Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Анатолий Житнухин Газзаев




страница14/17
Дата09.01.2017
Размер3.78 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Часть VI

ВОСХОЖДЕНИЕ
Глава I

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ?
Мужчине свойственно в течение всей своей жизни, независимо от возраста, ощущать себя мальчишкой. Газзаев не исключение. Живет в нем бесшабашный парень из владикавказской Турханы. Горячий и наивный, гордый и застенчивый, со своими принципами чести, готовый отстаивать их так, как подсказывают не только рассудок, но и чувства.

С эмоциями он, конечно, не в ладах, зато зла на душе не держит. У многих остался в памяти матч второго круга сезона 2005 года, в котором армейцы встречались с футбольным клубом «Москва». Запомнилась та игра очевидными серьезными ошибками арбитра, за которые досталось ему на орехи от Газзаева. Много нелицеприятного высказал сгоряча Валерий Георгиевич и в адрес руководителей команды «горожан». Каково же было удивление журналистов, увидевших, как на следующий день в перерыве тренерского семинара Газзаев за чашечкой кофе мирно и увлеченно что то обсуждал с тренером «Москвы» Леонидом Слуцким.

Хорошо известно, что вспыльчивость – особенность натуры искренней: что то прятать за спиной или утаивать в себе не в привычках Валерия Георгиевича. Естественно, всё, что от других исходит, тоже за чистую монету принимает.

Вот задают ему на пресс конференции наболевший у некоторой части журналистов вопрос:

«Со стороны кажется, что в сравнении с самим собой двухлетней давности вы стали более философски относиться к окружающему, спокойнее реагировать на критику. Это помогает в работе

Не лукавит Валерий Георгиевич, когда отвечает утвердительно: с годами, мол, и стареем, и мудреем. И все окружающие несказанно довольны ответом – ведь сам Газзаев подтвердил, что изменился он за последнее время.

То, что Газзаев неузнаваемо изменился за короткий срок, с удивительной настойчивостью повторяется на страницах газет и в телепередачах. Ведь в это должны непременно уверовать болельщики, все знающие его люди и, конечно, сам Валерий Георгиевич.

Но, как ни странно, он убежден совершенно в обратном: в пятьдесят лет люди не меняются!

И действительно: те, кто хорошо знает Газзаева, существенных перемен в нем не заметили.

Так почему же кому то очень хочется представить дело так, что «в сравнении с самим собой двухлетней давности» он изменился и как человек, и как тренер? Ответ прост: «двухлетняя давность» – это тот самый 2003 год, который ознаменовался беспрецедентной травлей Газзаева на постах тренера сборной России и команды ЦСКА. Теперь некоторые участники памятной всем вакханалии на страницах печати свои публикации той поры с нежностью называют критикой. И мнятся им внезапные перемены в Газзаеве не случайно: значит, пошла на пользу Валерию Георгиевичу их «критика». Вроде бы как перевоспитался. И сразу же добился выдающихся результатов.

Великий литературный критик В. Г. Белинский в свое время писал: «Есть вещи, которые стоит только назвать по имени, чтоб дать о них настоящее понятие». Если называть вещи своими именами, то перед нами предстанет совершенно иная картина: Газзаев добился выдающихся результатов не потому, что признал правоту своих «критиков», а потому что не поддался травле и гонениям.

Когда во второй половине 2004 года вернулся он к обязанностям тренера ЦСКА, то действительно значительно спокойнее стал реагировать на адресованные ему публикации. Во первых, твердо решил для себя, что впредь не следует тратить силы на бессмысленную борьбу с ветряными мельницами. Во вторых, мнениями нашей спортивной прессы в этот период он особенно не интересовался, так как надо было в предельно сжатые сроки готовить команду к участию в Лиге чемпионов, а также преодолеть возникшее отставание команды от лидеров российского первенства. Ну а кроме того, не рассчитывал Валерий Георгиевич обрести себе среди пишущей братии единомышленников. Как выяснилось, прав был.

