделение милиции и вполне, нужно сказать, справлялся с обязанностями. По сути, и начальство, и подчиненные были им вполне довольны, мент он был честный или почти честный, по крайней мере, порядочный, за что его и уважали. Полковник сидел в кресле и смотрел в окно. Мягко жужжал кондиционер за спиной, в кабинете царила приятная прохлада. На столе перед ним лежала куча папок и бумаг. Зеленый повернулся и открыл сейф, вынул красную папку, открыл ее и углубился в чтение. В дверь постучали, и на пороге возник начальник убойного отдела, Антон Ильич Мигалкин. -Разрешите войти, Николай Николаевич Вызывали – Мигалкин, между тем притворил дверь и сделал шаг в глубину кабинета. -А, Антон, входи, входи, дорогой. Слушай, майор, как у тебя продвигается дело с убийством в сауне, что слышно Начальство теребит, понимаешь, будь оно неладно, все-таки, как никак, помощника депутата замочили. -Ох, и не говорите, Николай Николаевич, развелось этих помощников депутатов! Ну а если серьезно, то этот самый помощник, сами знаете, правая рука криминального авторитета Глобуса, так что, думаю, самая настоящая заказуха. -Значит, опять на мой район глухаря навесили, как считаешь, Антон - Полковник поморщился и плеснул в стакан минералки. -Похоже. Но ребята работают, может, чего и раскопают. Хотя уцепиться практически не за что. Ну сами посудите, Николай Николаевич, оружие, из которого стреляли, пистолет ТТ и АКСу сбросили на месте, машина, на которой уехали киллеры, числится в угоне, бросили ее у станции метро «1905 года», охранник, единственный оставшийся в живых после перестрелки, дать описание внешности нападавших не смог – камуфляж и шапочки «ночь», армейские ботинки. Да и времени рассмотреть их особо у него не было, сами понимаете, не через прицел же ему было их рассматривать Ему и так богу молиться нужно, что жив остался, четверых на фарш порубили, а помощника этого еще и контрольным сделали… Антон вытер струящийся по лбу пот и посмотрел на полковника. -Да, майор, хреново. Да ты садись, в ногах-то правды нет. Полковник нахмурился и какое-то мгновение молчал, потом посмотрел на Мигалкина и потянулся за красной папкой. – Ну-ка, Антон, взгляни. Мигалкин молча взял папку и, открыв, какое-то время молча изучал содержавшиеся ней в документы, потом посмотрел на начальника, при этом его лицо выражало крайнее удивление. Полковник встал, прошелся по кабинету, остановился и, взглянув на Мигалкина, спросил: - Ну, что, майор, что думаешь -А что здесь можно думать Это вроде не по моей части, насколько я понимаю, здесь речь идет об исчезновении людей, но ведь трупов пока никто не обнаружил… - Антон развел руками. -Так-то оно так, майор, да не совсем. Многие из тех людей, о которых ты только что прочитал, пропали давно, многие недавно. Заявления о пропаже людей, конечно, есть, не на всех, но на многих. Дело не в том. Трупов действительно нет, это ты верно подметил, но тут есть одно интересное обстоятельство. Есть тут один барыжка, наш человек, проверенный, так вот, дело в том, что стали тут к нему вещички попадать, довольно странные вещички. На вот, посмотри фотографии. Полковник достал пакет с фотографиями и, протянув их Мигалкину, продолжил: - Это, как ты сам можешь видеть, женские вещи, причем как дорогие, так и дешевые. Странно то, что попадали они к нему целыми комплектами, а конкретно – одежда, обувь, сумочка, аксессуары, мобильные телефоны… насторожило нас еще и то обстоятельство, что все вещи были измяты и испачканы, как будто людей, в них одетых, долго где-то держали, не давали переодеться, не давали мыться. На одежде так же присутствовали какие-то странные пятна, что характерно было для всей одежды, которую мы обследовали. И знаешь, что показала экспертиза Ни за что не догадаешься. Это плесень. Разновидность плесневого грибка, живущего в подземных помещениях. Решились мы тогда показать эту одежду некоторым заявителям о пропавших, и знаешь, какой был результат Пятнадцать человек опознали одежду как одежду их пропавших родственников и знакомых. Такие пироги, Антон. Кстати, одежду приносили какие-то бомжи, а установить, кто именно, пока не удалось. Полковник опустился в кресло и посмотрел на Мигалкина поверх стекол слегка тонированных