Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Английская литературная автобиография: трансформация жанра в XX веке




страница1/3
Дата26.01.2017
Размер0.61 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3



На правах рукописи

Караева Лейля Басхануковна


Английская литературная автобиография:

трансформация жанра в XX веке
Специальность 10.01.03 — литература народов стран зарубежья

(литературы Европы)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва


2010
Работа выполнена в отделе литератур Европы и Америки новейшего времени

Института мировой литературы им. А. М. Горького РАН




Официальные оппоненты:
доктор филологических наук

Екатерина Павловна Зыкова
доктор филологических наук

Татьяна Николаевна Красавченко
доктор филологических наук, профессор

Мария Константиновна Попова
Ведущая организация:

Пятигорский государственный лингвистический университет

(г. Пятигорск)

Защита состоится «20 » апреля 2010 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д.002.209.01 при Институте мировой литературы им. А.М. Горького РАН, по адресу: 121069, г. Москва, ул. Поварская, д. 25а.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН.
Автореферат разослан «___» _______ 2009 года.





Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук


Т. В. Кудрявцева

Общая характеристика работы

В XX веке жанр автобиографии приобрёл особую популярность. Его бурный расцвет, жанровое разнообразие, способность синтезировать различные родовые свойства, использовать различные коммуникативные стратегии, на фоне общего кризиса повествовательных форм, в особенности романной, способствовали повышению интереса к феномену автобиографии, а изучение этого жанра осознаётся актуальным и перспективным не только в современном литературоведении, но и в гуманитарных науках в целом.



Объект исследования – английская литературная автобиография ХХ века, а также классические образцы автобиографии, созданные в девятнадцатом веке и оказавшие заметное влияние на последующее развитие жанра.

Предметом исследования являются структурные особенности и эволюция жанра литературной автобиографии в ХХ веке. Главное внимание уделяется изменениям в автобиографическом каноне, ведущим к трансформации жанра. Автобиографии ХIX века рассматриваются в двойном аспекте: учитывается их роль и значение, во-первых, в подведении определённых итогов в трансформации жанра на рубеже двух эпох, двух литературных направлений романтизма и реализма, во-вторых, в последующем развитии как литературной автобиографии, так и литературы двадцатого века в целом, которое они не только во многом определили, но и в некоторых своих образцах, как, например, в «Исповеди» Де Куинси, предвосхитили.

Степень изученности темы и актуальность исследования. В российском литературоведении вопросами истории и теории жанра автобиографии активно занимались М. М. Бахтин, Ю. М. Лотман, Л. Я.Гинзбург, Г. Елизаветина, Н. А. Николина. В последнее время автобиография становится предметом междисциплинарных разысканий, ею занимаются представители российской школы историцистской философской антропологии Ю. П.Зарецкий, К. Г. Исупов, культурологии – В. Руднев, И. Л. Сиротина. В западном литературоведении в этой области выделяются труды таких учёных как Г. Миш, Ж. Гусдорф, У. Шумейкер, Х. Н. Уитеред, П. М. Спэкс, У. Спенджемен, Дж. Олни, Э. Брюс, Л. Петерсен, Дж. Пиллинг, Б. Финни, Ф. Лежён, Ж.Старобинский. Серьёзное теоретическое и критическое осмысление жанра автобиографии на Западе началось довольно поздно. Оно было отмечено выходом в 1956 году основополагающей статьи французского философа Жоржа Гусдорфа «Условия и границы автобиографии»1. В своей работе Ж. Гусдорф опирался на фундаментальный многотомный труд Георга Миша «История автобиографии» (Misch G. Geschichte der Autobiografie. Leipzig; Frankfurt a.M., 1907-1969. 4 Bd.), не потерявший своего значения и по сей день. Г. Миш рассматривает автобиографию как универсальный историко-культурный феномен, сопровождающий всю культурную историю человечества и использующий все формы самовыражения, от надписей на древних захоронениях Вавилонии, Ассирии и Египта до европейских автобиографий Нового времени. Ж. Гусдорф определяет специфическую цель автобиографии и её антропологическую значимость как литературного жанра исходя из того, что автобиография, воссоздавая и интерпретируя жизнь во всей её полноте и цельности, являет собой одно из средств самопознания. Новаторский характер работы Ж. Гусдорфа отмечен многими исследователями жанра, как отечественными, так и зарубежными. Так, Джеймс Олни, представитель ранних англо-американских теоретиков жанра, решающим фактором, определившим последующее восприятие и оценку автобиографии как литературного жанра, считает впервые обозначенный в этой статье перенос внимания с содержания автобиографии на собственное «я» автора, воссоздаваемое им в тексте.

