Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Анатолий Житнухин Газзаев




страница3/17
Дата09.01.2017
Размер3.78 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Глава IV

ОСЕТИНЫ НЕ ПРЕДАЮТ
Есть много людей, в том числе и разбирающихся в футболе, которые склонны считать, что победа команды Газзаева в Кубке УЕФА – не более чем счастливое стечение обстоятельств. Философия их проста и в общем то по своему убедительна: футбол – игра, в которой всякое случается, мяч – круглый, и фортуна часто зависит от его непредсказуемого полета или отскока. Бывает, что и везет. Проводят аналогию с победой сборной Греции на чемпионате Европы по футболу 2004 года.

Но, думается, непростительно преуменьшать выдающееся достижение греков, а тем более принижать значение победы своего, родного, российского клуба. Способны на это только люди, далекие душой от настоящего спорта и… жизни.

Конечно, скептикам можно напомнить и о том, как достойно смотрелся ЦСКА в круговом турнире Лиги европейских чемпионов (вот тогда то действительно чуть чуть спортивного счастья не хватило, может, и к лучшему), или как армейцы буквально снесли со своего пути к финалу Кубка португальскую «Бенфику», белградский «Партизан», французский «Осер», итальянскую «Парму». Разговор об этом все равно получится скучным – у каждого болельщика еще свежи собственные воспоминания.

И все же на полуфинальных встречах с «Пармой» хотелось бы остановиться. Особенно на московском матче, проходившем на стадионе «Локомотив», когда ЦСКА одержал одну из самых красивых своих побед в турнире со счетом 3:0. Мало кто тогда из болельщиков подозревал, что итальянцы были обречены – может быть, знали об этом только Газзаев и его ближайшие помощники. И дело не в том, что «Парма» была тогда не в лучшем состоянии и, о чем трубила вся пресса, не испытывала особого желания бороться за Кубок. Находиться в двух шагах от почетнейшего европейского трофея и не бороться за него – кто же поверит в такую глупость?!

К тому времени многие забыли, что осенью 2002 года ЦСКА выбыл из борьбы за Кубок УЕФА, упустив необходимый для этого ничейный результат именно в игре с «Пармой», буквально за несколько секунд до финального свистка. Что и как говорил после этого в раздевалке Газзаев своим подопечным, можно представить. Напрасно пытались успокоить его помощники. Совсем некстати напомнили они, как немецкая «Бавария» на добавленных минутах отдала английскому клубу «Манчестер Юнайтед» фактически выигранную игру в драматическом финале Лиги европейских чемпионов.

«Запомните раз и навсегда, – произнес ледяным голосом Газзаев, – мы – не немцы, мы – русские, и ронять честь России не имеем права!»

У человека в таком состоянии слова идут только от души, и свидетельствуют они о многом. Газзаев – сын своего народа, который выше всего почитает понятия «честь» и «Родина». А приверженность осетин России имеет глубокие исторические корни.

В середине XVIII века вьгдающийся политический и государственный деятель Осетии Зураб Елиханов Магкаев вместе со своими единомышленниками убедил осетинское общество в жизненной необходимости присоединения к России. Иначе просто нельзя было сохранить обреченные на вымирание остатки мужественного народа, загнанного в горы несметными полчищами диких завоевателей. Некоторые соседи пытались отговорить осетин от этой затеи, а против посольства, направленного в Россию, строились откровенные козни.

Существовали и другие культурно исторические особенности осетинского народа, которые притягивали его к великому государству. Предки осетин – аланы приняли христианство раньше Киевской Руси, а аланский царь почитался в Византии наряду с русским.

После великого единения осетины всегда стремились достойно представить свой народ во всех сколько нибудь значимых деяниях Российского государства, раскрывая свои лучшие нравственные качества, такие как верность в дружбе, добросовестное исполнение своего долга, единство слова и дела.

Родина в опасности – осетин в седле.

Осетины принимали участие в Отечественной войне 1812 года, в Крымской кампании 1853–1856 годов, в Русско турецкой войне 1877–1878 годов, в Первой мировой войне. Вот лишь некоторые свидетельства их ратной доблести. Прославленный русский генерал М. Д. Скобелев отмечал: «Вообще, поведение Осетинского дивизиона по беспримерному самоотвержению и рыцарской храбрости выше всякой похвалы». Сохранился текст телеграммы брата царя, великого князя Николая Николаевича наместнику Кавказа: «С разрешения Государя пишу тебе просьбу выслать осетин, сколько можно, с лошадьми; осетины – герои, каких мало, дай мне их побольше. Прошу выслать как можно скорее. Осетины так работали, что буду просить им Георгиевского знамени».

До Октябрьской революции в рядах царской армии верно служили своему Отечеству тридцать семь осетинских генералов.

