Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Анализ произведения художественной литературы в старшей школе




страница1/12
Дата01.07.2017
Размер2.09 Mb.
ТипАнализ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Анализ произведения художественной литературы в старшей школе
Пособие для учащихся выпускных классов



Работа адресована прежде всего старшеклассникам: она поможет научиться анализировать произведение художественной литературы, грамотно и убедительно строить собственную речь; подготовиться к единому государственному экзамену (ЕГЭ), повторить перед экзаменами материал «сквозных» тем и т.д.

ВСТУПЛЕНИЕ

Обращаюсь к старшеклассникам, которые углубленно изучают литературу: вы найдёте в этой работе немало полезного. Во-первых, она поможет научиться грамотно читать, понимать и анализировать литературное художественное произведение.

Однако главное её достоинство не столько в том, что она содержит разнообразные пояснения и примеры аналитической работы с художественным текстом, а в том, что эти пояснения, рассуждения и примеры изложены доступно, понятно и касаются в основном программных произведений русской литературы.


Итак…

Анализируя произведение художественной литературы, постарайтесь раскрыть следующие понятия:



  • АВТОР, АВТОРСКАЯ ПОЗИЦИЯ

Отражение в произведении реальных черт и свойств личности автора. Способы выражения авторской позиции в произведении.

  • ОБРАЗ АВТОРА, ОБРАЗ СОЗДАТЕЛЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Форма создания образа автора в произведении (образ «самого себя»; образ вымышленного автора). Образ автора и авторская позиция.

  • АВТОРСКИЕ ОТСТУПЛЕНИЯ (лирические отступления)

Место авторских отступлений в композиции произведения. Характер авторских отступлений в произведении (лирические, публицистические, философские, другие). Авторские отступления и авторская позиция.

  • ВНЕСЮЖЕТНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ

Место внесюжетных элементов в композиции произведения. Классификация внесюжетных элементов в произведении (авторские отступления, вставные эпизоды, описания: портрет, пейзаж, мир вещей). Роль внесюжетных элементов в произведении.

  • ГЕРОЙ, ПЕРСОНАЖ, ХАРАКТЕР, ТИП

Воплощение в герое, персонаже определенного жизненного характера. Литературный тип как персонаж, несущий в себе широкое обобщение: в его характере общечеловеческие, присущие многим людям черты преобладают над чертами личными, индивидуальными.

  • СИСТЕМА ПЕРСОНАЖЕЙ

Соотношение главных, второстепенных, эпизодических персонажей в произведении. Роль главных, второстепенных, эпизодических персонажей в произведении. Герои, вступающие в идейный или бытовой конфликт друг с другом как наиболее важные в системе персонажей. Индивидуальные особенности построения системы персонажей в произведении. Роль внесценических персонажей в драматическом произведении.

  • ЛИРИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ

Лирический герой как условный образ человека в лирике, который выражает личные переживания автора или человека вообще.

  • ДЕТАЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

Классификация художественных деталей в произведении: детали портрета, пейзажа, мира вещей, психологические. Функции художественных деталей в произведении: характеристика героев, их психологического состояния, создание общей картины нравов, выражение авторской позиции, значение символа.

  • ЖАНР

Общие признаки групп произведений, связанных принадлежностью к одному жанру. Индивидуальные особенности проявления жанрового своеобразия в конкретном произведении, в творчестве конкретного писателя.

  • ЗАГЛАВИЕ, НАЗВАНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Роль заглавия: нейтральное, указывает лишь на один из образов произведения, на его тему; художественное значимое, выражает проблематику произведения, авторскую позицию; заглавие – художественный образ, раскрытию которого служит все произведение.

  • ИДЕАЛ

Идеал как авторское представление о высшей норме жизни, о том, каким должен быть человек и мир. Формы воплощения авторского идеала в произведении.

  • ИДЕЯ

Идея как главная обобщающая мысль или система таких мыслей в художественном произведении. Формы выражения идеи в литературном произведении. Связь понятия «идея» с понятиями «авторская позиция», «пафос», «идеал», «проблематика».

  • ИЗОБРАЖЁННЫЙ МИР

Соотношение действительности, созданной автором в произведении, и реального мира.

