Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Академия Кафедра церковной истории Диакон Алексей Дахин храм воскресения словущего у арбатских ворот (СВ. Апостола филиппа на арбате): от московской приходской церкви к патриаршему подворью иерусалимского патриархата в XVII конце XX вв




Скачать 300.08 Kb.
Дата22.06.2017
Размер300.08 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи
Московская православная духовная академия

Кафедра церковной истории

Диакон Алексей Дахин
ХРАМ ВОСКРЕСЕНИЯ СЛОВУЩЕГО У АРБАТСКИХ ВОРОТ

(СВ. АПОСТОЛА ФИЛИППА НА АРБАТЕ):

ОТ МОСКОВСКОЙ ПРИХОДСКОЙ ЦЕРКВИ К ПАТРИАРШЕМУ ПОДВОРЬЮ ИЕРУСАЛИМСКОГО ПАТРИАРХАТА

В XVII - КОНЦЕ XX ВВ.
Специальность: История Русской Церкви

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата богословия


Сергиев Посад

2016 г
Работа выполнена на кафедре Церковной истории

Московской православной духовной академии


Научный руководитель: Кандидат богословия, профессор
Светозарский Алексей Константинович

Официальные оппоненты: Доктор филологических наук, профессор

Кириллин Владимир Михайлович
Кандидат исторических наук

Оксенюк Анатолий Анатольевич


Защита состоится 19 мая 2016 г. в 16.30 на заседании Диссертационного совета в Московской духовной академии по адресу:

141300, Московская область, г. Сергиев Посад, Лавра, Академия.


С текстом диссертации можно ознакомиться в секретариате Ученого совета Академии.

Автореферат разослан «_____» апреля 2016 г.


Секретарь Ученого совета МДА игумен Адриан (Пашин)

I. Общая характеристика работы
Настоящая работа посвящена истории древней московской приходской церкви святого Апостола Филиппа, позже получившей наименование в честь Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме («Воскресение словущее») (г. Москва, Филипповский пер., 20). Каменный храм – интересный памятник древнерусского зодчества конца XVII столетия - на протяжении более трех веков своего существования несколько раз подвергался прямой опасности уничтожения, но промыслом Божиим оставался цел. Он уцелел и после московского пожара 1812 г., и в годы большевистских репрессий против Русской Православной Церкви, когда многие храмы Арбата, были закрыты и в одночасье варварски разобраны.

Знаменательное событие в истории Филипповского храма вблизи Арбата относится к 1817 г., когда именно эта небольшая приходская церковь была предложена правительством Российской Империи Патриарху Иерусалимскому Поликарпу в качестве храма при Подворье Иерусалимского Патриархата (братства святого Гроба Господня). Здесь, в маленьком уютном арбатском Филипповском переулке, на протяжении 100-летия располагался административный и духовный центр межцерковных отношений Иерусалимской и Русской Православных Церквей. Некоторые настоятели (эпитропы) московского Иерусалимского подворья на Арбате в последующие годы стали предстоятелями Православных Церквей. Именно тогда Филипповская подворская церковь получила именование Воскресенской, знаменуя этим и новый статус храма, и восстановление на новом уровне связи между Русской Православной Церковью и Иерусалимской Патриархией. Почитаемые святые мощи, подаренные Иерусалимскими святителями Воскресенскому подворскому храму, стали доказательствами близости двух Православных Поместных Церквей.

В период богоборческой власти в XX столетии Воскресенская церковь потеряла статус подворского храма и стала рядовым московским приходом. Ее настоятелями были известные московские протоиереи, прослужившие здесь по нескольку десятков лет. Маленький храм был переполнен верующими, приезжавшими на богослужения из отдаленных районов Москвы. Церковь притягивала к себе своими святынями и авторитетным духовенством. Нередко в Воскресенском храме совершалось архиерейское служение и в том числе предстоятелей Русской Православной Церкви, особенно святейшего Патриарха Пимена, который лично хорошо знал и уважал настоятеля протоиерея Василия Серебренникова1.

Новым этапом в жизни арбатского храма стали годы «перестройки», когда в 1989 г. по просьбе Святейшего Патриарха Иерусалимского Диодора Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Пименом и Святейшим Синодом Русской Православной Церкви в Воскресенской церкви было возобновлено Подворье Иерусалимского Патриархата с назначением патриаршим эпитропом архимандрита Феофилакта (Георгиадиса). В настоящее время Иерусалимскую Церковь возглавляет Святейший Патриарх Иерусалимский и всея Палестины Феофил, который в 2001 - 2003 гг. также был патриаршим эпитропом (посланником) в Москве и настоятелем Воскресенского храма Иерусалимского Патриаршего подворья.

Незаурядный статус храма в XIX – XX вв., а также историко-архитектурный интерес церковного здания побуждают нас обратиться и к ранней его истории, к событиям XVII – XVIII вв.

Степень изученности проблемы. Первые публикации по истории Филипповского (Воскресенского) храма относятся ко второй половине XIX столетия. В 1881 г. настоятель Иерусалимского подворья архимандрит Никодим (Цинцонис) (в 1883 – 1890 гг. Блаженнейший Патриарх святого града Иерусалима и всей Палестины) опубликовал небольшую брошюру повествующую об истории и святынях подворской церкви2. Иерусалимское подворье и Филипповский храм изучал в своей работе известный церковный историк Николай Федорович Каптерев (1847-1918) – автор фундаментальных работ по истории взаимоотношений России с православным Востоком в XVI - XIX столетиях3.

В 1915 г. был издан справочник известного москвоведа и церковного краеведа М.И. Александровского «Указатель московских церквей», в котором Филипповская церковь у Арбатских ворот включена в список храмов, возведенных в патриаршество Иоакима (Савелова)4.

