Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Андре Моруа. Олимпио, или Жизнь Виктора Гюго




страница1/51
Дата03.07.2017
Размер8.76 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51
Андре Моруа.

Олимпио, или Жизнь Виктора Гюго


-----------------------------------------------------------------------

Пер. с фр. - Н.Немчинова, М.Трескунов.

В кн.: "Собр.соч. в шести томах. Тт.5,6". М., "Пресса", 1992.

OCR & spellcheck by HarryFan, 28 March 2002

-----------------------------------------------------------------------

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА


Почему Гюго? Мне нечего искать заступников. К Жорж Санд меня привели

Марсель Пруст и Ален, но я не помню такого времени, когда бы меня не

восхищал Виктор Гюго. Я еще не знал грамоты, но уже с волнением слушал,

как мать читала нам "Бедных людей", в пятнадцать лет я был потрясен,

прочитав "Отверженных"; всю жизнь я открывал новые стороны его гения. Как

и многие читатели, я лишь постепенно постиг красоту его больших

философских поэм. И наконец, я прочел и полюбил последние стихи старого

Орфея и нашел в сборниках "Все струны лиры", "Мрачные годы" и "Последний

сноп" прежде неведомые мне шедевры.

Почему Гюго? Да потому, что он самый большой французский поэт и

необходимо узнать его жизнь, чтобы понять противоречивую натуру этого

гениального художника. Как этот осторожный, бережливый человек был вместе

с тем щедрым; как этот целомудренный юноша, этот примерный отец семейства

стал на склоне лет старым фавном; как этот легитимист превратился в

бонапартиста, а затем в патриарха Республики; как этот пацифист лучше всех

воспел знамена Ваграма; как этот буржуа предстал в глазах буржуа

мятежником, - все это должен объяснить каждый биограф Виктора Гюго. За

последние годы прояснился ряд обстоятельств его жизни, было опубликовано

много писем и записных книжек; я задумал обобщить разрозненные документы и

попытался добиться, чтобы из них возник облик человека.

В моей книге содержится множество неизданных текстов (письма Гюго к

госпоже Биар, к его снохе Алисе, к его внукам, к графу Сальванди, к

полковнику Шарра, письма Адели Гюго к Теофилю Готье и письма к ней Огюста

Вакери, выдержки из записных книжек Сент-Бева, письма Эмиля Дешана к

Виктору Гюго, Леопольдины Гюго к отцу, Джеймса Прадье к Жюльетте Друэ - и

так далее), но привлечение новых материалов не было главной моей целью. Я

отказался ввести в свою книгу многие письма, сами по себе интересные, но

не прибавляющие ничего существенного. Надо остерегаться, как бы не

похоронить своего героя под грудой свидетельств. Я не хотел также

отяжелять рассказ исследованиями поэтики Гюго, его религиозных убеждений,

истоков его творчества - все это уже сделано другими, и сделано хорошо.

Словом, я описывал жизнь Виктора Гюго, не больше и не меньше, стараясь не

забывать того, что в жизни поэта творчество занимает столько же места, как

и внешние события.

Я многим обязан исследованиям и комментариям тех людей, которые сейчас

лучше всех знают Виктора Гюго, - Раймону Эшолье, Анри Гиймену, Дени Сора.

Когда я собирал материалы в Доме Виктора Гюго, хранитель музея Жан Сержан

и его помощница Мадлен Дюбуа руководили моими поисками в их великолепных

коллекциях; в каталогах их выставок я почерпнул новые и очень полезные

сведения. Мои друзья в Национальной библиотеке - Жюльен Кэн, Жан Порше,

Жак Сюффель. Марсель Тома, Жан Прине - предоставили в мое распоряжение

рукописи, записные книжки и бумаги Виктора Гюго. Жан Помье любезно

разрешил мне опубликовать отрывки из посмертной статьи Сент-Бева,

находящейся в собрании Шпельбера де Лованжуля, а Марсель Бутерон разрешил

мне воспользоваться материалами из пятого (еще не изданного) тома писем

Бальзака к Чужестранке.

