Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Анатолий Житнухин Газзаев




страница11/17
Дата09.01.2017
Размер3.78 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   17

Часть V

ПРОРЫВ
Глава I

ЕСТЬ БУДУЩЕЕ
Строитель или пожарный? Конечно, любой тренер, который идет в национальную сборную, мечтает о том, что ему удастся построить новую команду. Но по сложившейся в России традиции, чаще его приглашают на роль пожарного, в надежде, что он свершит чудо и вытащит прогорающую команду из очередной турнирной ямы, в которую она свалилась. Каждый новый наставник сборной в свою очередь надеется, что, потушив пожар, ему, наконец то, выпадет время заняться и созидательной работой. Но обнаруживаются все новые очаги возгорания, и тренерская чехарда начинает совершать очередной виток.

«Газзаеву еще не приходилось выступать в роли пожарного. Посмотрим, как он с ней справится» – эта красноречивая цитата из газет относится к маю 2001 года, когда Валерий Георгиевич дал согласие возглавить молодежную сборную страны. К этому времени команда сохраняла лишь теоретические шансы попасть на чемпионат Европы: для этого нужно было выиграть все оставшиеся четыре встречи, а до очередного матча отборочного турнира – со сборной Югославии – в распоряжении нового тренера оставалось всего лишь две недели.

После ухода Газзаева из «Динамо» все, конечно, понимали, что он без работы не останется. И действительно, новые предложения не заставили себя ждать. Во первых, настоятельно приглашали вернуться в «Аланию». На эту тему у Валерия Георгиевича состоялось несколько бесед с президентом Северной Осетии А. С. Дзасоховым. Но радостные слухи о возвращении Газзаева, которые моментально распространились среди болельщиков республики, оказались преждевременными и не подтвердились.

Поступали к нему приглашения из двух других российских клубов, а также из Италии. Но выбор Валерия Георгиевича пал на молодежную команду страны.

Многим этот шаг Газзаева показался опрометчивым. После Евгения Кучеревского, возглавлявшего молодежную сборную в 1993–1994 годах, никто из маститых специалистов эту команду своим вниманием не жаловал. Она давно уже считалась чем то вроде рудиментарного придатка первой команды страны, от которого и толку нет, и избавиться нельзя. Естественно, что, оказавшись на футбольных задворках, «молодежка» в официальных международных турнирах проваливала все, что только можно.

Вокруг гадали: чем же мог прельститься Валерий Георгиевич? Ведь ни доходов, ни славы новая работа явно не сулила.

Одним в решении тренера возглавить молодежную команду мерещились хитросплетения высших футбольных кругов, другим – дальновидные расчеты Газзаева. В действительности все было намного проще: Валерий Георгиевич увидел перед собой новую сферу деятельности, открывавшую большие возможности для реализации его творческих планов, утверждения собственных концепций игры. Он прекрасно понимал психологию молодых игроков, удостоенных чести выступать за национальную сборную. Их естественная амбициозность (а без амбиций в такой команде и делать нечего) в полной мере соответствовала честолюбивым планам и новаторским идеям тренера, служила главной гарантией полного взаимопонимания. Кроме этого, никогда еще Валерий Георгиевич не имел такого широкого выбора исполнителей для воплощения своих замыслов на поле.

Ну, а что касается материальной стороны дела… В свое время он хорошо усвоил напутствие своего любимого наставника Александра Александровича Севидова: «В работе никогда не танцуй от денег, иди только от игры. Будет игра – придут и деньги, и слава».

Большое влияние на его решение оказали и хранившиеся в памяти яркие впечатления от собственных выступлений за молодежную сборную под руководством замечательного тренера В. А. Николаева. Разве можно забыть, как в лучшие годы своей жизни он в ее составе дважды, в 1976 и 1980 годах, становился чемпионом Европы! Но совсем другое было тогда отношение к подготовке резерва для главной команды страны. Ведь тот же Валентин Александрович возглавлял молодежную команду бессменно в течение одиннадцатая!) лет. Не случайно, что большинство его подопечных позднее защищало цвета первой сборной СССР. Такая преемственность считалась естественной. Но если во всех развитых в футбольном отношении странах она никогда не прерывалась, то в российском футболе ее предстояло восстанавливать заново.

«Молодежная сборная, – пояснял свое решение Валерий Георгиевич, – команда, следующая за национальной. Она объединяет игроков, которые завтра послезавтра должны быть готовы надеть форму первой команды. И главной своей задачей вижу подъем престижа молодежной сборной, ее значимости как ближайшего резерва национальной команды России на тот уровень, каким он был в союзные времена. Сейчас много говорят о том, что игроки первой сборной с каждым годом стареют, а смены им, ближайшего резерва почти не видно. Разговоры разговорами, но надо же кому то что то делать».

Первая сборная – настоящее российского футбола, молодежная – его будущее. Валерию Георгиевичу предстояло доказать, что будущее это не безнадежно. Понимал он, конечно, что берется за работу, чреватую большим риском, потому что любая допущенная им осечка может поставить под сомнение всю его профессиональную состоятельность. В том, что в случае неудачи команды ее результаты в отборочном турнире могут быть представлены как закономерное следствие именно его тренерских просчетов, сомневаться почти не приходилось – недоброжелателей хватало.

Дебют Газзаева в качестве тренера «молодежки» состоялся 2 июня 2001 года на стадионе «Торпедо» имени Эдуарда Стрельцова, где наши футболисты принимали югославскую сборную. Болельщики словно почувствовали, что молодежная команда России находится на пороге своего возрождения: на матч пришло восемь с половиной тысяч зрителей. И российская сборная их не разочаровала, показав добротный атакующий футбол и одержав заслуженную победу со счетом 2:0.