Казалось, ведь никого не разочаровал ЦСКА той игрой, которую он показал осенью 2004 года в матчах Лиги чемпионов с «Порту», «Челси», «Пари Сен Жермен». Наконец то мы увидели футбол европейского уровня в исполнении российской команды. Жаль только, что удача не всегда сопутствовала армейцам – сказывалось отсутствие у молодых футболистов опыта участия в подобных турнирах. Не повезло им и во время московской встречи с «Порту». Ошибками игроков ЦСКА воспользовались не только португальцы, одержавшие победу. Они оказались на руку и тем, кому успехи Газзаева не давали покоя.

«В том, что, вполне вероятно, армейцы теперь не попадут даже в Кубок УЕФА, не неудачливые пенальтисты Вагнер Лав и Игнашевич, право, виноваты. В то время как по подбору игроков клуб регулярно делает аршинные шаги вперед, в выборе тренера нынешним летом был сделан шаг назад, в прошлое. К локальным успехам та встряска могла привести. К глобальным – никогда» (курсив мой. – А. Ж.). Этот вывод завершал статью, опубликованную на страницах популярной спортивной газеты. Ее название – «Бешенство от бессилия» – вполне точно отражало состояние автора. Интересно, какие чувства он испытывал через несколько дней, когда армейцы подтвердили свой класс во Франции, уверенно переиграв в последней встрече турнира «Пари Сен Жермен»? Уточним, что до победы ЦСКА в финале Кубка УЕФА оставалось всего шесть месяцев.

Если тренер терпит неудачи на футбольных полях, он нередко подает в отставку. Во всяком случае, как мы помним, Газзаев это делал. Жаль, что среди журналистов даже в тех случаях, когда кто то из них демонстрирует свою полную профессиональную несостоятельность, подобные благородные поступки не практикуются.

Хотя, справедливости ради, надо отметить, что после того, как ЦСКА в блестящем стиле переиграл итальянскую «Парму» и вышел в финал Кубка УЕФА, автор приведенного выше заключения о неспособности Газзаева к глобальным успехам, счел необходимым объясниться: «Два года назад автор этих строк критиковал Газзаева жестко, временами даже безжалостно. Потому что писал я о том тренере, той команде, той игре, которую видел. В то же время некоторые сделанные тогда сгоряча выводы были, как оказалось, поспешными и даже несправедливыми. К примеру, за слова „тренер для внутреннего пользования“ я готов сегодня перед Газзаевым публично извиниться. Нельзя вешать на людей ярлыки.

В любом случае наивно предполагать, что причиной изменений Газзаева стала критика в прессе. Зато критика эта, думаю, способствовала его отставке после золотого сезона 2003».

Подобные извинения, позволяющие сохранить ореол собственной непогрешимости, – не по существу, поэтому мы и считаем их объяснениями. Не трудно заметить, что автор упорно не хочет признавать, что «тот тренер» и нынешний – это один и тот же Газзаев. В этом вся суть. Но мы ведь тоже видели «того тренера», который с «той командой» и «той игрой» за два года завоевал серебряные медали, Кубок России и чемпионское звание. Который под перекрестным, убийственным огнем недоброжелателей шел к европейскому признанию.

Не следовало бы также представителям прессы приписывать себе в качестве заслуги отставку Газзаева с поста тренера после золотого сезона. Во первых, гордиться здесь нечем. А во вторых, как выяснилось, президент клуба Евгений Гинер оказался прозорливее, видел больше и смотрел дальше других. А вот к уходу Валерия Георгиевича из сборной России наша печать была, безусловно, причастна. Со всеми вытекавшими из этого последствиями для нашего футбола.

Понятно, что когда Газзаева признали в Европе, тональность подавляющего большинства публикаций об армейском клубе и его тренере заметно изменилась. Как у нас водится, из одной крайности да в другую. Ведущий одной телевизионной программы даже предоставил Газзаеву сомнительные полномочия, которыми он может пользоваться как завоевавший за один сезон «всё, что можно», «по праву победителя». Оказывается, после одержанных побед ему не возбраняется говорить и делать всё, что заблагорассудится. Однако не оценил Валерий Георгиевич такое благоволение со стороны СМИ, в котором, в общем то, совершенно не нуждался, – ведь на протяжении всей своей сознательной жизни он и без этого не стеснялся высказывать свои мысли и суждения, отстаивал их, всегда поступал так, как считал нужным.