Небольшая статья, повествующая об общей истории храма Воскресения Словущего на Арбате, была написана сотрудником Журнала Московской Патриархии В. Овсянниковым в 1966 году. Исторические сведения в ней заимствованы из вышеупомянутой брошюры архимандрита Никодима (Цинцониса), а также из бесед с многолетним настоятелем Воскресенской церкви известным московским протоиереем Александром Григорьевичем Скворцовым, некролог которого был опубликован тем же В. Овсянниковым в том же издании годом ранее, в 1965 г5.

Сведения, содержащиеся в брошюра архимандрита Никодима и в статье В.Овсянникова, были использованы известным церковным краеведом второй половины ХХ в. П.Г. Паламарчуком в статье, посвященной церкви св. Апостола Филиппа (Воскресения Словущего) близ Арбатской площади, помещенной, в свою очередь, в известной книге-справочнике «Сорок Сороков»6. П.Г. Паламарчук также приводит сведения по постройке и ремонтам Воскресенского храма и по его судьбе в послереволюционное время. В его публикации содержатся фотографии церкви как дореволюционного, так и советского времени.

В начале 1980-х гг. ректором Одесской духовной семинарии протоиереем Александром Кравченко было написано капитальное исследование, посвященное истории взаимоотношений Русской и Иерусалимской Православных Церквей, защищенное в 1984 г. в Московской Духовной Академии в качестве магистерской диссертации7. Наряду с разными церковными институциями, призванными на практике осуществлять связь двух церквей, прот. А. Кравченко исследует и историю Иерусалимского подворья в Москве. В его диссертации, в частности, приводятся интересные сведения об его истории за вторую четверть XIX века.

Церковь, как памятник архитектуры XVII столетия, была поставлена на охрану Постановлением Совета Министров РСФСР от 30.08.60 за № 1327. В 1980-е гг. силами искусствоведов и архитекторов мастерской № 17 Моспроекта было подготовлено издание каталога «Памятников архитектуры Москвы». Один из томов этого каталога называется «Земляной город», в котором помещена статья, посвященная Филипповской (Воскресенской) церкви8. В ней дан анализ архитектурного облика храма, как памятника московского культового зодчества конца XVII столетия, времени Святейшего Патриарха Иоакима (Савелова), рассмотрены этапы его строительства и проанализирована застройка этой части Земляного города. В последнее время научные сотрудники и архитекторы мастерской № 17 Моспроекта-2 предприняли новые исследования комплекса церкви Воскресения Словущего на Арбате в связи с разработкой предмета охраны культового памятника архитектуры XVII столетия и его окружения9.

Из недавних работ, посвященных храму Иерусалимского подворья, следует отметить статью историка-архивиста Л.Р. Вайнтрауба, изучавшего историю Иерусалимского подворья в Москве и Воскресенской церкви10. Информативность работы Л.Р. Вайнтрауба в изучении истории Воскресенского храма и Иерусалимского подворья в Москве неоспорима. Автор впервые использует найденные им источники федеральных и региональных архивов Москвы и Петербурга. Большая часть этих документов представляется впервые, в том числе даются ссылки на уникальные дела по строительству и перестройке зданий Иерусалимского подворья и подворского храма, отложившиеся в фондах Российского государственного исторического архива.

Попутно отметим, что в наши дни активно изучается история отдельных наиболее известных московских приходских храмов, в том числе и не прекращавших свою деятельность в годы Советской власти. Эти исследования носят комплексный характер и касаются вопросов жизни духовенства, прихожан, их отношений с высшей церковной и государственной властью, святынь и выдающихся археологических и художественных произведений (включая собственно, архитектуру и живопись интерьера), сохраняющихся в этих храмах. Результатом этих исследований являются отдельные подробные иллюстрированные монографии по истории этих храмов. В качестве примеров можно назвать монографию протодиакона Сергия Голубцова о храме прп. Пимена в Москве, священника Бориса Михайлова о храме Иоанна Предтечи на Пресне, А.К. Светозарского о храме Николая в Хамовниках, В.А. Любартовича и Е.М. Юхименко о храме Богоявления в Елохове, А.Л. Баталова и Л.Р. Вайнтрауба о храме Св. Николая в Кузнецах и др.11 Именно на эту традицию современных историко-краеведческих монографий мы и ориентировались при написании настоящей работы.



Цель настоящей работы - как можно более подробно воссоздать историю Филипповской (Воскресенской) церкви, и как прихода, и как памятника церковного искусства в изменявшемся историческом контексте.

Для ее достижения ставятся следующие задачи:

- выявить и проанализировать неизвестный ранее корпус архивных источников, содержащих сведения о Филипповском храме;

- максимально подробно собрать и по возможности проанализировать биографические сведения о священнослужителях, причетниках и наиболее известных прихожанах храма в XVII – XVIII вв.;

- исследовать основные эпизоды строительных и ремонтных работ в здании храма;

- собрать и обобщить материалы по истории и деятельности Иерусалимского подворья в Москве 1817-1918 гг., его взаимоотношений с московским епархиальным начальством, и со Святейшим Правительствующим Синодом;

- исследовать историю Воскресенской церкви как приходского храма после 1917 г.;

- дать исторический обзор характеристику деятельности Иерусалимского подворья после его возобновления в 1989 г.



Объектом исследования является храм, принадлежащее имущество, а также его священно и церковнослужители и прихожане.

Предметом исследования является динамика отношений внутри духовенства и прихожан храма в контексте взаимодействия их со священноначалием и представителями государственной (в том числе и городской) властью.