Вопросы теории автобиографического жанра рассматриваются в сборнике «Автобиография.Теоретические и критические эссе» («Autobiography: Essays Theoretical and Critical» - 1980) вышедшем под редакцией Джеймса Олни. «Английская автобиография» (“English Autobiography”, 1954) американского учёного Уэйна Шумейкера, будучи, несомненно авторитетным трудом по истории жанра в Англии, прослеживая его судьбу, заканчивается 1946 годом. Английская автобиография XX века представлена в ней лишь именами Г. Уэллса и Г. Честертона. Дихотомию фактографичность / фикциональность, определяющую характер автобиографического жанра, пытается разрешить в своей книге «Замысел и правда в автобиографии» (“Design and Truth in Autobiography”,1960) английский исследователь Р. Паскаль. Отмечая как достоинство синтез художественного замысла и правду факта, характеризующие автобиографию на современном этапе, Р. Паскаль относит её к литературному жанру и полагает, что в таком качестве она заслуживает изучения не только как факт истории, но и как факт литературы.

При всей интенсивности научного поиска, единственной монографией, прослеживающей судьбу жанра литературной автобиографии в английской литературе, в динамике его почти векового развития, до 80-х годов прошлого века, является книга англичанина Брайана Финни «Внутреннее «я»: Британская литературная автобиография XX века» (“The Inner “I”: British Literary Autobiography of the Twentieth Century”, 1985). Масштабность авторского замысла обусловила несколько обзорный характер исследования, некоторую эклектичность жанровой классификации и терминологический разброс в определении жанра литературной автобиографии. Классификация автобиографий приобретает оценочный характер, а их рассмотрение в свете противопоставления основных автобиографических категорий, на основе которых выстраивается эта классификация – фактографичность / фикциональность; достоверность / недостоверность; родители / дети; личность / история; хотя и выявляют отдельные, значимые аспекты развития жанра литературной или, как её называет автор, «субъективной» автобиографии, но всё же не дают системной картины его эволюции.

Несмотря на то, что историю автобиографии начинают отсчитывать с «Исповеди»Августина, а английская автобиография существует на протяжении четырёх веков, чёткой и единой концепции данного жанра не существует. Часть исследователей, придерживающихся традиционного понимания, в их числе Рой Паскаль, считают, что наличие биографического материала, идентичность автора, рассказчика и героя, повествование от первого лица, линейная хронология являются обязательными для жанра автобиографии. Сторонники же свободного толкования: Ж. Гусдорф, У. Спенджемен, Дж. Олни, У. Шумейкер считают, что автобиограф имеет право представлять себя в любой форме, которую он сочтёт уместной и удобной, для них любое произведение, осуществляющее воссоздание личности автора, есть автобиография.



Определение автобиографии, предложенное французским литератором, теоретиком автобиографического жанра Ф.Лежёном в 1971г. в его книге «Автобиография во Франции» стало каноническим и до сих пор широко используется во многих работах отечественных и зарубежных исследователей жанра: «Автобиография является прозаическим текстом с ретроспективной установкой, посредством которого реальная личность рассказывает о собственном бытии, причём делает ударение именно на своей личной жизни, особенно на истории становления своей личности»2. Одним из критериев настоящей автобиографии Лежен считал единую, фиксированную позицию автора во времени, которая поддерживает ретроспективность повествования и обеспечивает связное, логически последовательное воспроизведение прошлого автора и его личности. Эти, далеко не бесспорные определения, или втискивают произведения в жёсткие рамки или приводят, в конечном итоге, к размыванию жанровых границ.