Характер художественной условности при изображении мира в художественном произведении: изображение жизнеподобного мира; изображение фантастического мира.



  • КОМПОЗИЦИЯ

Композиция как состав и последовательность расположения отдельных частей и элементов произведения, а также взаимосвязь между отдельными художественными образами.

Сюжет как один из элементов композиции эпического, драматического произведения. Особенности композиционного оформления сюжета в произведении: изложение событий в прямой хронологической последовательности; введение в сюжет отступлений в прошлое; сознательное нарушение хронологической последовательности событий. Роль несюжетных элементов в композиции произведения. Соотношение сюжетных и несюжетных элементов в композиции произведения. Роль системы персонажей в композиции произведения. Роль системы образов в композиции произведения. Организация повествования как важная особенность композиции произведения. Композиционные приемы: повторы, кольцевая композиция и др. Место снов, писем, жанровых включений и др. в композиции произведения.



  • КОНФЛИКТ

Роль художественно выраженного противопоставления, противоречия в раскрытии содержания произведения. Различные типы конфликтов: между отдельными персонажами; между персонажем и средой; психологический. Конфликт как движущая сила сюжета эпических и драматических произведений.

  • ЛИТЕРАТУРНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Художественное своеобразие произведения с точки зрения принадлежности к определенному литературному направлению.

  • ОБРАЗ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ

Художественный образ как универсальная форма отражения действительности в искусстве. Классификация художественных образов в произведении: образы людей, образы природы, образы вещей, образы чувств, переживаний, словесно-речевые образы (сравнения, метафоры, олицетворения, символы, аллегории), детали-образы. Соотношение художественного образа и реальности. Соотношение конкретности и обобщения в художественном образе. Авторская позиция в художественном образе. Авторская фантазия, вымысел, домысел при создании художественного образа.

  • ПАФОС

Особенности пафоса произведения: юмор, сатира, инвектива, ирония, трагическое, героическое, романтика, сочетание различных разновидностей пафоса. Способы создания пафоса как основного эмоционального тона произведения или эмоционального освещения того или иного персонажа. Взаимосвязь пафоса произведения с его идеей, с авторским идеалом, с конфликтом.

  • ПЕЙЗАЖ

Пейзаж как часть изображенного в художественном произведении мира. Роль пейзажа в произведении: обозначения места действия; создание определенного настроения; способ выражения авторской позиции. Особенности создания пейзажа в конкретном произведении, в творчестве конкретного писателя.

  • ПОВЕСТВОВАНИЕ (от первого лица, от третьего лица)

  • ПОВЕСТВОВАТЕЛЬ

Тип повествователя: нейтральный рассказчик; вымышленный автор; сам автор; действующее лицо произведения. Стилистические особенности речевой манеры повествователя, в которых проявляется его характер. Точка зрения повествователя и авторская позиция.

  • ПОРТРЕТ

Роль портрета в произведении: характеристика персонажа; способ выражения авторского отношения к персонажу. Связь портрета с другими описаниями. Языковые средства создания портрета. Художественная деталь в литературном портрете.

  • ПРИЁМ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ

Своеобразие художественных приемов писателя: изобразительно-выразительные средства языка (использование эпитетов, сравнений, метафор, аллегорий, иносказания), стилистические приемы, композиционные приемы, подтекст, антитеза, говорящая фамилия, гротеск, психологизм, другое. Художественные приемы и авторская позиция.

  • ПРОБЛЕМА, ПРОБЛЕМАТИКА

Проблема как основной вопрос, поставленный в произведении. Проблема как конфликтная жизненная ситуация, поставленная писателем в центр произведения. Проблемы, получающие решение, и проблемы неразрешимые.

  • РЕЧЬ, РЕЧЕВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА, РЕЧЕВАЯ МАНЕРА

Словесная форма произведения как главное средство создания художественных образов, выражения авторской позиции. Проявление в речевом оформлении произведения авторского стиля, творческой манеры писателя. Речевая характеристика как один из способов создания образа человека в эпических и драматических произведениях. Речевая манера персонажа как проявление его характера, индивидуальности. Речевая манера персонажа как проявление его социального положения, образования, уровня культуры. Речевая характеристика как средство сопоставления, противопоставления героев. Особенности речи героев как средство раскрытия их психологического состояния.

