Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Алкей (alcaeus)




Скачать 50.33 Kb.
Дата11.03.2017
Размер50.33 Kb.

АЛКЕЙ (ALCAEUS)


© Север Г.М., 2007

626/620 — после 580 гг. до н. э.. Родился в г. Митилены на острове Лесбос, в аристократической семье. Алкей жил во времена политической и общественной борьбы, которую аристократия острова вела за сохранение своих наследственных привилегий. В юности вместе со своими двумя братьями и членами своей гетерии (мужского содружества, объединенного общностью жизненной позиции) принимал деятельное участие в этой борьбе. В ходе столкновений двое братьев Алкея убили тирана Меланхра; устроенный ими заговор с целью убийства следующего тирана, Мирсила, провалился, после чего большинство видных митиленских аристократов (в том числе Алкей с братьями) были изгнаны из города и нашли приют во владениях Пирра, на другом конце Лесбоса.

Предпринятая позже вторая попытка свергнуть Мирсила принесла успех; но дальнейшие столкновения привели ко второму изгнанию аристократов (в том числе Алкея), после чего тираном стал известный Питтак, один из Семи мудрецов. Питтак входил в число участников первого, неудачного заговора; но когда Мирсил был убит (по поводу чего Алкей написал триумфальную песнь, которой подражает Гораций в оде на смерть Клеопатры), Питтак был избран народом в качестве «посредника» (т.е. регента с особыми полномочиями, задачей которого было смягчение и урегулирование внутренних конфликтов) и правил в 589—579. Во время своего правления Питтак объявил амнистию, которой, вероятно, Алкей воспользовался и смог вернуться на родину (где, согласно древней традиции, примирился с Питтаком). Во время своего второго изгнания Алкей посещал Египет, Фракию, Беотию.

Алкей — представитель сольной лирики; до нас дошли отрывки из гимнов богам, стасий (военных песен), застольных песен, инвектив и любовных стихотворений. (Уцелевшие стихи Алкея сохранились либо в передаче поздних античных авторов, либо на египетских папирусах II — III вв. н. э.; древние александрийские филологи собрали произведения Алкея в 10 книгах, из чего до нас дошло около 500 строк.)

Значительную часть стихотворений Алкея составляли гимны в честь богов: Афины, Аполлона, Гермеса, Ареса, Эроса и др., а также в честь полубогов и героев: Диоскуров, Ахилла, Аякса. Эти песни вкратце перечисляли достоинства богов, их славные деяния, события жизни, и содержали просьбы о благосклонности, чаще всего — о помощи в борьбе с врагом или о возвращении на родину. Гимны богам были рассчитаны на широкую аудиторию, и были известны повсюду.

Намного теснее связаны с политической деятельностью Алкея стасии, составляющие основную часть его текстов. Стасии предназначались для декламации в кругу «товарищей по борьбе» — членов гетерии, собравшихся на культовый симпосион. Стасии в прямой и непосредственной форме выражали чувства и взгляды общественной группы, вовлеченной в бесконечную и беспощадную борьбу за власть; в них Алкей насмехается над тиранами (особенно над «изменником» Питтаком), выражает боль и отчаяние, вызванные тем, что власть захватили самозванцы; призывал бороться с ними.

Наиболее знаменита стасия (от которой сохранилось только начало), где Алкей рисует свою гетерию в образе корабля, застигнутого бурей, заливаемого волнами и близкого к крушению. Этот образ позднее был истолкован как аллегория государства, раздираемого внутренними конфликтами (хотя Алкей имел в виду именно судьбы своей общественной группы и опасности, грозящие ей в борьбе за власть). Этот образ оказал влияния на Горация, который в своих одах таким же образом рисует Римское государство.

Аллегории присутствуют во многих фрагментах; вслед за Архилохом в одной из песен Алкей также рассказывает, как, убегая с поля боя, потерял щит, чтобы спасти свою жизнь. (Алкей принимал участив в войне, которая в конце VII в. до н. э. шла между Афинами и Лесбосом, за г. Сигей около Геллеспонта, сегодняшних Дарданелл.) Потеря щита в древности считалось позором; сам Алкей, однако, в стихотворении не обнаруживает никакого стыда. (Очередной момент, оказавший влияние на Горация, который в Оде II 7 упоминает подобный случай из собственной биографии.) Еще одну песню-аллегорию он написал по случаю возвращения брата из вавилонского изгнания; в ней Алкей прославляет военные подвиги, победу над «воином-исполином».