Актуальность диссертации определяется не только возросшим в последние годы читательским интересом к автобиографии и стремлением восполнить отсутствие в отечественной науке специальных работ, посвященных феномену литературной автобиографии, но и, в целом, логикой эволюции литературного процесса в XX веке. Проблематика диссертации представляется актуальной в свете возросшего интереса к документализму как категории поэтики, не отрицающей художественности жанра, но определяющей его востребованность со стороны читателей и интерес со стороны критиков и теоретиков литературы. Актуальность работы обуславливается также тем, что прослеживая жанровые трансформации, автор данной работы выявляет их обусловленность изменениями не только в эстетическом сознании, но и, в целом, в литературно-духовном и мировоззренческом комплексе эпохи, демонстрирует в процессе анализа универсальный характер духовного поиска, воплотившийся в XX веке в жанре литературной автобиографии. Анализ проблем эволюции жанра английской литературной автобиографии в предлагаемом автором триединстве её исторической, литературной и антропологической составляющих позволяет произвести ряд типологических наблюдений, способствует систематизации литературно-художественного процесса в целом.

Цель и задачи исследования: В рамках данной диссертации предпринимается попытка охарактеризовать английскую литературную автобиографию в динамике её развития в двадцатом веке, с учётом рецепции предшествовавшей эпохи, и выявить логику трансформации её повествовательной и логической модели в синкретическую литературную автобиографию двадцатого века, объединяющую исторический, литературный и антропологический жанры. Для достижения этих целей в работе решаются следующие задачи:

  • ввести в исследовательский оборот отечественного
    литературоведения новые тексты литературных автобиографий и расширить представление об уже известных источниках

  • проанализировать содержательные и поэтологические особенности избранных автобиографий, выявить присущую им специфику художественной образности

  • проследить рецепцию просветительской и романтической традиций в литературной автобиографии двадцатого века

  • исследовать закономерности развития литературной автобиографии в двадцатом веке и определить диапазон её жанровых изменений и их эпистемологическую обусловленность

Научная новизна и теоретическая значимость исследования определяются тем, что в нем впервые делается попытка рассматривать эволюцию жанра английской литературной автобиографии в XX веке в процессе взаимодействия со сложившейся автобиографической традицией и одновременного отталкивания от неё. Через анализ отдельных трансформаций в жанровом каноне прослеживается процесс модификации двух развившихся и утвердившихся в XIX веке моделей автобиографии - духовной и «светской» в литературную автобиографию XX века, выявляется влияние литературной автобиографии на развитие психологизма в литературе XX века, её решающая роль в переносе акцента с внешних реалий жизни на внутреннее становление личности, её психическое развитие. В научный оборот введены литературные автобиографии, не привлекавшие ранее внимания отечественных исследователей и не переводившиеся на русский язык, за исключением недавно переведённых автобиографий Э. Троллопа и Г.Уэллса и перевода «Исповеди» Де Куинси, неполного и весьма далёкого от оригинала. Весь цитируемый материал переведён на русский язык автором данного исследования. Теоретическая значимость диссертации определяется тем, что через конкретный, многоуровневый анализ текстов выявляются характерные черты литературной автобиографии XX века, определяются параметры жанрового смещения, основываясь на которых, автор работы приходит к выводу о том, что литературная автобиография выделяется в парадигматический жанр современной эпохи, объединяющий в себе исторический, литературный и антропологический жанры и реализующий множественность функций.

