Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Антоненко Дарья Павловна Система художественных образов в поэзии Ниралы и Джайшанкара Прасада Направление: 41. 04. 03 «Востоковедение и африканистика» Магистерская диссертация




страница1/6
Дата21.06.2017
Размер1.62 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3   4   5   6


ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(СПбГУ)

Антоненко Дарья Павловна

Система художественных образов в поэзии Ниралы и Джайшанкара Прасада
Направление: 41.04.03 «Востоковедение и африканистика»
Магистерская диссертация
(Профиль: Литература народов Азии и Африки)

Научный руководитель: к.ф.н., доцент Цветкова С.О.





Рецензент: к.ф.н., ученый секретарь Танонова Е.В.


Санкт-Петербург

2016
Содержание.


Введение. 3

Глава 1. Чхаявад – поэтическое направление в литературе хинди. 7

1.1. Истоки чхаявада 7

1.2. История развития и особенности чхаявада как литературного направления 10

1.3. Семантика слова «чхаявад» 13

1.4. Основные представители чхаявада 13

1.5. Особенности лирики чхаявада 15

1.6. Сурьякант Трипатхи Нирала (1896-1961): жизнь и творчество 17

1.7. Джайшанкар Прасад (1889-1937): жизнь и творчество 20



Глава 2. Анализ произведений Сурьяканта Трипатхи Ниралы 22

2.1. Анализ стихотворения «К другу» 22

2.1.1. Семантическая композиция. Образы. 24

2.1.2. Мотивы. 28

2.2. Анализ стихотворения «Памяти Сароджи» 29

2.2.1. Структура стихотворения 29

2.2.2. Аспекты стилистического анализа стихотворения: роль местоимений 36

2.2.3. Семантические переклички и построение образов стихотворения 38

2.3. Анализ стихотворения «Видение смерти» 42

2.3.1. Анализ структуры 44

2.3.2. Употребление местоимений 46

2.3.3. Семантическая композиция 47

2.4. Анализ стихотворения «В конце пусть встретится смеющийся Господь» 52

2.4.1. Семантическая композиция 54

2.4.2. Употребление местоимений 57

2.4.3. Пространство и время. Движение по стихиям. 62

2.5. Выводы. 64

Глава 3. Анализ произведений Дж.Ш. Прасада 67

3.1. Анализ стихотворения «В тот день, когда на жизненном пути…» 67

3.1.1. Семантическая композиция 68

3.1.2. Ключевые образы 72

3.2. Анализ стихотворения «Пусть ночь бдит неустанно!» 74

3.2.1. Семантическая композиция. Образы. 75

3.2.2. Эмоциональная окраска 76

3.2.3. Мотивы 78

3.3. Анализ стихотворения «Видел ли ты где-нибудь того, кто любит меня?» 80

3.3.1. Семантическая композиция. Мотивы 80

3.3.2. Образы и эмоциональная окраска 82

3.4. Анализ стихотворения «Никогда не досталось мне любви» 84

3.4.1. Семантическая композиция. Образы 86

3.4.2. Эмоциональный мир 89

3.4.3. Мотивы 91

3.5. Выводы 94



Заключение. 97

Список источников и литературы 100

Приложение 103

Введение.

Сурьякант Трипатхи Нирала и Джайшанкар Прасад являются основоположниками чхаявада (наряду с Сумитрананданом Пантом и Махадеви Вармой) – поэтического направления в литературе хинди, которое считается одним из наиболее интересных и сложных явлений в индийской литературе ХХ столетия. Поэты чхаявада выработали собственную стилистику и образно-символическую систему, одновременно преодолевая средневековый поэтический канон и преобразуя стилистику и образность традиционной поэзии, сформировали новое оригинальное явление в поэзии хинди.



Целью данной магистерской диссертации является исследование и сравнение системы художественных образов поэзии Сурьяканта Трипатхи Ниралы (1896-1961) и Джайшанкара Прасада (1889-1937) на основе литературоведческого анализа их произведений. Исследование проводилось на материале ряда избранных произведений, наиболее ярко характеризующих авторский стиль и мировоззрение поэтов. В частности, для непосредственного анализа были выбраны стихотворения из сборников «Анамика» (1937) Ниралы и «Волна» (1933) Дж.Ш.Прасада, близких по времени создания, а также по своему месту и значению в творчестве обоих поэтов.

На основании обозначенной цели были сформулированы следующие задачи:

- разработка метода анализа исследуемых литературных произведений;

- интерпретация и перевод ряда стихотворений из двух сборников;

- научное комментирование рассматриваемых стихотворений;

- анализ стилистики, структуры, тематики стихотворений;

- анализ идейно-образной системы и мотивов произведений;

- сравнение системы образов и их функционирования в творчестве двух поэтов.

Исследователи часто объединяют поэтов чхаявада, говоря об общих эстетических воззрениях, идейной близости их произведений, но неизменно подчеркивая и существенное различие их творческих методов (см.: [Вишневская 1988], [Вишневская 2013], [Сенкевич 1989], [Челышев 1961], [Челышев 1965], [Челышев 1978], [Челышев 2001]). В отечественной науке проводились исследования, посвященные литературоведческому анализу стихотворений чхаявадинов, однако они не опираются на строгий систематический метод и носят характер разрозненных впечатлений. Исследование, представленное в данной диссертации, является одной из первых попыток провести систематический литературоведческий анализ стилистики и образности произведений двух основных представителей этого направления на основе метода, разработанного М.Л. Гаспаровым, и сопоставить характер использования, интерпретацию и идейное наполнение наиболее существенных (и часто общих для обоих поэтов) образов их поэзии, как заимствованных из индийской поэтической традиции, так и новых. К тому же, благодаря настоящему исследованию в научный оборот может быть введен материал произведений Ниралы и Прасада, которые до сих пор не были переведены на русский язык. В этом, в частности, состоит научная новизна работы.