Неувядаемой славой покрыли себя народы Северной Осетии в годы Великой Отечественной войны. Более пятисот ее уроженцев участвовали в героической обороне Брестской крепости. Сформированная во Владикавказе 165 я стрелковая дивизия приняла боевое крещение в районе города Белая Церковь, грудью став на пути фашистских полчищ, рвавшихся к столице Украины.

Установлена на железнодорожной станции Харьков мемориальная доска: «Здесь в октябре 1941 года уроженец Северной Осетии рядовой Магомет Караев подорвал мост путепровод Большого Харькова вместе с танками и пехотой противника, совершив бессмертный подвиг».

Выдающийся советский военачальник дважды Герой Советского Союза генерал армии И. А. Плиев начал войну полковником. Под его командованием 50 я кавалерийская дивизия в тяжелые дни битвы под Москвой прорвала вражеский фронт и совершила беспримерный рейд по тылам противника, сея панику среди фашистов. Соединения Плиева участвовали в разгроме немцев под Сталинградом, прошли через самые тяжелые сражения, участвовали в освобождении Польши, Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии.

В сражениях за Москву впервые проявился полководческий талант Героя Советского Союза генерала армии Г. И. Хетагурова. В ходе Висло Одерской операции части под командованием Хетагурова штурмом овладели считавшейся неприступной фашистской крепостью Кюстрин, а позднее наносили сокрушительные удары по врагу при штурме Берлина.

Много и других памятных страниц внесли в славную летопись Великой Отечественной войны герои, которых дала стране Северная Осетия. При этом надо обратить внимание, что даже некоторые историки, отмечая вклад республики в Победу советского народа над фашизмом, впадают в определенное заблуждение. Часто упоминается о том, что среди осетин – 32 Героя Советского Союза. При этом забывается, что Северная Осетия – единая многонациональная семья народов, которые не делят между собой ни заслуги, ни радости, ни беды. И по праву считают, что за беспримерные подвиги в годы Великой Отечественной войны звания Героя Советского Союза были удостоены 75 уроженцев республики.

Есть в Осетии хорошая традиция: когда гости собираются за праздничным столом, за «тремя пирогами», первый тост провозглашается за Бога. Мудрость этой традиции проявляется в том, что кто бы ни находился за столом, будь он православный, мусульманин или иудей, он всегда будет чувствовать себя в едином дружеском кругу близких ему по духу людей.

Не будет преувеличением сказать, что все лучшие качества своего народа Валерий Газзаев впитал в себя с молоком матери. Именно они составили тот не всем видимый, но прочный стержень характера, который не раз помогал выдерживать многочисленные удары судьбы, идти напролом к поставленным целям, проявлять невиданную стойкость в окружении недругов и злопыхателей. Отсюда – и стремление постоянно быть не просто среди лучших, а первым среди лучших, болезненные переживания поражений и неудач. Уходил после крупных поражений, считая их унижением и позором для себя, и поднимался вновь.

Без этого нельзя понять, как из вспыльчивого и довольно заносчивого футболиста, которому первые успехи на поле заметно вскружили голову, вышел тренер, чье имя уже навечно вписано в историю отечественного футбола.
Длительное нахождение на скамейке запасных принято называть «прозябанием». Но Валерий в запасе орджоникидзевского «Спартака» не прозябал, по прежнему полностью выкладывался на тренировках, работая над техникой, ударами, скоростными качествами. Подолгу оставался на поле один после занятий, когда команда разъезжалась по домам. Что то подсказывало: «Вот вот пробьет твой час!» Тем временем игра родной команды была невыразительной и просто удручала – даже на своем поле сыграть вничью считалось едва ли не удачей. «Спартак» стремительно катился к вылету уже из первой лиги, а талантливая и амбициозная молодежь продолжала сидеть в запасе.

Все понимали, что необходимы кардинальные и срочные перемены. И они пришли вместе с назначением на должность главного тренера Казбека Туаева. Случилось это после первого круга, когда в активе команды насчитывалось лишь 5 очков.

В шестидесятые годы, играя за бакинский «Нефтчи» и сборную СССР, Туаев по праву считался одним из лучших правых крайних нападающих страны. Иногда, когда мы говорим: «Игрок от Бога», – мы не в полной мере задумываемся над смыслом этих слов. Казбек Туаев, пожалуй, в полной мере им соответствовал, поскольку наряду с незаурядным талантом обладал еще и непревзойденным даром интуиции. Когда Льва Яшина как то спросили, против каких нападающих ему особенно трудно играть, он назвал Туаева: «Тот в самый последний момент не знает, куда ударит, а то и вообще не знает, куда бьет. Как я могу угадать?» Иногда даже доходило до курьезов. Однажды Казбек стал героем матча, сделав «хет трик». На вопрос, как это ему удалось, будучи человеком скромным и предельно открытым, ответил: «Сам не знаю. Три раза подавал мяч на Банишевского, и три раза он залетал в „девятки“».

