Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Анатолий Житнухин Газзаев




страница13/17
Дата09.01.2017
Размер3.78 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Глава IV

СКОЛЬКО СТОИТ ЗОЛОТО
В России тренеру не дается права на ошибку. Газзаеву – тем более.

От одного старого болельщика ЦСКА и поклонника таланта Валерия Георгиевича довелось услышать, что с некоторых пор игра армейцев совершенно неожиданно стала производить на него странное впечатление. После того как его любимый клуб завоевал Кубок УЕФА, встречи с участием ЦСКА больше не доставляют ему удовольствия. Не потому, что ему не нравится, как выступают армейцы, – наоборот, нечто подобное он и ожидал от них, может быть, всю свою сознательную жизнь. Но вот только не в радость теперь ему их игра потому, что стал слишком нервничать и переживать, поскольку очень боится «за Георгича». Нельзя больше Газзаеву проигрывать. Любому тренеру можно, а ему нельзя. Оступится – не простят.

Конечно, все знают, что нервы у него крепкие: столько перенес за свою тренерскую карьеру – на несколько человек хватит. Только ведь всякое в футболе случается – вдруг не пойдет игра у команды. Что тогда в прессе опять подымется, трудно вообразить! Ведь когда нибудь все это может и надоесть человеку, махнет на все рукой и бросит футбол…

Переживания армейского болельщика ветерана понять не трудно – они, к сожалению, не беспочвенны. Об этом свидетельствует не только судьба Газзаева. Как мы уже упоминали, летом 2005 года в печати раздавались призывы не давать чрезмерно резких оценок футболистам, выступающим за национальную сборную. Правда, осенью, после неудачно завершившегося отборочного турнира чемпионата мира о благородных договоренностях забыли. А затем пришел черед и молодежной сборной.

Конечно, некрасивая концовка матча между молодежными сборными Дании и России в Брондбю произвела тягостное впечатление на всех, кто за нее переживал. Много уничижительных слов было высказано в адрес наших игроков, получивших пять красных карточек. Основной смысл критических публикаций сводился к одному: захлестнула наших молодых ранняя звездная болезнь. Но вот главный тренер «Спартака» Александр Старков в интервью газете «Спорт экспресс» взглянул на это событие немного под другим углом зрения: «Почему игроки молодежной сборной России в Дании были такими возбужденными? Мне кажется, одна из причин… состояла в следующем: они понимали, что, если не выйдут в финальную стадию чемпионата Европы, их на родине сожрут (курсив мой. – А. Ж.) – пресса, общественность, болельщики. На Западе подход другой: проигранный матч забыли, готовимся к следующему».

И ведь прав Александр Петрович, тем более что «сжирать» их начали еще после первого матча, который они проиграли в Краснодаре. А продолжили даже после того, как футболистов наказали в своих клубах. Автору статьи в «Советском спорте» от 25 ноября 2005 года под названием «Накипело. Сорную траву с поля вон!» почему то эти наказания напомнили 37 й год (?!). Не удовлетворили его дисциплинарные взыскания, наложенные на молодых футболистов в клубах, и их раскаяние, о чем руководители клубов проинформировали Российский футбольный союз. «„Все как один“, „в едином порыве“, „лишение прогрессивки“, „враги народа“ – вот какую еще плохо забытую лексику вызывают к жизни наши футбольные письма из 2005 го. И становится мерзко», – комментирует он информацию, которая поступила в РФС.

Но вот здесь автор публикации не просто лукавит, а зачем то все ставит с ног на голову. Ведь «все как один», в «едином порыве» выступили только спортивные средства массовой информации, которые он, кстати, и представляет. Мнения огромной массы болельщиков, высказанные, например, в интернете и к которым никто не прислушался, однообразием не страдали. И ничего похожего не было в официальном письме руководства футбольного клуба ЦСКА, направленном в РФС: «Руководство ПФК ЦСКА применило строгие меры дисциплинарного воздействия к игрокам Юрию Жиркову и Игорю Акинфееву, совершившим поступок, недостойный игроков национальной сборной…Футболисты сильно раскаиваются, заверяют, что подобное больше не повторится». Уму непостижимо, как из этого можно сделать вывод, что в ЦСКА работают «умелые парторги»?! Гинеру, наверное, и в страшном сне не привидится такое сравнение, а воспитательная работа Газзаева с футболистами даже в советское время ничего общего не имела с партийными методами.