Методологической основой исследования является комплексный анализ различных (в первую очередь, письменных и изобразительных) источников по истории храма, критический отбор, анализ и сопоставление заключенной в них информации. При написании настоящей работы автор придерживался принципов историзма и объективности.

При написании настоящей работы автор в качестве источников привлекал как опубликованные документы, так и документы и дела федеральных и региональных архивов Москвы и Санкт-Петербурга.

Источники по первоначальному периоду существования Филипповской церкви не многочисленны. За XVII столетие известны документы, опубликованные И.Е. Забелиным и В.И и Г.И. Холмогоровыми и другими исследователями. Это так называемая «Строельная книга» и материалы переписей различных участков г. Москвы, из которых мы узнаем о раннем этапе существования деревянной Филипповской церкви, об ее притче и наиболее именитых прихожанах12. Некоторое представление о дворовладении в приходе Филипповской церкви за период до конца XVIII столетия помимо данных переписных книг, составлявшихся в XVII - XVIII столетиях, дают акты купли-продажи и заклада недвижимого имущества местного духовенства и прихожан13.

Материалы делопроизводства Филипповской церкви с середины XVIII столетия (1746 г.) до начала XIX века (1806 г.) входят в состав отдельной описи церквей Пречистенского сорока Москвы фонда Московской Духовной консистории Центрального государственного архива г. Москвы (ЦГА Москвы). Здесь отложились судебно-следственные дела, касающиеся причта и прихожан Филипповской церкви, дела о назначении священно и церковнослужителей, материалы о происшествиях в церкви и на территории прихода, о неблаговидных поступках членов причта, немногочисленные сведения о ремонте храма и состоянии домов священно и церковнослужителей14.

Сведения о составе и возрасте причетников и членов их семей, а также о жильцах, проживавщих во дворах причетников и на территории прихода, содержатся в исповедных и метрических книгах Пречистенского сорока, также отложившихся в фонде Московской Духовной консистории15.

Положение Филипповского прихода после Отечественной войны 1812 г. иллюстрируют консисторские дела о возобновлении приходов в Москве после изгнания неприятельских войск. Они содержат переписку об упразднении и разборке некоторых храмов, в том числе и Филипповского, по причине малоприходности, вызванной, в свою очередь, московским пожаром 1812 г., уничтожившим значительную часть застройки города16. Интересные данные с перечислением потерь материального имущества приходских церквей Москвы находятся в общем статистическом отчете состояния Московской епархии за 1813 г., составленном для Святейшего Правительствующего Синода17.

Источники по учреждению Иерусалимского подворья в Москве в 1817 г. в основном находятся в фонде Канцелярии обер-прокурора Св. Синода и Канцелярии Св. Синода в Российском государственном историческом архиве (РГИА)18. Материалы о деятельности подворья в первые годы его существования в Москве и об его отношении с Московским епархиальным начальством, в основном группируются в уже упоминавшемся фонде Московской Духовной консистории ЦГА Москвы. Там же собраны документы и о последующем этапе существования подворского храма и о служащих миссии, когда управление подворьем осуществлял архимандрит Никольского греческого монастыря. Основу консисторских и синодальных документов по деятельности подворья во второй половине XIX столетия составляет делопроизводственная переписка, связанная со спорными вопросами по управлению подворьем, а также с деятельностью служащих святогробской миссии по сбору средств на храм Гроба Господня в Иерусалиме. В консисторских делах так же сохранились сведения о строительных работах в церкви Воскресения Словущего, в том числе в 1850-е - 1870-е гг. и в начале 1900–х гг.

В фонде Строительного отделения Московского губернского правления сохранились проектные чертежи архитекторов В.Г. Залесского и Г.П. Евланова19. Графические материалы (чертежи и планы перестроек подворского храма) также сохранились в фонде Департамента искусственных дел Министерства путей сообщений и публичных зданий в РГИА20.

Документы по земельным участкам Патриаршего Иерусалимского подворья с начала XIX столетия до 1917 г. с планами участков и чертежами возведенных на них построек, в том числе комплекса доходных домов конца XIX – начала ХХ столетия, имеются в отделе хранения Научно-технической документации Москвы ЦГА Москвы21.

После 1892 г. дела по управлению подворьями православных церквей были переданы из юрисдикции Московской и Коломенской митрополии (от благочинного московских мужских монастырей) в юрисдикцию Московской Синодальной конторы. Поэтому материалы по управлению Иерусалимским подворьем в Москве конца XIX – начала ХХ вв. хранятся в фонде Московской Конторы Святейшего Синода в Российском государственном архиве древних актов22.

Источников, отражающих историю Воскресенского храма в Филипповском переулке в советский период значительно меньше, чем источников, отражающих жизнь храма до революции. С январского декрета 1918 г. об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, а так же о конфискации церковного и монастырского имущества, подворья православных Восточных Церквей отстаивали у вновь созданного советского правительства право на недвижимое имущество. В Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ) сохранилось дело Церковного отдела Наркомюста за 1918 г., содержащее переписку советских ведомств (в том числе по иностранным делам) с архимандритом Иерусалимского подворья по вопросу о муниципализации подворских зданий23. В фонде Административного отдела Моссовета ЦГА Москвы хранится дело, содержащее описи имущества подворских храмов Москвы, в том числе и церкви Воскресения Словущего Иерусалимского Патриаршего подворья24.

Материалы по попыткам восстановления в Москве подворий Православных церквей в 1946 - 1948 гг. отложились в фонде Совета по делам Русской Православной Церкви в Государственном архиве Российской Федерации25. Некоторые из них недавно опубликованы26.