Щедро снабдили меня документацией госпожа Андре Гаво (урожденная

Лефевр-Вакери), госпожа Люсьенна Дельфорж и господа Жорж Блезо, Альфред

Дюпон, Жан Монтаржи, Филипп Эриа, Франсис Амбриер, Габриель Фор, Пьер де

Лакретель, чья мать была подругой Алисы Гюго-Локруа, охотно рассказал мне

то, что он знал о среде, в которой Виктор Гюго провел последние годы своей

жизни. Наконец, моя жена, с обычной своей добросовестностью, собрала для

меня драгоценную переписку. Без нее мне бы не справиться с задуманной мною

работой, самой обширной и самой трудной из всех, какие я предпринимал до

сих пор. Что касается меня, то я приложил все усилия к тому, чтобы, не

погрешив ни против благоговейного своего отношения к великому поэту, ни

против правды, последовательно рассказать все то, что при нынешнем

состоянии исследований известно о его жизни.

А.М.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВОЛШЕБНЫЕ ФОНТАНЫ



1. ПО КРОВИ ОН СЫН ЛОТАРИНГИИ И БРЕТАНИ...
О память! Слабый свет среди теней!

Заоблачная даль тех давних дум!

Прошедшего чуть различимый шум!

Сокровище за горизонтом дней!

Виктор Гюго
Около 1770 года в Нанси жил мастер ремесленного столярного цеха Жозеф

Гюго, пользовавшийся привилегией покупать для своих поделок лес,

сплавляемый по Мозелю, имевший, кроме мастерской, несколько небольших

домов в городе. Он был человек суровый, с крутым характером. Отец его

пахал землю в Бодрикуре, "по соседству с лотарингскими лугами, где

родились Жанна д'Арк и Клод Желе". В молодости он служил в легкой

кавалерии в чине корнета, то есть аджюдана. Променяв плуг на саблю, он

затем расстался с саблей ради рубанка: фамилия Гюго немецкого

происхождения, довольно часто встречающаяся в Лотарингии. В XVI веке некий

Жорж Гюго состоял капитаном гвардии и получил дворянское звание; некий Луи

Гюго был аббатом в Эстивале, а затем епископом Птолемаидским. Состоял ли

столяр Гюго в родстве с епископом? Никто этого не знал, но дети столяра

охотно уверовали в это и рассказывали, что Франсуаза Гюго, графиня де

Графиньи в письмах к их отцу называла его "брат мой". Жозеф Гюго имел от

первой жены, урожденной Дьедонне Беше, семь дочерей, а от второй -

Жанны-Маргариты Мишо - пять сыновей, и все пошли добровольцами в армию

Революции. Двое из них погибли под Висамбуром, а трое уцелевших стали

офицерами. После падения монархии военная карьера стала новой формой

перехода из одного класса в другой, а членов семейства Гюго, казалось,

инстинктивно тянуло к военному поприщу.

Третий сын - Жозеф-Леопольд-Сигисбер Гюго - родился в Нанси 15 ноября

1773 года. Густая пышная шевелюра и низкий лоб, глаза навыкате, толстые

чувственные губы и слишком яркий румянец - все это придавало бы

вульгарность его внешности, но выражение доброты, глаза, блестевшие умом,

и очень ласковая улыбка делали его обаятельным. Образование он получил у

каноников нансийского капитула, но рано прервал учение, так как в возрасте

пятнадцати лет пошел волонтером в армию. Он знал латынь, математику,

довольно хорошо писал в стиле своего века, и не только военные рапорты, но

и мадригалы, песенки, письма в духе Руссо, а позднее - причудливые романы,

полные всяких ужасов и катастроф. Человек веселый, приятный собеседник, он

был, однако, подвержен приступам мрачного настроения и тогда воображал,

что его преследуют враги. В 1792 году, будучи капитаном Рейнской армии, он

познакомился с Клебером - в ту пору командиром батальона, с лейтенантом

Дезексом и генералом Александром Богарнэ, первым мужем будущей императрицы

Жозефины. Солдаты любили капитана Гюго, находили, что он славный малый,

хоть и вспыльчивый, но отходчивый и, в сущности, при всей своей телесной

мощи, человек мягкий, правда, блиставший отвагой в сражениях.