В своих работах М.Л. Гаспаров отмечал, что на идейно-образном уровне трудно выделить необычное. «Казалось, что все предметы и действия, упоминаемые в литературе, такие же, как те, которые мы встречаем в жизни. Поэтому античность не оставила теории образов и мотивов» [Гаспаров 2005-2, С.15]. Даже в настоящее время этот раздел филологии не имеет определенного названия. Чаще всего его называют «топика», иногда встречаются и другие названия – «тематика», «иконика» или «эйдология». Только в средние века стала разрабатываться теория образов и мотивов. В эпоху классицизма разработка продолжилась, но уже в соответствии с теорией простого, среднего и высокого стилей. Однако соблюдение этих правил ушло в прошлое с наступлением эпохи романтизма, а затем и реализма. В настоящее время ощущается нехватка теоретических исследований, посвященных художественному миру литературных произведений нового времени, то есть описывающих набор содержащихся в них образов и мотивов. Можно заключить, что уровень топики, образов, мотивов, идей является самым важным для художественного произведения и, в то же самое время, самым не разработанным.

Художественный мир произведения складывается из предметного мира, его чувственной и эмоциональной окраски, а также действий и состояний, отраженных в нем. «Образ – это любой чувственно вообразимый предмет или лицо, то есть каждое существительное, мотив – это любое действие, то есть каждый глагол, сюжет – это последовательность взаимосвязанных мотивов» [Там же, С.16-18]. В данном исследовании неоднократно использовался довольно удобный для анализа семантической композиции практический прием, – «чтение по частям речи» – который и помогает выделить в образной структуре стихотворения три аспекта (предметы и понятия, действия и состояния, качества и отношения). При таком подходе последовательность знаменательных слов, носителей образов и мотивов, позволяет реконструировать три основы лирической композиции произведения: точку зрения, поле зрения и движения зрения. Таким образом, рассмотрев последовательно упомянутые аспекты, можно говорить о композиции произведения и его семантическом ритме в целом [Гаспаров 2005-1, С.238-239]. Все это с достаточной долей основания позволяет учесть все черты и оттенки интерпретации главных образов произведения, определить их место в образной системе отдельного произведения и творчества поэта в целом, рассматривать их в сопоставлении с образностью произведений других поэтов, исследованной тем же аналитическим методом.

У читателей есть возможность познакомиться с переводами некоторых поэтических сборников представителей чхаявада, поскольку еще в советское время произведения многих индийских поэтов были переведены на русский язык. Однако лишь один перевод не может создать у читателя целостного представления о произведении. Особенности авторского языка, система символов, образы и метафоры, художественные особенности оригинального текста могут остаться за пределами внимания читателя при знакомстве с текстом перевода. Таким образом, данное исследование важно и в том смысле, что оно расширяет представление об авторах, их творчестве и также о характерных особенностях их стиля и идейно-образной системы произведений Ниралы и Прасада. В этом и заключается актуальность исследования, представленного в данной диссертации.

Магистерская диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и приложения. В первой главе рассмотрены основные особенности чхаявада, как художественного направления, его истоки и развитие в литературе хинди, характерные черты лирики поэтов направления, а также дан краткий обзор творческой биографии Ниралы и Дж.Ш.Прасада. Во второй главе проводится литературоведческий анализ стихотворений Ниралы, рассмотрение идейно-образной системы его произведений. В третьей главе проводится анализ произведений Дж.Ш.Прасада и сопоставление системы художественных образов двух поэтов. В заключении сделаны обобщающие выводы относительно системы художественных образов в поэзии Ниралы и Прасада. Далее следует список источников и литературы, который насчитывает порядка тридцати наименований. В конце работы приведено приложение, в котором представлены переводы анализируемых в исследовании произведений Ниралы и Джайшанкара Прасада.

При написании диссертации мы обращались к следующей литературе: в качестве методологической основы исследования – статьи М.Л. Гаспарова [Гаспаров 2005-1] [Гаспаров 2005-2]; помимо этого – работы Е.П. Челышева [Челышев 1961] [Челышев 1965] [Челышев 1978] [Челышев 2001]; монографии Н.А. Вишневской – «Чхаявад и проблемы формирования новой литературной системы в поэзии хинди XX в.» [Вишневская 1988], «Философия неоиндуизма и литература хинди первой трети ХХ в.» [Вишневская 2006], «Фет-Индия-Шопенгауэр. Типологические связи романтизма» [Вишневская 2013]; а также коллективная монография «Очерки истории литератур Индии» [Очерки 2014]. Среди работ индийских авторов, посвященных жизни и творчеству поэтов-чхаявадинов, использовались книги Рамвиласа Шармы [Šarmā 1955], Чандрабали Синха [Sinh] и Кшема [Kṣem 1956].

Глава 1. Чхаявад – поэтическое направление в литературе хинди.

1.1. Истоки чхаявада

Новой литературе на языке хинди предшествовала богатейшая литературная традиция на средневековых поэтических языках, которая разрабатывала религиозно-философские темы и каноны любовной лирики. Эта литературная традиция зародилась в конце I тысячелетия н.э. и прошла большой и сложный путь. Она дала индийской культуре Кабира, Сурдаса, Тулсидаса1 и многих других выдающихся поэтов. До сих пор их произведения пользуются в Индии огромной популярностью.