Для изучения приходской жизни храма в 1960-е – 1980-е гг. определенный интерес представляют воспоминания об его настоятеле протоиерее Василии Серебренникове, собранные в специальный сборник27. Там же содержатся фрагментарные сведения и о других священнослужителях Воскресенского (Филипповского) храма на Арбате, о богослужебных и духовных традициях арбатского прихода, о старых прихожанах – духовных чадах маститого московского протоиерея.

В целом же, можно сказать, что основные источники по истории церкви Апостола Филиппа (Воскресения Словущего) на Арбате не опубликованы, и при этом разбросаны по разным архивам. По некоторым этапам (особенно за советский период) они очень фрагментарны.

Кроме текстовых материалов, при подготовке настоящего исследования были выявлены и использованы многочисленные графические (планы, строительные чертежи) и другие иконографические источники, собранные в Приложении 3.

Научная новизна настоящего исследования заключается во введении в научный оборот большого массива информации, содержащейся в не публиковавшихся и ранее неизвестных архивных письменных и графических источниках; в создании комплексной обобщающей работы по истории одного из известных и не прекращавших функционирование московских приходов, а также в освящении ряда проблем, связанных с историей отношений Русской и Иерусалимской Православных Церквей в XIX в., а, отчасти, и в середине ХХ в. Тем самым, исследование выходит за рамки узко-краеведческого, и касается общих проблем, причем не только истории Русской Православной Церкви, но и истории Поместных Православных церквей.

Материалы работы могут быть использованы при дальнейших историко-краеведческих и церковно-археологических исследованиях, при написании учебных пособий, разработке спецкурсов.

Результаты работы докладывались на заседаниях Кафедры Церковной истории, а также отражены в четырех публикациях:

1. Ранний этап истории храма Апостола Филиппа на Арбате. (XVII в.) (сайт МПДА);

2. Благоустройство и украшение храма Иерусалимского подворья в середине XIX – начале XX вв. (сайт МПДА);

3. Приходская церковь Воскресения Словущего на Арбате, 1917-1991 гг. (сайт МПДА);

4. Как пытались создать «Московский Ватикан». Учреждение подворий Поместных Православных Церквей в московских храмах в контексте церковно-государственных отношений и внешней политики Советского государства (1940-е годы) // Московский журнал. 2015. № 9. С. 42 – 49.

Работа состоит из Введения, трех глав, Заключения, списка источников и литературы и трех Приложений.


II. Основное содержание работы
Во Введении дается постановка проблемы, определяется степень ее изученности, цели и задачи исследования, содержится характеристика источников и указывается метод работы с ними.

Первая глава «Церковь святого апостола Филиппа в XVII – начале XIX вв.» состоит из трех параграфов. Первый параграф – «История прихода и строительство каменного здания храма в XVII вв.». Храм находится в исторической части Москвы – так называемом «Земляном городе». Участок, на котором он расположен, в первой половине XVII в. занимала Иконная слобода, прекратившая свое существование во второй половине того же столетия28. Храм имел редкое как для того, так и для более позднего времени посвящение – св. Апостола Филиппа. Первые документальные сведения о существовании церкви святого Апостола Филиппа, что в Иконной слободе, относятся к 1630-м годам. Это запись так называемого «Росписного списка» г. Москвы 1637/38 г., которая отмечает «двор попа Панкратья», его родственников, а также дворы некоторых иных прихожан29. Среди населявших приходские дворы мы находим представителей служилой бюрократии (Кручина Чернцов30, Яков Звягин31), иконописцев («иконников»)(Третьяк Гаврилов, Бажен Савин32), а также представителей смежных профессий – государева знаменщика и денежного мастера. Некоторые из названных в «Росписном списке» 1637/38 г. прихожан идентифицируются по иным сохранившимся источникам, дошедшим от того времени. В работе приводятся их краткие биографические сведения.

В 1687 г. было возведено каменное здание Филиппповской церкви на средства комнатного боярина И. К. Косьмина33 в характерной для того времени архитектурной традиции. По своему облику каменный храм представлял собой консервативное направление в русском зодчестве эпохи Патриарха Иоакима (Савелова). С момента постройки каменного здания храм фиксируется как двухпрестольный: помимо основного алтаря, посвященного св. Апостолу Филиппу, в храме размещался придел Св. Николая Чудотворца.

Второй параграф «Священнослужители и церковнослужители Филипповского храма в XVIII в.» посвящен следующему периоду в истории храма. За это время источники дают более подробные сведения об его священниках, причетниках и некоторых прихожанах.

Наибольшее количество материалов о Филипповской церкви сохранилось с середины XVIII в. Они представляют собой рапорты и прошения о назначении разных лиц в церковный причт и наложенные на них архиерейские резолюции. В официальных переписках сохранились не только формальные сведения о священно и церковнослужителях, сменявших друг друга на протяжении долгого времени, но и их характеристики, биографии, свидетельства о происшествиях, связанных с приходом церкви. Проанализировав и сопоставив эти источники, можно судить об устройстве жизненного уклада храма. Запечатленные в архивных документах истории, позволяют сделать некоторые наблюдения. В XVIII в. храм Апостола Филиппа был одним из многих московских приходов, достаточно типичным по своей внутренней организации со сравнительно небольшим штатом. В приходе состояло около 30 дворов, хотя в первой четверти столетия их было еще меньше – семнадцать. Показателем сравнительно невысокой доходности и статусности Филипповского храма было то, что переход священника на Филипповский приход из другого московского храма – Георгия в Ендове34 - рассматривался как своего рода должностное понижение. Следствием недостаточного фонда недвижимости при храме, и, возможно, невысокой доходности, было то, что в 1785 г. в храме была упразднена вакансия диакона35. В 1797 г. причетниками соседнего храма Афанасия и Кирилла предпринимались попытки объединить свой приход с Филипповским. Эти попытки были отбиты Филипповскими прихожанами36.