Почему то автору померещилось, что «чистосердечными» признаниями в клубах заручились на случай, если вдруг из Кремля поинтересуются, что там у них происходит. Однако можно предположить, что все эти надуманные «страшилки» по поводу атмосферы культа личности, которой на него «пахнуло», понадобились автору только для того, чтобы опубликовать последний абзац: «Впрочем, считаю, из Кремля нынче и впрямь могут позвонить. Только вопросы будут другими: что это у вас сборная играет шаляй валяй? Кто это у вас такого тренера нанял? И т. п. И вот к ответам на такие вопросы я бы всерьез готовился. Вместо того, чтобы тратить силы на организацию писем с мест».

Очень похоже это авторское заключение на политические доносы, которые раньше доводились до сведения высшего партийного руководства через печатные издания. Видно, кто то очень соскучился по тем временам, когда Кремль руководил футболом. Чем это заканчивалось, хорошо известно. Тяжелейший удар по его развитию был нанесен в 1952 году. За «серебро» на чемпионатах Европы отстранялись от работы тренеры сборной Константин Бесков и Александр Пономарев. По указке партийных идеологов на 17 лет был отлучен от спортивной журналистики Аркадий Галинский…

В свое время в нашем обществе существовала традиция всенародно осуждать произведения писателей, которых никто никогда не читал. Как выяснилось, она еще не умерла. Например, один из наших известных арбитров охотно комментировал игру молодежной сборной в Дании, хотя, как выяснилось, не счел нужным даже посмотреть ее: «Незачем смотреть на эту шпану». Своим высказыванием он сильно удивил другого российского судью: «„Молодежка“ – шпана? Мягко сказано!»

Интересно, не стало мерзко автору публикации в «Советском спорте» от подобных непринужденных диалогов, которые велись не в пивной, а на страницах его родной газеты?

Судя по всему, нет. И, похоже, ничем не «пахнуло» на него и в то время, когда с легкой руки его соратников по перу в массовом сознании непритязательных читателей насаждался термин «газзаевщина». Заметим, что даже без кавычек, как своеобразный неологизм внедрялся он в русский язык. Полбеды еще, если он растолковывался несведущим как «неумение забивать из выгодных положений, остолбенение при встрече с энергичным неуступчивым соперником, отсутствие четкого тактического рисунка». Можно объяснить элементарным хамством попытки использовать этот термин в качестве символа «соединения мощи и тупости в игре». Но вряд ли что может оправдать авторов этого журналистского изыска, которые пытались с его помощью «доходчивее» представить характерные особенности, например, кавказского футбола. Под этим ярлыком собирались все мыслимые футбольные пороки: грязная игра, симуляция игроков, подкупы судей и «накаты» на них, околофутбольные интриги.

То, что ЦСКА под руководством Газзаева без раскачки, в первом же сезоне, завоевал серебряные медали и Кубок России, имело для команды огромное психологическое значение: игроки приобрели уверенность в собственных силах. Вдохновляло и то, что намерение президента клуба Евгения Гинера создать команду европейского класса подтверждалось серьезными делами: была проведена реконструкция тренировочной базы, коренным образом преобразованы детско юношеская школа и вся система подготовки резерва, намечено строительство нового стадиона.



Но главное все же заключалось в том, что футболисты поверили в своего тренера, убедились в эффективности его методов учебно тренировочного процесса, в верности тем тактическим и стратегическим задачам, которые он перед ними ставил. Никто не сомневался, что жесткая дисциплина и полная самоотдача каждого на тренировках и в игре – необходимое условие в достижении действительно высоких целей. При этом атмосфера в команде была отнюдь не казарменной. Все делалось без понуканий и принуждения, так как для всех было понятно: в ЦСКА право на место в основном составе получает только сильнейший на своей позиции – Газзаев руководствовался только этим, единственно верным для профессионального коллектива критерием. А чтобы удостоиться признания тренера, приходилось трудиться до седьмого пота.

То, что для других – метафора, для футболистов ЦСКА – будничная реальность. Особенно тяжелые нагрузки выпали на их долю в период предсезонной подготовки перед чемпионатом 2003 года. Валерий Георгиевич словно предвидел, что его подопечным предстоит преодолеть не только сложнейший турнирный марафон, но и выдержать нелегкие испытания на психологическую и моральную устойчивость.