Методология исследования базируется на трудах М. М. Бахтина, В. Н. Топорова, Р. Барта, на работах психоаналитических школ З.Фрейда и К.Г.Юнга. Методологические и теоретические принципы работы базируются также на трудах западных и отечественных постструктуралистов и теоретиков постмодернизма (Э. Брасс, Ж. Женетт, Ж.Лакан, И.Ильин, В.Руднев, и др.). Автобиография рассматривается как коммуникативный творческий акт, способный воссоздать идентичность или субъективность писателя, при этом мы руководствуемся не общепринятым, но несколько устаревшим под влиянием факторов времени и истории определением автобиографии Ф. Лежёна, а правилами, предложенными американской исследовательницей жанра, представительницей постструктурализма, Э. Брас, отражающими главные отличительные черты этого акта, которые сохранились до сегодняшнего дня и будут прослеживаться в дальнейшем:

  1. идентичность автора, повествователя и героя.

  2. достоверность информации, правдивое изложение событий (читатели вправе удостовериться в их правдивости) независимо от того, касаются ли они частной жизни автора или же имеют общественную значимость.

  3. автобиограф должен верить в то, что он утверждает, независимо от того, верят ему или нет.

Трансформация жанра литературной автобиографии рассматривается нами в свете теории литературной эволюции Ю. Н. Тынянова. Введённые им в научный оборот понятия «эволюционный скачок», «смещение», «основные» и «второстепенные» черты жанра являются ключевыми в выявлении логики трансформации жанра. Исходя из предложенной Ж. Гусдорфом автобиографической концепции жанровой триады, включающей в себя три составляющих – историческую, литературную, антропологическую, мы рассматриваем последнюю как объединяющую две первых и превращающую литературную автобиографию в универсальный и постоянно обновляющийся жанр. Концепция антропологической значимости жанра литературной автобиографии основывается на положениях, изложенных И.Кантом в его работах «Логика» и «Антропология с прагматической точки зрения», где он включает в сферу антропологии четыре главных философских вопроса: 1) «Что я могу знать? 2) Что я должен делать? 3) На что я смею надеяться? 4) Что такое человек»?, «ибо три первых вопроса относятся к последнему»3, антропологическому.

Комплексный подход, который был положен в основу исследования, объединяет сравнительно-исторический метод, предусматривающий рассмотрение материала в его синхроническом и диахроническом срезах, с методом структурно-семиотического анализа. В диссертации используются мифопоэтический и междисциплинарный подходы, а также метод интертекстуального анализа. В процессе рассмотрения структуры сновидения и структуры мифа в литературной автобиографии двадцатого века мы ориентировались на работы Я. Э. Голосовкера, Е. М. Мелетинского, Н. Фрая, М.Элиаде, К. Г. Юнга. В стремлении использовать разные концепции мы опирались на мысль Е.Хализева: «сегодняшней теории литературы следует быть максимально открытой, «распахнутой» навстречу самым разным концепциям и при том критичной к любому направленческому догматизму»4.



Основные положения, выносимые на защиту:

1. Литературная автобиография именно в ХХ веке приобрела особое значение;

2. Литературная автобиография объединяет в себе исторический, литературный и антропологический жанры;

3. Жанр литературной автобиографии поочерёдно вбирает в себя религиозную, апологетическую, дидактическую, психотерапевтическую функции и становится многофункциональным сотериологическим жанром.



4. Литературная автобиография синтезирует различные родовые свойства, объединяет и трансформирует разнообразные автобиографические формы, использует поэтологические приёмы всех литературных направлений, вбирает в себя романные функции, превращаясь к концу XX века в метажанр.