очков. Антон отложил просмотренные фотографии и задумчиво ответил: - Да, Николай Николаевич, дела… нечисто здесь, это точно, пока сказать ничего не могу, но основания для самых неприятных мыслей, несомненно, имеются. Какие будут приказания Зеленый протянул Антону красную папку, фотографии. Посмотрел на него отеческим взором и сказал: - Знаю, майор, знаю, и так дел невпроворот. Но это моя личная просьба: проверь, что происходит. А то, что что-то происходит, я нутром чувствую, это уж поверь мне, старому менту. Попробуй найти этих самых бомжей, носивших шмотки к барыге. Он тебе поможет, человек он, как я уже тебе говорил, наш, проверенный, а слам берет для прикрытия. Короче, вот тебе его телефон, созвонишься, он тебе все и расскажет. Только очень прошу: будешь брать бомжей - не засвети нашего человека! От этого зависит успех еще не одной операции. Все, Антон, можешь идти, будут новости - немедленно меня информируй. Мигалкин поднялся, повернулся к двери, но на пороге задержался, посмотрел на полковника и сказал: - Николай Николаевич, я бы дорого дал бы за то, чтобы вы оказались не правы, но почему-то у меня другое предчувствие… Мигалкин открыл дверь и шагнул в приемную, унося красную папку, еще не представляя, с чем ему придется столкнуться в ближайшем будущем. Единственное, чего ему хотелось в данный момент, так это принять холодный душ и завалится спать. К сожалению, это было невозможно, и Мигалкин вздохнул и побрел в свой кабинет, где в атмосфере, близкой по температуре к доменной печи, ему предстояло провести сегодня еще немало рабочих часов… 14 Виктор, Штольня, Шнур и Дмитрий уже около двух часов петляли по бесконечным подземным переходам. Виктор шел впереди, постоянно сверяясь с картой, которую сам и составил. Время от времени, луч фонаря выхватывал из темноты подземелья метки на стенах, которые Виктор наносил красной краской во время своих блужданий. Несколько раз их путь пересекали тоннели метрополитена, часто был слышен гул проходящих поездов. Дмитрий уже немного освоился в этом новом для него мире и нервничал заметно меньше. На одном из перекрестков Виктор остановился и сделал знак своим спутникам, чтобы они сделали то же самое. Виктор еще раз сверился с картой и произнес: - Теперь совсем недалеко. Прошу всех быть максимально внимательными. Мне кажется, что здесь мы не одни. Но пока это только догадки. Я здесь побывал около месяца назад и до сих пор ощущаю холодок внутри, когда вспоминаю это путешествие…. Месяц назад Виктор, после того, как он нашел свой «клад», решил продолжить исследование той части подземелий, что находились под старой частью города. Он, как всегда, экипировался и двинулся по коридорам, по которым еще не ступала его нога. Несколько раз он натыкался на тоннели, затопленные водой, несколько раз заходил в тупики. Час за часом он исследовал километры черных и загадочных переходов и залов. Несколько раз его путь пересекали тоннели метрополитена, он даже постоял в проеме одного из выходов, наблюдая, как мимо промчался поезд. За ярко освещенными стеклами вагонов, проносившихся мимо, мелькали лица людей. Многие из них смотрели в темноту за стеклом, Виктору даже показалось, что его могут увидеть, но он точно знал, что для взгляда этих людей он недосягаем. Вагоны проносились мимо него, как символ той, прошлой жизни, которую он оставил где-то там наверху и в прошлом. Перед Виктором промелькнул последний вагон, мелькнули красные огоньки уходящего вдаль поезда. Виктор вздохнул и нырнул в темноту. Фонарь выхватывал уже не бетон стен, давно уже не было видно труб и толстых рукавов кабелей, бегущим по стенам. Кирпичная кладка была покрыта плесенью и слизью. Воздух был сперт и несвеж. Виктор шел по колено в воде, неожиданно в стене слева от него, его внимание, привлекло какое-то светлое пятно. Он подошел поближе и увидел, что в стене совсем недавно был проход аркообразной формы, но кто-то заложил его кирпичом. Кладка была новенькая и резко отличалась от замшелых и потемневших стен. Виктор остановился и задумался. Затем, он достал из рюкзака ломик и принялся аккуратно ломать кладку. Виктор вставлял в щели между кирпичами свой ломик и, стараясь не шуметь, расшатывал кирпичи. На то, чтобы справиться с