Он действительно отличался храбростью, несколько раз был ранен, под ним

в боях были убиты две лошади. В 1793 году его послали на подавление

Вандейского восстания и назначили старшим адъютантом его лучшего друга

Мюскара, командовавшего батальоном. Гюго было тогда двадцать лет, а

Мюскару тридцать четыре. Мюскар был офицер кадровый, выслужился из солдат,

по национальности баск. В 1791 году, прослужив в королевской армии

семнадцать лет, он имел только чин старшего сержанта. Революция и война

дали ему наконец возможность выдвинуться. У него имелись данные,

необходимые в смутные времена для того, чтобы стать военным трибуном:

высокий рост, зычный голос, красноречие, прямота и, разумеется, отвага. За

шесть месяцев кампании он получил три повышения в чине. В 1793 году 8-й

батальон Нижнерейнской армии избрал его своим командиром.

Мюскар и Гюго были созданы для взаимного понимания. Оба крепко верили в

принципы 1789 года, были жизнерадостны, свободомыслящи, отличались

пылкостью и честностью. Как это бывает во всех гражданских войнах, война,

которую Конвент предписал им вести в Вандее, была жестокой. Какие приказы

они получили? Сжигать одиноко стоящие дома и, главное, замки, уничтожать

все сельские пекарни и мельницы, превратить мятежный край в пустыню.

Упорный, неуловимый враг, скрывавшийся то в перелесках, то за живыми

изгородями, то в канавах, то в оврагах, непрестанно тревожил

республиканцев, и они нервничали. И синие, и белые расстреливали пленных.

Леопольд Гюго, который был всем обязан Революция, разделял ее страсти; он

даже подписывался санкюлот Брут Гюго, но сердце его оставалось человечным,

и "разбойники Шаретта" скоро узнали, что этот синий не лишен чувства

жалости. Быть может, благодаря своей репутации человека великодушного

республиканский офицер Леопольд Гюго и встретил довольно благожелательный

прием у бретонки Софи Требюше, на старинной ферме, почти что замке,

Ренодьере в кантоне Пти-Оверне, когда он попросил там приютить на час его

измученных солдат.

Юная и стройная, миниатюрная девушка-бретонка с большими карими

глазами, энергичным и даже надменным личиком, с прямой линией носа, как у

античных греческих статуй, "могла похвастаться крепким здоровьем,

великолепным цветом лица, радовала взгляд своим решительным и задорным

видом. В легкой ее поступи, в гармоничных движениях было что-то изящное и

вместе с тем сельское..." Отец ее, имевший еще двух дочерей, был капитаном

корабля, приписанного к Нанту, торговал неграми, ее дед по матери,

господин Ленорман дю Бюиссон, занимал пост прокурора в гражданском и

уголовном суде Нантского судебного округа. Семейство Требюше и Ленорманы

при монархии были, "как все", монархистами. Буря Революции их разделила. У

Софи Требюше одни родственники стали белыми, а другие - синими; ее дед -

Ленорман дю Бюиссон, - судейский чиновник по своему положению и сутяга по

призванию, согласился стать членом Революционного трибунала в Нанте, что

не вызывало уважения у его внучки, возмущавшейся крайностями террора.

Софи Требюше, осиротевшую в детстве, воспитала ее тетка, госпожа Робей,

вдова нотариуса, - особа решительная, роялистка и вольтерьянка, привившая

свои взгляды и девочке. Госпоже Робен было шестьдесят лет, когда ей в 1784

году доверили воспитание племянницы. В 1789 году она благожелательно

смотрела на созыв Генеральных штатов, но в 1793 году, напуганная

жестокостями, имевшими место в Нанте, и казнями уважаемых ею людей, она

решила укрыться вместе с племянницей в маленьком городке Шатобриане, где у

них были родственники. Близ него, в самой середине края, охваченного

восстанием, находилось поместье Ренодьера, уже два столетия принадлежавшее

семейству Требюше.