Впрочем, уже в январе, на сборах в Израиле, стало ясно, что все идет по плану. Взаимопонимание и сыгранность футболистов разительно отличались от того, с чего пришлось начинать год назад. За минувший сезон игра команды приобрела довольно внятный рисунок, позволяющий перейти к осуществлению новых тактических идей и постепенной стабилизации состава. Не случайно, характерные особенности почерка команды почти моментально уловил ее новичок – чешский легионер Иржи Ярошик, который с первых контрольных игр прекрасно вписался в основной состав.

Да и результаты первых товарищеских встреч говорили сами за себя. Армейцы уверенно победили олимпийскую сборную Израиля, тель авивский «Хапоэль» и в равной борьбе уступили первой национальной команде страны (0:1).

Сезон выдался трудным. «Сложность работы с ЦСКА заключалась в том, – вспоминал позднее Валерий Георгиевич, – что одновременно приходилось прививать футболистам победный дух, ставить игру и при этом давать результаты. И это с командой, где три четверти игроков молодежного возраста». Естественно, что то приносилось в жертву. Временно.

В начале сезона в матче за российский Суперкубок сыграли вничью (1:1) с «Локомотивом», однако в серии одиннадцатиметровых ударов удача улыбнулась железнодорожникам. Генеральная репетиция перед началом чемпионата только подняла боевой дух ЦСКА. В первой же календарной встрече армейцы камня на камне не оставили от дебютанта премьер лиги – казанского «Рубина». Затем, словно на одном дыхании, обыграли волгоградский «Ротор», «Спартак», «Динамо»… С «Локомотивом» «посчитались» в мае, одержав над ним уверенную победу со счетом 2:0. Захватив лидерство в чемпионате с первого тура, ЦСКА так никому его и не уступил до завершения первенства.

Валерий Георгиевич прекрасно понимал, что в российских чемпионатах стратегия турнирной борьбы должна учитывать многие факторы, в том числе и климатические особенности. Что представляют собой наши футбольные поля по ранней весне, хорошо известно – техничную и комбинационную игру на них не всегда покажешь. Соответственно для них и тактика другая: пусть соперники, выбиваясь из сил, месят грязь в середине поля, на дальних подступах к штрафной. Длинные пасы из глубины в таких условиях – самое грозное оружие. А если такая тактика дополняется еще и мощным силовым давлением команды, способной выдерживать любой темп на протяжении всей игры, то успех матча можно считать предрешенным. Этим и руководствовались.

Понятно, что соперникам такая игра пришлась не по вкусу. Внешне тактика армейцев выглядела незатейливой, в ней, казалось, нет каких либо особых секретов. Но противоядия против разящих атак армейцев и их слаженных, непроходимых оборонных порядков не находилось.

ЦСКА стали сравнивать с тяжелым армейским танком. Что ж, в сражении любое оружие хорошо, если оно помогает добиться победы. «Силовики узурпировали власть!» – тоже звучит довольно внушительно, обижаться не на что. Только усмехался про себя Газзаев, когда читал, что игра его команды примитивна, как удар молота по наковальне. Пусть потешатся, если всерьез считают, что побеждать в премьер лиге можно только за счет силы и выносливости, используя дворовую тактику «бей беги». Не хотят замечать, что даже на тяжелых полях армейцы демонстрируют высокую технику, индивидуальное превосходство, тактическую гибкость, – не надо.

Похоже, горе аналитики настолько уверовали в собственную непогрешимость, что не смогли усмотреть очевидного даже для неискушенных наблюдателей: игра армейского ансамбля никак не укладывалась в то прокрустово ложе, которое они сами для него и соорудили. Да, она еще была далека от совершенства. И нельзя отказать в наблюдательности и профессионализме отдельным футбольным специалистам, считавшим, что команда демонстрирует футбол, соответствующий ее кадровому составу. Такую точку зрения высказывал, например, Юрий Иванов, который в прошлом был сам профессиональным футболистом и понимал игру, что называется, «изнутри».

В кругу близких друзей, которые также попадали под влияние прессы, Газзаев говорил: «Потерпите, не все сразу, пусть футболисты научатся подавлять соперника силой, привыкнут к каторжным нагрузкам, без которых ничего в Европе не выиграешь. Большие победы достигаются сейчас не за счет свежести, а как результат огромной работы по повышению физических кондиций. Другого пути нет. Пока ЦСКА еще полуфабрикат. Когда команда будет полностью готова, вы увидите настоящее зрелище».