Уже первая официальная игра российской команды под руководством Газзаева продемонстрировала серьезность намерений его тренерского штаба создать в сборной атмосферу максимальной собранности, концентрации, ответственности каждого игрока за результат, за уровень своей подготовки, за престиж страны. Но, возрождая в команде дух патриотизма, Валерий Георгиевич стремился донести до сознания молодых игроков и другую истину – то, что выступление за сборную имеет огромное значение для их собственного роста и личной перспективы, «светлого футбольного и послефутбольного будущего». А для этого им необходимо побеждать в самых престижных турнирах, один из которых – молодежный чемпионат Европы.

Логика, к которой прибегал Газзаев в общении с молодыми футболистами, бьша проста и убедительна: в хороших западных клубах из наших игроков выступали только те, кто прежде выигрывал в своей карьере хоть что то серьезное. Где то в глубине души подобная «агитация» ему претила – ведь сам он, имея возможности поработать в тех же итальянских клубах, не рвался за рубеж даже в самые трудные времена своей тренерской жизни. Но что поделать, если едва затеплившиеся «звездочки» мечтали о карьере, которая позволит им блистать на футбольных небосклонах Испании, Италии, Англии? Надеялся, конечно, Валерий Георгиевич на то, что через пару тройку лет играть в чемпионате России будет не менее престижно…

Чтобы застраховать себя от превратностей турнирной борьбы за выход в финальную часть чемпионата Европы, нашим молодым футболистам необходимо было не только побеждать, но и обеспечивать хорошую разность забитых и пропущенных мячей. Выездная победа над командой Люксембурга оказалась самой крупной в истории молодежной сборной России. Подопечные Газзаева разгромили своих сверстников со счетом 10:0. Интересно, что в этот же день первая российская команда встречалась со сборной Люксембурга в рамках отборочного турнира чемпионата мира и добилась преимущества лишь с огромным трудом –2:1. У многих тогда напрашивались параллели в оценках игры двух российских сборных. «Лучше бы в игре с первой сборной Люксембурга мы выставили „молодежку“» – подобные мнения высказывались почти без намека на иронию.

После первых матчей молодежной сборной своими впечатлениями поделился и Газзаев: «У нас подрастает целое поколение способнейших футболистов. Многие вполне могут стать звездами европейской величины. Пора бы в это поверить».

То, что у нас действительно есть футбольное будущее, наиболее ярко продемонстрировал товарищеский матч между молодежными сборными России и Франции, состоявшийся в Кане в августе 2001 года. Россияне одержали победу над командой, считавшейся тогда сильнейшей на континенте. 13 тысяч зрителей, сумевших по достоинству оценить зрелищный и эстетичный футбол, проводили наших молодых игроков бурей оваций, а сама встреча вызвала широкий резонанс в футбольных кругах Европы. Отмечались высокое индивидуальное мастерство российских футболистов, их заряженность на победу, грамотный и неординарный тактический рисунок игры. Стали поговаривать о том, что с такой игрой Россия будет фаворитом европейского первенства среди молодежных команд.

На вопрос, в чем заключалась главная причина успеха, все футболисты отвечали тогда почти в один голос: «Газзаев, во первых, сплотил нас, а во вторых, выбрал правильную тактику, подробно объяснив, что и как надо делать. Оставалось только выполнить тренерскую установку».

Но Газзаев молодежную сборную не просто тренировал – он ее опекал всеми возможными способами и средствами, используя не столько официальную поддержку (здесь многого ожидать тогда еще не приходилось), сколько свои личные связи и авторитет. На зарубежные встречи команда стала отправляться собственными чартерными рейсами, жила в лучших гостиницах, была прекрасно экипирована. У молодых игроков исчезло чувство своей второсортности и ущербности, которое они испытывали раньше, сравнивая свое положение с отношением к их сверстникам за рубежом.

Поддержка и доверие, которые они обрели с приходом в команду Газзаева, окрыляли, вселяли веру в собственные возможности. Ребята уяснили не на словах, а на деле: им действительно доверено защищать честь великой страны, – поэтому готовились и играли с полной самоотдачей. И если раньше многие игроки молодежной команды отправлялись на ее сборы неохотно (куда денешься, если пришла разнарядка из РФС?), то теперь все признавались, что они с нетерпением ждут вызова в команду Газзаева.

Даже, казалось бы, мелкие детали в организации сборов молодежной команды подтягивали ее игроков, воспитывали у них дисциплинированность и ответственность. К примеру, на завтрак все обязаны были приходить в одинаковых футболках, а на игру – выезжать в спортивных костюмах, под которыми должны быть надеты майки сборной России.

После очередной официальной выездной встречи с командой Словении, которую наша сборная обыграла со счетом 3:1, своими наблюдениями и выводами поделился с Газзаевым журналист газеты «Спорт экспресс» Павел Алешин: «Под вашим руководством молодежная сборная России забила в четырех матчах 18 мячей, пропустив всего три. Эта „тройка“ наводит на мысль о том, что вы изменили своим прежним тренерским принципам».

Валерий Георгиевич возразил: «Нет, это соотношение как раз подтверждает мою верность принципам. Однако сейчас я получил в свое распоряжение талантливых футболистов, которые в состоянии воплощать их на поле, не только атакуя, но и защищаясь».

В отборочном турнире оставалась одна игра – с молодежной сборной Швейцарии. Вряд ли кто из десяти тысяч болельщиков, собравшихся в подмосковном Раменском на стадионе «Сатурн», чтобы поддержать наших ребят, сомневался, что тем будет под силу преодолеть последний барьер. Уверенность в успехе не покидала даже после того, как на второй минуте матча мяч совершенно неожиданно оказался в воротах нашей команды. Пропущенный гол не смутил российских игроков, и уже через пятнадцать минут они вели со счетом 3:1.

Увы, футбол часто бывает иррационален. Швейцарцы сравняли счет и спасли игру, россияне остались за бортом европейского первенства.