  • СИМВОЛ, СИМВОЛИКА

Символ как вид иносказания, который основан на широком обобщении и не поддается однозначному истолкованию.

  • СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА

Содержание произведения как изображенные в нем характеры и ситуации, так и их авторское осмысление. Тема, проблема, авторская позиция как важнейшие стороны содержания произведения. Художественная форма произведения как система средств и приемов, служащих для воплощения содержания и для эмоционального воздействия на читателя. Изображенный в произведении мир, художественная речь, композиция как важнейшие стороны художественной формы.

  • СТИЛЬ

Стиль как система художественных приемов, свойственная произведению, творчеству писателя, литературному направлению.

  • СЮЖЕТ

Конфликт как основная движущая сила сюжета в эпическом, драматическом произведении. Экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка как основные элементы сюжета. Сюжетные линии в произведении. Сюжет как способ создания образа персонажа. Сюжет как способ выражения авторской позиции. Сюжет как способ разрешения поставленных автором проблем.

  • ТЕМА, ТЕМАТИКА

Тема как объективная основа произведения, объект изображения, характеры и ситуации, которые изображает автор. Тематика как совокупность основных тем произведений.

  • ТИПИЧЕСКОЕ

Типическое как характерное, свойственное данной эпохе и социальной среде, закономерно в ней возникающее. Изображение не вполне типических характеров как характерная черта русского реализма.

  • ТРАДИЦИЯ И НОВАТОРСТВО

Литературная традиция как преемственность, наследование писателем опыта предшественников, продолжение и развитие характерных для литературы прошлого тем, мотивов, идей, проблематики, художественных средств и приемов.

  • ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ

Художественное своеобразие произведения как его неповторимые черты и свойства. Художественное своеобразие, проявляющееся в художественной форме, в системе индивидуальных средств и приемов ее создания. Художественное своеобразие в индивидуально-авторской трактовке общих тем, мотивов, проблем.

  • ЭПИГРАФ

Эпиграф как средство определить тему повествования, как средство поставить проблему, как средство выразить основную идею,.

  • ЭПИЗОД

Эпизод как относительно завершенная и самостоятельная часть произведения, которая

изображает законченное событие или важный в судьбе персонажа момент. Проявление художественного своеобразия произведения в эпизоде. Эпизод в сюжетном развитии произведения. Эпизод в композиции произведения. Эпизод и характеристика персонажа. Эпизод и проблематика произведения. Эпизод и авторская позиция.

В данной работе не представляется возможным объяснить и прокомментировать все пункты анализа произведения. Однако на некоторых мы постараемся остановиться. Первое, на что мы обратим внимание, – эпиграф.
О чём нам говорит эпиграф?

Произведения словесности существуют не изолированно, они оказывают влияние друг на друга. Нередко писатель использует в своем сочинении слова из другого произведения. Зачем он это делает?

Давайте рассмотрим само понятие «эпиграф». Традиционное определение эпиграфа дано в «Литературном энциклопедическом словаре»: «Эпиграф (от греч. еpigraphe – «надпись») – надпись, проставляемая автором перед текстом сочинения или его части и представляющая собой цитату из общеизвестного текста, произведения художественной литературы, народного творчества, пословицу, изречение; в краткой афористической форме надпись-цитата, как правило, выражает основную коллизию, тему, идею или настроение предваряемого произведения, способствуя его восприятию читателем. Источниками эпиграфов служат произведения народного творчества, Библия, афористика, художественная литература, письма; иногда их создает сам автор. Эпиграф вносит дополнительную точку зрения на предмет изображения, проясняя его смысл, указывает на традицию, к которой примыкает произведение. Иногда сами авторы сочиняют эпиграфы, снабжая их ложной отсылкой, мистифицирующей читателя. Эпиграф позволяет выразить авторскую идею (точку зрения или оценку) под прикрытием некоей маски, как бы от другого лица; важно, чтобы эпиграф выглядел не как сочиненный автором, а как исходящий из какого-либо авторитетного источника и имел конкретную отсылку, хотя бы к общей молве».