Во всяком случае, не обольщается он чередой славословий в свой адрес. И прекрасно понимает, почему его упорно не хотят отождествлять с Газзаевым «двухлетней давности».

Ни для кого не секрет, что в первое время после завоевания армейцами Кубка УЕФА некоторые критики Газзаева находились в определенном замешательстве – ведь рушились все их «концепции», которые в течение двух предшествующих лет с завидным упорством и последовательностью пророчили и обосновывали неминуемый крах его тренерским идеям. Но теплилась еще у них надежда, что не удержит ЦСКА планку на взятой высоте. Напрасно.

Буквально через три дня, еще не успев освободиться от груза тяжелейшей психологической усталости после исторической победы на «Жозе Алваладе», армейцы продемонстрировали футбол высочайшего класса в матче с московским «Спартаком». Те, кто наблюдал за этой встречей, смогли убедиться: победы в европейских турнирах случайными не бывают – мы обрели команду, которой можем гордиться независимо от наших клубных пристрастий, потому что ЦСКА – это наше общее, национальное достояние. Дальнейшее известно: вскоре армейцы выиграли Кубок России и, в конечном счете, несмотря на чувствительные потери в своих атакующих порядках в течение сезона, на финише чемпионата ни у кого не оставили сомнений по поводу того, «кто в доме хозяин».

Достижения Газзаева противоречили логике и смыслу всего того, что о нем писалось еще совсем недавно. Необходимо было растолковать непонятливым болельщикам, откуда что взялось. Проще и убедительнее других должна была выглядеть версия, по которой португальский специалист Артур Жорже передал армейцам бесценное наследие в виде «интеллектуальной, комбинационной игры». А чтобы объяснить новый подъем команды, который она испытала с возвращением Газзаева, стали рассуждать о том, что в ее действиях воплотился «сплав» той самой «комбинационной игры» с сумасшедшим эмоциональным настроем.

Однако здесь мы сразу же должны отметить одну неувязку. Может быть, не всем это известно, но ничего из методов работы с командой португальского специалиста Валерий Георгиевич не воспринял. Более того, он и не мог ничего перенять от него по той простой причине, что работой Артура Жорже в ЦСКА совершенно не интересовался. Вполне вероятно, что этот факт у кого то вызовет нечто подобное недоумению: как же так, ведь Газзаев никуда из клуба не уходил и его, по крайней мере, должны были волновать дела армейской команды?

Безусловно, судьба взлелеянного собственными руками детища волновала и тревожила. Беспокоило, сохранятся или нет в команде его, газзаевские, идеи и наработки, результаты двухлетней напряженной деятельности его тренерского штаба. Но ведь это вовсе не означало, что следует поступиться чувством собственного достоинства и ходить на стадионы, чтобы увидеть, что там происходит с командой.

Помнится, как после поражения российской сборной от команды Албании некоторые журналисты возмущались, что Газзаев впоследствии не просматривал и не анализировал этот матч. Сам Валерий Георгиевич полагал, что в этом не было необходимости. Ведь хорошо известно, что есть игры, которые не заключают в себе ничего поучительного ни для тренера, ни для футболистов – о них лучше скорее забыть и идти дальше. Да и вообще наивно думать, что Газзаев станет анализировать свои поражения – это удел других людей. Понять, где были допущены ошибки, которые к ним привели, – это другое дело. Мучительную работу над ошибками Валерий Георгиевич привык выполнять добросовестно.

Не стоит удивляться, что не обременял он себя и анализом «наследства» Артура Жорже. При этом принципиально важно отметить, что никогда и ни при каких обстоятельствах результаты работы своего коллеги он не комментировал (в отличие от самого португальского специалиста, который позднее пренебрежительно отзывался и о команде, и о ее отдельных игроках). Впрочем, никогда не позволял себе Валерий Георгиевич неуважительных высказываний и в адрес других собратьев по тренерскому цеху – слишком хорошо он знает, что такое тренерская работа и что такое судьба тренера, чтобы брать на себя роль судьи.

Попробуем поэтому без помощи Газзаева хотя бы в общих чертах вспомнить, что происходило с командой после его ухода. Как известно, даже в среде подверженных комплексу преклонения перед иностранными тренерами стали тогда говорить о том, что игроки ЦСКА заметно утратили скорость мышления, в действиях команды проявлялась склонность к затяжной перепасовке в середине поля.