первым, ушло довольно много времени, но дальше работа пошла намного быстрее. Кирпичи один за другим вываливались, образуя в стене зияющий чернотой провал. Вскоре Виктор расширил проход до достаточного размера для того, чтобы он мог спокойно проникнуть внутрь. Кирпичи, вынутые из кладки, он аккуратно сложил на кирпичном бортике, тянувшемся вдоль стены и возвышавшемся над водой. По бортику время от времени пробегали огромные серые крысы, но Виктор не обращал на них внимания, а они на него. Проход был готов, и Виктор проник в него, предварительно посветив внутрь фонариком. За кладкой находился тоннель, довольно узкий и низкий, так что приходилось идти полусогнувшись. По стенам сочилась вода, пол был скользкий и покрыт какой-то плесенью довольно омерзительного вида. Вскоре коридор привел в небольшую комнатку, в которой были три ниши и дверь, но не стальная, а деревянная. Две ниши из трех были пусты, а третья была заложена кирпичом. Виктор решил сломать кладку, достав ломик, он принялся за работу. Лучше бы он этого не делал. Как только в кладке наметилось отверстие, в помещение проник омерзительный смрад. Виктора чуть не стошнило, и он, надев противогаз, продолжил работу. Стенка рухнула, и в нише обнаружился полуразложившийся труп мужчины. Определить, как он выглядел при жизни, было абсолютно невозможно. Виктор по одежде определил, что этот человек, не только не был диггером, но, скорее всего, принадлежал к миру бизнеса. Костюм, в который был облачен труп, был хорошего покроя, на запястье сверкали швейцарские часы фирмы «Лонжин», на галстуке сверкала бриллиантовая булавка, а на мизинце правой руки небольшой перстенек с камнем, никак не менее карата. Тут Виктор с удивлением обнаружил, что безымянный палец правой руки у трупа отсутствовал. Создавалось, впечатление, что палец был удален хирургическим путем. Преодолевая отвращение, Виктор влез во внутренний карман пиджака, предварительно подумав, что перчатки после этого придется выбросить… Обыскав труп, Виктор обнаружил бумажник, права на вождение автомобиля, несколько кредитных карточек, визитки, несколько сот долларов, восемь тысяч рублей, какие-то записки. К ремню был пристегнут чехол с мобильным телефоном. Виктор осмотрел его и убедился, что аккумулятор телефона сел, но сам телефон вроде исправен. Поднеся фонарь к правам, Виктор прочел, что владельцем прав являлся Степан Алексеевич Блохин. На визитках обнаруженных в бумажнике, стояло тоже имя, но указывалось, что данный субъект является владельцем фирмы «Мосстройсервис», которая, судя по перечню услуг перечисленных на визитке, занималась строительством, осуществляла внутренний и внешний дизайн помещений, торговала стройматериалами и изготавливала различную мебель под заказ. Виктор задумался. Странно. Как этот тип попал сюда Было похоже, что бизнесмена заживо замуровали в нише. Поза трупа говорила о том, что этот человек задохнулся. Человек сидел с широко открытым ртом. Дышать стало нечем, и он из последних сил старался найти хоть глоток воздуха среди отравленной его дыханием атмосферы. Виктора передернуло. Брррр! Какая страшная смерть! Интересно, кто же это его так Виктор положил найденные вещи в кулек и спрятал в рюкзак. Далее его внимание привлекла дверь. Она была деревянной и на вид довольно трухлява, но из своего опыта Виктор знал, что двери в подземельях, несмотря на свой дряхлый вид, часто были сделаны из лиственницы, которая не гнила, а по твердости мало уступала металлу. К тому же доски были скреплены мощными стальными полосами, покрытыми толстым слоем ржи. Виктор толкнул дверь, на всякий случай держа в руке заряженный парабеллум. Ожидал ли Виктор, что дверь откроется Не знаю. Но дверь открылась почти беззвучно, открывая проход в какой-то темный и мрачный зал. Судя по всему, зал имел весьма внушительные размеры. Виктор вошел внутрь и осмотрелся. Зал имел размер около двухсот квадратных метров, потолок имел высоту не менее десяти метров, стены были сделаны из мощных каменных плит. Из зала вели несколько галерей. Виктор отметил все на карте, но не стал помечать ничего краской. Почему он не стал этого делать, он тогда бы, наверное, не смог бы ответить, какое-то чувство остановило его от этого шага. Он