Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Ален Демурже Рыцари Христа. Военно-монашеские ордены в средние века, xi–xvi вв




страница1/36
Дата10.02.2018
Размер6.43 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
Ален Демурже Рыцари Христа. Военно-монашеские ордены в средние века, XI–XVI вв. Предисловие На французском языке нет обзорной работы о военно-монашеских орденах. Эта книга претендует только на то, чтобы дать общее представление об истории этих орденов в средние века, период, на который пришлись их зарождение, расцвет и упадок. Я хотел показать, что существовала «семья» военно-монашеских орденов, и для этого между двумя неизбежными хронологическими частями поместил общий обзор разных аспектов организации и жизни этих орденов, рискуя впасть в упрощение и, несомненно, допустить ошибки. Документация и историческая литература хоть и многочисленны, но неравноценны, и сведения в них разбросаны. Целые архивы некоторых орденов, в Святой земле или в Испании, исчезли; по некоторым менее значительным орденам документов осталось очень мало. Наконец, обобщение затрудняет разная направленность исторических школ: выходящие сейчас во множестве испанские издания очень интересны, но историки этой страны в основном заняты изучением патримония орденов, несомненно составляющего самую оригинальную часть их истории; точно так же среди французских научных изданий очень многие труды посвящены местным и региональным реалиям. Немецкие историки, со своей стороны, активно занимались просопографическими исследованиями и т. д. Это произведение — не плод оригинального поиска, пусть даже я старался как можно чаще обращаться к оригинальным документам, и в нем можно найти отражение моих собственных интересов и изысканий. То есть она отчасти представляет материал «из вторых рук», и я не скрываю, что многим обязан своим коллегам-историкам. Я буду цитировать Энтони Латтрелла, чьи полсотни статей о Родосе, написанных на всех языках планеты, статей, всегда точных и глубоких, составляют настоящую историю жизни госпитальеров на Родосе; Алана Дж. Фори, автора обзорной работы о военных орденах в XII и XIII вв., чьи многочисленные статьи, часто основанные на анализе уставов и статутов орденов, не упускают ничего из внутренней жизни последних; Жана Флори, чьи научные труды о рыцарстве и крестовых походах столь полезны для уточнения контекста раннего периода развития военных орденов; Анри Богдана, автора солидного общего исследования о Тевтонском ордене; Шарля Игуне, приступившего к изучению истории немецкой колонизации в Восточной Европе; Симонетту Черрини, которая в своей диссертации предложила новый подход к уставу ордена Храма; Хоана Фугета Санса, специалиста по архитектуре военных орденов, показавшего мне много домов тамплиеров и госпитальеров у себя в Конка-де-Барбера в Каталонии; Вернера Паравичини, который составил список всех западных дворян, совершивших в XIV в. «путешествие в Пруссию»… И многих других… Почти повсюду изучение военно-монашеских орденов снова оживилось. Об этом свидетельствует организация в большинстве стран, где имелись «военные ордены», международных конференций, в том числе периодических, сведения о которых регулярно публикуются: в частности, раз в четыре года проходят конференции «Society for the History of the Crusades and the Latin East» [Общества по истории крестовых походов и латинского Востока (англ .)]; с той же периодичностью доклады по военным орденам читаются в музее ордена святого Иоанна в Лондоне (вышло два тома их материалов под названием «The Military Orders»); конференции в Торуни, в Польше, посвящены в основном деятельности орденов в прибалтийских регионах; много конференций проходит в Испании и Португалии; и, возможно, регулярные сессии предвещает первая международная конференция, проводящаяся тамплиерским и госпитальерским хранилищем в Ларзаке и посвященная «Командорству как институту военных орденов на средневековом Западе», которая состоялась в октябре 2000 г. в Сент-Элали-де-Сернон. Наконец, неутомимые труды моего друга Франческо Томмази в Перудже завершились созданием журнала, полностью посвященного военным орденам, — «Sacra militia. Rivista di storia degli ordini militari» [Святое воинство (лат .). Журнал по истории военных орденов (итал .)], в качестве главного редактора которого выступает Франко Кардини. Филиппу