Как все девушки, выросшие без матери, Софи Требюше обладала характером

решительным и независимым, вдобавок она не верила в Бога, была добра и

великодушна; она смело скакала верхом на лошади в окрестностях Шатобриана

по дорогам с высокими откосами; защитой ей служило свидетельство о

благонадежности, выданное девице Требюше, несомненно благодаря старику

Ленорману, якобинцем Карье, ужасным проконсулом Нанта, и она пользовалась

этим талисманом для того, чтобы спасать священников, не присягнувших

новому уложению о духовенстве, или устраивать побеги шуанам.

Ведь она тоже стала "горячей вандейкой, питавшей ужас перед деспотизмом

Конвента". По правде сказать, обеим этим женщинам, укрывшимся в

Шатобриане, оставалось только выбирать между двумя видами террора -

террором якобинских солдат и террором "разбойников", то есть шуанов.

Красный террор или белый террор. Поэтому Софи предпочитала маленькому

городу, раздираемому ненавистью, свой простой дом на ферме Ренодьере. Ей

нравилось ходить в сабо, работать в саду. В Пти-Оверне "мужики" еще

называли ее "наша барышня", как в старые времена. Эта независимая

амазонка, немало гордившаяся своими родственными связями с окрестным

мелким дворянством, стоическая душа, всегда занятая цветами, погруженная в

грезы, видевшая себя в смутных мечтах невестой некоего героя, с каждым

днем все больше привязывалась к таинственному краю, где она поселилась.

Маленькая армия синих, голодная, измученная, доведенная до отчаяния

ненавистью, которая ее окружала, в отместку грабила и убивала мятежников.

Бравый Мюскар - прекрасный человек, отнюдь не отличавшийся кровожадностью,

говорил со вздохом: "Прискорбно командовать войсками, когда они позорят

своих начальников". Тем не менее он проклинал "всех фурий, вероломных

негодяев, мегер", которые поддерживали отношения с шуанами и помогали им

устраивать засады на патриотов. Софи Требюше принадлежала к этой категории

вандейцев и разделяла их злобные чувства, тем более что в Ренодьере синие

однажды дали волю "кровавому разгулу и разврату".

И все же, когда в один прекрасный летний день 1796 года она,

возвращаясь с верховой прогулки в Шатобриан, встретила на дороге веселого

капитана Гюго, который "прочесывал" перелески в поисках

"разбойников-шуанов", у нее нашлось достаточно причин быть с ним любезной.

Во-первых, молодой офицер не нес ответственности за происходившую резню.

Она слышала, что он имеет влияние на Мюскара, и притом влияние

благотворное. А главное, подошедший крестьянин только что сообщил "своей

барышне": "Синие нагрянули. А тут совсем близко наши священники. Займите

остолопов". Она принялась (и очень успешно) кокетничать, тотчас

согласилась принять капитана Гюго с его солдатами и увела отряд в

Ренодьеру.

Подали фрукты и прохладительные напитки. Начался разговор. Молодой

капитан произвел впечатление. Он имел некоторое образование, мог

цитировать Тита Ливия и Тацита, декламировать стихи Вольтера, элегии

Парни, сам сочинял мадригалы и акростихи "в таком стиле, какой приятен

красоткам". Кроме того, он отличался грубоватой, но заразительной

жизнерадостностью, всегда готов был и петь, и сражаться. Мюскар сочинил в

его адрес следующую шутливую эпитафию:
Здесь спит краса и гордость батальона;

От смеха умер он и умирал, смеясь,

За мрачным Стиксом рассмешил Плутона,

И мертвые теперь признали смеха власть.


Завязать добрые отношения с могущественным в краю офицером было на руку

барышне Требюше, и она еще раз встретилась с ним. Она с любопытством

наблюдала за этим двадцатитрехлетним капитаном с чувственным ртом и

ласковыми глазами. А его самого, хоть он и возил за собою в походах, по

примеру своих начальников, доступную девицу, "пышногрудую, но скудоумную",

Луизу Буэн, именовавшую себя "женою Гюго", хоть он и хвастался, довольно

грубо, своими любовными победами, - его привлекала молодая бретонка,

обладавшая мужским умом и мужской храбростью. С ее стороны было искусным

политическим ходом пригласить Гюго и Мюскара к тетушке Робен. Двери

большинства домов в Шатобриане были закрыты перед офицерами Республики.