осторожно исследовал зал, а затем углубился в одну из галерей. Ходы разветвлялись и скрещивались, но здесь был довольно сухо. Один из коридоров привел Виктора к глубокой шахте, другой окончился тупиком, третий резко шел вниз, затем началась лестница. Виктор обратил внимание, на то, что по лестнице ходят. Ступени выглядели так, как будто они хорошо выметены. Пыль, плесень отсутствовали, а кое-где кирпичи лестницы имели сколы, которые выглядели свежими. Это обстоятельство заставило Виктора насторожиться. Он стал спускаться медленнее и осторожнее. По мнению Виктора, лестница спускалась под землю не менее чем на пятьдесят-шестьдесят метров. В конце лестницы галерея раздваивалась, потом начинался настоящий лабиринт из тоннелей, галерей, переходов, комнат и залов. Виктор немного продвинулся вглубь этого подземелья, везде ощущая присутствие людей. Следы на полу, кое-где валявшиеся окурки, странные звуки, раздававшиеся в глубине подземного города, убедили Виктора в том, что здешние места не были необитаемы. Порой ему даже казалось, что где-то в глубине мрачных тоннелей мелькали какие-то зловещие тени. Он постоянно ощущал чье-то незримое присутствие, от чего ему стало не по себе, да и обнаруженный им труп наводил на мрачные мысли. Идти дальше, вглубь лабиринта, вдруг почему-то расхотелось. С опаской оглядываясь, Виктор стал выбираться обратно. Дорогу найти удалось довольно быстро благодаря карте, которую Виктор постоянно пополнял на каждом повороте, зале, переходе. Что-то еще насторожило Виктора, что-то волновало его в здешних подземельях. Явно что-то было не так. Виктор понял это только когда покинул подземелье, через лаз, который он пробил в кладке. Крысы! В этом подземелье их не было! Несмотря на то, что эти гадкие зверьки кишели во всех уголках подземного мира, в тех местах, где он только что побывал, он не увидел ни одной! Их не было, и это удивило Виктора. Почему крысы не жили в тех подземных ходах Кто и каким образом смог их оттуда выжить Почему на протяжении всего пути, пока он был в нижнем ярусе, он чувствовал постоянное и враждебное внимание к нему Он был твердо уверен, что за ним следили, хотя он четко не увидел ни одного человека. Странным было и то, что там, где он только что побывал, было довольно сухо, а воздух вполне свежий. Значит, есть вентиляция. Без нее воздух просто не мог бы проникнуть на такую глубину. Интересно. Кто-то жил там. В этом просто не возникало сомнений, но кто Виктор пока не находил ответа на этот вопрос. Обдумывая все эти странности, он быстро заложил кирпичами дыру в стене, а затем максимально быстро отправился в свое логово. По дороге, продолжая обдумывать странные вещи, замеченные им, он вдруг понял, что же напоминают ему странные звуки, доносившиеся из подземных галерей, этого странного места. Это были звуки, очень напоминающие те, которые издают огромные вентиляторы… но откуда они там Это открытие взволновало Виктора, а через пару дней он поделился своими впечатлениями со Штольней и Шнуром…
  1   2   3   4   5   6

  • - Да, кажется, понимаю, - ответил Джек Рэнгли. На самом деле он не понимал и даже понятия не имел, но когда Машина пребывал в таком настроении, только лунатик стал бы вступать с ним в спор.
  • Машина повернул бритву лезвием вниз и неожиданно рассек ремень надвое. Длинная полоса упала на пол бассейна, как обрубленный язык.
  • Стивен Кинг «Темная половина» 1
  • - Антон Ильич, полковник просил зайти.
  • -Разрешите войти, Николай Николаевич Вызывали – Мигалкин, между тем притворил дверь и сделал шаг в глубину кабинета.
  • -Значит, опять на мой район глухаря навесили, как считаешь, Антон - Полковник поморщился и плеснул в стакан минералки.
  • Антон вытер струящийся по лбу пот и посмотрел на полковника. -Да, майор, хреново. Да ты садись, в ногах-то правды нет.
  • - Ну, что, майор, что думаешь
  • - Да, Николай Николаевич, дела… нечисто здесь, это точно, пока сказать ничего не могу, но основания для самых неприятных мыслей, несомненно, имеются. Какие будут приказания
  • Зеленый протянул Антону красную папку, фотографии. Посмотрел на него отеческим взором и сказал
  • Мигалкин поднялся, повернулся к двери, но на пороге задержался, посмотрел на полковника и сказал