У армейцев обнажились проблемы и в оборонительных порядках. Приобретая сомнительную славу специалистов по ничьим, утратив жажду побеждать, психологию победителей, они исподволь превращались в добротный коллектив средней руки. Среди сезона выяснилось, что и функциональная подготовка игроков оставляет желать лучшего. Первый круг ЦСКА завершил на пятом месте, отставая от лидера на шесть очков. Невысокой результативности в атаке сопутствовало большое количество пропущенных голов. Их разность составила всего лишь девять мячей.

В июле совет директоров профессионального клуба ЦСКА констатировал, что, несмотря на дальнейшее укрепление кадрового состава команды, сколь нибудь заметного улучшения качества ее игры не последовало. Стало ясно, что в таком виде команда не способна участвовать в Лиге чемпионов. Как видим, ни Евгений Гинер, ни другие руководители клуба не тешили себя журналистскими фантазиями о ее «интеллектуальном характере».

По возвращении в команду Валерий Георгиевич по сути дела продолжил работу над претворением в жизнь тех же идей, которые он воплощал в ЦСКА в 2002–2003 годах. Модель игры, тактика действий его подопечных стали заметно разниться с тем, что мы видели в предшествующем сезоне, но они – газзаевские. Иначе и быть не могло. Во первых, ЦСКА под руководством Газзаева постоянно прогрессировал, менял свой игровой почерк и ранее; другое дело, что многие упорно не желали этого замечать. А во вторых, произошел профессиональный рост молодых футболистов – Алексея и Василия Березуцких, Игоря Акинфеева, усилили команду пришедшие в нее Сергей Игнашевич и Евгений Алдонин, наконец, в распоряжении Валерия Георгиевича появились такие уникальные исполнители, как Юрий Жирков, Даниэл Карвалью, Вагнер Лав. Качественные изменения состава позволили тренеру настроить игру команды на новую волну, в наибольшей степени созвучную с тенденциями современного футбола.

Интересно, что в отличие от некоторых известных журналистов многие армейские болельщики, с которыми приходилось беседовать, говорили о том, что они с самого начала восприняли команду Газзаева как живой организм с огромными потенциальными возможностями, находящийся в непрерывном развитии. На протяжении четырех последних лет ни одна игра армейцев не была похожа на предшествующую. Кстати, и нынешний оптимизм внушают им не последние достижения команды, а ощущение того, что ЦСКА образца 2005 года – это только промежуточная ступень на творческом пути Газзаева, прообраз его команды будущего. Той команды, которую он задумал и начал создавать еще на рубеже 2001–2002 годов, вдохновленный идеями и замыслами нового руководства армейского клуба.

У нас есть основания разделять именно такую точку зрения. Рассказывал как то Валерий Георгиевич, что еще в молодые годы запал в его душу девиз, красовавшийся на стадионе «Динамо»: «Сила – в движении!» И действительно, помнят болельщики ветераны, что футболист Газзаев играл так, словно своими действиями хотел проиллюстрировать жизненность этих слов.

Воспринятый им смысл динамовского девиза помогает нам понять и Газзаева тренера, который находится в постоянном движении и поиске. Вектор этого движения не меняется – от одной победы к другой. Все остальное для него – вторично. «У меня те же амбиции игрока, – говорил он в одном из интервью поздней осенью 2005 года, – которые были в молодости, только теперь они реализуются в другом качестве. Заключаются они в постоянном стремлении к победам». Поступательность движения обеспечивается упорством, свойственным людям, сохраняющим и не разменивающим свою внутреннюю целостность.

В пятьдесят лет люди не меняются!

Хочется надеяться, что в ЦСКА Газзаев реализовал далеко не все свои замыслы, которые зрели и вынашивались на протяжении полутора десятилетий. При этом сохраняют свою ценность и многие из тех идей, которые Газзаеву не удалось довести до конца в период работы в сборной команде страны. Зря на его деятельности в сборной поспешили поставить крест, чтобы предать забвению. То, что это было сделано преждевременно, выяснилось, как мы уже упоминали, в марте 2005 года, когда Георгий Ярцев волей или неволей вернулся к той команде, основу которой Валерий Георгиевич создавал и наигрывал в 2002–2003 годах. Немного позднее на «газзаевские» истоки национальной сборной не раз указывал Юрий Семин.