Конечно же, по горячим следам на Газзаева посыпались стандартные обвинения: не проявил рассудочность, когда наша команда повела в счете, продолжал атаковать, когда следовало сосредоточить внимание на обороне… Не стал Валерий Георгиевич объяснять своим критикам, что пытался он во время матча сдержать наступательный порыв своих подопечных, просил их аккуратнее действовать сзади, отвечать только контратаками. Но захлестнувший их азарт, ощущение близкой победы сыграли с ними злую шутку. В обороне российской сборной появлялись провалы, чем швейцарцы и воспользовались. У наших же нападающих как назло мяч в ворота больше не шел…

После того как прошла горечь неудачи и улеглись эмоции, последовали более взвешенные выводы. Большинство футбольных специалистов признали, что благодаря высокому профессионализму нового тренера мы наконец то обрели достойную молодежную сборную. И дело даже не в том, что в пяти международных матчах команда одержала четыре победы и одну встречу закончила вничью. Газзаев воссоздал важнейшее звено, без которого невозможна успешная подготовка главной российской сборной. Увязав в единое целое вопросы селекции, учебно тренировочного процесса, создания должных условий жизнедеятельности команды, он продемонстрировал необходимость комплексного подхода к работе с молодой футбольной сменой.

Важно отметить, что впервые за многие годы им были предприняты попытки согласования процесса формирования и подготовки молодежной команды с перспективными и текущими задачами первой сборной, многие фундаментальные основы которой, прежде всего системная подготовка резерва, за девяностые годы оказались разрушенными. Эту идею он конкретизирует и настойчиво продолжит воплощать в жизнь после того, как в июле 2002 года будет назначен главным тренером главной сборной команды страны. Вскоре после этого назначения в печати были опубликованы «10 принципов Газзаева», два из которых посвящались проблемам комплексной подготовки всех сборных команд страны:

«…молодежную сборную России необходимо рассматривать в тесной связи с национальной командой, привлекать к тренировкам первой сборной лучших молодых футболистов. В то же время необходимо учитывать турнирные интересы молодежной команды, поскольку ее успехи стимулируют прогресс молодых игроков; деятельность всех сборных – от первой до самой младшей юношеской – должна замыкаться на главном тренере национальной команды, чтобы тактические задачи были понятны игрокам всех сборных».

Сменивший Газзаева на посту тренера молодежной команды Андрей Чернышов одновременно вошел и в тренерский штаб первой сборной, что явилось важным шагом на пути организационного закрепления этих принципов.

Валерий Георгиевич начинал работу с молодежной сборной, засучив рукава, не дожидаясь, пока созреют соответствующие решения в «верхах», в ту пору, когда было принято, главным образом, лишь рассуждать о наших проблемах и недостатках.

«Надо же кому то что то делать!»

Прошло еще немало времени прежде чем РФС приступил, наконец, к серьезной аналитике футбольного процесса и разработал проект концепции развития российского футбола на 2006–2012 годы, предусматривающий создание единой базы для института всех сборных команд России, оснащенной современными научным и медико восстановительным центрами.

Но еще задолго до этого Газзаев убедительно доказал, что «молодежка» в хороших руках не только может, но и должна быть эффективным инструментом подготовки высококвалифицированных футболистов для главной команды страны, основой ее комплектования. В связи с этим стоит напомнить лишь некоторые имена тех, кто выступал за молодежную команду газзаевского призыва. Это Василий и Алексей Березуцкие, Сергей Игнашевич, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Евгений Алдонин, Марат Измайлов, Роман Павлюченко… Все они стали игроками основного состава первой сборной. И как бы ни расценивались итоги последних выступлений нашей национальной команды в отборочном турнире очередного чемпионата мира, с этими футболистами мы не без оснований продолжаем связывать свои надежды на то, что придет в конце концов праздник и на нашу улицу.

К сожалению, важнейшие наработки Газзаева в молодежной сборной за минувшие годы оказались утраченными. А неудачная игра «молодежки» против своих сверстников из Дании в ноябре 2005 года и вовсе ознаменовалась скандалом. Действительно, целый ряд игроков повел себя в концовке матча некрасиво и вызывающе и по заслугам получил красные карточки. Вот только спешить извиняться за них перед УЕФА и федерацией футбола Дании, а по сути дела – инициировать более строгие наказания от международной инстанции, вряд ли следовало. Разве у нас не хватает собственных сил для того, чтобы поставить зарвавшихся игроков на место? Тем более почему то никто не поспешил извиниться перед россиянами за то, что перед матчем вместо Государственного гимна России было исполнено совершенно другое музыкальное произведение.

Вызывают недоумение и другие странные вещи, которые творились вокруг нашей «молодежки» в Дании. По прибытии в течение нескольких часов наши футболисты не могли получить багаж – так и уехали в гостиницу с пустыми руками. Нашей команде вопреки требованиям регламента для тренировки не было предоставлено поле, на котором предстояло играть. Датские болельщики, мягко говоря, не отличались любезностью – во время матча во вратарскую площадку Игоря Акинфеева прилетали с трибун отнюдь не безопасные предметы: пустая стеклянная бутылка, бильярдный шар… Да и судейство было далеко не безукоризненным.

Почему то на все происходившее безучастно взирали руководители команды, а некоторые из этих фактов замалчивались прессой. Не упоминало о них и руководство РФС, которое не сочло нужным послать на игру в Данию своего представителя. Все это, конечно, не оправдывает поведения наших игроков. Но понять, почему, в конце концов, произошел эмоциональный взрыв среди молодых ребят, мы обязаны. Хотя бы ради того, чтобы предотвратить подобное в дальнейшем…

Подтвердив еще раз репутацию высококвалифицированного специалиста, обладающего широким кругозором и способностью видеть перспективу развития футбола, Валерий Георгиевич в конце 2001 года получил приглашение в клуб, в котором вынашивались идеи, казавшиеся тогда многим фантастическими. Ведь его новая команда – ЦСКА – в предшествующие годы звезд с неба не хватала, а в сезоне 2000 года, показав не очень вразумительную игру, казалось, прочно и надолго увязла в середине турнирной таблицы. Однако уже в следующем году новый президент клуба Е. Л. Гинер во всеуслышание заявил: «Специалистами разработана программа развития клуба, благодаря которой мы через три года должны выйти на европейский уровень». Кто то на эти слова не обратил внимания, кто то над ними просто посмеялся. А зря.