Развернутых комментариев к игре своей команды он не давал. По одной простой причине: его никто об этом не просил – ведь у нас все «сами с усами». А тем временем большинство критиков Газзаева, казалось, утратили всякое здравомыслие и забыли об элементарных приличиях, свойственных любому цивилизованному обществу. «Сила есть – ума не надо» – этот лейтмотив в оценках ЦСКА сохранялся до конца сезона, даже после того как команда завоевала золотые медали. При этом в соответствии с уже устоявшимися, набившими оскомину шаблонами анализировались игры с «Локомотивом», «Спартаком», «Крыльями Советов», когда команда демонстрировала зрелищный, современный футбол, к которому она шла. Впрочем, «анализировались» – это громко сказано. Разве можно назвать анализом отчет о захватывающей майской встрече армейцев с железнодорожниками, если его автор, вопреки тому, что увидели все, невзирая даже на результат, пришел к странному выводу: «Идеальные поля армейцам крайне невыгодны». Подразумевалось, что на хороших покрытиях не суждено им показывать качественную игру.

Своеобразное толкование вызвала игра в Самаре с «Крыльями Советов», в которой блестяще дебютировал юный вратарь Игорь Акинфеев. Армейцы в этой встрече одержали победу, проведя весь матч без номинальных нападающих, чем дали повод обвинить Газзаева в переходе к игре «от обороны», в стремлении к результату любой ценой. Валерий Георгиевич тогда пояснил: «Современный футбол не делится на нападающих и защитников, я различаю в нем группу атаки и группу обороны (курсив мой. – А. Ж.). Зрелищность – это не кружевные комбинации, не изящная перепасовка мяча „без ворот“».

Пояснение это тогда прошло незамеченным – сочли, наверное, за оправдание. Тем более что подобной критике тренер уже подвергался за матч сборных России и Грузии, в котором наша команда также вышла на поле без номинальных нападающих и, к несчастью, как известно, проиграла. Однако никому и в голову не пришло, что газзаевское разделение команды на группу атаки и группу обороны – это не что иное, как его принципиальный взгляд на современный футбол, к которому он шел долгие годы, в этом, если хотите, заключалась мировоззренческая позиция тренера. Полностью воплотить ее на поле Газзаеву удалось значительно позднее, когда перед нами предстал ЦСКА образца 2005 года. Достаточно вспомнить эффективную игру армейцев во второй половине этого памятного сезона, когда они остались без ведущих нападающих. Однако следует обратить внимание на то, что суть тренерского подхода к созданию принципиальной модели команды была той же, когда мы видели на поле и Вагнера Лава, и Ивицу Олича.

Выпала из поля зрения спортивной прессы и еще одна особенность в игре ЦСКА: очень часто команда Газзаева, не сумев овладеть преимуществом в первой половине встречи, преображалась во втором тайме. Вернее, эту характерную черту подмечали, но связывали ее или с «накачками» тренера в перерыве, или с примитивным усилением силового давления на соперника. Действительно, эти средства всегда находились в арсенале Валерия Георгиевича. Но мы также знаем, что только на эмоциях и стремлении «дожать» соперника в современном футболе далеко не уедешь, тем более сильные клубы напором не возьмешь.

Для того чтобы переломить ход игры, одних «накачек» недостаточно – Газзаев всегда умел применять гибкие тактические установки, корректировать их и в перерыве, и по ходу матча, что часто оставалось незамеченным для зрителей и соперников. Кстати, мало кто обратил на это внимание и во время финальной встречи за Кубок УЕФА. Но не скрылось это от опытного взгляда Юрия Павловича Семина, который присутствовал на матче в Лиссабоне. Подметил наш знаменитый специалист, что во втором тайме армейцы поменяли акценты в атакующих действиях, в схеме игры, в то время как португальцы до конца следовали общей установке на матч своего тренера Жозе Перейру. Так что напрасно тот заявил с расстройства, что результат этой игры несправедлив: ведь он даже не заметил, как во втором тайме Газзаев его попросту переиграл – тактически…

Сам Валерий Георгиевич не был склонен идеализировать игру своей команды в сезоне 2003 года: «Пока она не отвечает тем требованиям, которые я как главный тренер к ней предъявляю. Да так, видимо, и должно быть. Создание суперклуба – а именно такую цель мы с президентом ЦСКА Евгением Гинером преследуем – процесс, требующий определенного времени. Идет подбор исполнителей, постановка игры. Фактически мы должны одновременно решить две задачи: создать команду европейского уровня и выиграть чемпионат». Заметим, что сказано это было в разгар сезона, когда мало кто сомневался, что армейцы позволят кому нибудь обойти себя в походе за чемпионским золотом.