Происходившие с начала XIX века преобразования в Индии затронули все сферы жизни общества. Нарастание революционных и националистических настроений среди просвещенных представителей части индийского общества привело к осознанию необходимости перемен, прежде всего, в плане мировоззрения. Ощущалась острая потребность изменений в социальном самосознании индийцев, преодоления кастовости, жестких рамок обрядовости, развития образования, культурного просвещения широких слоев населения и т.д. В таких условиях и осуществлялся переход к Новому времени, который совмещал процессы становления буржуазно-националистической идеологии, кардинальной реформации индуизма и одновременного развития просветительских идей [Очерки 2014, С. 85-86].

Переход к Новому времени в процессе становления литературы хинди связан с пересмотром отношения к словесному творчеству, с осознанием его роли в политической и общественной жизни страны. Преобразования, происходившие тогда в словесности хинди, требовали создания нового литературного языка, который не был бы ограничен стереотипами его употребления в традиционных литературных формах. Таким языком стал собственно хинди, сложившийся на основе территориального разговорного диалекта кхари боли. Хинди был введен в литературное употребление с начала XIX века. Именно в то время постепенно начала развиваться собственно литература на хинди.

Для публицистов и литераторов того периода самой важной являлась проблема поиска новых, адекватных задачам времени, форм и средств словесного творчества. Литературный канон предшествующей эпохи не мог дать им соответствующие новой эпохе средства для развития литературного стиля и языка [Там же, С.88].

Задачи национально-освободительного движения и просветительская деятельность требовали от литераторов публичного обращения к широким слоям населения, непосредственной реакции на злободневные события и актуальности тем. Стандартизация хинди осуществлялась в сжатые сроки в условиях интенсивной смены событий и становления новых идей. Литературу этой эпохи можно определить как просветительскую, обладающую рядом особенностей. Так, например, литературная жизнь сосредоточивалась в различных литературных кружках и сообществах писателей-единомышленников, которые складывались вокруг наиболее активных и просвещенных деятелей культуры, редакторов крупнейших художественно-публицистических журналов. Поэтому ранние этапы истории литературы на хинди принято связывать с именами её выдающихся «основателей».

Первым среди основоположников новой литературы хинди стал Бхаратенду Харишчандра (1850-1885). С его именем и связана так называемя «эпоха Харишчандры». Он был известным драматургом, поэтом, публицистом, просветителем, выдающимся общественным деятелем. Одной из центральных задач литературной деятельности Бхаратенду Харишчандры стала проблема разработки жанров. Он считается родоначальником почти всех основных жанров литературы на хинди. Будучи просветителем, он понимал важность театра, как искусства наиболее близкого и понятного для народа, поэтому в его литературном творчестве особое значение имеют драматургические произведения. Еще одной из своих первостепенных задач Харишчандра ставил возрождение санскритской традиции драматургии, которая почти не развивалась на новоиндийских языках в период средневековья. В своих произведениях Харишчандра критиковал политику английских властей, осуждал пороки буржуазной системы отношений, пропагандировал идеи реформации индуизма, стремился возродить в своей читательской аудитории патриотические чувства и гордость за свою древнюю культуру и историю.

Бхаратенду Харишчандра выступал за развитие прозы на хинди и в то же время считал, что хинди не пригоден для поэзии. Он был убежден в том, что проза и поэзия должны создаваться на разных, соответствующих их формам, языках [Там же, С.89-92]. Поэзию продолжали создавать на брадже – диалекте, на котором в средневековье писали придворные поэты и слагали песни проповедники. Структура литературного браджа практически не изменилась к началу ХХ века. Язык оставался статичным, обусловленным литературным каноном и далеким от разговорного. Поэзия «продолжала традиции позднесредневековой орнаментальной поэзии рити, основой которой была нормативная классическая санскритская эстетика и поэтика2» [Вишневская 1988, С.5, 35]. Поэты, которые все же начали создавать свои произведения на хинди, зачастую тяготели к стилю «прозаической поэзии», для которого была свойственна простота языка, обыденность описаний и бытовая тематика. Они отдавали большее предпочтению этому стилю, полагая, что приближенная к прозе поэзия понятнее для народа.

Следующая «эпоха» – «эпоха Двиведи» – связывается с именем Махавирпрасада Двиведи (1861-1938), поэта, общественного деятеля, публициста и редактора наиболее авторитетного в начале ХХ века литературно-публицистического журнала «Сарасвати»3. Двиведи считается преемником Бхаратенду Харишчандры. Он взял на себя задачу «реформирования хинди как языка литературы, выработки его литературной нормы, развития стилей словесности» [Очерки 2014, С.94]. Было необходимо сделать хинди языком как прозы, так и поэзии, впервые отказаться от традиционного деления литературы на «высокую поэзию» и «низкую прозу», выработать нормы поэтического языка хинди.

Махавирпрасад Двиведи стремился очистить хинди от персидской и арабской лексики, от сложносоставных санскритских слов, удалить малоупотребительные слова и фразеологизмы, упорядочить грамматику и синтаксис языка. Главными его критериями к поэтическим произведениям были простота и точность выражения. По мнению Двиведи, самой важной задачей было упорядочить синтаксис, так как наследие поэзии на средневековых диалектах было наиболее труднопреодолимым именно в синтаксисе. Двиведи создал значительный круг единомышленников из самых видных литераторов того времени, сделал журнал «Сарасвати» главным центром литературной жизни хиндиязычного региона, а также поставил литературную критику на профессиональный уровень. Таким образом, в «эпоху» Двиведи впервые был провозглашен отказ от поэтического канона, что является важным фактом в дальнейшем развитии поэтического процесса. В этот период в поэзии начинает складываться и романтическое направление, авторы постепенно начинают осознавать преимущества свободного поэтического творчества, не связанного нормами литературного канона предшествующей эпохи [Очерки 2014, С.95].