Глава II

НА ПЕРЕЛОМЕ
В 1991 году, завершившем эру советского футбола, ЦСКА завоевал Кубок СССР и чемпионское звание. Однако за десять лет участия в российских чемпионатах армейский клуб не смог добавить к своей былой славе ни одного титула.

И в сезоне 2001 года внешне ничто, казалось, не указывало на революционный характер перемен, затеянных новым руководством клуба, – в очередном первенстве команда оказалась лишь на седьмом месте.

В то время только немногие из посвященных знали, какая напряженная работа идет над программой преобразований, начатых Е. Л. Гинером. Период становления нового клуба предусматривал три этапа, каждый из которых был рассчитан на один календарный год. В течение первого года было намечено создать коллектив единомышленников, в котором бы все – от президента до технического секретаря – были объединены общей целью, четко представляли стоящие перед коллективом задачи и свое место в их реализации. Эта работа, по глубокому убеждению Евгения Ленноровича, носила принципиальный, основополагающий характер, так как без единого сплоченного коллектива о переходе к воплощению масштабных замыслов не могло быть и речи. Такой коллектив, по его мнению, удалось сформировать к началу 2002 года.

На втором этапе планировалось, что обновленная футбольная команда займет достойное место – не ниже второго – в российском чемпионате и будет способна в следующем, третьем сезоне, завоевать чемпионский титул и добиться качества игры, соответствующего лучшим европейским образцам.

Конечно, история отечественного футбола знает немало примеров, когда провозглашенные высокие цели и задачи так и оставались по своей сути всего лишь лозунгами, зависшими над непреодолимыми завалами повседневной, кропотливой работы. Отличие программных целей армейского клуба заключалось в том, что его новые руководители, в первую очередь Гинер, в совершенстве владели законами современного менеджмента, средствами и методами достижения необходимых результатов. Важнейшим управленческим решением на первом этапе преобразования клуба явился подбор для футбольной команды тренера, способного решать поставленные задачи.

Почему выбор пал на Газзаева? В первую очередь потому, что он проявил себя как тренер новой волны, чутко улавливающий тенденции современного развития игры, не раз демонстрировавший способность добиваться максимальных результатов при полном использовании всех предоставляемых ему возможностей. Вместе с тем, принимая это решение, Гинер опроверг бытующие представления о довлеющем над современными управленцами прагматизме. Принципиальным достоинством Газзаева, определившим в конечном счете выбор Евгения Ленноровича, явилось то, что Валерий Георгиевич был тренером, познавшим радость победы. Только это чувство делает тренера неукротимым в его стремлении побеждать вновь, постоянно бороться за место на вершине футбольного Олимпа.

Не смущало президента клуба, что с таким тренером будет, скорее всего, непросто: тем интереснее и продуктивнее обещает быть совместная работа. От «удобных» людей, даже будь они трижды профессионалами, вряд ли можно ждать великих дел.

На этот раз у Валерия Георгиевича было время, чтобы спокойно проанализировать и взвесить все перспективы, которые сулило ему новое назначение, так как предварительные беседы на эту тему с президентом клуба состоялись у него еще летом.

«Больше всего на меня повлияла атмосфера в ЦСКА, уровень организации клуба, последовательная политика его нового руководства, президента Евгения Гинера по совершенствованию клубной инфраструктуры, – отвечал Газзаев на вопрос журналистов о том, что послужило причиной его решения возглавить армейскую команду. – Все это весьма привлекательно, хотя понимаю, какой груз ответственности взвалил на себя».

Груз этот действительно был нелегким. Программа минимум – вывести команду с седьмого на второе место – не любому тренеру по плечу. Не случайно, что все заявления руководства клуба о решимости вести борьбу за самые высокие места в чемпионате пресса на первых порах комментировала весьма сдержанно: команда «звезд» еще не команда звезда, и солидный бюджет клуба сам по себе еще не является гарантией успешной игры и побед.

Основания для сдержанных оценок были, так как впечатляющая селекция, проведенная клубом в течение сезона 2001 года, к ощутимым результатам не привела. Помимо того, что не все клеилось с организацией игры, команда с трудом выходила из тягостного психологического состояния, на котором сказались постигнувшие ее несчастья: трагическая гибель вратаря Сергея Перхуна, тяжелая болезнь тренера Павла Федоровича Садырина.

Но жизнь продолжалась, и надо было идти дальше.

В футбольных кругах тогда сложилось мнение, что к моменту прихода Газзаева в ноябре 2001 года ЦСКА уже располагал составом, с которым можно решать самые серьезные задачи. Однако неожиданно для многих клуб продолжил масштабную селекционную работу. Внимательно изучив игру команды, Валерий Георгиевич пришел к выводу, что далеко не всем армейским футболистам будет с ним по пути. Многие игроки основного состава действовали на поле по старинке, демонстрировали до боли привычный футбол, который, если и удовлетворял еще запросы болельщиков, никак не соответствовал намерениям нового тренера.

Настораживало и настроение некоторых игроков ЦСКА, которое выразил один из ведущих футболистов команды: «Армейцы надеются, что глобальных изменений у них не будет». Что особенно удивляло, сказано это было в октябре, после унылой безвыигрышной серии из семи матчей, «увенчавшейся» сокрушительным поражением, которое потерпел ЦСКА в Санкт Петербурге от «Зенита» – 6:1.

Таким образом, с одной стороны, Газзаева не устраивала технико тактическая оснащенность многих игроков, с другой – их настрой, морально психологические качества. Как бы ни хотелось некоторым старожилам команды спокойной жизни, дальнейшие изменения, прежде всего в составе, были неизбежны. Они состоялись и напомнили те коренные преобразования, которые Валерий Георгиевич осуществил в «Алании» в 1994 году, накануне своего первого прорыва к чемпионскому «золоту».