К стасиям Алкея близки по духу его застольные песни. Для этого жанра характерно сохранившееся начало песни, где поводом к пирушке является радость при вести об убийстве тирана. Застольные стихотворения Алкея отличают те же несдержанные интонации; он не признает неторопливого, умеренного пития вина, ему близка только «буйная пирушка». Чтобы начать пить, для Алкея хорош любой повод: зимнее ненастье, летний зной (описание которого он взял у Гесиода), приближающийся конец дня, важное событие, радость, или печаль (от которой вино — лучшее лекарство).

Меньше всего сохранилось фрагментов из эротических произведений (эта часть наследия Алкея лучше известна по произведениям Феокрита). Среди немногочисленных фрагментов обращает на себя внимание отрывок серенады у дверей возлюбленной; жалоба девушки, пораженной любовью; песнь о власти любви над Еленой (которой это чувство велело бросить мужа, бежать с Парисом и стать причиной кровавой войны).

В целом, «политические превратности» и чувства, которые испытывал в связи с ними Алкей, — отчаяние, воодушевление, бодрость, недовольство товарищами — представляют собой наиболее характерный момент его поэзии. Поэзию Алкея считают «лирической исповедью воина-поэта»; в его творчестве присутствуют и «яростные призывы к борьбе», и «горькие размышления в дни поражений». В глазах Горация Алкей — полный воодушевления гражданин, который воспевал «превратности войны и ссылки, сражения и битвы, изгнание тиранов». (Папирусные фрагменты, найденные в последнее время, подтверждают образ стойкого приверженца своей партии.) Алкею подчас характерны желчность и злобные нападки (направленные прежде всего против умеренного Питтака), но субъективность взглядов Алкея не отражается на объективной силе и красоте его стихотворений.

Для языка Алкея характерна конкретность образов, которая создает законченную картину с минимальным использованием изобразительных средств (важный аспект, который оказал влияние на Горация). Особенно выделяется так называемый «нанизывающий стиль» Алкея, заключающийся в накоплении коротких двусоставных предложений безо всякой орнаментации. Алкей писал на эолийском диалекте, повседневном языке родного Лесбоса; в целом язык Алкея так же прост, с малым количеством украшений, меткий и сочный. Алкей регулярно использует афоризмы и народные поговорки («По когтям узнают льва», «Истина в вине» и т.п.); фольклорное происхождение имеют также употребляемые им стихотворные размеры, большинство из которых являются его приоритетом. Он ввел в стихосложение новые метрические образцы, которые использовались после него многими поэтами (в частности Горацием); в том числе знаменитую Алкееву строфу (которую Гораций ценил особенно).



Алкей пользовался большой известностью и уважением, и вокруг его личности быстро плодились легенды (наиболее известная из которых повествует о любви Алкея к Сапфо, которой он тоже посвящал стихи, о его неудачном сватовстве). Алкеем широко интересовались аттические трагики и комедиографы V в. до н. э.; в александрийскую эпоху Алкей был включен в число Девяти лириков. Его песни были собраны, обработаны и изданы; их брали за образец Асклепиад и Феокрит, выдающиеся поэты своего периода. В Риме вместе с Горацием Алкеем восхищался Цицерон; в I в. н. э. Дионисий из Галикарнасса славил Алкея за возвышенность, краткость, красоту и поэтическую силу.

Из образов Алкея наивысшего развития достигла аллегория корабля-государства, которая через Феогнида, Горация и многих других поэтов превратилась во «всеобщее достояние». Алкей писал на эолийском диалекте, из-за чего его тексты, несмотря на повсеместную известность и признание автора, в учебных заведениях древнего мира не изучались, оттого не копировались и быстро погибли. Папирусные находки, однако, свидетельствуют о том, что Алкея долго читали и чтили на окраинах античного мира.