Критерий достоверности полученных результатов и научная обоснованность диссертационного исследования обусловлены тем, что в работе рассматривается большое количество первоисточников. В диссертации собран, проанализирован и обобщён обширный материал, включающий в себя новейшие исследования по проблематике, охватывающей изучение жанра автобиографии в целом и его характерной для XX века формы – литературной автобиографии. Материал исследования составляют наиболее значительные автобиографии XIX-XX веков, являющиеся поворотными пунктами в эволюции жанра литературной автобиографии. Отбор анализируемого материала продиктован целями и задачами исследования и обусловлен его внутренней логикой. Автобиографии XIX века - «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум» Т. де Куинси, «Апология моей жизни» Дж. Г. Ньюмена, «Автобиография» Э. Троллопа вводят в жанровую проблематику ХХ века . Их анализ позволяет проследить не только некоторые ключевые моменты изменчивости жанра, заложенные в полистилистике, в мировоззренческой многомерности литературного пространства XIX века, но и акцентировать внимание на отчетливой полемической и преемственной связности английских образцов с различными версиями автобиографического сюжета в западноевропейской традиции. Эволюция жанра литературной автобиографии в первой и второй половине ХХ века выявляется на материале автобиографий Э. Госса, Р. Грейвза, Г. Уэллса, Д. К. Пауиса, К. Рэйн, Д. Лессинг, М. Эмиса.

Практическая значимость исследования определяется тем, что её результаты могут быть использованы при разработке современной теории жанра автобиографии, в вузовских курсах истории и теории западноевропейских литератур, а также при разработке спецкурсов, учебных и учебно-методических пособий.

Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях отдела литератур народов Европы и Америки новейшего времени Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН (2005, 2008, 2009 гг.); получили отражение в докладах на научной конференции «Английская литература от XIX века к XX, от XX – к XIX: проблемы взаимодействия литературных эпох» (ИМЛИ им. А. М. Горького - 15. 12. 2003 г.), Тертеряновских чтениях «Литература XX в. в её отношении с XIX в.» (ИМЛИ им. А. М. Горького – 15. 03. 2004 г.); на международных конференциях: «Английская литература в контексте мирового литературного процесса» ( Рязанский гос. пед. ун-т им. С. А. Есенина - Рязань, 2005), «Язык, культура, общество» (Ииститут языкознания РАН – Москва, 2007), «Российский и зарубежный читатель: национальное восприятие литературы» Литературный институт им. А. М. Горького – Москва, 2008); на межрегиональных и межвузовских конференциях и симпозиумах: «Язык, образование и культура в современном обществе» (Северо-Кавказский социальный институт – Ставрополь, 2006), «Алиевские чтения» (Карачаево-Черкесский государственный университет - Карачаевск, 2007), «Коммуникативная культура и формирование толерантности в полиэтнической образовательной среде» (Карачаево-Черкесский научный центр южного отделения ГАН «РАО» - Черкесск, 2009), а также в монографии и 9 научных статьях, в журналах, входящих в список, утверждённый ВАК, и других публикациях по теме диссертации, список которых помещен в конце автореферата. Результаты исследования используются в курсе лекций по истории зарубежной литературы в Карачаево-Черкесском филиале Московской, открытой социальной академии. Работа обсуждена в Отделе литератур Европы и Америки новейшего времени ИМЛИ РАН.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка. Общий объем работы - 324 страницы. Список использованной литературы включает 363 наименования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертации, излагается краткая историография проблемы, определяются основные цели, задачи и методы исcледования, его объект и предмет, обосновываются методологические основы диссертационного исследования, актуальность, научная новизна и практическая значимость.