Не сомневался в этом и Газзаев, хотя незадолго до этого, особенно после поражений сборной от Албании и Грузии, часто задумывался над тем, удастся ли ему сохранить в армейской команде настрой и уверенность в том, что тренер ведет ее по правильному пути. Ведь что греха таить, и у самого тогда состояние было не лучшее. В том числе и физическое.

Весной было особенно тяжело: появились проблемы со здоровьем – требовалась срочная операция. Волновался, как теперь справится с работой на два фронта – в клубе и сборной. Встречался по этому поводу с Колосковым, тот обещал помочь, заверил: совместными усилиями трудности одолеем. Но до совместных действий дело так и не дошло. Президент РФС оказался по другую сторону сооруженных прессой баррикад. Показательна позиция Вячеслава Ивановича, которую он выразил в майском интервью Елене Вайцеховской: «Могу со всей ответственностью заявить, что те достижения тренерской школы, которые были в советском футболе, на сегодня полностью утеряны».

Уже само название публикации – «Чуда не будет» – заключало в себе многозначительный смысл. Появилась она в разгар отборочного турнира чемпионата мира, накануне встречи российской сборной с командой Швейцарии. И не трудно было уловить, что столь безжалостный диагноз состояния российского тренерского корпуса относился в первую очередь к тому, кто возглавлял сборную и клубную команду, уверенно лидирующую в чемпионате страны. Можно представить, каким образом это влияло на психологическое состояние футболистов, выступавших под руководством Газзаева. Зато такая позиция президента РФС служила аргументированным оправданием собственной несостоятельности, защищала до поры до времени от критики далеко отставшую от требований времени деятельность Российского футбольного союза…

Внешне во время тренировочных сборов на базе ЦСКА в Ватутинках все было по прежнему. Но ощущал Валерий Георгиевич, что в привычной атмосфере произошли едва уловимые изменения. Не слышно стало привычного смеха и шуток в коридорах жилого корпуса, на тренировки шли молча, на занятиях – словом никто не перекинется. Тренировались с какой то одержимостью и злостью – приходилось даже придерживать, чтобы ненароком не травмировали себя. Иногда ловил во взглядах тщательно скрываемое сочувствие, удивлялся – ведь самим нелегко, многим, особенно «сборникам», незаслуженно от прессы достается, а Евсиков, Березуцкие, Попов едва ли не литературными персонажами стали. Позднее Газзаев убедился: «Вся гнусная клевета делалась для того, чтобы психологически надломить игроков, выбить команду из состояния равновесия».

В те дни приходилось очень много общаться с ребятами, смотреть, чтобы не опускали руки. Сантименты, конечно, не разводил – в мужском коллективе, тем более среди футболистов, это не принято. Внушал им, что главные испытания на прочность еще впереди. Особенно сильно переживал перед майской встречей с «Локомотивом», которая состоялась через несколько дней после злополучного матча сборной в Тбилиси. Не подкачали – показали и характер, и умение.

Но полная уверенность в командной прочности пришла к нему после следующей встречи – с раменским «Сатурном». В этой игре его подопечные, оставшись на поле ввосьмером (!), проявили недюжинные волевые качества и в трудной борьбе сумели добиться ничьей. Именно тогда он понял: выстоим, сможем выдержать все нападки.

Раньше мы уже говорили о том, что победы Газзаева чаще всего не анализировались, а объяснялись. В 2003 году тоже нужно было придумать какие то объяснения тому, почему победная поступь армейцев носила столь неудержимый характер. Они нашлись: деньги, подкупы. Старая, заезженная пластинка.