Сразу девять армейских игроков, большинство из которых в глазах болельщиков олицетворяло красно синие цвета любимой команды, были выставлены на трансфер. Среди поклонников ЦСКА прошел недовольный ропот. Но Газзаев был тверд: былые заслуги, если они не подтверждались игрой, а главное – желанием играть по новому, в расчет не принимались. По сути дела, из всех армейцев со стажем безоговорочно выдержали отбор лишь Сергей Семак, чей талант в сочетании с преданностью футболу и трудолюбием никогда и ни у кого не вызывал сомнений, и молодой, перспективный защитник Денис Евсиков.

Создавалась совершенно новая команда. Некоторые футболисты – Юрий Лайзанс, Денис Попов, Элвер Рахимич, Игорь Яновский, Алексей Березуцкий – уже успели хорошо зарекомендовать себя в течение нескольких предшествующих месяцев. В компанию к ним руководство клуба пригласило Ролана Гусева и Дэйвидаса Шембераса из московского «Динамо», Дмитрия Кириченко из «Ростсельмаша», Василия Березуцкого из «Торпедо ЗИЛ»… Всем этим игрокам в скором будущем предстояло коренным образом изменить представления об облике и характере игры знаменитого в прошлом российского клуба.

За несколько месяцев до этих изменений, когда Павел Садырин по состоянию здоровья был вынужден оставить ЦСКА и вопрос о главном тренере еще оставался открытым, многие армейские ветераны из числа знаменитых футболистов прошлых лет высказывали опасение, что команду может возглавить «человек со стороны», не проникнутый духом и традициями великого клуба. Но при всем огромном уважении к этим людям, отдавшим много собственных сил служению спортивным идеалам ЦСКА, можно утверждать, что подобные рассуждения уже давно не имели под собой почвы – по существу в них мифологизировалось то, что на самом деле было уже давно утрачено.

Настоящий дух и подлинные традиции армейского клуба всегда было принято олицетворять со знаменитой «командой лейтенантов» 1945–1951 годов, которая под руководством выдающегося тренера Бориса Андреевича Аркадьева за семь послевоенных лет пять раз становилась чемпионом страны, дважды удостаивалась серебряных наград и два раза выигрывала Кубок СССР. Хотим мы этого или нет, но все дальнейшие успехи футбольного ЦСКА выглядели куда более скромно или носили характер кратковременных взлетов, во время которых удалось завоевать звание чемпионов страны 1970 года и сделать «дубль» в 1991 году – выиграть «золото» в союзном первенстве и Кубок СССР.

Гинер провозгласил о намерении возродить в армейском клубе именно те традиции, которые были свойственны «команде лейтенантов», и создал для этого все необходимые условия.

Газзаев приступил к созданию новой команды, которой такая задача была бы по плечу.

Полвека прошло с тех пор, когда гремела слава легендарного ЦДКА. Об эпохе Аркадьева мы можем сегодня судить в основном по воспоминаниям, опубликованным в печати минувших лет, – слишком мало осталось среди нас тех людей, который знают и помнят футбол послевоенного времени. Тем большую ценность приобретает мнение Константина Ивановича Бескова, высказанное осенью 2005 года в интервью газете «Советский спорт»: «Мне импонируют методы работы президента клуба Евгения Гинера и главного тренера Валерия Газзаева. Молодцы, они выбрали для себя путь и четко ему следуют». Дело не в том, что в устах патриарха нашего отечественного футбола даже сдержанная похвала дорогого стоит. Бесков, может быть, лучше других знает, с чем сравнивать.

Читая публикации, посвященные Б. А. Аркадьеву, невольно обращаешь внимание на то, насколько и сегодня актуальны те подходы к тренерской работе, которые им исповедовались.

Главный принцип формирования команды – яркие исполнители.

Высокая интенсивность занятий, большие тренировочные нагрузки, требующие от футболистов полной самоотдачи.

Ежедневная работа с мячом, направленная на совершенствование технической оснащенности игроков.

Творческая атмосфера на тренировках, способствующая раскрытию индивидуальных способностей каждого игрока.

Воспитание у каждого футболиста бойцовских качеств, самоотверженности, умения сражаться за победу с первой до последней минуты матча.

Гибкая тактика игры, позволяющая перестраивать командные действия в зависимости от складывающейся на поле конкретной обстановки…

Нельзя не заметить, что все эти принципы, которым в своей тренерской деятельности следовал Борис Андреевич, свойственны и Газзаеву. Естественно, что в практике Валерия Георгиевича они всегда применялись с учетом современных методов подготовки команды и ведения игры.

Как то еще в довоенные годы, обращаясь к своим подопечным, Аркадьев счел необходимым заметить: «Я присоединяюсь к тому общему уважению, которым вы окружены. Но вместе с тем я говорю: ваше положение обязывает вас работать больше, чем когда либо. Высшая мера взыскательности к себе – вот условие, при котором мы сможем сработаться».

Та же суть подхода к делу выражена и в словах Газзаева: «С начала 2002 года мы с президентом клуба меняли психологию наших футболистов. Постепенно удалось возвести в культ такое понятие, как максимализм. Во всем! Надо сражаться до конца. Кто был не в состоянии преодолеть внутренний барьер и поверить в себя, теперь защищают другие цвета».

Не любит Валерий Георгиевич половинчатых задач. Поэтому сразу же была конкретизирована стратегическая цель предстоящего сезона: «С первых дней нового чемпионата боремся за золотые медали!»

В первые месяцы работы в ЦСКА менять пришлось многое – не только состав команды и психологию футболистов. Большие усилия, например, были затрачены на то, чтобы изменить закоснелые представления многих игроков о современном футболе. Мало научиться читать и понимать новые тактические схемы – труднее переосмыслить собственную роль на поле, не мыслимую ни без жесткой игровой дисциплины, ни без импровизации. Другими словами, Валерию Георгиевичу предстояло в предельно сжатые сроки научить своих подопечных играть в совершенно другой футбол, отличный от того, к которому их приучали раньше.