Характерной особенностью литературной жизни в последующие десятилетия считается формирование литературных направлений в поэзии и прозаическом творчестве. Каждое из них стремилось определить свои задачи и ориентиры, опираясь на общность и идейных воззрений, и эстетических установок своих представителей. Первым из таких направлений стала поэтическая школа «чхаявада» (10-30-е гг.). Чхаявад переживал свой расцвет в 20-30-е гг. ХХ века, имел своих последователей и в 40-е гг., но постепенно клонился к упадку.


1.2. История развития и особенности чхаявада как литературного направления

Чхаявад оформился на основе националистической, реформаторской и просветительской идеологии, но был своеобразным ответом на исчерпавшую себя поэзию рити, а также реакцией на гражданскую и просветительскую поэзию «эпохи Двиведи» [Сенкевич 1989, C.12]. Чхаявад обращается в первую очередь к внутреннему миру человека, на котором не заостряют внимания представители школы Двиведи [Вишневская 1988, С.36]. Поэтов чхаявада, которых сложно охарактеризовать как единое целое, объединяет отношение к художественной словесности как к способу выражения душевных переживаний человека. Основной темой для чхаявада стала проблема отношения человека к богу и к миру [Очерки 2014, С.102].

Наиболее сильное влияние на поэтов чхаявада оказало собрание стихов-песен Рабиндраната Тагора «Гитанджали», с которым они познакомились как в бенгальском оригинале, так и в английском переводе. Мировоззренческую основу эстетики чхаявада составляют философские концепции Рамакришны Парамахансы и Свами Вивекананды, но, кроме того, нельзя отрицать и плодотворное влияние английской литературы. Как отмечал историк культуры Р.К. Дасгупта, «Индия оказалась достаточно свободомыслящей, чтобы принять литературу христианской Европы без каких бы то ни было религиозных терзаний». Во многом под воздействием западной литературы в Индии появились новые жанры и литературные школы (цит. по: [Сенкевич 1989, С. 10-11]).

Необходимо несколько подробнее остановиться на взглядах Рамакришны Парамахансы (1836-1886) – крупнейшего религиозного реформатора и мистика, который стремился создать единую мировую религию. Он никогда не образовывал реформаторских обществ и не вступал в уже действующие4. Он был «своеобразным примирителем точек реформации, воплощенных в Раммохане Рое и Даянанде Сарасвати»5 [Вишневская 1988, С.12-13]. Вместо отказа от одних догм религии и полного переосмысления других он стремился примирить все, даже взаимоисключающие. Жизнь Рамакришны стала почти легендой, однако слава пришла к нему позднее – при жизни он был известен лишь ближайшему кругу своих последователей.

Один из известнейших учеников Рамакришны, Свами Вивекананда (1863-1902), в 1897 году создал религиозно-общественную организацию «Миссия Рамакришны». Труды Свами Вивекананды оказали большое влияние на формирование философии освобождения в Индии. В отличие от работ его предшественников, в трудах Вивекананды отсутствует критический подход к индуизму. Более всего его интересовали не религиозные проблемы, а положение современной ему Индии. Джавахарлал Неру считал его одним из основателей национального движения в Индии. Вивекананда пытался пробудить самосознание индийцев, укрепить их веру в великое будущее своей страны, осуждал их за безразличие и апатию. Он искал пути изменения страны. Главными причинами столь бедственного положения нации он называл, с одной стороны, бедность и необразованность населения, а с другой, – изолированность Индии и живучесть предрассудков. В центр своего учения он ставил заботы о будущем Индии, об её духовном и материальном процветании [Рыбаков 1981, С.93-95].

Таким образом, в миропонимании поэтов чхаявада – пересечение идей адвайта-веданты с новыми реформаторскими воззрениями. Кроме того, все поэты чхаявада были шиваитами. Произведения чхаявадинов отражают восприятие единства бога и мира, присутствия бога в живой и неживой природе. Стремление отстраниться от враждебного мира осознается ими как стремление познать бога через природные формы, в которых он отражается. Человеческие чувства и переживания, само «я» отождествляются в их поэзии с природным миром. Они одушевляют природные явления, стремятся познать в их красоте и многообразии человеческое существо и божественную сущность. В поэзии представителей чхаявада проявляется чувство сопричастности боли и страданию всего мира. Особый, символический язык необходим поэтам чхаявада для передачи мистических настроений, обращения к божеству. Для их творчества характерен отказ от традиционных и стандартных художественных средств, литературных форм, – от всего, что может помешать свободному выражению чувств. У каждого из поэтов этого направления формируется свой особый поэтический стиль, развивается авторская манера письма [Очерки 2014, С.102-103].

Вначале представители чхаявада столкнулись с непониманием и неприятием их художественных установок. М.П. Двиведи и другие редакторы даже отказывались публиковать их произведения, обвиняли их в подражании западной поэзии. Литераторы нового направления вынуждены были отстаивать свои взгляды, выступали со своими статьями в прессе. Публика, напротив, приняла поэзию чхаявада, и у чхаявадинов появилось множество последователей [Там же, С.104].