Некоторые полагают, что именно интуитивное понимание игры способствовало тому, что Туаев впоследствии стал большим тренером. Трудно удержаться от искушения напомнить о послематчевой конференции, которая состоялась в июле 2004 года, когда ЦСКА сыграл с «Нефтчи» вничью в гостевой игре отборочного раунда Лиги европейских чемпионов. Газзаев и Туаев сошлись тогда как тренеры соперники. Вот как прокомментировал ту встречу Туаев: «Матч получился весьма интересным. Мы много комбинировали со средними передачами, а ЦСКА поглощал расстояние длинными пасами. В итоге же получилась ничья. При этом могу сказать, что я не сомневаюсь – если бы сегодня московским клубом руководил Артур Жорже, мы бы наверняка победили». (Напомним, что в ответном матче в Москве армейцы бакинцев переиграли.)

Кстати, уже в наши дни Туаев с большой теплотой вспоминал орджоникидзевский «Спартак», который принял в нелегкое для него время: «Команда была великолепная. Когда я пришел, они все были молодыми ребятами, честолюбивыми, хотели много тренироваться, любили футбол по настоящему. Мне пришлось их немножко поддерживать, приводить в нормальное состояние, по существу. Они хорошие сами по своей натуре были футболисты, поэтому легко было с ними».

Надо сказать, что и Туаева приняли тогда тепло. Тем более что был он своим, осетином. Сделав ставку на молодежь, Туаев моментально вернул в основной состав Газзаева. И тот не подвел. В последних пяти решающих играх чемпионата команда одержала четыре победы и один матч свела вничью, причем пять из шести забитых мячей оказались на счету Валерия. «Спартак» сохранил прописку в первой лиге.

Но именно в это время, может быть впервые, Валерий осознал, что по высоким меркам большого футбола его игра еще далека от совершенства. Есть в футболе такое понятие: «Поставить игру». Включает оно многие компоненты: тактико техническую грамотность футболиста, понимание внутренних закономерностей игры, умение найти свое место на поле и целый ряд других тонкостей. Обладавший уникальным опытом игры на самом высоком, в том числе и на международном, уровне, Казбек Алиевич помог молодому нападающему по новому взглянуть на многие стороны футбола, заставил более вдумчиво работать и над повышением собственного мастерства.

В этот период и обратил внимание на Валерия один из опытнейших тренеров страны, наставник московского «Локомотива» И. С. Волчок. Однако вскоре выяснилось, что первая попытка Игоря Семеновича пригласить Газзаева в свой клуб изначально была обречена на неудачу. Про учебу в институте молодой футболист совсем забыл, а за заслуги, далекие от сельскохозяйственного поприща, в институте держать его больше не захотели. Отчислили за непосещаемость. К великому расстройству мамы, но, наверное, без особого ущерба для будущего сельского хозяйства страны.

Стал готовиться к поступлению на физкультурный факультет пединститута, но не успел. С неумолимой логикой, которую испытали на себе многие поколения нашей молодежи, последовал призыв в армию. Не будем лукавить, во все времена команды мастеров располагали «неформальными» возможностями сохранить при себе нужных игроков. Главное – подобрать с военкоматом «удобную» часть, в которой можно «совмещать» службу с игрой в футбол. Нашли такую часть и для Газзаева – в районе Грозного. Проводили и… забыли.

А там все выдалось, как и положено, по полной программе. Кто прошел «учебку», считай, прошел уже почти всё. Тяготы армейской жизни делили вместе с другом – призванным вместе с Валерием полузащитником орджоникидзевского «Спартака» Хасаном Мириковым.

Совершенно неожиданно на футболистов наткнулись представители ростовского СКА. И пригласили, точнее, забрали на просмотр. То, что увидел Валерий в расположении команды, его поразило. Это скорее напоминало призывной пункт, кандидатов – человек пятьдесят. Как за несколько дней в такой невообразимой кутерьме можно было отобрать стоящих игроков? Руководил всем этим бедламом начальник команды Владимир Караченцов, как потом выяснилось, бывший боксер. После отбора в соответствии с разнарядкой двадцать человек ему предстояло отправить обратно в часть. Валерий сразу почувствовал, что его участь предрешена, так как между ним и Караченцовым пробежал невидимый отрицательный заряд. Но пока тот ездил в штаб части оформлять документы, Газзаева зачислили в команду – сумел проявить себя в трех контрольных играх. «Ну ты даешь, боец, а я хотел тебя в часть отправить», – только и сказал Караченцов по возвращении.

Поначалу возможность играть в СКА Валерия обрадовала. Команда в 1974 году собралась крепкая и боролась за выход в высшую лигу (чего и добилась, заняв по итогам сезона в первой лиге первое место). Наставником ее был тогда авторитетный тренер Иосиф Беца, под руководством которого играли хорошо известные болельщикам старшего поколения игроки: Л. Назаренко, В. Цыбин, Г. Антонов, А. Чихладзе, Е. Александров, В. Гончаров. В 1976 году в памятной встрече на Монреальской олимпиаде между олимпийскими сборными СССР и Бразилии за бронзовые медали, закончившейся нашей победой со счетом 2:0, один гол забил именно Леонид Назаренко.