В русской литературной классике нет и быть не может таких на­званий, которые взяты наугад, без самых серьезных на то основа­ний. По сути, и название произведений, и его эпиграф – не что иное, как важнейшие его составные части. С определенными ого­ворками можно сказать, что это элементы экспозиции. И начало читательского труда. От того, насколько успешно начнется эта важ­нейшая в духовном становлении личности работа, зависит и успех всего дела – постижение духа и буквы литературного произведе­ния, общение с великим писателем, создавшим стихотворение, драму, рассказ, повесть или роман.

После разговора о смысле названия литературного произведения должен быть разбор его эпиграфа, если он имеется. Ведь эпиграф очень часто – это более подробная, образная реализация смыслово­го потенциала, который содержится в заглавии произведения, по­этому без серьезного, вдумчивого разговора о смысле эпиграфа возможно, что многое в величайших творениях мастеров слова ускользнет от нас.

Действительно, фраза «Береги честь смолоду» связывает воеди­но всю повесть Пушкина «Капитанская дочка». Без этой послови­цы невозможно понять ни идею, ни тему как целого произведения, так и его отдельных глав. Так или иначе, поступки Петра Гринева, Швабрина, Ивана Кузьмича, Ивана Игнатьича, Маши Мироно­вой, Василисы Егоровны, да и некоторых других героев «Капитан­ской дочки» связаны или с понятием «честь», или с «бесчестием». Особый интерес в этой связи вызывает соотнесение эпиграфа ко всей повести с фразами, стоящими перед каждой из глав, напри­мер первой:

- Был бы гвардии он завтра ж капитан.

- Того не надобно; пусть в армии послужит.

- Изрядно сказано! пускай его потужит...
............................................................................

Да кто его отец?



Княжнин.

Действительно, забота Гринева-отца о том, чтобы его сын Петр был человеком, полезным для России, служил в армии, а не в гвардии и был бы воином, а не «шаматоном», полностью согласу­ется с тем, что есть дворянская честь в понимании этого заслу­женного воина, премьер-майора в отставке.

Что же касается эпиграфа к комедии Н.В. Гоголя «Ревизор», то в отечественной драматургии это случай особый, если не сказать – уникальный. Действительно, эпиграф перед драматическим произ­ведением, которое самой природой своей предназначено для по­становки на сцене, уже одной своей необычностью привлекает к себе внимание.

«На зеркало неча пенять, коли рожа крива» – ведь эта русская пословица не только о персонажах комедии, но и о нас, зрителях-читателях. В конце концов, над кем смеемся? Над собой смеемся. Не это ли – смысловой стержень «Ревизора»?

«Эпиграф обладает всеми свойствами литературной цитаты, создает сложный образ, рассчитанный на восприятие также и того контекста, из которого эпиграф извлечен. По настроению эпиграф может приобретать различные оттенки: меланхолический, юмористический, лирический, иронический (когда автор иначе оценивает явление, чем его персонажи). При пародиях эпиграф представляет собой характерную цитату из пародируемого сочинения, которая затем и обыгрывается в пародии. Эпиграф характернее для писателей высокой книжной культуры».

В трудах В. М. Жирмунского, Л. И. Тимофеева, Б. В. Томашевского и др. по теории литературы, в «Краткой литературной энциклопедии» (М.,1975), в «Поэтическом словаре» А. Квятковского, «Словаре литературоведческих терминов» эпиграф определяется сходным образом и с точки зрения функций, и с точки зрения особенностей использования.

Эпиграф очень часто – более подробная, образная реализация смыслово­го потенциала, который содержится в заглавии произведения, по­этому без серьезного, вдумчивого разговора о смысле эпиграфа мы вряд ли сможем понять глубину творений величайших мастеров слова.

Эпиграф – одно из главных авторских выразительных средств выражения своей позиции, косвенный авторский комментарий к событиям, изображённым в произведении, возможность общения автора с читателем.

Функции эпиграфа в произведениях русской литературы XIX века таковы:


  1. выражение политических и эстетических воззрений писателей;

  2. историко-познавательная функция.