Таким образом, ко второму десятилетию XX века в литературе хинди зародилось новое направление, эквивалентом которому принято считать европейский романтизм [Sisir Kumar Das 1995, Р.200]. Поэтому чхаявад часто называют «лирико-романтическим» направлением в литературе хинди. Е.П. Челышев оценивает чхаявад как «романтическую поэзию перелома» [Челышев 1978, С.24]. Однако, скорее, следует говорить о чертах романтизма, которые были заимствованы представителями чхаявада из произведений английских романтиков и оказались созвучными их собственному мировоззрению [Очерки 2014, С.102].

Важно понимать, что чхаявад возник и развивался в условиях сложного взаимодействия прошлого и настоящего, традиций и новаторства, индийской и европейской культур, в пору национально-освободительного движения. Чхаявад отразил многие противоречия своего времени: и пробуждение национального самосознания, и разочарование после неудачного начала национально-освободительного движения, и пессимистические настроения в отношении целей борьбы за независимость и даже самой борьбы, и разочарованность противодействием со стороны собственных соотечественников, живучесть предрассудков и требований средневековой морали [Челышев 1978, С.24].
1.3. Семантика слова «чхаявад»

До настоящего времени в индийском литературоведении до конца не выяснен вопрос о происхождении термина «чхаявад». Название направления часто связывают с названием стихотворения Сумитранандана Панта «Тень» (1920) [Челышев 1978, С.25-26].

Само слово «чхаявад» можно буквально перевести как «тенизм». Оно состоит из двух семантических единиц: «chāyā» (букв. «тень», «отражение», «отблеск») и «vād» (изначально существительное мужского рода со значением «речение», «тезис», но в современном хинди употребляется в значении, близком суффиксу -изм). Кроме того, у слова «chāyā» есть и другие значения, среди которых – «нечто, находящееся в тени; дурное влияние, исходящее от злого духа; нечто прекрасное»; также это одно из имен супруги Шивы.

Название поэтического направления возникло во время полемики, поэтому оппоненты новой поэзии выделяли из лексемы слова «chāyā» только негативные значения. Для них чхаявад был чем-то туманным и непонятным. Но позже двойственное понятие «chāyā» стало одним из «ключевых в программе поэтического направления» – у поэтов, представителей данного направления, появилась возможность передать «теневую», скрытую от внешнего мира внутреннюю, душевную жизнь человека. Как отмечает Н.А. Вишневская, «подобные слова-символы, слова-концепции в контексте индийской классической поэтики и индуистской культуры заключают в себе, с одной стороны, обобщенный смысл, с другой – одну из важнейших характерных черт индуистской культуры в целом, её дуализм – органическое единство таких онтологических понятий, как жизнь и смерть, добро и зло, начало и конец» [Вишневская 2006, С.196].

Также название «чхаявад» можно интерпретировать через значение «отражение», и можно сказать, что это поэзия-отражение – та поэзия, которая отражает внутренний мир человека, его переживания и эмоции так, чтобы они стали явными, вышли из тени.
1.4. Основные представители чхаявада

Самыми известными представителями и основателями направления чхаявад считаются Сурьякант Трипатхи Нирала (1896-1961), Джайшанкар Прасад (1889-1937), Сумитранандан Пант (1900-1977) и Махадеви Варма (1907 – 1987). Собственно к чхаяваду принято относить произведения этих авторов, созданные в 20-30-е гг. «Их творчество объединяет общая идеологическая основа, предопределившая ряд общих принципов поэтики, что, в конечном счете, и создало литературное направление» [Вишневская 1988, С.7].

Первыми стихами, которые можно отнести к направлению, впоследствии получившему название «чхаявад», считаются опубликованные в журнале «Инду» стихотворения Джайшанкара Прасада. Однако существуют и другие мнения относительно вопроса о «первенстве». Некоторые ученые первым поэтом чхаявада называют Сумитранандана Панта, другие – Ниралу. Вполне возможно, что здесь имеет место удивительный факт истории литературы, когда новое явление одновременно появляется в творчестве сразу нескольких поэтов [Там же, С.6]. Более важным является определение того времени, когда можно говорить о чхаяваде как о новой литературной системе. Считается, что такой момент наступил с выходом двух книг: «Иллюзии» (Granthi) Сумитранандана Панта (1920) и «Слез» (Ā͂sū) Джайшанкара Прасада (1923).

Однако уже к концу 30-х гг. начался постепенный упадок чхаявада: направление исчерпало свою оригинальность и художественную силу. Во многом это было связано с самим своеобразием творческих установок поэтов чхаявада. Они вырабатывали свой язык и выразительные средства, пытаясь отделить себя от господствующих литературных традиций. Поэзия чхаявада замкнулась в кругу своих тем и символов. Поэтам не удалось сформировать единую и богатую систему художественных средств, которая имела бы перспективу дальнейшего развития и применения. Кроме того, Индия вступила в сложную эпоху на пути завоевания независимости, перемен в мировоззрении и отношений внутри общества, преобразования социальных и политических институтов. Актуальнее на тот момент оказалась реалистическая литература, которая отвечала задачам народного просвещения и общедоступного отражения актуальной действительности [Очерки 2014, СС.109-110].

Для поэтов «позднего» чхаявада в целом характерны пессимистические настроения, отрицание социальных норм и установлений. Они скептически относились к перспективам развития индийского общества, стремились уйти в мир внутренних, индивидуальных переживаний, отгородившись от внешнего мира [Там же, С.110].

1.5. Особенности лирики чхаявада

В 20-е гг. Нирала писал, что «поэзия хинди… освобождается от обветшалых, закостеневших форм, мешавших её свободному развитию» (цит.по: [Челышев 1978, С.24]). Характерными чертами поэзии чхаявада являются поиски путей обновления поэзии, переосмысление традиционных способов выражения, эмоциональная насыщенность, символический язык. Несмотря на большое внимание, которое поэты чхаявада уделяли природе, их поэзию не стоит считать пейзажной лирикой. Образы природы в этой поэзии не являются самоцелью. Языком природных явлений чхаявадины стремились описать движения человеческой души. Поэтому главной особенностью чхаявада является поэтическое осмысление внутреннего мира человека через образы природы [Там же, С.24-25].