Кстати, по мнению Юрия Павловича, тренерские взгляды Газзаева действительно претерпели существенную эволюцию. Но менялись они не сразу, а постепенно, вместе с теми качественными изменениями, которые происходили в футболе, вместе с ростом Валерия Георгиевича как специалиста, в результате творческого освоения тренером огромного практического опыта, настойчивой, кропотливой работы над собой, всестороннего самообразования. При этом, как считает Семин, достичь профессиональных высот он смог только благодаря колоссальному терпению и выдержке, что, на поверхностный взгляд, никак не вяжется с эмоциональной натурой нашего героя. Тем не менее именно эти, присущие Газзаеву качества помогли ему выстоять и сохранить верность своим убеждениям.

Миф о том, что Газзаев неузнаваемо изменился вдруг и сразу, понадобился тем, кто никак не хочет признать выдержавшую испытание временем правоту его тренерских концепций и принципиальных взглядов на развитие футбола, если хотите, его историческую правоту. Поэтому и не прекращаются попытки представить дело так, что якобы пересмотрел он свои убеждения за несколько месяцев вынужденной отставки. Все это рассчитано на очень наивных людей, далеких от футбола. Да и сами сочинители подобных мифов, конечно, не верят в то, что говорят. Но уж очень хочется им заретушировать свою непосредственную сопричастность к тем провалам, которые потерпел наш футбол на чемпионате Европы в Португалии и в отборочном цикле чемпионата мира. И естественно, хочется стать соавторами газзаевских побед, одержанных вопреки их недобрым пророчествам.

Кто то упорно не желает воспринимать Газзаева таким, какой он есть на самом деле, хотя хорошо известно, что под других он не подстраивается, под расхожие стереотипы – тем более. Тесно Газзаеву в технической зоне – с этим ничего не поделаешь, не терпит его душа ограниченного пространства. Притчей во языцех стали его, порой бьющие через край, эмоции во время матчей. Поэтому некоторые журналисты выказали свое удивление по поводу сдержанного поведения Валерия Георгиевича на тренерской скамейке после возвращения его к своим обязанностям в июле 2004 года – сочли это за повод еще раз порассуждать о якобы случившихся с ним почти сказочных превращениях. Но все досужие домыслы ничего общего не имели с тем, что происходило на самом деле.

Сдерживала тогда его эмоции та полоса вполне естественного отчуждения, которая возникла между ним и командой за несколько месяцев его вынужденного отсутствия и преодоление которой требовало определенного времени – ведь после долгих отлучек человек даже в родном доме себя гостем чувствует. Да и не склонен был Газзаев выплескивать наружу то, что было на душе.

Довлела тогда над ним озабоченность – то неприятное чувство, которое появляется, когда замечаешь упущения, прорехи или какие нибудь недоделки. Вдвойне неприятно, если при этом вины за собой не чувствуешь, а за результаты дела отвечаешь.

Предстояло Газзаеву в самый разгар сезона в сжатые сроки если не перестроить игру команды, то, во всяком случае, настроить ее совершенно на иной лад. То, что в армейском ансамбле проскакивают фальшивые ноты, Валерий Георгиевич уловил уже на первых тренировках. Было заметно, что футболистам давались послабления в дисциплине, в результате чего некоторые игроки подрастеряли бойцовские качества.

Как уже не раз бывало в тренерской работе Валерия Георгиевича, пришлось снова начинать с наведения твердого порядка. Игроки всё восприняли правильно. Сергей Семак, отвечая в те дни на вопрос, что изменилось в команде с возвращением Газзаева, был лаконичен: «Вернулись дисциплина и желание побеждать».