К сожалению, мы не имеем списков всех дворовладельцев прихода за XVII – XVIII вв., а известные архивные документы дают сведения о сравнительно небольшом проценте прихожан от всех имевшихся. Известные нам прихожане Филипповского храма относились к разным социальным и профессиональным слоям, и выяснить наиболее распространенный из них пока не представляется возможным. Можно лишь вслед за благочинным Пречистенского сорока Сретенским протоиереем Иоанном обобщенно сказать, что приходские дворы населяли дворяне и разночинцы37. У жителей Филипповского прихода, как между собой, так и с лицами, проживавшими в других частях города, осуществлялись различные финансовые сделки на недвижимость и городские строения, которые фиксировались в Актовых книгах. Эти записи могут представлять частный интерес для дальнейших исследований быта горожан XVIII в.38

События, происходившие внутри прихода, имели частное значение, но все же представляют некоторый интерес как примеры повседневной церковной жизни Москвы XVIII в. В частности, они формируют наше представление о том, как складывался жизненный путь членов причтов московских приходов, как решался вопрос замещения священно и церковнослужительских вакансий. Инициатива выдвижения на должность, как правило, принадлежала причетникам по обоюдному согласию с прихожанами, однако окончательное утверждение было компетенцией московского архиерея. Рассмотренные факты позволяют заключить, что приоритет отдавался тем кандидатам, которые имели, во-первых, образование, а, во-вторых, опыт исполнения причетнических обязанностей. Источники позволяют предполагать, что благоприятной предпосылкой для занятия причетнической вакансии в храме была родственная связь с лицами, уже служившими в храме на священнослужительских и церковнослужительских вакансиях.

Третий параграф «История прихода в начале XIX в. (до 1817 г.)», охватывает сравнительно короткий хронологический период в истории храма. От начала XIX в. сохранилось немного архивных материалов, относящихся к церкви Апостола Филиппа. В основном это списки исповедных книг, а также несколько планов двора церкви. В течение всего рассматриваемого в этом параграфе периода настоятелем Филипповской церкви оставался священник Иоанн Семенов. Невысокая доходность храма, не большая влиятельность духовенства, скромная численность штата, а также разорение, вызванное наполеоновским нашествием 1812 г., привели храм и приход к окончательному обнищанию. Достаточно сказать, что из 24 приходских дворов, существовавших до пожара, сохранился лишь один. В результате в 1813 г. Филипповская церковь была приписана к Борисоглебской Церкви у Арбатских ворот, а в 1817 г. вообще предполагалась к разборке с условием дальнейшего использования ее строительного материала для ремонта соседних церквей. Однако судьба оказалась к храму более благосклонна, и уже в декабре того же года принимается решение о передаче храма подворью Иерусалимского Патриархата.

Вторая глава «Церковь Воскресения Словущего Иерусалимского Патриаршего подворья в 1817-1917 гг.» состоит из двух параграфов. Первый параграф «Основание Иерусалимского подворья в Москве. Деятельность архимандрита Арсения» охватывает также сравнительно короткий, но важный период с 1817 по 1823 гг. – время восстановления храма, формирования при нем Иерусалимского подворья, время, когда закладывались основы отношений между духовенством подворья и Священноначалием Русской Церкви. Главным действующим лицом в истории храма был первый настоятель подворья архимандрит Арсений. Основной функцией подворья был сбор пожертвований для храма Гроба Господня в Иерусалиме. Первоначально от представителей Иерусалимского Патриархата поступали просьбы передать для Иерусалимского подворья монастырь, однако, настоятелю подворья архимандриту Арсению было в этом отказано, а также было предписано находиться в подчинении Московского епархиального начальства.

Новый статус храма обусловил и его новое именование при восстановлении после разрушительного пожара 1812 г. В 1819 г. основной алтарь храма был освящен во имя Обновления храма Воскресения Словущего в Иерусалиме, а приделы – в честь Иерусалимской иконы Божией Матери и Апостола Филиппа, как бы в воспоминание о старом посвящении. Об облике храма, его имуществе, интерьере и ризничных вещах в первой четверти XIX в. свидетельствуют Описи, составлявшиеся в 1819, 1820 и 1824 гг., текст которых частично приводится в нашей работе39. Тогда же подворье обогащалось расположенными вблизи него недвижимыми имениями, тем самым, укрепляя свою материальную базу.

Однако распространявшиеся слухи о злоупотреблении служебным положением первого настоятеля подворья архимандрита Арсения, а также его непростые отношения как с сослуживцами, так и с московским епархиальным начальством способствовали его отстранению от должности в 1823 г.

Второй параграф «Иерусалимское подворье в 1820-е – 1910-е гг. Повседневная жизнь и ремонтные работы» охватывает больший промежуток времени. В XIX веке управляющий подворьем священнослужитель (обычно в сане архимандрита) назначался Иерусалимской Патриархией. Источники свидетельствуют о бедственном положении подворья в те годы, несмотря на практиковавшуюся сдачу в аренду принадлежавших подворью окрестных строений.

Тем не менее, и тогда в подворском храме велись ремонтные работы. Так, в конце 1840-х гг. был заменен иконостас в основном приделе, а в 1852 г. был восстановлен придел Апостола Филиппа. Древний придел получил двойное посвящение – в честь Иерусалимской иконы Божией Матери и Николая Чудотворца, что было не частым явлением в русской храмостроительной практике.

В 1876 г. были попытки кардинально изменить облик храма по проекту архитектора В.Г. Залесского. Они были одобрены во всех инстанциях, однако не были реализованы в связи с тем, что тогдашний настоятель архимандрит Григорий утратил к себе доверие.