Поэзия чхаявада – это, поэзия подлинного, субъективного, индивидуального человеческого чувства. Для сторонников традиционной поэзии и поэтов-просветителей «эпохи Двиведи» подобное изображение внутреннего мира человека было неприемлемым, отчего на чхаявадинов часто обрушивалась критика и нападки оппонентов.

Поэтика чхаявада представляет собой глубоко продуманную систему, сложившуюся в результате целенаправленных и сознательных усилий её создателей. В отдельных статьях и предисловиях к поэтическим сборникам С.А. Пант, Дж.Ш. Прасад, С.Т. Нирала и М. Варма уделяли большое внимание вопросам поэтики: от трансформации категорий классической индийской эстетики и адаптации элементов поэтики европейской литературы до тщательной разработки стилистики [Вишневская 1988, С.86].

Творческой установкой поэтов-чхаявадинов был отказ от традиционных и стандартных, привычных художественных средств и литературных форм. Поэты чхаявада ввели новые тропы, создали оригинальные стихотворные формы и размеры, новые ритмические рисунки и системы рифм [Челышев 1978, С.30] [Очерки 2014, с.103]. Так, Нирала настаивал на освобождении от оков традиционного стиха, в этом он видел возможность раскрепощения поэта, высвобождения его творческого потенциала и освобождение литературы в целом. В предисловии к своему сборнику «Благоухание» Нирала писал: «Как освобождается человек, так освобождается и поэзия. Человеку должно освободиться от оков кармы, поэзии – от чханда6. Свободная поэзия никогда не совершит преступных действий по отношению к литературе, напротив, она вдохнет в нее дух свободы, что есть для литературы сущность блага» (цит. по: [Вишневская 1988, С.17]).

Для философского и литературного контекста чхаявада характерно стремление к выражению идеи единства внешнего и внутреннего, материального и идеального, а также обращение к традиции и приспособление её к задачам своего времени [Там же, С.86]. Однако даже для самих поэтов «эпохи» чхаявада изображение своих чувств было непривычным, новым, поэтому в своей поэзии они нередко прибегали к классической индийской образности для выражения чувств и переживаний. Традиционные образы чхаявада можно разделить на три группы:



  1. традиционные образы для любовно-лирической поэзии;

  2. образы, связанные с символикой индуизма;

  3. мифологические образы [Там же, С.93-94].

Таким образом, «поэзия Индии не разорвала связи с богатым прошлым, напротив, преобразила свои собственные местные традиции и придала им острое современное звучание» [Сенкевич 1989, C. 28]. Нирала отмечал: «Мы должны обращаться к своей культуре, мы должны сделать независимым свой язык, как и страну» (цит. по: [Вишневская 1988, С.15]). Поэты хинди начала ХХ века искали духовную опору в собственном культурном наследии, поскольку оно помогало преодолеть состояние духовного кризиса, сопровождавшего вхождение Индии в мировой литературный процесс [Сенкевич 1989, С.13, С. 18].

В произведениях чхаявада есть некое образующее начало, которое связывает отдельные слова, образы и мысли. Джайшанкар Прасад видит это начало в расе, Махадеви Варма – в дхвани, а Сумитранандан Пант – в раге. Таким образом, наиболее существенные категории индийской классической эстетики сохраняют определенное место в новой поэзии хинди. По мнению Джайшанкара Прасада, раса наиболее полно выражает сущность индийского эстетического мироощущения. Раса – переведенная на язык искусства философская идея, которая лежит в основе всякого произведения искусства. Дж.Ш. Прасад отмечал, что избранная поэтическая эмоция должна быть строго выдержана от начала до конца произведения, также ей должны соответствовать все поэтические средства. В стихотворениях Прасада единый эмоциональный тон и полное соответствие ему всех элементов произведения ощущается наиболее полно [Вишневская 1988, с.88].

Джайшанкар Прасад обращал внимание на неразрывность и соразмерность внутреннего и внешнего как на особое качество индийской поэзии. Идущее от индийской философии отчетливо осознававшееся единство оградило чхаявад от многих крайностей. Так, чхаявадинам удалось избежать чрезмерного увлечения формальной стороной поэзии, они отказались от орнаментальности как от самоцели, но и не впали в прямолинейное бытописательство и натурализм. Таким образом, поэты чхаявада сохранили необходимую дистанцию между искусством и действительностью. Они не «злоупотребляли» романтизмом, и стали символистами. Вяч. Иванов говорил, что «язык чхаявада напоминает алгебру, ключ от которой потерян» (цит. по: [Вишневская 1988, с.87]).

Приспособление к новым условиям и задачам элементов традиционной культуры стало целым движением за осознание духовного наследия. В творчестве поэтов «эпохи» чхаявада одновременно сосуществуют разные неоиндуистские идеи. Но чхаявадины ориентировались не только на те концепции и идеи, которые подтверждали их собственные представления о мире, природе и человеке, но и на те, что были повернуты ко всему миру в целом, были понятны всем и каждому.


1.6. Сурьякант Трипатхи Нирала (1896-1961): жизнь и творчество

В Индии Ниралу часто называют Махакави или Югкави7. Нирала является автором множества рассказов, романов, повестей, очерков, литературоведческих статей, но истинным его призванием считают поэзию [Челышев 1978, С.8].