Но не все тренеры склонны экспериментировать и рисковать. Не стал этого делать в 1974 году и Беца, выпускавший за основной состав главным образом опытных и проверенных футболистов. Больше повезло Хасану Мирикову, который был поопытнее Газзаева, – он закрепился в «основе». Валерий же в основном выступал, причем весьма результативно, за «дубль» и лишь изредка заменял именитых игроков в главной команде.

Сложившаяся ситуация разрешилась неожиданно. Руководство орджоникидзевского «Спартака» в конце концов (спустя год!) добилось возвращения Газзаева в родную команду. При этом пришлось дать строгую «подписку о невыезде» за пределы Орджоникидзе – боец обязан был находиться рядом с частью. История умалчивает, было или не было нарушено это обязательство, но в сезоне 1975 года Валерий провел за «Спартак» 33 матча из 38 и стал лучшим бомбардиром команды.

Но это не слишком тешило его самолюбие. Не давала покоя мечта о высшей лиге.

Не зря все же считался И. С. Волчок опытнейшим наставником, умудренным нелегким профессиональным опытом. Так уж сложилось, что с «Локомотивом» той эпохи он звезд с неба не хватал. Не легко было переломить существовавшую тогда «традицию»: все открытые и воспитанные им «звезды» моментально оказывались в других столичных клубах: «Спартаке», «Динамо», ЦСКА, «Торпедо». Играть там считалось престижнее, да и путь к медалям разного достоинства выглядел короче.

Оказывается, не терял из вида Игорь Семенович талантливого нападающего из Орджоникидзе. И приглашение в «Локомотив» не заставило себя ждать.

Но, как и пять лет назад, переходу в Москву резко воспротивились в орджоникидзевском «Спартаке». Откровенно пугала эта перспектива и маму. При этом нельзя забывать традиционное: «Что люди скажут!» Но все это было, так сказать, лишь одной стороной дела. А с другой стороны, не поддержали затею Волчка и в Федерации футбола СССР (запомнили, как складывались отношения Газзаева с юношеской сборной!). Там сразу сказали: «Решай сам, но ты с ним натерпишься!»

Можно, конечно, сказать, что в чем то правы оказались футбольные функционеры. Однако видится, что понимал и без них мудрый тренер, на что шел. Но больно уж ему приглянулся этот игрок, не просто талантливый, но необычайно напористый на поле, боец до мозга костей, отдающийся каждой игре весь без остатка.

И тут случилось то, чего Волчок не ожидал вовсе. Три раза Газзаев писал заявления о зачислении в команду, три раза приезжал в расположение «Локомотива» и три раза сбегал обратно в Орджоникидзе. Казалось, что в этот период Валерий полностью потерял управляемость. Но не будем спешить делать выводы и попробуем понять, что теперь творилось на душе у человека.

Отрыв от родных мест и обычаев оказался намного тяжелее, чем он предполагал. Сразу обнажилась целая пропасть между тем, к чему привык, прикипел душой с раннего детства, и той, казавшейся совершенно непостижимой жизнью, которая с шумом и грохотом неслась по столичным улицам. Нельзя сказать, что Москва путала, но она выглядела чужой, совершенно непонятной и сулила какую то холодную и отталкивающую неизвестность.

Как правило, несколько дней Валерий работал в команде нормально, но затем начинал «бастовать»: категорически отказывался выходить на восстановительные тренировки, которые Волчок проводил во второй половине дня. Не помогали никакие увещевания. А ведь мы уже знаем, что Валерий был исключительно трудолюбивым, готовым заниматься с мячом по двадцать четыре часа в сутки. Приступ странных капризов заканчивался очередным отъездом домой. А вслед Волчок терпеливо отправлял своего тренера селекционера Александра Загрецкого, надеясь, что все в конце концов утрясется.

Но об одном все же тренер не догадывался: помимо всего прочего, вскружила парню голову любовь, причем любовь настоящая!

Не было бы счастья… Напрасно твердят опытные автолюбители начинающим водителям, что первая машина в жизни – учебная. Обманчивая податливость сверкающей, еще пахнущей заводской краской «тройки» ввела в заблуждение и Валерия. Выдача ордера на покупку автомашины в то время считалась одним из главных поощрений футболиста. Правда, мало кто из молодых игроков мог позволить себе оставить такую роскошь для собственного пользования. В условиях тогдашнего дефицита, как правило, автомобиль выгодно перепродавался, а вырученные средства шли на более насущные нужды. Туаев поставил Газзаеву условие: забьешь десять мячей – получишь ордер.