В 1892 г. все заграничные Православные подворья (в том числе и Иерусалимское) перешли в ведение Московской Синодальной Конторы.

В самом начале ХХ века были произведены некоторые ремонтные работы в церковном здании, что обусловило появление в интерьере храма наряду с академической живописью элементов «васнецовской» иконографической традиции, излюбленной в русском церковном искусстве конца XIX – XX веков.

Сведения о храме-подворье проникали в краеведческие и периодические издания, что несколько повышало интерес к нему благочестивых москвичей.

В этом же параграфе также даются краткие биографические характеристики настоятелей подворья – представителей Иерусалимского Патриархата. Так, архимандрит Венедикт (1826 – 1831) позднее занял кафедру митрополита Вифлеемского; иеромонах (позднее архимандрит) Филарет (1851 – 1869) также по окончании настоятельства отзывался в Иерусалим для получения архиерейского сана, однако в 1869 г. скончался в Москве и был погребен в Свято-Даниловом монастыре. Архимандрит Никодим (Цинцонис) (1877 – 1881), автор брошюры по истории подворья, после управления подворьем стал епископом Фаворским (причем его хиротония состоялась в Петербурге), а спустя два года стал Патриархом Иерусалимским (1883 – 1890).

Если период с 1818 по 1823 г. был временем становления подворья и формированием традиций отношений между подворским начальством и русским духовенством, то далее события развивались по уже сформированной традиции. Кроме того, в середине – второй половине XIX века уже функционируют Русская Духовная миссия в Иерусалиме(1847), Императорское Православное Палестинское общество(1882), учащается паломничество русских людей на Святую Землю, поэтому московское подворье постепенно перестает быть единственным и основным связующим звеном в отношениях двух Православных Церквей.

Третья глава «Судьба храма и эволюция его статуса в XX вв.» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе «Ликвидация подворья и жизнь прихода в 1920-е – начале 1940-х гг.» излагается его история в самые тяжелые для Русской Церкви времена.

Попытка отстоять подворье, предпринимавшаяся его настоятелем архимандритом Афанасием и первоначально находившая поддержку со стороны Народного Комиссариата Иностранных дел, успехом не увенчалась. В 1919 г. подворье было ликвидировано, и храм стал функционировать как приход. В марте 1921 г. была составлена опись его имущества (почти ровно через сто лет после того, как его впервые описывали в качестве Иерусалимского подворья), дающая интересные сведения об его облике, интерьере и святынях40. В 1920-е гг. в храме служил священник Сергей Дубровин, уважаемый московский пастырь. Он входил в группу краеведов, изучавших историю Спасо-Андроникова монастыря и составлявших рукописные «Андрониковские сборники». По устным сведениям, не имеющим документального подтверждения, храм закрывался в конце 1930-х гг., и был открыт вновь в 1943 г.

Второй параграф «Попытка восстановления подворья Иерусалимского Патриархата в контексте религиозной политики Советского государства в 1940-е гг.» посвящена тому периоду, когда церковная политика Советского государства несколько сменила курс. На фоне общего смягчения политики Советского государства по отношению к Русской Православной Церкви, осуществлявшейся через специально созданный орган – Совет по делам Русской Православной Церкви при Совнаркоме (с 1946 г. – Совете Министров) СССР, - предпринимались попытки ее использовать для усиления влияния Советского государства на Ближнем Востоке. Этот аспект имел место и в паломнических поездках русских иерархов на Святую Землю в 1945 и 1946 гг., и в попытках организовать в Москве Собор Православных Церквей. В этом контексте всерьез шли переговоры об организации в Москве подворий Иерусалимского, Антиохийского, Александрийского и Сербского патриархатов, сведения о которых отразились в том числе и в недавно опубликованной переписке Патриарха Алексия и Совета По Делам РПЦ41. Однако в 1947 г. проявилось охлаждение отношений Иерусалимского и Александрийского Патриархатов к Русской Церкви. Идея созвать в Москве Всеправославный собор успехом не увенчалась, ограничились лишь созывом летом 1948 г. Всеправославного совещания, приуроченного к 400-летию установлению автокефалии Русской Православной Церкви. Представители Иерусалимского Патриархата не смогли приехать на Всеправославное Совещание, в том числе и по причине военных действий в Палестине. Антиохийский Патриархат, как доброжелательно настроенный по отношению к СССР, в 1947 г. получил подворье в специально открытой церкви Архангела Гавриила на Чистых прудах (Меньшиковой башне), а проект возрождения подворья Иерусалимского Патриархата в Церкви Воскресенья Словущего на Арбате реализован не был, и храм с середины ХХ века продолжал функционировать как приход.

Эти сюжеты рассмотрены в третьем параграфе «Приход храма Воскресения Словущего (апостола Филиппа) во второй половине ХХ в.». В течение этого времени причт храма последовательно возглавляли два уважаемых московских протоиерея - Александр Скворцов (1942 – 1965), а после его смерти - Василий Серебренников. Последний возглавлял приход до 1989 г., пока там не возобновило деятельность Иерусалимское подворье, и приобрел известность в городе не только как священник, но и как опытный врач. Вместе с протоиереем Александром Скворцовым в Воскресенском храме на Арбате служил уважаемый московский священник Иоанн Свитинский. В эти же годы в клир храма также входил известный протодиакон Михаил Холмогоров, где он прослужил до своей смерти в 1951 г. Незадолго до появления в храме Воскресения Словущего о. Василия Серебренникова, в храме появился о. Орест Владимирович Романовский, который с 1954 г. по 1957 г. служил там диаконом. Позднее он перешел на служение в другие храмы. Несмотря на то, что он прожил сравнительно недолгую жизнь, он снискал авторитет известного в городе проповедника и духовника. При настоятеле о. Александре Скворцове, Постановлением Совета Министров РСФСР от 30.08.1960 за № 1327 храм был поставлен на охрану в качестве памятника архитектуры республиканского значения; а при сменившем его настоятеле о. Василии Серебренникове в 1980 г. на территории храма удалось выстроить новый дом причта, что в те годы практиковалось крайне редко.