В первой главе: «Английская автобиография: от XIX века к XX» рассматриваются наиболее значимые, репрезентативные автобиографии Х1Х века, являющиеся поворотными пунктами в эволюции жанра, которые или завершают традицию, или реализуют эволюционный скачок, предвосхищая таким образом дальнейшую трансформацию жанра в XX веке. К последнему из упомянутых выше типов относится «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум» (“Confessions of an English Opium-Eater”,1821) Томаса Де Куинси, анализируемая в первом параграфе «Автобиография Томаса Де Куинси: диалог с XX веком». Создававшаяся в эпоху, литературно-художественный и моральный климат которой определялся религиозной этикой протестантизма, не поощрявшей самокопания, сомнений, пристального внимания к своему внутреннему миру, «Исповедь» Де Куинси стала в английской литературе первой светской автобиографией в прозе, сосредоточившей внимание на внутреннем мире протагониста, на раскрытии и становлении собственного «я». Образцом, которому следовал Де Куинси, послужила поэтическая автобиография Вордсворта «Прелюдия» (“The Prelude or, Growth of a Poet's Mind”), в стихотворной форме исследовавшая становление внутреннего мира поэта как процесс, основы которого закладываются в детстве. В «Предварительной исповеди», первой части «Исповеди» Де Куинси, отражается взгляд автора на свои детские и юношеские годы, как на период жизни, определивший его дальнейшую судьбу курильщика опиума и опиомана-визионера. Де Куинси глубоко проникает в суть взаимообусловленности и причинной связи между внутренним миром ребёнка, с его гипертрофированным восприятием природы, времени, страдания, смерти, и повторяющимися фантастическими образами, которые являются взрослому человеку в его опиумных видениях, опережая З. Фрейда, утверждавшего, что в основе периодически воспроизводящихся структур сновидений лежат неразрешённые конфликты детского периода. Несмотря на название - «Исповедь», авторские интенции и язык отличают автобиографию Де Куинси от традиционной исповеди, будь то духовный её вариант или светский. Тема вины и раскаяния, определяющая для автобиографий его предшественников, активно отрицается самим автором. В отличие от языка религии или морали, Де Куинси использует медицинские термины, соответствующие состоянию болезни или здоровья. Цель, которую он ставит перед собой – на своём примере предостеречь и помочь многочисленным потенциальным жертвам опиума, для которых его рассказ может оказаться «полезным и поучительным», и попытаться избавиться самому от телесных и духовных страданий, причиняемых ему опиумными видениями, изложив их на бумаге. Эта цель обуславливает функциональное смещение жанра – от дидактической функции, характеризовавшей в целом жанр автобиографии нового времени, - к терапевтической, возобладавшей только в XX веке.

Смещение жанра выражается также и в том, что Де Куинси ставит в центр повествования своё бессознательное, находящее выражение в опиумных снах и видениях, осуществляет в своей автобиографии связь сознания и бессознательного. Предпринятая автором попытка анализа психофизиологических характеристик состояний сна предвосхищает открытия Юнга в области аналитической психологии и теории коллективного бессознательного.

В метатекстовом комментарии, вводимом в повествование с первой же страницы текста, автор не только определяет автобиографические установки, но и объясняет отклонения от правил. Де Куинси, издав при жизни свою «Исповедь», преступает сложившуюся жанровую традицию, согласно которой публикация автобиографии может быть только посмертной. Его решение «обнажить себя в своей книге, пред глазами публики», сбросить «покровы приличия» нарушает ещё одно, неписаное, правило автобиографического канона, характерное в большей степени для его английского варианта – “reticence”, как соблюдение сдержанности и неприемлемости публичных саморазоблачений.

Композиционная структура «Исповеди», кажущаяся поначалу несвязной и немотивированной, подчиняется логике авторского повествования, которую автор определяет в метатекстовом комментарии как «внутреннюю закономерность произведения». Её сущность заключается в том, что опорными элементами повествования, определяющими его дискретность и нелинейность являются структурные элементы, обозначаемые автором как «инволюции», являющиеся аналогами Вордсвортовских «мест во времени», в дальнейшем получившие название «эпифаний» у Дж. Джойса и уже под эти названием ставшие главными структурообразующими элементами текста в автобиографии К. Рэйн во второй половине XX века.

Жёсткая логика изложения сочетается с языком «взволнованной прозы». Впервые опробованная в «Исповеди» и получившая своё развитие в её продолжении – «Воздыханиях из глубины» (“Suspiria de profundis”), «взволнованная проза», (название, данное этому стилю самим автором), явилась художественным достижением Де Куинси. Характерной особенностью «взволнованной прозы» является её подчинение законам романтической поэзии. Ритм повествования определяется, в основном, чередованием оповещения, описательных фрагментов и резюмирования. Каждая глава предваряется обращением к читателю, в котором автор призывает «обратить внимание на краткие объяснения», где он, скрупулёзно, по пунктам, поясняет содержание и форму изложения, включая нарушение хронологической последовательности, доверительный тон повествования и возможные вопросы к автору. Таким образом, проявляются моменты авторефлексивности письма, которые тоже станут характерной чертой автобиографических текстов лишь в следующем столетии.