Погорячился тренер – необходимую «норму» Валерий выполнил за восемь матчей. И вот теперь безмятежно катился он в собственном авто по залитым сентябрьским солнцем улицам Орджоникидзе. Ощущение полного блаженства дополнял вид свисающих прямо над обочинами спелых золотистых груш. Почему бы не попробовать прямо на ходу сорвать одну из них?

С временным пристанищем для разбитых «жигулей» помог Туаев: отогнали машину во двор его брата. Когда возвращались, Валерий, как бы невзначай, поинтересовался, что за девушка открыла им дверь. «Что, понравилась?» – «Я первый вопрос задал!»



Была эта девушка племянницей Казбека Алиевича и звали ее Бэллой. Так все и началось. Хоть и взаимными чувства оказались, но без проблем не обошлось. Пришла пора знакомиться с родителями Баллы. Отец ее, Виктор Петрович, был тогда начальником цеха консервного завода, а мама, Ульяна Владимировна, работала в ателье закройщицей. И они Валерию понравились, и Валерий пришелся им по душе. Но вот только насторожило Виктора Петровича занятие Валерия – футболист. Не получится нормальной семьи, если молодой муж все время в разъездах будет. Поэтому Бэлле отец прямо сказал: «Не выдержишь такой жизни, сбежишь – пеняй на себя!»

Пришлись эти дебаты как раз на ту пору, когда Валерий переходил в «Локомотив». Не мудрено, что заметался он между Москвой и Орджоникидзе. Только приедет в столицу – все тянут назад. Бэлла, находясь под влиянием родителей, не рвалась в неизведанную даль. Надо думать, что не обходилось и без Казбека Туаева, который никак не мог смириться с потерей талантливого футболиста. Даже когда (в четвертый раз!) Валерий принял твердое и окончательное решение играть в «Локомотиве», он послал в Москву его маму Ольгу Семеновну и своего администратора Леонида Розенфельда, чтобы те снова попытались уговорить его вернуться домой.

Все еще теплилась у него надежда на возвращение Газзаева в Орджоникидзе.

Часть II

ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ
Глава I

ПРОЛОГ ПОБЕДЫ
В книге первого президента Республики Северная Осетия – Алания А. X. Галазова «Пережитое» есть слова, посвященные родным и близким людям. Собственно, этими словами книга и заканчивается: «Я не смог уделить им должного внимания в период моей бурной общественной деятельности. Но именно они стали моей надежной опорой, когда от меня отвернулись „верные товарищи по работе“. Именно они помогли мне вернуться из виртуального, призрачного мира власти в нормальную жизнь».

К своим близким людям Ахсарбек Хаджимурзаевич относит и Валерия Газзаева…

На торжествах во Владикавказе по поводу представления Кубка УЕФА тысячи поклонников футбола встречали и чествовали А. X. Галазова не менее тепло, чем главного виновника события – В. Г. Газзаева. Имена двух этих людей жители Северной Осетии связывают друг с другом не случайно. Так же, как и выдающуюся победу ЦСКА с событием, свершившимся в республике в 1995 году. Именно тогда Газзаев привел «Спартак Аланию» к победе в чемпионате России по футболу. И, кстати, тогда был признан лучшим тренером страны, причем уже во второй раз за свою тренерскую карьеру.

В первый раз – когда вывел владикавказский «Спартак» в высшую лигу, что и стало прологом к его карьере большого тренера.
Когда зимой 1976 года Газзаев перешел в столичный «Локомотив», стало ясно, что замены в орджоникидзевском «Спартаке» ему нет и не предвидится. Начавшая было набирать обороты команда очередной сезон закончила лишь на пятнадцатом месте. Потянулись годы неудач и посредственных результатов.

Будет преувеличением сказать, что в течение всей московской жизни Валерия преследовало чувство вины. Но вот сознание того, что он в долгу перед земляками, не покидало. И особенно неловко становилось, когда приезжал погостить в родном доме: нет нет да и напомнит кто нибудь о том, что в непростое время оставил «Спартак». Поэтому, когда перед окончанием Высшей школы тренеров получил от руководства республики предложение возглавить команду, долго не раздумывал. Случилось это в 1989 году. Удержав разваливавшуюся команду в первой лиге, молодой и честолюбивый тренер сумел заразить своих игроков жаждой успеха.

Хотя поначалу руки едва не опустились. Первое свидание с командой врезалось в память на всю жизнь. На поле выстроился весь наличный состав – всего девять футболистов, среди которых было два вратаря и семь полевых игроков. Одеты кое как: футболки разные, кто в бутсах, кто в тапочках. После такой встречи посчитал, что его тренерский дебют станет и завершением тренерской карьеры. А дело все было в том, что, когда работавшего здесь перед Газзаевым Олега Романцева пригласили в московский «Спартак», пятеро или шестеро москвичей, которые играли у него, отправились вслед за ним домой. Кстати, был среди них и будущий игрок сборной страны Василий Кульков.