«Это ведь уже даже не раздражает – смешит, – комментировал тогда сложившуюся вокруг команды обстановку Евгений Гинер. – Пишут, что мы покупаем матчи. В прошлом сезоне, стало быть, 21 победу мы смогли купить, а еще на одну у меня, видимо, не хватило денег. 21 раз мы судью купили, а 22 й раз, вот незадача, не получилось. В этом году „Спартак“, „Динамо“ и кого там еще мы купили, а „Торпедо Металлург“ – нет, закончились деньги. У „Торпедо“ одну игру купили, а вторую – никак, уперлись и не продают. Сумасшествие, бред!

Критика – хороша; проиграли, плохо сыграли – пишите. Нет, главная тема – все купили и продали. А знаете почему? Потому что сами то для себя ситуацию нормальной считают. Легко продаются и полагают, что для других – это тоже норма».

Любая, даже высококлассная команда в течение сезона проходит через фазы подъема и кризиса. Ни один тренер, какой бы он квалификацией ни обладал, не может предсказать, когда у его футболистов может наступить спад в игре – слишком много факторов на это влияет: календарь, характер проведенных игр, индивидуальные особенности игроков… Сейчас уже трудно судить, почему к отборочному раунду Лиги чемпионов подошли не в лучшей форме, что сказалось на армейцах – тяжелое бремя лидерства, не вполне рациональное распределение сил в течение сезона или отсутствие элементарного опыта в подобных международных турнирах. Скорее всего, последнее – ведь ЦСКА был самой молодой командой чемпионата: средний возраст ее игроков на старте первенства едва превышал 21 год. Только недостатком опыта можно объяснить, например, первый пропущенный гол от «Вардара», нелепость которого тогда буквально в шок повергла присутствовавших на стадионе «Динамо» зрителей. При явном игровом преимуществе и огромном количестве нереализованных голевых моментов (только в штанги мяч попадал четыре раза) армейцы уступили македонцам в первом матче и не смогли переиграть их в ответной встрече.

Конечно, в футболе это не является оправданием. Газзаев нашел в себе силы дать подобающую оценку сопернику, отметив, что «Вардар» заслуженно победил по сумме двух матчей. Слова эти не были данью вежливости, так как Валерий Георгиевич обнаружил (может, в какой то мере и неожиданно для себя), что македонская команда способна показывать вполне зрелый футбол. Напомним, что в следующем отборочном раунде Лиги чемпионов «Вардар» оказал серьезное сопротивление пражской «Спарте», заставив чешский клуб серьезно понервничать и в первой игре (2:3), и в повторной встрече (2:2). Надо сказать, что в тот же период сборная Македонии с самой лучшей стороны проявила себя в отборочных матчах чемпионата Европы. Она оказалась достойным соперником сборной Англии, сыграв с ней вничью и уступив с разницей лишь в один мяч (1:2) во втором матче.

После Скопье Газзаев вполне откровенно признал: «Мы пока не готовы к Лиге чемпионов, поэтому и выбыли из турнира. Команда в стадии становления, молодым не хватает опыта». В самолете, возвращавшемся из Скопье в Москву, он прямо заявил, что поражению от «Вардара» нет оправдания. При этом, предугадывая развитие событий, добавил: «Только, пожалуйста, не надо смешивать с грязью игроков. Им сейчас и так тяжело».

Казалось бы, вопрос в принципе был исчерпан. Тем более люди, знакомые с реакцией болельщиков ЦСКА, помнят, что подавляющее их большинство отнеслись к этой неудаче с пониманием и не отвернулись ни от команды, ни от тренера. И не только потому, что преданность клубу – это их предназначение. Просто видели: команда еще не обрела свою настоящую игру.

Средства массовой информации всё расценили по своему. Оказалось, смешивать с грязью игроков можно даже без слов. Изощренный метод для этого придумали в газете «Спорт экспресс». В традиционной таблице, в которой оцениваются действия футболистов в игре, против каждой фамилии было демонстративно проставлено «б/о». То есть, по мнению журналистов этого издания, никто из них не заслужил даже самой низкой оценки. Как здесь не вспомнить суждения, которые осенью 2005 года высказывались в адрес молодежной сборной на страницах другого спортивного издания: «Молодежка – шпана». Угадывается перекличка. Хотя, может быть, кто то искренне считает, что подобные методы способствуют развитию нашего футбола.