Источники эпиграфов:

  • афористическое изречение, предваряющее тексты романтиков, патетические стихотворения Пушкина;

  • пословица («Капитанская дочка» Пушкина, «Ревизор» Гоголя, «Кому на Руси жить хорошо» Некрасова);

  • частное письмо («Евгений Онегин», «Пиковая дама» Пушкина);

  • библейская реминисценция («Мцыри» Лермонтова, «Анна Каренина» Л. Толстого, «Бесы» Достоевского);

  • литературная реминисценция («Евгений Онегин», «Повести Белкина» Пушкина, «Бесы», «Бедные люди» Достоевского);

  • стилизация («Пиковая дама», «Повести Белкина» Пушкина, «Обрыв» Гончарова);

  • диалог («Пиковая дама» Пушкина, «Отцы и дети» Тургенева, «Железная дорога» Некрасова).

Для того чтобы яснее представить себе роль и функции эпиграфов в художественной литературе, обратимся к эпиграфам в произведениях А.С. Пушкина. Прежде всего, потому что эпиграфы Пушкина наиболее изучены литературоведами, ещё потому, что роли и идейные функции эпиграфов у Пушкина многообразны и охватывают практически все возможные смысловые планы и принципы. Кроме того, использование эпиграфов Пушкиным является хрестоматийным в литературе и может служить основой для понимания функции эпиграфа вообще.
Роль и функция эпиграфов в произведениях А.С. Пушкина

Эпиграф относится к числу факультативных элементов композиции литературного произведения. Именно благодаря своей необязательности эпиграф в случае его применения всегда несет важную смысловую нагрузку. Учитывая, что эпиграф – вид авторского выражения, можно выделить два варианта его употребления в зависимости от того, присутствует ли в произведении непосредственное высказывание автора. В одном случае эпиграф будет составной частью структуры художественной речи, дающейся от имени автора. В другом – единственным элементом, не считая заглавия, явно выражающим авторский взгляд. «Евгений Онегин» и «Капитанская дочка» соответственно представляют два указанных случая. Пушкин часто использовал эпиграфы. Кроме рассматриваемых произведений, мы встречаемся с ними в «Повестях Белкина», «Пиковой даме», «Полтаве», «Каменном госте», «Арапе Петра Великого», «Дубровском», «Египетских ночах», «Бахчисарайском фонтане». Приведенный список произведений подчеркивает, что эпиграфы в пушкинских произведениях определенным образом «работают» в направлении формирования смысла. Каков механизм этой работы? В каких связях с текстом оказывается каждый эпиграф? Чему он служит? Ответы на эти вопросы прояснят роль пушкинских эпиграфов. Без этого нельзя рассчитывать на серьезное понимание его романов и повестей. В «Капитанской дочке», как и в «Евгении Онегине» или в «Повестях Белкина», мы сталкиваемся с целой системой эпиграфов. Они предпосланы каждой главе и всему сочинению. Некоторые главы имеют несколько эпиграфов. Такая система в литературе не редкость. Подобное встречается, например, в романе Стендаля «Красное и черное», написанном приблизительно в одно время с пушкинскими романами.


Эпиграфы в романе «Евгений Онегин»

В двадцатые годы XIX века у русской публики большой популярностью пользовались романтические романы Вальтера Скотта и его многочисленных подражателей. Особенно любим был в России Байрон, чья возвышенная разочарованность эффектно контрастировала с недвижной отечественной повседневностью. Романтические произведения привлекали своей необычностью: характеры героев, страстные чувства, экзотические картины природы волновали воображение. И казалось, что на материале русской обыденности невозможно создать произведение, способное заинтересовать читателя.

Появление первых глав «Евгения Онегина» вызвало широкий культурный резонанс. Пушкин не только изобразил широкую панораму российской действительности, не только зафиксировал реалии быта или общественной жизни, но сумел вскрыть причины явлений, иронически связать их с особенностями национального характера и мировоззрения.