Первые две недели ушли на то, чтобы набрать более менее подходящих игроков, которых хотя бы в заявочный лист можно было включить. Все это совсем не вязалось с представлением Валерия Газзаева о том, с чего он будет начинать.

В любой цивилизованной стране работу успешного тренера принято серьезно анализировать. Делается это в общих, национальных интересах совершенствования тренерской школы, развития и популяризации футбола. К Газзаеву у нас отношение сложилось особое: его достижения не анализируются, а объясняются. У людей, не склонных связывать успехи в тренерской карьере Газзаева с очевидными для миллионов любителей футбола закономерностями, вытекающими из его огромной и напряженной творческой работы, неукротимой энергии и личных человеческих качеств, за последние годы сложился стандартный набор таких «объяснений». Самое популярное из них: за Газзаевым всегда стояли большие деньги.

Когда Валерий Георгиевич впервые принял орджоникидзевский «Спартак», больших денег, как известно, еще ни у кого не было. Не проблема: одна влиятельная центральная газета, совершив небольшой экскурс в историю, обнаружила, что его команде покровительствовал Северо Осетинский обком КПСС. Это, надо полагать, еще серьезней, так как в то время все слышали о несметных скрываемых сокровищах – «золоте партии».

Трудно ввести кого нибудь в столь наивное заблуждение. Все хорошо помнят, что руководящей верхушке коммунистов тогда было уже не до футбола. Не в силах предотвратить надвигающийся на страну разрушительный вал, они решали другую задачу: как бы самим выжить.

Газзаеву пришлось создавать команду, строить и созидать в условиях, когда все вокруг трещало по швам, а над Кавказом сгущались тучи межнациональных распрей. К счастью, нашлись в республике люди, которые в этой обстановке понимали огромную роль футбола, объединяющего и примиряющего людей. К их числу относился председатель Совмина Северной Осетии С. В. Хетагуров. Без его участия возрождение команды оказалось бы невозможным.

Обратился Газзаев за поддержкой и к своему старому ДРУГУ, министру финансов Р. X. Цаликову. Пришел к нему не с пустыми руками – с разработанной программой на новый сезон. Программа покорила Цаликова своей обстоятельностью, видимым профессионализмом и ввергла в полное замешательство конечной целью: выйти в новом сезоне в высшую лигу. Это с семнадцатого то места, занятого накануне в первой лиге! Но у Валерия Георгиевича уже был и другой влиятельный союзник – выдающийся спортсмен Сослан Андиев, ставший к тому времени министром по спорту и туризму. Решили попробовать.

Первая проблема, с которой столкнулся Газзаев как тренер, – это принцип подбора игроков. Предшественники, как правило, делали ставку на «варягов», далеких от коренных интересов клуба. Многих пришлось уволить. Но легко сказать – уволить, на деле для тренера расставание со многими игроками является одной из самых тяжелых процедур, требующей огромных душевных затрат. Ведь приходилось рвать отношения и с авторитетными футболистами, которые по тем или иным причинам оказывались для команды балластом.

Костяк обновленной команды орджоникидзевского «Спартака» Валерий Георгиевич сколотил из местных дарований: Артура Пагаева, Игоря Качмазова, Сергея Газданова, Станислава Цховребова. Но самым бесценным приобретением стал Бахва Тедеев. Он успел отличиться ярким дебютом в тбилисском «Динамо», но поскольку грузинские футболисты в чемпионате страны 1990 года участвовать отказались, решив проводить свое национальное первенство, предпочел играть во Владикавказе. 1 Вместе с ним пришел в команду и Инал Джиоев. Из московского «Динамо» были приглашены проверенные в сражениях ветераны – Виктор Васильев и Александр Новиков.

О Новикове разговор особый. Ему тогда уже исполнилось 35 лет, и многие не понимали решения Газзаева. Но Валерий Георгиевич был убежден не только в высочайшем профессионализме Александра. Ему нужен был человек, который своим авторитетом, жизненным опытом, искусством общения мог бы помочь сплотить обновленный коллектив футболистов, обеспечить его правильный настрой. И он не ошибся. Более того, Новиков прекрасно отыграл еще два сезона и после ухода Газзаева возглавил команду, смог добиться с ней серьезных успехов.

Начинающему тренеру предстояло выбрать линию собственного поведения и взаимоотношений с командой. Не вызывало сомнений одно: следует твердо взять в собственные руки бразды правления, команда должна быть полностью контролируемой. Уже в предсезонье удалось приучить всех игроков к твердой дисциплине и пунктуальности. Собрания и накачки ушли в прошлое. В профессиональном футболе существует единственный метод поощрения и наказания – денежные премии и штрафы. Штрафами стали сурово караться даже незначительные опоздания на сборы и тренировки.