Участие в Лиге чемпионов – событие неординарное. Под стать ему был и размах суждений и выводов. Трубили об изгнании ЦСКА из европейского футбола. О том, что тренерские концепции Валерия Газзаева лопнули как мыльный пузырь. О выброшенных на ветер миллионах Евгения Гинера. О растоптанных надеждах болельщиков.

Некоторые проявили склонность к «аналитике». По их мнению, «ЦСКА долго шел к своему провалу. С невероятным упрямством красно синие „звезды“, несмотря на свой гренадерский рост, загонялись в клети газзаевских схем».

Приклеивая всевозможные ярлыки клубу и Газзаеву, никто так и не удосужился пояснить, почему команде, исповедующей «квадратно гнездовой метод игры», так и не нашлось равных в чемпионате. Поздней осенью дружно порешили: чемпион 2003 года показал нечемпионскую игру.

Слишком много довелось пережить Газзаеву в сезоне, чтобы принимать близко к сердцу все эти благоглупости. Валерий Георгиевич отвечал спокойно: «Что такое чемпионская игра? Это та, которая позволяет команде больше всех забивать, больше всех выигрывать, с первого и до последнего тура идти в лидерах и выиграть чемпионат. Кому то может не нравиться наш стиль. Но это дело субъективное».

Подсказывал газетчикам: «Любые сдвиги к лучшему надо вдохновлять, а не разрушать».

Конечно, сквозь дружный хор хулителей ЦСКА прорывались и здравые суждения. Свою точку зрения сразу же по окончании чемпионата высказал, например, обозреватель еженедельника «Мой футбол» Александр Горбунов: «На ЦСКА набросились так, словно не чемпионом команда стала, лидируя на протяжении всего турнира, а, имея тот состав, который имеет, вылетела в первый дивизион. Валерия Газзаева, на мой взгляд, вообще стали недопустимым образом травить. Ладно бы занимались целенаправленной травлей дилетанты из так называемых общеполитических газет. Нет, уважаемая ежедневная спортивная газета сумела, представляя новых чемпионов, вообще не упомянуть фамилию тренера победителей. Будто не существует его вовсе…

У ЦСКА, утверждают, нет чемпионской игры. Что сие значит, критики объяснить не могут. По простой причине: команда, выигравшая такой длительный по времени турнир, как чемпионат страны, и играла по чемпионски».

Критики «нечемпионской» игры так и не увидели главных тенденций в команде и клубе. Между тем в ЦСКА не почивали на лаврах, учились на ошибках и делали собственные выводы. И в селекции, и в тактике, и в работе с молодежью был осуществлен качественный скачок. Именно это позволило Газзаеву заявить в конце сезона: «Верю, что будущее есть как у ЦСКА, так и у всего российского футбола.

Не за горами то время, когда мы начнем выигрывать что то серьезное на международной арене. Что для этого нужно ЦСКА? Опыт. Молодому армейскому коллективу каждый год надо участвовать в Лиге чемпионов или же в Кубке УЕФА. Это важно, так как с опытом приходит мастерство».

Рассуждал он об этом убежденно и солидно, как и подобает тренеру, который в своей карьере привел уже вторую команду к чемпионскому званию. До него подобного результата в отечественном футболе добивались Борис Аркадьев, Виктор Маслов, Никита Симонян, Александр Севидов и Павел Садырин. Газзаев в этом списке выдающихся российских тренеров оказался шестым.

Сезон завершился безоговорочным успехом, но испытания на этом не кончились: Валерия Георгиевича, совершенно неожиданно для него, освободили от обязанностей главного тренера ЦСКА. В этой истории, которая обросла домыслами и слухами, на самом деле не было никаких необычных сюжетов. Чем руководствовался президент клуба Евгений Гинер, меняя в команде наставника? Понять его, в общем то, не трудно: видно было, что колоссальные физические и психологические нагрузки не прошли для Газзаева бесследно – тренеру нужен серьезный отдых. Опасался также Евгений Леннорович, что после всех пережитых в минувшем сезоне испытаний вполне возможен у него и творческий спад – человеческие возможности не беспредельны.

Воспринял эту логику Газзаев или нет – другой вопрос. Можно по разному относиться к решению руководства клуба, но факт налицо – твое дело, которому ты отдал столько души и сил, доверено продолжить человеку со стороны. Задето не самолюбие – профессиональная гордость. Было чем гордиться Валерию Георгиевичу: за два года добыты «золото» и «серебро», Кубок России. Как ни ломали, выстоял, ни перед кем не склонил голову. А главное, была обретена убежденность, что находился он с армейским коллективом на верном пути. Казалось, все, что так тщательно, по кирпичику, возводилось в течение двух лет, рухнуло в одночасье.