При этом прекрасно понимал Газзаев: если что не получится, пенять не на кого – возможности для плодотворной работы с футболистами клуб создал идеальные. Произвели они впечатление и на видавшего виды капитана команды Сергея Семака, который в период предсезонной подготовки поделился своими впечатлениями с журналистами: «Как и судейство, лучшее руководство – то, которого не замечаешь. Наше руководство создало команде такие условия, что голова болит только о тренировках, подготовке и результатах. Никто и ничто не отвлекает от футбола».

Подготовку к сезону начали в Израиле. Как ни успокаивал себя Валерий Георгиевич, что первая контрольная игра с серьезным соперником носит всего лишь тренировочный характер, ожидал ее с волнением. Результат товарищеского матча с тель авивским «Хапоэлем», который состоялся в январе, оказался неожиданным: армейцы проиграли с «неприличным» счетом 5:1. Нашу прессу итоги этой встречи «шокировали», Газзаева… обнадежили. И дело не в том, что было много «смягчающих» обстоятельств – ведь ЦСКА в таком составе играл впервые, а его соперник в это время находился на пике своей спортивной формы. Главное, увидел Валерий Георгиевич, что его подопечные поняли, чего он от них добивается, и довольно быстро осваивают новую для себя тактическую схему.

То, что работа ведется в правильном направлении, подтвердила уже очередная встреча – с «Маккаби» из Хайфы, в которой удалось одержать уверенную победу.

Продолжив подготовительный цикл в Италии, армейцы вернулись в Москву накануне своей первой официальной игры в чемпионате России. С корабля – на бал. Прямо скажем, не стыдно было Газзаеву предстать со своей новой командой перед ее поклонниками. Первые пять встреч – пять побед. Хотя уже после первого матча, в котором ЦСКА по всем статьям переиграл «Торпедо ЗИЛ» – 4:0, возникли осложнения. Во время этой игры не стерпел вызывающей грубости Семак – ответил обидчику и заработал удаление. Последовавшее наказание – дисквалификация на пять очередных игр – оказалось, на удивление многим, предельно жестким: все знали, что в российской премьер лиге этот футболист всегда был образцом порядочности и сдержанности, а в происшедшем инциденте действия соперника носили откровенно провокационный характер.

Дело не в том, что такая неожиданная потеря в самом начале чемпионата могла дорого обойтись для ЦСКА – ведь Сергей не просто капитан и диспетчер, он – душа команды, личность харизматическая. К счастью, на последующие результаты армейцев его отсутствие практически не повлияло. Многих тогда смутило другое: накануне чемпионата мира без игровой практики остался игрок сборной команды России. Видно, опасаясь, как бы о нас плохо не подумали, мы не прочь иногда сами себя высечь. На всякий случай.

Оценивая мощную поступь ЦСКА в сезоне 2002 года, тотальный характер действий команды, то силовое давление, которое она оказывала на соперника по всему полю, некоторые специалисты вновь заговорили о том, что в игре подопечных Газзаева отразилась приверженность тренера итальянскому футболу. Если речь идет о том, что армейские футболисты стали демонстрировать невиданные ранее волевые качества, способность от первой до последней минуты сражаться за нужный результат, заряженность на победу, то сторонники такого взгляда в какой то мере правы – такой подход действительно отличает большинство профессиональных клубов Италии.



Но тотальная, силовая манеры игры, умение добиваться результата – характерные свойства не только итальянского футбола. Тем более не только у итальянцев заимствовал Валерий Георгиевич те элементы ведения игры, из которых складывались его собственные, оригинальные тактические схемы. Без преувеличения можно сказать, что он всегда стремился воплотить в своей работе все лучшее, что находил у многих ведущих европейских тренеров, вне зависимости от того, с какой страной была связана их профессиональная деятельность. И, конечно, постоянно находилась и ныне остается в поле его пристального внимания игра лучших клубов Европы: «Челси», «Милана», «Барселоны», «Ливерпуля»…

Поначалу почерк ЦСКА определялся прежде всего обстоятельствами, которые учитывал Газзаев и которыми во многих случаях он вынужден был руководствоваться.

Во первых, стиль и манеру игры определял подбор исполнителей. А к тому времени, несмотря на большую и в целом верную селекционную работу, состав команды был еще далек от идеального. Многие игроки были еще совсем молоды, не обладали должным опытом и не могли, в силу своего возраста, проявить все свои способности и дарования. Не хватало футболистов «звездного» уровня, исполнителей международного класса. Как известно, только позднее появятся в команде Иржи Ярошик, Ивица Олич, Даниэл Карвалью, Юрий Жирков, Вагнер Лав…

Во вторых, перед Газзаевым стояла задача за один год преодолеть дистанцию, на которую другие тренеры затрачивали годы. Для сравнения обратим внимание, что московский «Локомотив» продвигался к чемпионскому званию целых десять лет, причем, прежде чем подняться на высшую ступень пьедестала, три предшествующих сезона подряд железнодорожники завоевывали серебряные медали.

Газзаеву для достижения наивысших результатов не было отведено необходимого времени. Поэтому он вынужден был форсировать решение целого комплекса проблем, связанных со становлением новой команды, по ходу чемпионата, увязывая работу на перспективу с повседневными задачами.

На первых порах именно этим определялись и стратегия, и тактика турнирной борьбы, которые сводились к одному: нужен положительный результат в каждом матче, оступаться непозволительно. Рискованные эксперименты исключались. В основе каждой игры – четкий тренерский план, который осуществлялся посредством высокой функциональной подготовки и индивидуального мастерства футболистов в сочетании со строжайшей игровой дисциплиной. Недостаток сыгранности успешно компенсировался силовым давлением: главное, не дать сопернику времени на размышление, на организацию атак.