Пространство и время, социальное и индивидуальное сознание раскрываются художником в живых фактах действительности, освещаемых лирическим, а подчас ироническим взглядом. Пушкину не свойственно морализаторство. Воспроизведение социальной жизни свободно от дидактики, а интереснейшим предметом исследования неожиданно предстают светские обычаи, театр, балы, обитатели усадеб, детали быта – повествовательный материал, не претендующий на поэтическое обобщение. Система противопоставлений (петербургский свет – поместное дворянство; патриархальная Москва – русский денди; Онегин – Ленский; Татьяна – Ольга и т. д.) упорядочивает многообразие жизненной действительности. Скрытая и явная ирония сквозит в описании помещичьего существования. Любование «милой стариной», деревней, явившей национальному миру женский идеал, неотделимо от насмешливых характеристик соседей Лариных. Мир обыденных забот развивается картинами фантастических грез, вычитанных из книг, и чудесами святочных гаданий.

Масштабность и в то же время камерность сюжета, единство эпических и лирических характеристик позволили автору дать самобытную интерпретацию жизни, ее наиболее драматических конфликтов, которые максимально воплотились в образе Евгения Онегина. Современная Пушкину критика не раз задавалась вопросом о литературных и социальных корнях образа главного героя. Часто звучало имя байроновского Чайлд Гарольда, но не менее распространено было указание и на отечественные истоки.

Байронизм Онегина, разочарованность персонажа подтверждаются его литературными пристрастиями, складом характера, взглядами: «Что ж он? Ужели подражанье, ничтожный призрак, иль еще москвич в Гарольдовом плаще...» – рассуждает Татьяна о «герое своего романа». Герцен писал, что «в Пушкине видели продолжателя Байрона», но «к концу своего жизненного пути Пушкин и Байрон совершенно отдаляются друг от друга», что выражается в специфике созданных ими характеров: «Онегин – русский, он возможен лишь в России: там он необходим, и там его встречаешь на каждом шагу... Образ Онегина настолько национален, что встречается во всех романах и поэмах, которые получают какое-либо признание в России, и не потому, что хотели копировать его, а потому, что его постоянно находишь возле себя или в себе самом».

Воспроизведение с энциклопедической полнотой проблем и характеров, актуальных для российской действительности 20-х годов XIX века, достигается не только подробнейшим изображением жизненных ситуаций, склонностей, симпатий, моральных ориентиров, духовного мира современников, но и особыми эстетическими средствами и композиционными решениями, к наиболее значимым из которых относятся эпиграфы. Цитаты из знакомых читателю и авторитетных художественных источников открывают для автора возможность создать многоплановый образ, рассчитанный на органичное восприятие контекстных значений, выполняя роль предварительных разъяснений, своеобразной экспозиции пушкинского повествования. Поэт перепоручает цитате из другого текста роль коммуникативного посредника.

Неслучайным кажется выбор общего эпиграфа к роману. Эпиграфы «Евгения Онегина» отличаются приближенностью к личности его автора. Их литературные источники – либо произведения современных русских писателей, связанных с Пушкиным личными отношениями, либо произведения старых и новых европейских авторов, входивших в круг его чтения.

Остановимся на связи общего  эпиграфа с заглавием романа. Эпиграф к роману: «Проникнутый тщеславием, он обладал сверх того еще особенной гордостью, которая побуждает признаваться с одинаковым равнодушием в своих как добрых, так и дурных поступках, – как следствие чувства превосходства: быть может, мнимого. Из частного письма». Содержанием текста эпиграфа к «Евгению Онегину» является прямая психологическая характеристика, данная в третьем лице. Ее естественно отнести к главному  герою, именем которого назван роман. Таким образом, эпиграф усиливает сосредоточение нашего внимания на Онегине (на это ориентирует заглавие романа), подготавливает к его восприятию.

Когда  Пушкин во второй строфе обращается к своим читателям:


   Друзья Людмилы и Руслана,
   С героем моего романа
   Без промедленья, сей же час
   Позвольте познакомить вас, –

мы уже имеем некоторое представление о нем.

Перейдем к непосредственному анализу роли эпиграфов перед отдельными главами пушкинских романов.