В первом же матче удалось переиграть лидера первенства – московское «Торпедо», значительно опережавшее тогда своих преследователей. Радовало, что провели встречу с воодушевлением и страстью. Однако забот она только добавила: оборона действовала довольно сумбурно – отвыкли играть в три защитника. К тому же к концу игры армейцы с трудом передвигались по полю – сказались просчеты в функциональной подготовке, которые одним энтузиазмом не компенсируешь. Пришлось не только налаживать взаимодействие между игроками, но и срочно подтягивать «физику». И это в условиях жесткого цейтнота, буквально за несколько дней до старта в очередном отборочном раунде Лиги чемпионов.

Пожалуй, это был один из редчайших периодов жизни Газзаева, когда не ощущал он в себе присущего ему вдохновения – слишком велик был груз ответственности. Работал, зажав нервы в кулак. И только строжайшая самодисциплина помогала избежать ненужной суеты. Каждый рабочий день – с утра и до поздней ночи – был расписан по минутам. В этих нелегких условиях в который раз оказали ему большую поддержку его верные помощники – Николай Латыш и Александр Стельмах. Сутками находились на базе тренер Вячеслав Чанов и врач Олег Ипатенко, которому предстояло ввести в строй травмированных ведущих игроков: Василия Березуцкого, Сергея Игнашевича, Даниэла Карвалью. Спокойствие и твердость главного тренера, других руководителей команды передавались игрокам, придавали им уверенность.

Очередной матч с «Рубином» должен был стать и последней контрольной игрой перед встречей с бакинским «Нефтчи» в отборочном раунде Лиги чемпионов. Выиграли, но проливной ливень и раскисшее поле помешали проверить тактические заготовки перед стартом в европейском турнире. Так что в Баку пришлось играть едва ли не «с чистого листа». Естественно, ничейный результат выездного матча Валерия Георгиевича удовлетворил. Пресса же проявила завидную последовательность и верность своему прежнему курсу:

«„Нефтчи“ армейцы, скорее всего, пройдут. Не исключено, что и в следующем раунде им с их тяжелым, тягучим футболом будет сопутствовать удача. Но, к сожалению, это мало что изменит и факты останутся фактами: как и прошлым летом, к Лиге чемпионов красно синие снова подошли без осмысленной игры, крепко сбитого состава и разумной тактики. То есть неготовыми.

А отличие от македонской ситуации, если не считать потраченных армейцами за это время денег, по сути, одно. Поражение от „Вардара“ стало для нас чуть ли не трагедией. Вчерашняя же игра в Баку побудила всего лишь к констатации: прошлогодние еврограбли армейцев, похоже, ничему не научили».

Не доставил Газзаев удовольствия тем, кто с нетерпением ждал повторения «Вардара». В ответном матче с «Нефтчи» его подопечные имели подавляющее преимущество, хотя в первом тайме и не смогли «распечатать» ворота бакинцев. Валерий Георгиевич рискнул и впервые выпустил на поле Вагнера Лава, который только накануне прибыл в Москву и успел принять участие лишь в двух тренировках. Продуманный риск – не авантюра: знал тренер, что нападающему такого класса не понадобится время для адаптации. И не ошибся: дебют бразильца получился успешным. Он сразу же обострил атаки ЦСКА и забил один из двух голов в ворота «Нефтчи».

В следующем раунде армейцев ожидал «Глазго Рейнджере». Вряд ли шотландцы догадывались, что они обречены – ведь у Газзаева были к ним свои счеты. Поражение «Алании» в 1996 году со счетом 2:7 во Владикавказе – такое не забывается.

Но главное заключалось в другом: знал Валерий Георгиевич, что в предстоящих решающих сражениях за право выхода в групповой турнир Лиги чемпионов перед соперником предстанет уже совершенно иная команда, отличная даже от той, которую наблюдали разведчики шотландцев в матче ЦСКА – «Нефтчи». Предшествующие четыре недели напряженной работы не прошли даром: удалось перестроить тактику игры армейцев, наладить взаимопонимание между игроками, взаимодействие между группами атаки и обороны, повысить функциональную готовность футболистов. То, что сумел сделать Газзаев, по сути дела явилось своеобразной предсезонной подготовкой к Лиге чемпионов, которую пришлось осуществить в самый разгар сезона, когда результат каждой очередной игры имел для его команды жизненно важное значение.