Тем более их тронуло радушное приглашение. Мадемуазель Требюше блистала

умом и такой свежестью, что казалась прелестной. Вскоре оба офицера

называли ее запросто - "Софи", а госпожу Робен - "тетушка". Со своей

стороны, Софи, испанская душа, заинтересовалась молодым капитаном. Он

спасал женщин, заложников, детей. Ей приятно было совершать с ним верховые

прогулки по дорогам Бокажа, идущим меж высоких откосов, и в беседах храбро

доказывать ему, что война против шуанов несправедлива. Гюго горячо защищал

Республику, но восхищался твердым характером очаровательной девушки и

гордился тем, что не посягает на ее честь, а она гордилась, что так смело

говорит с противником.

Недолго длилась эта странная идиллия. Мюскар поссорился со своим

генералом и из 8-го батальона Нижнерейнской армии был отозван Директорией

в Париж. Санкюлот Брут Гюго грустил, расставаясь с юной бретонкой. Тетушка

Робен тоже жалела об этой разлуке. Она была в достаточной мере философом,

чтобы принять новые времена, и не стала бы противиться браку своей

племянницы с офицером республиканской армии. Но Софи, мнение которой она

постаралась выпытать, заявила, что "брак нисколько ее не привлекает". Она

уехала в Ренодьеру возделывать свой сад. Однако Гюго и в Париже не забывал

"маленькую Софи из Шатобриана" и продолжал писать ей письма, хотя и держал

при себе для временного сожительства пышногрудую девицу Луизу Буэн. Гюго

писал Мюскару: "Я часто прижимаю ее к сердцу и чувствую сквозь два

прелестных полушария, как нарастает волнение, воодушевляющее мир!..

Задернем занавес..."

Удивительное дело - этим веселым и распутным офицером при всяких

неприятностях овладевала какая-то странная мания преследования. Когда

Мюскар, командир батальона, получил другое назначение, Гюго надоел штабу

жалобами на нового своего начальника, называл его "негодяем, которого

следует не только заковать в кандалы, но и предать смерти", "грязной

душой", "крокодилом, извергнутым водами Рейна". От недовольного

постарались избавиться, назначив его докладчиком военного совета -

должность, дававшая ему право получить квартиру на Гревской площади в

здании ратуши. В этой официальной резиденции он не имел права поселять

свою наложницу. Луиза Буэн немедленно исчезла, проявив и скромность, и

внезапно возникшее равнодушие, что было обычным в те времена, и капитан

мог на досуге мечтать о Софи Требюше. Она отвечала на его письма с

"крайней сдержанностью" и "целомудрием чувств", совсем не похожими на

"забавное краснобайство и шутливый тон", характерные для посланий

капитана. Но, может быть, сама эта сдержанность и пленяла его. Во всяком

случае, он сделал Софи Требюше предложение.

Она была круглой сиротой, была на полтора года старше жениха, нуждалась

в поддержке. Однако ее, по-видимому, совсем не соблазнял этот брак -

понадобились настояния всех ее друзей в Нанте, чтобы она дала согласие.

Она приехала в Париж в сопровождении своего брата; Гюго "ошеломил ее

своими любовными восторгами", и 15 ноября 1797 года их соединили

гражданским браком в мэрии IX округа, на улице Фиделите. Из брачного

контракта явствует, что у капитана Гюго, кроме жалованья, было некоторое

недвижимое имущество и доходы, невеста же выходила замуж без приданого -

поместье Ренодьера ей лично не принадлежало. Однако великодушный солдат

согласился заключить контракт на основе общности имущества, и, хотя жизнь

в годы Директории была очень дорога, он никогда на это не жаловался.

"Деньги, - говорил он, - это нерв войны, но только войны. А того, что я

имею, - для мирной жизни достаточно, я в долги не влезаю и забот не знаю".