Жоссерану, который защитил блистательную диссертацию о связях испанских орденов с кастильской монархией и был любезен прочесть мой текст, я обязан ценными наблюдениями и замечаниями об орденах Пиренейского полуострова. Сильвен Гугенхейм также предоставил мне полезные сведения и позволил сделать много исправлений и уточнений в рассказе о немецких реалиях и Тевтонском ордене. Обоим я выражаю самую искреннюю признательность. Это произведение вызревало с трудом и испытало кое-какие злоключения на конечной стадии; да будет мне позволено поблагодарить издательство «Сёй», которое было столь любезно его принять. В некотором роде это было возвращением в отчий дом, потому что здесь же родилась «сестра» этой книги, «Жизнь и смерть ордена Храма», где я почти двадцать лет назад впервые пошел по следу военных орденов. Вступление Военно-монашеские ордены, рыцарские ордены, ордена за заслуги В 1120 г. в Иерусалиме в условиях, которые еще известны плохо, был основан первый средневековый военно-монашеский орден — орден Храма (тамплиеров). Его первые адепты называли себя pauperes commilitones Christi Templique Salomonici , то есть «бедными поборниками Христа и храма Соломона»1. Они повиновались магистру, следовали уставу и обязывались защищать паломников на дорогах, ведущих в Иерусалим. В начале 1129 г. их деятельность узаконила римская церковь: собор, собравшийся в Труа под председательством легата, утвердил их устав. Через недолгое время святой Бернард, принявший в этом соборе активное участие, написал для них «De laude novae militiae», или «Похвалу святому воинству»: он здесь оправдывал миссию тех, кто в его глазах был одновременно монахами и рыцарями. Не надо путать: понятие «военно-монашеский орден» не равнозначно понятию «рыцарский орден». В западных странах в разные моменты их истории возникали «рыцарства», рыцарские ордены; но даже если орден Храма, военно-монашеский орден, был рассчитан в первую очередь на рыцарей, было бы ошибкой видеть историческую преемственность между этими понятиями. Создание ордена Храма было явлением новым и оригинальным. Этот орден вырос из перемен — или просто из эволюции — западного общества после тысячного года и появился на свет благодаря крестовому походу. Действительно, в разные эпохи возникали корпоративные группы, иногда определяемые словом ordo (множественное ordines ), «орден», «сословие»2, в определении которого — «конное», «рыцарское» — упоминается лошадь3. В Риме, при республике, бойцы двадцати восьми кавалерийских центурий набирались среди богатых граждан, за каждым из которых числилась «общественная лошадь». Вместе они составляли сословие всадников, отличное от сословия сенаторов: выражение ordo equester представляет собой точный эквивалент понятию equites romani или equites romani equo publico 4. При империи всадникам (eques, equites ) поручали административные и военные должности, которыми все больше пренебрегала сенатская аристократия. Таким образом, сословие всадников должно было выделять «элиту» для службы государству. Наконец это сословие слилось с сенаторским и в последний период империи исчезло, не оставив следов в потомстве. Военно-монашеские ордены средневековья ничем или почти ничем не были ему обязаны; некоторые клирики, читавшие латинских авторов, иногда использовали выражение ordo equester , обозначая им сословие «сражающихся» в обществе, разделенном на три сословия, или три функции. Так поступил в начале XII в. Гвиберт Ножанский5. Римлянам было известно также слово miles , означающее солдата вообще; ведь лучшую часть римских армий составляли именно пехотинцы. Таким образом, слово militia означало «военная служба» или «солдатское ремесло», a militare — «служить в войске» или «быть солдатом». Командование было возложено на magistri militum , или magistri militiae . В период поздней империи (III–V вв.) в войске и администрации произошли ощутимые изменения: гражданские и военные функции, до того разделенные, стали объединять (кроме царствования Диоклетиана) и все чаще возлагать на военных. В это же время в армии все больше значения стала приобретать конница и появилось разделение на magister peditum [магистр пехотинцев (лат .)] и magister equitum [магистр всадников (лат .)]