При поверхностном взгляде могло показаться, что Валерий Георгиевич изменил своей прежней концепции, в которой главенствующую роль играла его приверженность футболу атакующему и зрелищному. Об этом вроде бы свидетельствовали и пояснения, которые он давал к игре новой армейской команды: «Артистизм теперь бессмыслен, если он не сочетается с рационализмом, не подкрепляется мощью, напором, высшими проявлениями бойцовских качеств. Идеал, к которому мы стремимся, – тотальный футбол плюс изящество. Но если кто то разглядел в игре нашей команды хорошую долю артистизма, для меня это настоящая радость».

Последние слова дают нам основания полагать, что не менял Газзаев своих убеждений – он лишь на какое то время в очередной раз наступил, скрепя сердце, на горло собственной песне. И слава Богу, что таких людей, как Газзаев, изменить невозможно. Если бы он подлежал переделке по образу и подобию всех тех, кто прямо или косвенно оказывал влияние на его работу, то мы давно бы потеряли одного из самых ярких и самобытных российских тренеров.

Подобное утверждение не противоречит и тем высказываниям Валерия Георгиевича, которые прозвучали, например, в ноябре 2005 года на встрече с журналистами газеты «Спорт экспресс»:

«Я всегда стараюсь ориентироваться в первую очередь на результат. Работать, не имея большой, глобальной цели, бесполезно».

На вопрос о том, действительно ли он во времена работы в «Алании» предпочитал зрелищный и атакующий футбол результату, Газзаев ответил следующим образом:

«Все мы раньше попадали под влияние каких то непонятных иллюзий. Но я всегда старался, чтобы и такая игра давала результат».

Бывают ли игры, когда Газзаев доволен и результатом, и игрой?

Конечно, и немало. Большую часть минувшего сезона ЦСКА, по его мнению, демонстрировал красивую, интересную игру. Добавим, что эту точку зрения разделяют и поклонники команды.

Ответы Валерия Георгиевича, который ранее постоянно утверждал, что результаты идут от качества игры, только на первый взгляд могут показаться в какой то мере нелогичными – они не вызывают опасения, что завтра он вместе со своими подопечными будет вымучивать результаты любой ценой. Результат у Газзаева был и остается следствием качества, возрастающего класса игры, которая доставила особенно много радости истинным ценителям футбола в сезоне 2005 года. Кстати, и раньше не испытывал особых иллюзий Газзаев по поводу того, какого футбола от него ждут. Не питал он их и в тот период, когда возглавлял «Аланию». Поэтому и смогла его команда в 1995 и 1996 годах показать выдающиеся результаты.

Конечно, все выше сказанное не означает, что тренерские взгляды Газзаева не подвержены эволюции. Меняется футбол, меняется характер игры, а вместе с ними меняются и концептуальные взгляды тренера, если, конечно, он не хочет оказаться в роли болельщика. Если в первые годы своей работы в качестве тренера Валерий Георгиевич часто отождествлял понятия «зрелищность» и «атака», то в дальнейшем он перестал ставить между ними знак равенства.

Современная команда должна располагать мощной обороной, уметь обороняться. Это ни в коей мере не означает, что ее игра всегда ведется «от обороны». Сказать, что решающее значение в ней приобретает баланс между обороной и нападением, тоже нельзя – этим мы чрезмерно упростим характер тех задач, которые решает ее тренер. Точнее будет вести разговор о том, что современная команда должна уметь атаковать и забивать и уметь обороняться. А это умение достигается только за счет слаженного взаимодействия всех звеньев команды, гармоничного сочетания всех компонентов композиции игры.

При этом неизмеримо возрастает роль тренера, которая становится сродни роли дирижера оркестра или режиссера театральной постановки. Возрастает значение интеллектуальной составляющей работы тренера. Зрелищность, которая нас радует в игре команды Газзаева даже в периоды ее относительно невысокой результативности (под результативностью в данном случае подразумевается количество забиваемых мячей), – это производная интеллектуального футбола, который ныне он нам демонстрирует.

Обратим внимание, что во время упомянутой беседы в редакции газеты «Спорт экспресс» Валерий Георгиевич выразил надежду, что к новому сезону он будет располагать не двумя, а четырьмя классными нападающими. Так что скучать не будем.

Тогда, в первый год работы с ЦСКА, результаты нужны были как воздух. Они были необходимы для того, чтобы выиграть время для создания команды, способной не только побеждать в турнирной борьбе, но и показывать эстетичный футбол, приносящий людям радость и удовольствие.



И результаты приходили. А вместе с ними все отчетливее вырисовывались и контуры будущей команды, может быть команды будущего.

Постепенно стало меняться и отношение прессы к игре армейцев. На смену тональности оценок больше всего повлияла их весенняя встреча с московским «Спартаком», в которой ЦСКА буквально раздавил соперника и победил со счетом 3:0. Причем спартаковцы за всю игру не смогли нанести ни одного удара в створ армейских ворот. Уникальный случай был зафиксирован футбольной статистикой: вратарь победителей Вениамин Мандрыкин не получил традиционной оценки от экспертов газеты «Спорт экспресс», так как ему фактически не довелось вступить в игру.

После этого матча журналисты вполне искренне говорили о том, что армейцами был показан «выдающийся футбол», красиво писали о «тайфуне по имени ЦСКА». А ведь совсем недавно в игре ЦСКА им мерещился «коктейль Молотова». Теперь наконец то было признано, что страстной, мощной и изобретательной игрой армейцы доказали обоснованность своих притязаний на лавры чемпионата.

Серьезность своих намерений армейцы вскоре подтвердили и в финале Кубка России, где встретились с санкт петербургским «Зенитом» и одержали уверенную победу со счетом 2:0. Таким образом, был завоеван первый серьезный трофей, а вместе с ним – и право выступать в очередном розыгрыше Кубка УЕФА В газетах была отмечена современная, зрелищная игра ЦСКА, «с которой и в Европе будет не стыдно показаться».