Четвертый параграф «Возобновление деятельности Иерусалимского подворья в конце ХХ в.» рассказывает о жизни храма уже в статусе возрожденного Иерусалимского подворья.

Оно существует с 1989 г. уже четверть века, ведет богослужебную, просветительскую и дипломатическую деятельность. Показателем значимости подворья в наши дни для Православного сообщества является тот факт, что назначенный туда в 2001 г. архимандрит Феофил (Яннопулос) в 2005 г. стал Патриархом Иерусалимским и всея Палестины. В мае 2013 г. состоялся первый официальный визит Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского и всея Палестины Феофила в Москву для участия в Днях славянской письменности и культуры, свидетельствующий об укреплении отношений между двумя Поместными Православными Церквами.

В Заключении подводятся основные итоги диссертационной работы. Предпринятое исследование, базирующееся, в первую очередь, на неизвестных ранее архивных материалах, позволило, как нам представляется, довольно подробно реконструировать и существенно детализировать историю храма и прихода Св. Апостола Филиппа на Арбате, сменившего его в начале XIX в. на том же месте Иерусалимского подворья, ликвидацию его в первые годы Советской власти и особенности приходской жизни в храме в ХХ веке. Библиографические и особенно архивные изыскания, предпринятые в ходе написания настоящей работы, дали возможность выявить имена почти всех настоятелей храма с середины XVII по XX вв.(как московских священников XVII - XVIII и XX вв., когда храм был приходским, так и лиц, присылавшихся Иерусалимским патриархатом в XIX в., когда храм выполнял функции подворья) так и многих священно и церковнослужителей, входивших в причт храма. Выяснена история строительства и ремонтов как храма, так и зданий, находящихся на прилегающей к нему территории, что ранее не предпринималось.

Перспективным направлением представляется дальнейшее введение в научный оборот и изучение документов действующих архивов как Московской, так и Иерусалимской Патриархии, что в настоящее время, к сожалению, по ряду причин, затруднительно. И все же автору представляется, что настоящая работа будет способствовать расширению наших знаний и приемов их получения по историко-краеведческой и церковно-археологической проблематике, способствовать дальнейшему развитию жанра исторических описаний монастырей и церквей, давно ставших частью академической науки. Кроме того, рассмотрение опыта взаимоотношения Русской и Иерусалимской Православных Церквей имеет не только академическое, но и практическое значение, ибо создает позитивные предпосылки для усиления дальнейших контактов и развития отношений между Православными Поместными Церквами и устранения проблем, которые могли бы возникнуть в ходе этого продуктивного и необходимого диалога.
Приложение 1 «Дворовладения и сделки на недвижимость в приходе Филипповской церкви в XVIII в.» представляет собой составленный в хронологическом порядке перечень наиболее характерных и крупных сделок на земли и недвижимость в приходе Филипповского храма, сведения о которых заимствованы из опубликованных источников - Актовых книг Москвы XVIII века. Они дают нам отрывочные сведения о профессиональном и социальном составе некоторых прихожан – участниках сделок, об их статусе, а также о стоимости недвижимого имения в той части города, где был выстроен наш храм.

В Приложении 2 воспроизводится текст паспорта на памятник архитектуры «Церковь Апостола Филиппа», составленный в сентябре 1991 г. сотрудниками Управления госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы.



Приложение 3 представляет собой подборку иллюстративного материала по архитектуре и интерьеру храму Апостола Филиппа (Воскресения Словущего), проектам его ремонтов и перестроек, а также планы владений прихода и смежных территорий.

1 Стаднюк Матфей, протопресвитер. Выбрал духовное врачевство // Свеча Богу. Московский старец протоиерей Василий Серебреников (1907 – 1996). Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2007. С. 44 и др.

2 [Никодим, архим]. Иерусалимское патриаршее в Москве подворье что у Арбатских ворот. М., 1881.

3 Каптерев Н.Ф. Сношения Иерусалимских патриархов с русским правительством в текущем столетии. СПб., 1898.

4 Александровский М.И. Указатель московских церквей. М. 1996. С. 15. № 140. (переиздание).

5 Овсянников В. Храм «Воскресения Словущего « в Москве.// Журнал Московской Патриархии (ЖМП). 1966. № 11. С. 60-63; Он же. Протоиерей Александр Григорьевич Скворцов (некролог) .// ЖМП. 1965. № 8. С. 31 - 33.

6 Паламарчук П.Г. Сорок Сороков. Т. 2. М., 1994. С. 292 – 295. Материалы для книги-справочника собирались в течение 1970-х – начала 1990-х гг.

7 Кравченко Александр, прот. История взаимоотношений Русской и Иерусалимской Православных Церквей. Магистерская диссертация. Одесса, 1982. 733 с. Машинопись. Библиотека МПДА; Глухов И. Магистерский диспут в Московской Духовной Академии // ЖМП. 1984. № 8. С. 23 – 24.

8 Памятники архитектуры Москвы. Земляной город. М., 1989. С. 104 - 106.

9 Астахова Л., Лазарева А., Пономарев А. Предмет охраны памятника архитектуры XVII в. церкви Воскресения Словущего. Филипповский пер., 20. М. 2006. Не опубликован. Департамент культурного наследия г. Москвы. Текущий архив. Россыпь.