«Сырому» материалу жизни и его отражению и преобразованию в опиумных видениях и сновидениях даётся философское обоснование в «Воздыханиях из глубины», продолжении «Исповеди», состоящем из нескольких притч. В них Де Куинси обращается к размышлениям о том, что он сам называет «тайный смысл человеческого страдания», и что составляет главную тему «Воздыханий». Символические образы Дев Печали, алхимический образ «очистительного горнила», актуализируемые на нарративном уровне сочетанием «взволнованной прозы» и глобального метатекста, создают авторский миф, “Dream-legend”. Он воплощает идею страдания, как необходимого и неизбежного этапа на пути духовного поиска, пройдя через который человек «воскреснет прежде, чем умрёт». В этом автомифе явлена антиципация будущего в развития автобиографического жанра, реализованного как в ряде английских литературных автобиографий двадцатого века, так и в автобиографии швейцарского психолога К. Г. Юнга, оказавшей огромное влияние на эволюцию жанра в целом уже в двадцатом веке.

В «Исповеди» Де Куинси ярко проявились художественные и эстетические особенности романтизма с его исключительным вниманием к жизни духа, к внутреннему миру, с обращением к подсознательному в человеке. Романтическая традиция в его автобиографии представлена прежде всего такими поэтологическими принципами как отрицание обыденного и прозаического, присутствие иррационального, использование мифа, символа, иронии и гротеска. В то же время «Исповедь» представляет собой феномен литературной автобиографии, в которой проявились многие черты теории и практики автобиографического жанра, реализовавшиеся только в следующем веке. Это - глобальный метакомментарий, сопровождающий все уровни текста - тематический композиционный, стилистический, языковой; двойная перспективизация – взгляд из реального мира и из мира сновидений, которая превращается в мультиперспективизацию через диалог с читателем и стремлением встать на его точку зрения. Нелинейное повествование, подвижная повествовательная перспектива, отступления, сноски разбивают текст, делают его дискретным.

Появление этих новых черт, нарушающих уже сложившуюся автобиографическую традицию, подвергается анализу и объяснению в рамках авторского метатекста, в который автор, впервые в истории и теории жанра, вводит понятие палимпсеста, вошедшее в оборот критиков (Ж. Женетт) и писателей (К. Рэйн, Д. Лессинг) только во второй половине двадцатого века. Образная параллель, проводимая автором, подтверждает его сознательную установку на дискретность повествования, которая лишь подтверждает принцип «палимпсеста человеческого мозга».

«Исповедь» Де Куинси, будучи закономерным продолжением Вордсвортовской романтической традиции, объединяя жанровые традиции духовной и светской исповеди, и, одновременно, преобразуя их, представляет собой переходное явление, в котором отразилась не только смена и взаимодействие двух граничащих эпох, двух противоположных эстетических направлений, но и неожиданная соотнесённость с общекультурной парадигмой второй половины двадцатого века.

Во втором параграфе первой главы «

  1   2   3

  • Официальные оппоненты: доктор филологических наук Екатерина Павловна Зыкова
  • Общая характеристика работы
  • Степень изученности темы и актуальность исследования.
  • Актуальность диссертации
  • Цель и задачи исследования
  • Научная новизна и теоретическая значимость исследования
  • Основные положения
  • Критерий достоверности полученных результатов и научная обоснованность
  • Практическая значимость исследования
  • Объем и структура работы.
  • ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении
  • «Английская автобиография: от XIX века к XX»
  • «Автобиография Томаса Де Куинси: диалог с XX веком».