. Однако слово miles сохранило общий смысл «солдат». Зато словом militia в конечном счете стали называть любую публичную службу государству. Именно в таком смысле оно по преимуществу используется в кодексе Юстиниана в VI в. (3, 25)6. В средние века конница стала основным родом войск, а кавалерист — почти синонимом того, кто «сражается». Его обозначали словом miles (множественное — milites ). Но это слово, сохранив технический смысл «тот, кто сражается верхом на коне», приобрело также этический смысл и стало означать элиту конных бойцов. Местные наречия в большинстве случаев разделяли два этих значения: chevalier — cavalier [рыцарь — всадник, на французском], Ritter — Reiter на немецком, knight — rider или horseman на английском, но на итальянском только cavaliere , а на испанском — caballero . Клирики того времени представляли идеальное христианское общество разделенным на три сословия (или три функции), которые расположены в иерархическом порядке и солидарны: те, кто молится, те, кто сражается (и повелевает), те, кто трудится. Рыцари помещались во второе, ordo pugnatorum , сословие — сражающихся (или bellatores ); но этот «орден» не соответствовал никакому институту. Тем не менее именно из числа рыцарей выходили наиболее видные представители и руководящий состав военно-монашеских орденов, сначала Храма, Госпиталя, Тевтонского, а потом испанских орденов. Однако определять эти ордены как рыцарские нельзя. Прежде всего это были монашеские ордены, как Клюни, как Сито (кстати, испанские ордены, кроме Сантьяго, все входили в состав ордена Сито), но эти монашеские ордены в первую очередь — хотя, конечно, не исключительно — были рассчитаны на участие рыцарей и отвечали их религиозным потребностям. Тамплиеры были не монахами (moines ), а военными служителями церкви (religieux )7. С XIV в. обстоятельства и потребности, которые привели к созданию и расцвету военно-монашеских орденов, постепенно стали исчезать, но ордены, кроме Храма, не исчезли. Понятие рыцарства тоже больше не отражало идеал и военные доблести знати, деградировавшей в результате кризиса конца средневековья. Монархи все еще нуждались в знати и пользовались званием рыцаря, чтобы наделять им доверенных людей. Они стали создавать светские рыцарские ордены, собирая в них рыцарей, наиболее достойных служить образцами для других. Одним из первых был орден Ленты в Кастилии, но самые знаменитые — это орден Подвязки в Англии (1347) и орден Золотого Руна в бургундских государствах (1429). Орден Звезды, основанный Иоанном Добрым во Франции, включал в себя 500 рыцарей (1350)8. Эти светские ордены не имели отношения к военно-монашеским: их членов вдохновляли другие идеалы, и двигали ими иные нужды. Но современники верили в их преемственность, благодаря чему эти ордены становились инструментами для утверждения королевской религии9. В Британской библиотеке в Лондоне есть рукопись, автор которой связывает латинский устав ордена Храма со статутами ордена Золотого Руна10. Однако в конечном счете светские и военно-монашеские ордены слились воедино. В новое время и современную эпоху каждое государство, каждое княжество сочли своим долгом учредить у себя ордена за заслуги. Во Франции революционные потрясения привели к созданию совершенно нового ордена — Почетного легиона, но в Англии орден Подвязки, а в Португалии — военно-монашеский Ависский орден были преобразованы в ордена за заслуги. Некоторые военно-монашеские ордены, созданные в средневековье, дожили до наших дней, но при этом отказались от военного характера, составлявшего их оригинальность, чтобы приспособиться к новому времени или превратиться в благотворительные организации. Так случилось с Тевтонским орденом, резиденция которого ныне находится в Вене, или орденом госпитальеров, ставшим Мальтийским орденом и теперь поселившимся в Риме. Эти ордены вновь взяли на себя миссию творить милосердие, которая причиталась им с самого начала, до милитаризации. Они сохранили воинское облачение, которое теперь пугает не больше, чем шпаги у академиков! Оригинальный образ жизни военно-монашеские ордены вели только в средние века. Потому в этой книге я и дам обзор их истории в соответствующий период — с начала XI в., когда возникла сама концепция, и до 1530 г., когда госпитальеры, изгнанные с Родоса османским султаном Сулейманом Великолепным, отправились на остров Мальту, который им предоставил Карл V.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

  • Вступление