«Футбольная история знает только два случая, когда отстраняли от обязанностей тренера чемпиона, – говорил позже Газзаев. – Это Дель Боске в „Реале“ и я. Остается утешаться тем, что попал в хорошую компанию». Утешение, прямо скажем, было слабым – не так то просто почувствоватъ себя не у дел, понимая, что ты находишься уже на самом пороге новых свершений. Не легко собственными руками укротить ни на минуту не ослабевающее желание продолжить и самому завершить начатое дело, итогом которого должно было стать создание великой российской команды, способной занять достойное место в ряду лучших европейских клубов.

В конце года Валерий Георгиевич неожиданно узнал, что его собираются поздравить армейские болельщики, которые провели в интернете специальную акцию и подготовили для него новогодний подарок. Конь из чистого серебра на подставе из красного дерева работы итальянского мастера Марчелло Джорджио представлял собой настоящее художественное творение. Один из участников этой акции рассказывал: «Как только узнали об отставке тренера, тут же пришла идея – отблагодарить его за два последних сезона. Мы действительно благодарны Газзаеву. Может для тех, кто начал болеть за ЦСКА совсем недавно, победа в чемпионате 2003 года и не столь значима. Но мы, прошедшие вместе с армейцами и огонь, и воду, знаем цену этому золоту».

Вряд ли накануне нового, 2004 года кто нибудь всерьез предполагал, что Газзаев еще не раз отблагодарит тех, чья поддержка тогда тронула его до глубины души. Сам Валерий Георгиевич на будущее не загадывал, готовился к тому, что, скорее всего, придется опять начинать все сначала.

Нет худа без добра. Впервые за пятнадцать лет тренерской карьеры выпала возможность столько времени проводить с семьей! Семья – не просто отдохновение, в ней – весь смысл жизни. Особенно счастливыми были часы общения с любимой дочкой Викой. С удовольствием замечал, что обещает она вырасти в настоящую теннисистку – чтобы оказать ей достойное сопротивление на корте, теперь приходилось серьезно выкладываться. Радовался в душе, если она обыгрывала его, но и уступать не хотел – боролся, как всегда, с азартом, до последнего мяча.

Часто навещали сыновья. Отец испытывал гордость: настоящие, самостоятельные мужчины, оба стали профессиональными юристами. Футбол – в крови, особенно много играет Володя, который в своей любительской лиге стал признанным бомбардиром. Визиты в родительский дом – не долг вежливости. Мать боготворят, общением с отцом дорожат: у мужчин всегда есть серьезные темы для разговора.

Конечно, не устранялся Валерий Георгиевич и от основных своих дел и забот. Просмотрел бессчетное количество матчей с участием ведущих европейских и латиноамериканских клубов. Много читал специальной литературы, особенно по вопросам функциональной подготовки спортсменов – пытался понять, каким образом можно избежать физических и психологических спадов игроков в течение длительного сезона или, по крайней мере, смягчить их. Позднее попробовал дать практический ответ на этот больной для многих тренеров вопрос: предсезонную подготовку в 2005 году сократил до минимума. Составила она всего 33 календарных, или 26 рабочих дней. Но нагрузки игрокам дал каторжные. Итоги сезона показали, что смелый в российских условиях эксперимент увенчался успехом.

По поручению руководства клуба Газзаев принял деятельное участие в просмотре и подборе новых талантливых игроков для ЦСКА. Результатом этой работы стало приобретение бразильского нападающего Вагнера Лава.

Однако личная перспектива долгое время не прояснялась. Неопределенность действовала угнетающе, хотелось работать в полную силу. К тому же стали поступать предложения из зарубежных клубов, многие из которых выглядели заманчиво – не только с финансовой точки зрения, но и по масштабам открывавшихся новых возможностей для реализации профессиональных амбиций. Больших секретов из предварительных переговоров не делал. Но в армейском клубе планов Валерия Георгиевича не одобрили и дали понять, что досрочно расторгать контракт с ним никто не собирается.

Стало ясно, что Евгений Гинер отпускать Газзаева не намеревался. А вскоре все вернулось на круги своя.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17