Первая глава «Евгения Онегина» начинается строкой стихотворения П. А. Вяземского  «Первый снег». Эта строка лаконично выражает характер «светской жизни петербургского молодого человека», описанию которой посвящена глава, косвенно характеризует героя и обобщает мировоззрения и настроения, присущие «молодой горячности»: «И жить торопится, и чувствовать спешит». Давайте прочитаем стихотворение П.А. Вяземского. Погоня героя за жизнью и скоротечность искренних чувств аллегорически заключены и в названии стихотворения «Первый снег», и в его содержании: «Единый беглый день, как сон обманчивый, как привиденья тень, /Мелькнув, уносишь ты обман бесчеловечный!». Финал стихотворения – «И чувства истощив, на сердце одиноком нам оставляет след угаснувшей мечты...» – соотносится с духовным состоянием Онегина, у которого «уж нет очарований». В более глубоком понимании эпиграф задает не только тему, но и характер ее развития. Онегин не только «чувствовать спешит». За этим следует, что «рано чувства в нем остыли». Посредством эпиграфа эта информация для подготовленного читателя оказывается ожидаемой. Важным становится не сам сюжет, а то, что за ним стоит.

Эпиграф может высвечивать часть текста, усиливать отдельные его элементы. Эпиграф второй главы «Евгения Онегина» построен на каламбурном сопоставлении восклицания, взятого из шестой сатиры Горация, со сходно звучащим русским словом. Это создает игру слов: «О rus!.. О Русь!». Этот эпиграф выделяет деревенскую часть романа: Русь по преимуществу – деревня, важнейшая часть жизни проходит именно там. И здесь же явственно звучит авторская ирония по поводу соединения мотивов европейской культуры и отечественной патриархальности. Неизменный мир помещичьих усадеб с ощущением вечного покоя и недвижности резко контрастирует с жизненной активностью героя, уподобленного в первой главе «первому снегу».

В известном плане-оглавлении к роману третья глава имеет название «Барышня». Эпиграф к этой главе достаточно точно представляет ее характер. Не случаен здесь французский стих, взятый из поэмы «Нарцисс». Вспомним, что Татьяна
   ...по-русски плохо знала,
   И выражалася с трудом
   На языке своем родном.

Цитата из Мальфилатра «Она была девушка, она была влюблена» становится темой третьей главы, раскрывающей внутренний мир героини. Пушкин предлагает формулу эмоционального состояния девушки, которая определит основу любовных перипетий не только данного романа, но и последующей литературы. Автор изображает различные проявления души Татьяны, исследует обстоятельства формирования образа, впоследствии ставшего классическим. Героиня Пушкина открывает галерею женских характеров русской литературы, объединяющих искренность чувств с особой чистотой помыслов, идеальные представления со стремлением воплотить себя в реальном мире; в этом характере нет ни чрезмерной страстности, ни душевной распущенности.



«Нравственность в природе вещей», – читаем мы перед четвертой главой. Слова Неккера у Пушкина лишь задают проблематику главы. Применительно к ситуации Онегина и Татьяны утверждение  эпиграфа может восприниматься иронически. Ирония – важное  художественное средство в руках Пушкина. «Нравственность – в природе вещей». Возможны различные интерпретации этого известного в начале XIX века изречения. С одной стороны – это предупреждение решительного поступка Татьяны, однако героиня в своём признании в любви повторяет рисунок поведения, намеченный романтическими произведениями. С другой стороны, эта этическая рекомендация как бы концентрирует в себе отповедь Онегина, который использует свидание для поучения и настолько увлекается назидательной риторикой, что любовным ожиданиям Татьяны сбыться не суждено. Не суждено сбыться и ожиданиям читателя: чувственность, романтические клятвы, счастливые слезы, молчаливое согласие, выраженное глазами, и т. д. Всё это сознательно отвергается автором ввиду надуманной сентиментальности и литературности конфликта. Лекция на морально-этические темы видится более убедительной для человека, имеющего представление об основах «природы вещей». Проецируясь на пушкинского героя, эпиграф к четвертой главе приобретает иронический смысл: нравственность, управляющая миром, путается с нравоучением, которое читает в саду молодой героине «сверкающий взорами» герой. Онегин поступает с Татьяной морально и благородно: он учит ее «властвовать собой». Чувства нужно рационально контролировать. Однако мы знаем, что сам Онегин научился этому, бурно упражняясь в «науке страсти нежной». Очевидно, нравственность проистекает не из разумности, а из естественной физической ограниченности человека: «рано чувства в нем остыли» – Онегин стал нравственным поневоле, по причине преждевременной старости, утратил способность получать наслаждение и вместо уроков любви дает уроки морали. Это еще одно возможное значение эпиграфа.