Чему и какому футболу надо учить подопечных? Газзаев много думал над этим еще в тренерской школе, анализируя опыт Никиты Симоняна, Александра Севидова, Константина Бескова, Валерия Лобановского. В общих чертах было ясно, что ни в коем случае нельзя «зацикливаться» на тех представлениях, которые сложились у тебя в то время, когда ты сам играл, выходил на поле в качестве футболиста.

Твой авторитет классного игрока тебе здесь не помощник. Футбол на месте не стоит, и собственный опыт может сыграть злую шутку, что и происходило с некоторыми выдающимися футболистами, потерпевшими неудачи на тренерской работе. Подопечных нужно учить современному футболу. Вернее тому, как ты его будешь понимать. А верность или ошибочность твоих взглядов рассудит игра, а точнее – ее результат. Однако хорошо известно, что результат часто вступает в противоречие с зрелищностью и красотой футбола – здесь предстоит еще найти золотую середину.

Особое место в тренерской элите предшественников Валерий Георгиевич всегда отводил Лобановскому. Хоть и немного времени провел он в составе сборной СССР под его руководством, однако успел познать, что значит железная дисциплина и порядок в команде. «Ни у кого другого ни до, ни после Лобановского, – отмечал Газзаев, анализируя свои первые шаги в качестве тренера, – я не встречал такого высокого уровня организации всего, что связано с подготовкой к матчу. Впечатление было очень сильное. И я храню его, стараюсь применять полученный тогда опыт, хотя по подходу к постановке игры мы совершенно разные люди. Я, например, считаю, что программа и прагматизм в футболе – хорошо, но футбол – это все таки прежде всего игра, и те рамки, в которые были поставлены Лобановским прекрасные игроки киевского „Динамо“ семидесятых – восьмидесятых годов, оказались тесными, узкими для них, ущемляли их индивидуальность. Тонкого, изящного творчества в игре киевского „Динамо“ практически не было. Конечно, должна существовать основная схема игры, без которой невозможна сама ее постановка, но элементы импровизации, если хотите, свободомыслия игроков то и дело должны проявляться, не нарушая общего рисунка, основной канвы. Иначе футбол становится сухомятиной, а не зрелищем. И в то же время большие победы не мыслимы без жесткой дисциплины, порядка. Связать эти аспекты игры воедино – труднейшая, но интереснейшая задача для тренера». Уместно обратить внимание, что эти слова были сказаны еще при жизни Валерия Васильевича.

Помимо организации тренировочного процесса приходилось решать массу сложнейших организационных вопросов. Инфраструктура всего нашего футбольного хозяйства безнадежно отстала от времени, стояла в стороне от преобразований в экономике, которая подверглась коренному реформированию. Ни для кого не секрет, что долгие десятилетия большой спорт, являясь по сути профессиональным, неуклюже маскировался под любительский. Не составлял исключения и футбол. На рубеже восьмидесятых – девяностых годов это противоречие резко обострилось. Работать по старинке больше было нельзя. В то время орджоникидзевский «Спартак» формально принадлежал местному автотранспортному предприятию, которое само уже в новых условиях хозяйствования «лежало на боку» и едва сводило концы с концами. Поэтому Газзаев решительно взялся за перестройку структуры клуба, перевод его на «капиталистические рельсы». Результатом этой работы явилось создание профессионального футбольного клуба «Спартак», официальной датой рождения которого стало 28 июня 1989 года.

Начало сезона 1990 года для владикавказцев не выглядело обнадеживающим. Но в четвертом туре спартаковцы победили краснодарскую «Кубань» на ее поле – 2:0, а через неделю порадовали своих поклонников крупной победой – 5:2 – над «Зенитом», еще шесть лет назад носившим звание чемпиона СССР. Еще более убедительно был переигран в следующем туре бакинский «Нефтчи», считавшийся, как и «Зенит», фаворитом турнира, – 4:0. Со счетом 6:2 был сокрушен «Кайрат»… Уже обеспечив себе выход в высшую лигу, в завершающих матчах чемпионата спартаковцы обыграли «Кубань», «Ростсельмаш», а в предпоследнем туре, забив четыре мяча динамовцам Ставрополя, стали недосягаемыми для соперников, заняв первое место.

Дебют состоялся, яркий и впечатляющий. После двадцатилетнего перерыва владикавказский «Спартак» под руководством Газзаева не вышел – буквально вломился в высшую футбольную лигу страны. На этот раз надолго. И чтобы создать эту неудержимую команду из заурядного, прозябающего на задворках первой лиги клуба, Валерию Георгиевичу понадобилось фактически всего несколько месяцев. Одновременно в нашем футболе произошло и рождение нового большого тренера.