Сурьякант Трипатхи Нирала8 родился 21 февраля 1896 года9 в семье пандита Рамсахайя Трипатхи. Начальное образование Нирала получил в Бенгалии, его родным языком стал бенгальский. В школе он изучал санскрит, хинди, древнюю и новую литературу, интересовался философией, историей, музыкой и пением [Челышев 1965, С.299].

Нирала часто ездил на родину своего отца, в деревню Гархакола в Ауде, где литературная традиция не прерывается на протяжении многих веков. В тех местах распространен диалект авадхи, особой популярностью там пользуются произведение Тулсидаса «Море подвигов Рамы» и песни и стихи Кабира, «Альхи»10. В тот период Нирала создал свои первые стихи, подражая средневековым поэтам-бхактам и классику бенгальской литературы Рабиндранату Тагору [Šarmā 1955, Р.8-10].

Ниралу женили рано. Под влиянием жены он стал больше интересоваться историей литературы хинди, в особенности творчеством поэтов-бхактов. Однако после начала Первой мировой войны, Нирала пережил ряд потерь [Челышев 1978, С.9-11]. Он пренебрег предначертанным судьбой: в его гороскопе были указаны два брака, но он бросил вызов судьбе и не женился [Sinh, P.46].

В творчестве поэта выделяют несколько этапов. Первый период (1919-1929 гг.). Первые зрелые поэтические произведения появились еще в 1916 году11, но опубликованы они были гораздо позже [Челышев 1961, С.7]. В этот период Нирала занимался переводами, исследованиями творчества Тулсидаса и выпустил несколько статей, раскрывающих мистический смысл «Океана подвигов Рамы». Также он занимался сравнительным изучением грамматики языков хинди и бенгали – статью Ниралы на эту тему опубликовали в журнале «Сарасвати» [Šarmā 1955, Р.12-13].

С 1921 года Нирала стал работать в Калькутте, сотрудничая с ежемесячным журналом «Саманвая» – органом религиозно-реформаторского общества «Миссия Рамакришны». В то время Калькутта была столицей и культурным центром Британской Индии. Нирала был тесно связан с бенгальскими литераторами, певцами, музыкантами, с театральными кругами. Он переводил с бенгальского на хинди произведения Вивекананды, Рабиндраната Тагора, Б.Чоттопадхая и др. [Челышев 1978, С.12]. Нирала стал изучать философские, социальные и религиозные взгляды Рамакришны и Вивекананды, которые впоследствии повлияли на его творчество [Челышев 1965, С.301]. Нирала говорил так: «…не думайте, что я Нирала, это Вивекананда говорит мной. Я лишь интерпретатор его мыслей» (цит. по: [Вишневская 1988, С.13]). Во взглядах Вивекананды поэта больше всего привлекало стремление возродить былое величие Индии, пробудить в людях чувство любви к своей родине [Челышев 2001, С.197].

С 1923 года Нирала работал в журнале «Матвала» в Мирзапуре. В том же году Нирала выпустил первое собрание своих сочинений, сборник «Анамика» («Безымянный»). Как пишет С. Т. Нирала в предисловии ко второму изданию «Анамики», свой творческий псевдоним он подобрал по созвучию с названием журнала «Матвала» (в первый раз поэт использовал псевдоним в третьем номере журнала). В восемнадцатом номере журнала было напечатано стихотворение «Бутон жасмина», которое прославило Ниралу. В те годы Нирала писал критические статьи и обзоры, занимался исследованиями по разным вопросам литературы, философии, религии [Šarmā 1955, Р.12-13]. По оценке автора в первом издании сборника «Анамика» стихотворения были несколько недоработаны, впоследствии многие их них вошли в сборник «Благоухание». В 1937 году вышло в свет второе издание сборника «Анамика», произведения которого были проработаны более глубоко. «Анамика» считается сборником представительных произведений Ниралы [Kapūr 1999, P.233].

Консервативные издатели обвиняли поэта в кощунстве, забвении индийских культурных традиций и поэтому часто не пропускали его произведения в печать. Вскоре Нирала лишился работы в журнале «Матвала» [Челышев 1965, С.301]. С 1928 года он жил и работал в Лакхнау в книжном издательстве, а позднее С.Т. Нирала переехал в Аллахабад – один из основных центров литературы хинди. В этом городе он познакомился и сблизился с Джайшанкаром Прасадом и Сумитрананданом Пантом.

Нирала должен был устроить брак своей дочери Сароджи в соответствии с традициями. Но он избрал другой путь, осознанно последовал революционным взглядам религиозных реформаторов12. Нирала «выступал против религиозных и кастовых запретов на любовь, считая, что брак должен заключаться лишь на основе взаимного влечения…» (цит. по: [Челышев 2001, С.275]). Нирала бросил вызов обществу, исполнив роль пурохита13 на свадебной церемонии дочери. Он был против бездумного следования обрядам, и в его произведениях очевидно влияние прогрессивных идей [Kṣem 1956, Р.58-59].



1934-1938 годы считают переходным периодом в творчестве Ниралы. С середины 30-х гг. большую роль в творчестве Ниралы начинает играть сатира, творчество наполняется остросоциальным содержанием. В 1935 году Нирала теряет дочь, тяжело переживая её кончину. Поэт создал элегию «Памяти Сароджи» и включил её в сборник «Анамика». Е.П. Челышев отмечал, что она является одним из первых произведений этого жанра в поэзии хинди [Челышев 1978, С.47].