Роль эпиграфа к пятой главе объясняется Ю. М. Лотманом в плане задания параллелизма образов Светланы Жуковского и Татьяны с целью выявления отличий их трактовки: «одного, ориентированного на романтическую фантастику, игру, другого – на бытовую и психологическую реальность». В поэтической структуре «Евгения Онегина» сон Татьяны задает особый метафорический смысл для оценки внутреннего мира героини и самого повествования. Автор раздвигает пространство рассказа до мифопоэтической аллегории. Цитирование Жуковского в начале пятой главы – «О, не знай сих страшных снов ты, моя Светлана!» – отчетливо вскрывает ассоциацию с творчеством предшественника, подготавливает драматическую фабулу. Поэтическая трактовка «чудного сна» – символический пейзаж, фольклорные эмблемы, открытая сентиментальность – предваряет трагическую неизбежность разрушения привычного для героини мира. Эпиграф-предостережение, осуществляя символическое иносказание, рисует и богатое духовное содержание образа. В композиции романа, основанной на приемах контраста и параллелизма с зеркальными проекциями (письмо Татьяны – письмо Онегина; объяснение Татьяны – объяснение Онегина и т. д.), отсутствует противопоставление сну героини. «Бодрствующий» Онегин задан в плоскости реального социального существования, его натура освобождена от ассоциативно-поэтического контекста. И напротив, природа души Татьяны бесконечно многообразна и поэтична.

Эпиграф шестой главы подготавливает смерть Ленского. Эпиграф-эпитафия, открывающий шестую главу романа – «Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно», – привносит пафос «На жизнь мадонны Лауры» Петрарки в сюжет романтика Владимира Ленского, чуждого российской жизни, создавшего иной мир в душе, отличие которого от окружающих и подготавливает трагедию персонажа. Мотивы поэзии Петрарки необходимы автору, чтобы приобщить персонаж к разработанной западной культурой философской традиции приятия смерти, прерывающей краткосрочность жизненной миссии «певца любви». Но Ю. М. Лотман показал и еще один смысл этого эпиграфа. Пушкин не полностью взял цитату у Петрарки, а выпустил стих, говорящий, что причина отсутствия страха смерти – во врожденной воинственности племени. При таком пропуске эпиграф применим и к Онегину, равно рисковавшему на дуэли. Опустошенному Онегину, может быть, тоже «не больно умирать».

Тройной эпиграф к седьмой главе создает разнообразные по характеру интонации (панегирическую, ироническую, сатирическую) повествования. Дмитриев, Баратынский, Грибоедов, объединенные высказываниями о Москве, представляют разнообразие оценок национального символа. Поэтические характеристики древней столицы найдут развитие в сюжете романа, наметят специфику решения конфликтов, определят особую оттенки поведения героев.

Эпиграф из Байрона появился на стадии беловой рукописи, когда Пушкин решил, что восьмая глава будет последней.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • О чём нам говорит эпиграф
  • Роль и функция эпиграфов в произведениях А.С. Пушкина
  • Эпиграфы в романе «Евгений Онегин»
  • Первая глава «Евгения Онегина» начинается строкой стихотворения П. А. Вяземского «Первый снег».
  • «Она была девушка, она была влюблена» становится темой третьей главы
  • «Нравственность в природе вещей», – читаем мы перед четвертой главой
  • Роль эпиграфа к пятой главе
  • «О, не знай сих страшных снов ты, моя Светлана!»
  • Эпиграф-предостережение, осуществляя символическое иносказание, рисует и богатое духовное содержание образа.
  • Эпиграф шестой главы подготавливает смерть Ленского.
  • Тройной эпиграф к седьмой главе создает разнообразные по характеру интонации (панегирическую, ироническую, сатирическую) повествования.
  • Эпиграф из Байрона