Супруги прожили в Париже два года; Гюго был страстно влюблен в свою

умненькую бретоночку, а ей немного надоедали шумные разглагольствования

мужа и его вольные шуточки, ей досаждал чрезмерный любовный пыл этого

могучего мужчины с бычьей шеей. Но она все терпела, будучи женщиной

скрытной, упорной и властной. У нее остались очень плохие воспоминания "о

печальном времени, прожитом в древней ратуше, где в дни Революции

пострадали и картины, украшавшие стены, и сами стены". У молодых супругов

не было ни белья, ни посуды. Софи тосковала о Ренодьере, о своем саде, о

морском воздухе родной Бретани. Лучшим их другом стал секретарь трибунала

Пьер Фуше, сын нантского сапожника, старый знакомый семейства Требюше,

ровесник капитана Гюго, весьма, однако, отличавшийся от него

темпераментом, человек осторожный, целомудренный, заядлый домосед.

Воспитание, которое Фуше получил у своего дяди-каноника, более пригодно

было для ораторианца, чем для солдата. Разделяло друзей только одно:

политика. Докладчик дел был республиканец, а секретарь трибунала -

роялист, но оба в спорах не питали ненависти друг к другу.

Через несколько дней после женитьбы Гюго секретарь трибунала сочетался

браком с Анной-Виктуар Асселин и попросил капитана Гюго быть свидетелем в

мэрии. На свадебном обеде Леопольд Гюго наполнил свой бокал и воскликнул:

"Пусть у вас родится девочка, а у меня мальчик, и мы их поженим. Пью за

здоровье будущей семьи".

В Париже времен Директории, когда и в модах, и в шутках царила

нескромность, супруги Гюго посещали места всяких увеселений. Софи носила

воздушные одеяния, которые, как говорил ее муж с отвлеченной

непристойностью языка того времени, "дозволяли пытливому взору любоваться

самыми сокровенными прелестями красавиц". В "Идалийских садах", на углу

улицы Шайо и Елисейских Полей, где показывали весьма смелые живые картины,

как, например, "Соединение Марса и Венеры за прозрачной завесой облаков",

они встретили полковника Лагори, друга детства Софи Требюше. Виктор-Фанно

Лагори был уроженцем Майенны. Присоединившись к Революции, он сохранил

аристократические манеры, приобретенные в коллеже Людовика Великого, где

тогда преподавали монахи-иезуиты. Он носил прекрасно сшитый синий фрак,

синие короткие панталоны без выпушки, "черную треуголку с крошечной

кокардой" и белые перчатки. Короче говоря, в одежде его было строгое,

классическое изящество. Встреча с ним доставила Софи Гюго явное

удовольствие; несомненно, благородная сдержанность Лагори особенно

выигрывала по контрасту с шумной развязностью майора Гюго. Во времена

распущенности нравов молодой полковник со сверкающими, как алмаз, глазами

жил без любовницы. Этот стоик и мечтатель охотно читал по-латыни поэтов

Древнего Рима, любил и французскую поэзию. "У него был незаурядный, богато

оснащенный ум, и он умел его показать". Душа требовательная, гордая и

достойная любви. Полковник Лагори привязался к семейству Гюго, и они, в

свою очередь, платили ему дружбой: муж радовался, что нашел в его лице

покровителя, близкого друга генерала Моро, которого Директория послала с

важной миссией в Итальянскую армию; жена была довольна, что у нее появился

наперсник, умеющий хранить доверенные ему тайны, такой же скрытный, как и

она сама.

В 1798 году у супругов Гюго родился сын Абель, а в следующем году майор

отправился в армию, так как 20-я полубригада, в которую он получил

назначение, должна была войти в Рейнскую армию, горделиво именовавшуюся

Дунайской. Он перевез жену в Нанси. Адрес ее был тогда такой: "Нанси, в

старом городе, улица Маршалов, гражданке Гюго, проживающей у своей

свекрови". Унылая улица, угрюмый дом. Желтоватый мрачный фасад, темный

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51