10 Вайнтрауб Л.Р. История возникновения и деятельность Иерусалимского патриаршего подворья в Москве // XV Ежегодная богословская конференция Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ). Том I. М., 2005. С. 204 - 209.

11 Голубцов С.А., протодиак. Храм прп. Пимена в Москве. М., 1997; Михайлов Б., свящ. Храм на Пресне. История прихода и храма Рождества Св. Иоанна Предтечи на Пресне. М., 1997; Светозарский А.К. Московский храм Св. Николая чудотворца в Хамовниках и Чудотворная икона Божией Матери «Споручница грешных» в нем пребывающая. М., 1998; Любартович В.А., Юхименко Е М. Собор Богоявления в Елохове: история храма и прихода. М., 2004. Баталов А.Л., Вайнтрауб Л.Р. Церковь Св. Николая в Кузнецах. История храма и его прихода. Т. 1. М., 2009.

12 Строельная книга церковных земель 1657 г. // Материалы для истории, археологии и статистики г. Москвы. Т. 2. М., 1891. С. 1 – 276; Переписи московских дворов XVII столетия. М., 1894.

13 Переписная книга г. Москвы 1738-1742 гг. Т. 1. М. 1881; Переписи московских дворов XVIII столетии. М. 1896; Москва. Актовые книги XVIII столетия. Т. I - XII. М., 1892-1902. Сведения из последнего источника приведены в Приложении 1 к настоящей работе.

14 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 200.

15 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 247 (Исповедные ведомости); Оп. 245 (Метрические книги).

16 См., напр.: ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 752. Д. 4070, 5246, 8065 и др.

17 РГИА. Ф. 796. Оп. 93. Д. 1032. Ч. 1. 1813 г.

18 РГИА. Ф. 797. Оп. 2. Д. 7769. 1817-1820 гг.

19 ЦГА Москвы. Ф. 54. Оп. 133. Д. 12. Л. 37 – 46; Оп. 154. Д. 19. См. Приложение 3. № 27 – 36.

20 РГИА. Ф. 218 – Департамент искусственных дел ПСиПЗ.

21 ЦГА Москвы. Ф. Т-1 (Строительное отделение Московской городской управы). Оп. 10 – Пречистенская часть.

22 РГАДА. Ф. 1183.

23 ГА РФ. Ф. А-353. Оп. 2. Д. 697.

24 ЦГА Москвы. Ф. Р-1215. Оп. 4. Д. 16.

25 ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 16, 30, 65, 150 и др.

26 Письма Патриарха Алексия в Совет по делам Русской Православной Церкви при Совете Народных Комиссаров – Совете министров СССР. 1945 – 1953. Т. 1. М., 2009. № 176, 184, 194, 213, 241.

27 Свеча Богу. Московский старец протоиерей Василий Серебренников…

28 Николаева М.В. Словарь иконописцев и живописцев Оружейной палаты 1630 – 1690-е гг. М., 2012.

29 Росписной список г. Москвы 1638 г. // Труды Московского отдела Императорскаго Русского Военно-Исторического общества. Т. 1. М., 1911. С. 197 – 198.

30 Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие. М., 1975. С. 565 – 567.

31 Веселовский С.Б. Дьяки и подьячие… С. 193 – 194.

32 Николаева М.В. Словарь иконописцев… С. 71, 228, 250; Иконописцы и живописцы Оружейной палаты. 1630 – 1690-е гг. Сб. документов / сост. М.В. Николаева. М., 2012. С. 20 - 21. № 3; Словарь русских иконописцев X – XVII вв. / ред. – сост. И.А, Кочетков. М., 2009. С. 373, 566 - 567.

33 [Никодим, архим]. Иерусалимское патриаршее в Москве подворье… С. 9 – 10.

34 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 200. Д. 23, 28, 30.

35 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 200. Д. 27.

36 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 151. Д. 25.

37 См. рапорт от 15 сентября 1797 г. (ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 151. Д. 25. Л. 4).

38 Сведения о куплях-продажах недвижимого имущества, в которых участвовали прихожане Филипповского храма, извлеченные из Актовых книг, приведены в Приложении 1 к настоящей работе.

39 ЦГА Москвы. Ф. 203. Оп. 206. Д. 687; Оп. 207. Д. 907; Оп. 209. Д. 1364.

40 ЦГА Москвы. Ф. Р-1215. Оп. 4. Д. 16.

41 Письма Патриарха Алексия I… Т. 1. М., 2009.


  • ОТ МОСКОВСКОЙ ПРИХОДСКОЙ ЦЕРКВИ К ПАТРИАРШЕМУ ПОДВОРЬЮ ИЕРУСАЛИМСКОГО ПАТРИАРХАТА В XVII - КОНЦЕ XX ВВ.
  • I. Общая характеристика работы
  • Степень изученности проблемы
  • Объектом
  • Методологической основой исследования
  • Введения
  • «Церковь святого апостола Филиппа в XVII – начале XIX вв.»
  • Священнослужители и церковнослужители Филипповского храма в XVIII в.»
  • «История прихода в начале XIX в. (до 1817 г.)»
  • «Церковь Воскресения Словущего Иерусалимского Патриаршего подворья в 1817-1917 гг.»
  • Иерусалимское подворье в 1820-е – 1910-е гг. Повседневная жизнь и ремонтные работы»
  • Судьба храма и эволюция его статуса в XX вв.»
  • Попытка восстановления подворья Иерусалимского Патриархата в контексте религиозной политики Советского государства в 1940-е гг.»
  • «Приход храма Воскресения Словущего (апостола Филиппа) во второй половине ХХ в.».
  • Возобновление деятельности Иерусалимского подворья в конце ХХ в.»
  • Приложение 1 « Дворовладения и сделки на недвижимость в приходе Филипповской церкви в XVIII в.»