Как известно, «Глазго Рейнджере» не устоял, причем в обеих встречах армейцы продемонстрировали бесспорное игровое преимущество и по итогам двух встреч (2:1 и 1:1) получили право участвовать в групповом турнире Лиги чемпионов. Теперь им предстояло помериться силами с такими титулованными клубами, как чемпион Англии «Челси», победитель Лиги чемпионов португальский «Порту» и один из лидеров французских чемпионатов «Пари Сен Жермен».

Вместе с этим после ряда успешных игр во внутреннем первенстве ЦСКА, захватив после 26 го тура лидерство, стал реально претендовать на титул чемпиона России. Однако концовка чемпионата выдалась драматичной. Разгромив в очередном туре «Зенит», армейцы не сумели преодолеть сопротивления «Крыльев Советов» и «Динамо» – слишком много сил было отдано во встречах с лондонским «Челси». В результате до «золота» не хватило всего лишь одного очка.

Уже в первых матчах Лиги чемпионов ЦСКА продемонстрировал, что и по результатам, и по качеству игры он, наряду с «Челси», в своей группе является главным претендентом на выход в следующий этап турнира. Даже в проигранных матчах с «Челси» и «Порту» армейцы выглядели достойно. Не повезло – подводила реализация голевых моментов, дважды упускали ничью. Особенно обидным выглядел результат встречи с лондонским клубом в Москве, в которой Вагнер Лав не забил пенальти.

Тем не менее наставник «Челси» Жозе Моуриньо признал, что двухматчевое противостояние с армейцами стало для его игроков самым серьезным испытанием сезона. По свидетельству газеты «Спорт экспресс», вдохновенная игра ЦСКА была высоко оценена и английскими болельщиками. Они отмечали, что в Москве армейцы доминировали большую часть матча и пришли к выводу, что ЦСКА – самая сильная команда из тех, с кем за последние месяцы довелось играть «Челси».

Силу армейского клуба в полной мере испытали на себе футболисты «Пари Сен Жермен». В заключительном матче группового этапа турнира армейцы, оставшись вдесятером, смогли забить два мяча и одержать яркую и впечатляющую победу.

К сожалению, не благоволила к ним фортуна. Никто не ожидал, что «Челси» потерпит поражение в игре с «Порту». Но оно случилось, причем, поведя в счете, лондонцы умудрились во втором тайме пропустить два мяча. В результате португальцы обошли ЦСКА и омрачили армейцам радость парижского триумфа. Но, как говорится, не знаешь, где найдешь, где потеряешь. ЦСКА продолжил борьбу в Кубке УЕФА.

Несмотря на те разочарования, которые пришлось испытать в конце сезона, Валерий Георгиевич мог по праву гордиться и достигнутыми результатами, и качественными изменениями, которые произошли в команде за пять месяцев, минувшие после его возвращения. Наивно объяснять эти перемены только тем, что ЦСКА вновь обрел страсть и волю к победе. За ними – вдумчивая и кропотливая работа тренера, позволившая на ходу, практически безболезненно перестроить и наладить игру. При этом команде пришлось вести борьбу на двух фронтах одновременно: во внутреннем первенстве и в Лиге чемпионов.

Принципиально новый почерк появился в атакующих действиях команды. Были преобразованы ее оборонные порядки, игру которых стала отличать надежность и слаженность. Возросшее качество игры убедительно подтверждается статистикой. С Газзаевым команда провела в чемпионате страны 2004 года 14 встреч, в которых набрала 32 очка (в шестнадцати предшествующих – 28), забила 26 и пропустила лишь семь мячей; пять матчей из четырнадцати увенчались победами с крупным счетом.

Успехи Газзаева тем более впечатляют, если учесть, что он не участвовал в предсезонной подготовке команды и принял ее не в лучшем функциональном состоянии. Тем не менее под его началом армейцы успешно преодолели самый ответственный и интенсивный отрезок сезона, завоевав в очередной раз серебряные медали чемпионата и выйдя в 1/16 финала Кубка УЕФА.

В Лиге чемпионов молодые футболисты ЦСКА приобрели уникальный опыт международных встреч, которого им так не хватало в предшествующих европейских турнирах. Теперь они уверовали в главное: нет такой команды, которую они не смогли бы победить. Под руководством Газзаева.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17