И все же во втором круге чемпионата армейцы испытали определенный спад в игре. Вполне вероятно, что на их физическом и психологическом состоянии сказались последствия напряженной и длительной предсезонной подготовки, в течение которой Валерию Георгиевичу пришлось фактически заново наигрывать состав, комбинационные решения, тактические схемы. Возможно, не лучшим образом на игровой тонус команды повлиял большой перерыв во внутреннем первенстве, связанный с чемпионатом мира по футболу.

Но нельзя сбрасывать со счетов и другое обстоятельство: не прошло бесследно назначение Газзаева в июле 2002 года главным тренером сборной России. Два детища оказались под началом одного человека, и каждое из них требовало огромных затрат душевных и физических сил. Знаем мы, что их то Валерий Георгиевич никогда не экономил, ибо любому делу всегда отдавался целиком. Но именно это качество и вызывало разлом, раздвоение в душе тренера, что, может быть, первыми почувствовали футболисты ЦСКА.

Неудачным для команды оказался осенний старт в розыгрыше Кубка УЕФА. Конечно, соперник достался непростой – итальянская «Парма» в том сезоне была на взлете.

И все же, сыграв в Москве вничью (1:1), армейцы в ответном матче имели реальную возможность выйти в очередной круг престижного турнира. Однако, забив в ворота итальянцев два гола, ЦСКА все же проиграл: роковой гол был пропущен буквально за несколько секунд до окончания матча.

Распекая после игры своих подопечных, которым не хватило волевых усилий для того, чтобы удержать необходимый результат, Газзаев понимал, что главная причина неудачи сокрыта в другом – его команда уступила «Парме» в классе игры.

Увы, как показали международные встречи, не отличались тогда высоким классом и другие лидеры российского чемпионата. В те же дни в Лиге чемпионов состоялось беспрецедентное избиение московского «Спартака» английским «Ливерпулем» – 5:0, а «Локомотив» во встрече с испанской «Барселоной» временами выглядел просто беспомощно и уступил каталонцам на своем поле со счетом 1:3.

Осенние неудачи российских клубных команд в еврокубках подтверждали закономерность бесцветного выступления сборной России на минувшем чемпионате мира. Пора было основательно задуматься, что мы, в конце концов, из себя представляем, где находимся, на что можем реально рассчитывать в ближайшее время.

Думал тогда об этом Газзаев или нет, но его работа по форсированной подготовке новой команды, способной конкурировать с лучшими европейскими клубами, в недалеком будущем должна была помочь российскому футболу обрести утраченные точки отсчета, систему координат собственного развития. Слишком уж все смешалось в нашем футбольном хозяйстве, порождая неразбериху в оценках возможностей клубных команд и национальных сборных, чередование необоснованных похвал и восторженных эпитетов по случаю отдельных их успехов с уничижительной критикой после привычных провалов и неудач.

Совершив мощный рывок на финише сезона 2002 года, ЦСКА после последнего тура чемпионата оказался на первой строчке турнирной таблицы. Итоговые показатели команды опровергли мнения скептиков, утверждавших, что прагматизм армейских футболистов в их погоне за результатом наносил ущерб зрелищности игры. В официальных матчах чемпионата ЦСКА забил 60 мячей – на 11 больше, чем московский «Спартак», оказавшийся по результативности на втором месте. Армейцы добились и лучшей разности забитых и пропущенных голов.

Однако по количеству набранных очков ЦСКА так и не смог опередить московский «Локомотив» – сказались потери, допущенные в летние месяцы. В соответствии с регламентом первенства армейцам и железнодорожникам предстояло решить судьбу золотых медалей в дополнительной очной встрече между собой. Второй раз в жизни выпало Газзаеву испытать фортуну в «золотом» матче. Но, как и в 1996 году, когда его «Алания» пыталась отстоять чемпионский титул во встрече с московским «Спартаком», она вновь оказалась неблагосклонной. Удача улыбнулась «Локомотиву», который одержал победу со счетом 1:0.

Матч выдался бескомпромиссным, насыщенным драматическими моментами и упущенными возможностями. Под занавес встречи, например, не использовал свой верный шанс Ролан Гусев. Это была последняя возможность армейцев спасти игру и вырвать победу.

Уступать «золото» было невыносимо трудно. Больше всего – Газзаеву, в глазах которого даже обычное поражение чаще всего граничило с позором и унижением. Никогда не понимал он, что означает выражение: «Проигрывать достойно». Ввязался в схватку – обязан побеждать, достойных поражений не бывает. Проиграл – уйди от позора подальше. Что и сделал Валерий Георгиевич сразу же после игры, не поздравив соперников и не уделив внимания журналистам. Слишком обидно было, что сезон, в котором удалось показать почти невероятные результаты, заканчивался чужим праздником.

Тогда его поняли и не осуждали. Более того, отдав должное новому чемпиону страны, спортивная печать по достоинству оценила и игру ЦСКА. Отмечалось, что в «золотом» матче армейцы сражались до конца и проиграли «в упорной, злой, жестокой борьбе», что покинули они поле брани «с высоко поднятой головой, подарив – не „Локомотиву“, а всем нам – честное золото».

Не знали тогда еще ни футболисты ЦСКА, ни их тренеры, ни руководители армейского клуба, что слова эти – хоть и красивые, но не заключавшие в себе ничего необычного, – впору в рамку было помещать. Ведь пройдет еще немного времени, и армейцам придется чаще сталкиваться совсем с иными высказываниями в свой адрес.

Но в конце 2002 года все сошлись во мнении, что минувший сезон ознаменовался рождением новой команды – молодой, яркой, азартной, по спортивному злой.

Высказал удовлетворение сезоном и Валерий Георгиевич, подчеркнув, что «ЦСКА только в начале пути: после масштабной селекции, по сути, создается новый коллектив. Перед командой ставились серьезные задачи, она их решила. Теперь начинается новый, еще более сложный период – стабилизации».

Тогда он и представить себе не мог, какие сложности таит в себе предстоящий год.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   17

  • Глава II НА ПЕРЕЛОМЕ