Следующий период творчества Ниралы (1940-50-е гг.) характеризуется усилением тенденций реализма, сочетавшегося с романтизмом. Некоторые исследователи также отмечают, что в ряде произведений Ниралы, созданных в 40-е гг. наблюдается влияние сюрреализма, которое проявляется в несвязности поэтических картин, большей усложненности образов [Челышев 2001, С.200, С.274]. После обретения Индией независимости в свет вышли несколько сборников стихов и песен поэта. В конце 50-х гг. в журнале «Сарасвати» печатались последние произведения Ниралы. 15 октября 1961 года поэт скончался.
1.7. Джайшанкар Прасад (1889-1937): жизнь и творчество

Джайшанкар Прасад – индийский писатель, драматург, автор двух знаменитых романов, двенадцати пьес на исторические и мифологические сюжеты, множества рассказов. Однако своим главным призванием он считал поэзию. Он работал в самых разных жанрах, но придерживался единого «глубокого сюжета», который можно обозначить так: «человек с его страстями на фоне духовной истории Индии» [Вишневская 2006, С.178].

Джайшанкар Прасад родился 30 января 1889 года в Бенаресе в семье Деви Прасада. Его отец принадлежал к касте вайшья, был известным в городе коммерсантом. С раннего детства Прасад изучал поэзию на брадже и санскрит, интересовался языками, литературой, историей, музыкой. После ранней потери родителей Прасад столкнулся с финансовыми трудностями, и он не смог окончить школу [Потабенко 1958, С.138].

Свои первые произведения Прасад писал на брадже в традиционной манере. Нго поэзия была эмоциональной и живой, поэтому он получал положительные отклики. С начала 1910-х гг. появились первые поэмы Прасада и на хинди. В первый сборник «Художник» (1918) вошли стихи, рассказы, очерки, короткие драматические сцены. В ранних произведениях Прасад хотя и пробовал применить нововведения (в основном, формальные), но в целом следовал общему поэтическому стилю того времени. Начало преобразований в творчестве Прасада (и начало направления чхаявад) связывают с выходом в 1919 году в свет сборника стихотворений «Водопад» [Очерки 2014, С.105] [Северцев 1973, С.249].

В произведениях 1920-х гг. преобладает тема отчаяния, неопределенности, безысходности. Тем не менее в сборнике «Слезы» (1923) поэт хоть и оплакивает жизнь человека, которая проходит бесплодно, все же призывает отказаться от уныния и обратиться к внутреннему «потоку радости». В дальнейшем свет увидели его сборники «Волна» (1933), «Путник любви», а также романы «Остов», «Титли» [Очерки 2014, С.105] [Северцев 1973, С.249].

Лиро-эпическая философская поэма «Камаяни» (1935) считается вершиной творчества Джайшанкара Прасада. Поэма основана на пураническом мифе об одном из Ману, прародителей всего человеческого рода. Главными героями поэмы являются Ману и две его жены, Шраддха и Ира, которые символизируют духовное и материальное, нравственное чувство сердца и рационалистическое начало. Прасад говорит о том, что духовная сила всегда подчиняет материальную, но, с другой стороны, и без тела не может быть человека или дживы. Шраддха – вечная сила, вечный дух, ей присущи все истины индуизма. Ману обретает свободу лишь тогда, когда ему удается примирить Шраддху и Иру, объединить духовное и материальное. Он приходит к пониманию гармонии и единства всех сил и элементов бытия, которое является ему во вселенском танце Шивы [Вишневская 1988, С.71] [Очерки 2014, С.106]. Нирала в восторженной рецензии к поэме отмечал поэтическое отражение индуистской идеи развития мира, противопоставленной дарвиновскому эволюционизму [Вишневская 1988, С.71].

Также Джайшанкар Прасад был известным драматургом. Глубина психологии его драматических персонажей позволила начаться новому этапу в истории драмы хинди. Прасад написал около двенадцати пьес на историко-мифологические сюжеты, к ним относятся: «Чандрагупта», «Скандагупта», «Дхрувасвамини» и т.д. Однако уже в 30-е годы появилось молодое поколений писателей хинди, которые были против засилья исторических тем в драмах. Некоторые пьесы автора были поставлены в 1960-х, в том числе «Скандагупта» и «Дхрувасвамини». Лучшей пьесой Прасада считается «Скандагупта». Джайшанкар Прасад обращается к традиционным индийским канонам драматического искусства, а также к приемам западной драматургии. В целом, он задал новые стандарты для пьес на хинди [Dimitrova 2004, p.12] [Mohan Lal 1992, p.4119].

Будучи на самом пике своей карьеры, Прасад заболел и скончался 15 ноября 1937 года в Варанаси. Ему было всего 47 лет.



  1   2   3   4   5   6

  • Система художественных образов в поэзии Ниралы и Джайшанкара Прасада
  • Содержание. Введение. 3 Глава 1. Чхаявад – поэтическое направление в литературе хинди. 7
  • Глава 2. Анализ произведений Сурьяканта Трипатхи Ниралы 22
  • Глава 3. Анализ произведений Дж.Ш. Прасада 67
  • Заключение. 97 Список источников и литературы 100 Приложение 103 Введение.
  • Глава 1. Чхаявад – поэтическое направление в литературе хинди.
  • 1.2. История развития и особенности чхаявада как литературного направления
  • 1.3. Семантика слова «чхаявад»
  • 1.4. Основные представители чхаявада
  • 1.5. Особенности лирики чхаявада
  • 1.6. Сурьякант Трипатхи Нирала (1896-1961): жизнь и творчество
  • Первый период (1919-1929 гг.)
  • 1934-1938 годы считают переходным периодом
  • Следующий период творчества Ниралы (1940-50-е гг.)