Чем эта победа стала для Газзаева? Прежде всего самоутверждением на новом поприще. Вдохновляло то, что удалось доказать себе главное: ставка на атакующий футбол оказалась верной. Приверженность этому футболу сохранилась и впоследствии, выразилась она в широко известном его заявлении: «Если бы в моем распоряжении было пять классных нападающих, все они выходили бы на поле в основном составе».

Был также доволен Валерий Георгиевич тем, что его поняли в команде и что его требовательность по самым высоким меркам порождала не отчуждение, а взаимопонимание. А главное, почувствовал, что нашел себя в этой работе, обрел новые силы и желание идти дальше. Вновь проснулась жажда побеждать.

Со стороны могло показаться, что первый успех пришел легко и непринужденно. Но это было вовсе не так. За этот сравнительно короткий период Газзаев выполнил во Владикавказе такой физический объем работы, которого хватило бы иным его коллегам на несколько лет. Верная спутница жизни Бэлла Викторовна в очередной свой приезд с детьми из Москвы только ахнула, когда поняла, на какую стезю ступил Валерий, а в душе надолго поселились тревога за мужа, вечное беспокойство и… сострадание, проявление которого он никогда не любил. Откровенно тяжело было ей видеть, как он переживает за исход каждой игры и как угнетающе действует на него любая неудача. Домой приходил за полночь, ужинал и, совершенно обессиленный, еще долго не мог уснуть. А в шесть утра подъем. Счет выкуренным за сутки сигаретам пошел на пачки…

Дебют не прошел незамеченным. И сразу же по окончании сезона поступило приглашение возглавить московское «Динамо», которое открывало захватывающие дух горизонты. Возглавить один из самых знаменитых клубов страны – это не только честь. Это возможность воплотить в жизнь самые заветные и смелые идеи, свою концепцию тотального, агрессивного и зрелищного футбола на самом высоком уровне. От таких предложений не отказываются.

Но… опять на пути вставало пресловутое: «Что люди скажут!» Газзаев понимал, что не все поймут такое решение. Тем более было ясно, что выход «Спартака» в высшую лигу еще не означает, что команда готова выдержать борьбу на качественно новой ступени, с клубами иного масштаба. Любой любитель футбола прекрасно знает, что высшая и первая лиги – это «две большие разницы». Валерий Георгиевич предложение принял, но при этом добросовестно выполнил и просьбу местного руководства остаться во Владикавказе до весны, чтобы подготовить «Спартак» к новому сезону. Укрепляя состав, работал на перспективу. Именно тогда он пригласил в команду Заура Хапова, Назима Сулейманова, Велли Касумова, Петра Нейштетера, Шамиля Исаева, Сергея Тимофеева. Забегая вперед, скажем, что фундамент ему удалось заложить прочный: в 1992 году под руководством преемника Газзаева – Александра Новикова команда завоевала серебряные медали первого чемпионата России.

Отъезд Газзаева в апреле 1991 года в Москву многие болельщики владикавказского «Спартака» восприняли с нескрываемым неудовольствием. Даже стекла в его доме били. Особенно много неприятных минут пришлось пережить во время очередного матча «Спартак» (Владикавказ) – «Динамо» (Москва), который москвичи к тому же выиграли. Чего только не пришлось ему услышать от местных болельщиков в свой адрес!

В народе бытуют две незатейливые, близкие по смыслу поговорки: «Что Бог не делает, все к лучшему» и «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Они почему то всегда приходят на ум, когда задумываешься над непростым, напоминающим причудливо изломанную линию, жизненным путем Валерия Георгиевича. Не всегда он был в ладах с ее величеством Фортуной. Например, будучи признанным бомбардиром высшей лиги и обладая прекрасно поставленным ударом, на протяжении всей своей карьеры футболиста безбожно «мазал» пенальти.



Отвернулась судьба от него и в памятном матче Кубка УЕФА между московским «Динамо» и франкфуртским «Айнтрахтом», состоявшемся 17 сентября 1993 года и закончившемся сокрушительным поражением динамовцев со счетом 0:6. Сразу же после игры, на пресс конференции, Газзаев объявил об отставке. «Для меня тот матч стал тяжелым душевным потрясением и тяжелым ударом по самолюбию, – вспоминает Валерий Георгиевич. – Я не стал искать оправдательных причин, поступил так, как подсказало сердце. Помню, как тренер „Айнтрахта“ воскликнул: „Что вы делаете? Мы недавно тоже в важном матче со счетом 2:5 проиграли, но я же никуда не ушел!“»

Тот уход был воспринят по разному. Большинство отнеслись к нему как к акту большого гражданского мужества – ведь Газзаева с его должности никто не снимал. Некоторые посчитали проявлением слабоволия. Но мы то знаем, уж чего чего, но воли нашему герою не занимать.

Как бы то ни было, но этот поступок привел в конечном счете к тому, что Газзаев в 1994 году снова оказался в родном Владикавказе.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

  • Часть II ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ Глава I ПРОЛОГ ПОБЕДЫ